Русская линия
Lenta.ru Дмитрий Томилов07.07.2005 

Прокуратура возродила призрак русского нацизма
В подрыве поезда «Грозный — Москва» подозревают членов почти не существующей радикальной организации

Расследование дела о подрыве поезда «Грозный — Москва» заставило вспомнить о радикальной организации, которая уже пять лет почти не дает о себе знать. По подозрению в причастности к этому теракту арестованы 49-летний Владимир Власов и 47-летний Михаил Клевачев. Сообщается, что оба они являются членами «Русского национального единства» (РНЕ) — ультраправого движения, наделавшего немало шума в середине 1990-х годов.
РНЕ было создано в 1990 году по инициативе Александра Баркашова, ранее входившего в Центральный совет патриотического общества «Память». Во время августовского путча 1991 года Баркашов выступил в поддержку ГКЧП и даже отправил телеграмму Геннадию Янаеву, одному из ключевых участников неудавшегося переворота. Впрочем, активно поучаствовать в тех событиях РНЕ не довелось. Сторонники Баркашова всерьез заявили о себе только два года спустя, во время расстрела Белого дома в октябре 1993 года. Тогда они отрядили в помощь взбунтовавшимся депутатам Верховного совета группу обученных боевиков, численность которой, по некоторым данным, составляла около 300 человек. После провала их миссии Баркашов и многие активисты РНЕ были арестованы, газета движения «Русский порядок» запрещена, а многие региональные организации распущены решением местных властей.

За считанные месяцы после октябрьских событий 1993 года РНЕ удалось восстановить свою структуру и даже привлечь новых сторонников. Санкции в отношении националистов были отменены, а Баркашов попал под амнистию. Уже в начале 1994 года лидеры движения решили преобразовать его в общероссийскую партию и вскоре подали соответствующее заявление в Минюст. Общероссийской регистрации РНЕ так и не получило. С другой стороны, в период наибольшей активности движения его отделения были зарегистрированы в 50 регионах России, включая Москву и Московскую область. В 1996 году Центризбирком зарегистрировал инициативную группу по выдвижению Баркашова кандидатом на пост президента России. Подписи в его поддержку были собраны, но Баркашов по неясной причине отказался сдавать их комиссии.

К 1998 году в РНЕ появились признаки внутреннего кризиса, который за пару лет привел «единство» к расколу. Конфликт Баркашова с региональными отделениями завершился тем, что РНЕ прекратило свое существование в качестве единой организации. Развалу движения немало способствовали московские власти, лишившие столичное отделение РНЕ регистрации. В декабре 1998 года Юрий Лужков запретил проведение съезда РНЕ, а в течение 1999 года националистов выселили из их штаба в Терлецком парке. После раскола на руинах РНЕ образовались несколько организаций. По меньшей мере две из них претендуют на сохранение прежнего названия.

На сайте РНЕ, уже не имеющего отношения к Баркашову, приводится следующая история конфликта в движении: «Осенью 2000 года предатели и внедренные в руководство организации провокаторы, многие из которых осуществляли свою вредительскую деятельность в течение многих лет, попытались расколоть и полностью уничтожить непокорную партию. Подобные попытки осуществлялись и ранее — как в региональном, так и во Всероссийском масштабе, но удар, нанесенный по РНЕ в 2000 году, оказался самым тяжелым. План по уничтожению РНЕ на этот раз должны были реализовать ни много, ни мало, как сам тогдашний руководитель организации А.П.Баркашов и его заместитель О.Ю.Кассин».

Сайт «баркашовского» РНЕ последние пять лет почти не обновляется. На его страницах по-прежнему утверждается, что организация насчитывает десятки тысяч активных членов, а ее отделения существуют в 400 городах России и почти во всех республиках бывшего Советского Союза. По более правдоподобным оценкам, в РНЕ никогда не состояло более 15 тысяч членов. Две самые крупные организации, созданные из осколков движения, насчитывают от одной до трех тысяч человек.

Никаких заметных действий бывшие соратники по РНЕ в последнее время не предпринимают. В прессу попадают лишь короткие сообщения о редких судебных процессах над отдельными активистами. Осенью прошлого года в Великом Новгороде судили трех членов РНЕ по обвинению в экстремизме. В прокуратуре заявили, что они занимались распространением листовок и расписывали стены домов националистическими лозунгами. Примерно в то же время в Воронеже были осуждены трое обвиняемых в убийстве студента из Гвинеи-Бисау. Двое из осужденных состояли в РНЕ.

На фоне таких новостей сообщения о причастности членов РНЕ к подрыву поезда привлекло всеобщее внимание. В прессе сложившуюся ситуацию сравнивают с развитием событий вокруг Национал-большевистской партии Эдуарда Лимонова. На прошлой неделе Мособлсуд запретил ее деятельность. Такому решению предшествовала двухлетнее пребывание Лимонова в местах не столь отдаленных за незаконное приобретение и хранение оружия. Прокуратура инкриминировала лидеру нацболов еще и терроризм с покушением на основы конституционного строя, но эти обвинения в суде не прошли. На первый взгляд может показаться, что в случае с РНЕ применяется уже проверенная схема уничтожения радикальных организаций. Однако смысл таких действий становится совершенно непонятен, если учесть тот факт, что РНЕ уже фактически уничтожена и никаких признаков возрождения не демонстрирует.

В связи с обвинениями в адрес РНЕ по делу о взрыве поезда вспоминается и еще одна странная история — неудавшееся покушение на главу РАО «ЕЭС России» Анатолия Чубайса. По версии прокуратуры, нападение на кортеж главного энергетика и отца либеральных реформ в России устроили склонные к экстремизму национал-патриоты. Таковыми якобы являются все трое арестованных по делу о покушении — бывший полковник ГРУ Владимир Квачков и бывшие десантники Александр Найденов и Роберт Яшин. В ходе расследования неоднократно упоминалось имя бывшего главы Госкомпечати России Бориса Миронова, который занимал должность сопредседателя Национально-державной партии, лишенной регистрации в 2003 году. С октября прошлого года Миронов находится в федеральном розыске за разжигание национальной розни. Повод для выдвижения обвинений прокуратура нашла в его книге «Первый сибирский фронт».

Заметим, что и подрыв поезда «Москва — Грозный», и покушение на Чубайса никак не назовешь успешными акциями. Пострадавшие при взрыве поезда в основном отделались легкими ранениями, а при нападении на кортеж главы РАО «ЕЭС» пострадавших вовсе не оказалось. В обоих случаях люди, которым инкриминируют эти преступления, вели себя крайне неосмотрительно и максимально облегчили работу следователям: Квачков, будучи профессиональным диверсантом, отправился убивать Чубайса на собственном автомобиле, а Власов и Клевачев оставили отпечатки пальцев на самодельном пульте дистанционного управления бомбой. Кроме того, выясняется и еще одна любопытная деталь — близкие к следствию источники заявили, что при подрыве поезда и покушении на Чубайса использовались одинаковые взрывные устройства.

Два громких дела с участием националистов, возникшие с промежутком в несколько месяцев, кажутся неслучайными, но совершенно необъяснимыми с рациональной точки зрения. Организованные праворадикальные движения в России настолько слабы и незаметны, что бороться с ними, выдвигая громкие обвинения, не имеет смысла. Поверить в эффективность таких действий так же трудно, как в реальный заговор русских нацистов или необыкновенные совпадения.

http://lenta.ru/articles/2005/07/04/rne/


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru