Русская линия
Правая.Ru Владимир Можегов06.07.2005 

Россия и Путин: по дороге в Дамаск

Колыбель цивилизации оказалась атакована ее «авангардом». Бомбы, падающие на древний Вавилон, на те места, где по преданиям был насажден Эдемский рай — символ вырывавшегося на свободу зла «конца истории» не менее красноречивый, чем пресловутый международный терроризм. В это самое время и совершает свою поездку Путин, который стал первым из Российских правителей, совершивший визит в Иерусалим. И не просто визит, а паломничество

Визит Путина на Святую Землю был верно воспринят практически всеми комментаторами как символ возвращения России на Ближний Восток. Тем более знаменательно, что произошел он в канун православной Пасхи и 60-летия Победы, а в ходе визита Путин посетил Храм Гроба Господня, то есть визит превратился в настоящее паломничество. Символично и то, что год этот — год 150-летия Крымской кампании. «Именно после этого, несмотря на поражение в Крымской войне, культурно-духовное присутствие России на Святых землях, включавших помимо Палестины Сирию и Ливан, стало расширяться и утверждаться. Там были созданы десятки русских школ, монастырей, храмов, подворий… Арабы до сих пор помнят, что Россия всегда была их защитницей, как позднее, в годы Второй мировой войны, она стала спасительницей европейских евреев от гитлеровского геноцида», — пишет «Литературная газета».

Действительно, русская экспансия на Восток мало чем походила на западную. Это были не «крестовые походы», а традиционное для России, истинно христианское, великодушное дружеское движение навстречу, возвращение к своему духовному центру. «Тут у нас середа земле», так еще древние русские духовные стихи говорили об Иерусалиме. Русские, в отличие от империй Запада, двигались на Восток неся не меч, но мир.

Уместно вспомнить здесь, что Российская империя — единственная, бережно сохранившая все мельчайшие этносы, народности, которые приняла в себя. Россия сохраняла традиционные уклады входивших в Империю народов, давала письменность, поднимала хозяйственную жизнь, строила школы и больницы. Этнические окраины жили зачастую лучше митрополии. Все это, конечно, мало походило на политику конкистадоров или, позднее, англосаксов в той же Америке. Также традиционно для себя Россия вела себя на Востоке, неся мир, защиту и оказывая бескорыстную помощь. Неудивительно, что Русская трагедия 1917 года, гибель русского Царя стали для арабов едва ли не большим горем, чем для самих русских. Ведь в лице русского Царя многие арабы лишались единственного своего покровителя и защитника.

Даже в позднейшее, уже послевоенное время, когда американцы наращивали свое военное присутствие на Ближнем Востоке и растили своего жандарма в лице Израиля, Россия строила электростанции, гигантские промышленные объекты в Египте, Ливии, Ираке, Алжире, Судане, Йемене, помогала создавать арабским государствам свои национальные армии.

Развал Советского Союза развязал руки Америке. А 11 сентября 2001 года вообще открыло новую историческую эру. Америка же восприняла 11 сентября как сигнал к своему рывку на Ближний Восток, нанеся удары по Афганистану и Ираку. Колыбель цивилизации оказалась атакована ее «авангардом». Бомбы, падающие на древний Вавилон, на те места, где по преданиям был насажден Эдемский рай — символ вырывавшегося на свободу зла «конца истории» не менее красноречивый, чем пресловутый международный терроризм. Ирак вдруг зашатался и взвихрился шквалом терроризма. Замки Багдада, хранившего ключи спокойствия арабского мира, оказались сорваны, и «страшный джинн» оказался на свободе.

В Багдаде стало отнюдь не так спокойно, как хотелось бы миру. Вновь заволновались Иран, Палестина, другие страны региона. И тут и там к власти приходят новые лидеры. Складывается ощущение того, что силы арабского мира (а ведь Ближний Восток — это мир в миниатюре), обновляются для новой решительной битвы. А тут еще и недвижный Китай, глухо заворочавшийся под финал многотысячелетней исторической спячки. Как тут не вспомнить Владимира Соловьева с его «краткой повестью об Антихристе"… «Панмонголизм, хоть имя дико…». А глядя на Атлантического монстра, «всею своею мощью прущего» через океан, вспоминаются строки великого ирландского поэта Йейтса, написанные им еще в начале ХХ века:

…Возвращается мрак; но теперь я знаю,
Что каменный сон двадцати столетий
Был прерван качанием колыбели,
Что ныне зверь, дождавшийся своего часа,
Ползёт в Вифлеем к своему рождеству
(У.Б. Йейтс «Второе пришествие»)

Путин стал первым из Российских правителей, совершивший визит в Иерусалим. Символику этого события, конечно, нельзя недооценивать. Вновь заявляя о себе, как о великой державе, обретая себя, Россия накануне Пасхи и юбилея великой Победы, в лице своего Президента совершает не просто визит в Израиль, а, по сути, паломничество на Святую Землю. Вот как описывается посещение Путиным Храм Гроба Господня присутствовавшим при этом корреспондентом одной из российских газет:

«У входа в Храм Владимира Путина встречали три священника. Президент крепко пожал им руки, вошел в Храм и подошел к камню помазания, на котором в свое время омывали тело Христа. Путин никуда не спешил. Он долго стоял у камня, пока священники не попросили его сфотографироваться с ними. Владимир Путин словно очнулся — и на лице его застыла приветливая дежурная улыбка. Потом он пошел к Кувуклии, то есть собственно к Гробу Господню. Кувуклия напоминает крохотную часовенку. Путин попросил, чтобы с ним не заходил никто из журналистов… В Кувуклии Путин пробыл около десяти минут…

Из Кувуклии, пройдя через армянскую часть храма, президент России поднялся на Голгофу. Он нагнулся и, встав на колени, минуты три стоял под алтарем у выдолбленного отверстия, где когда-то стоял Крест, на котором распяли Христа. К этому месту принято прикладывать руку.

— Обратите внимание, это центр мира, — шептал ему армянский священник, — в духовном, конечно, смысле…

Постояв на коленях возле знаменитого отверстия, Владимир Путин зажег толстую свечу. Ему пора было двигаться дальше. Но Путин медлил. Он словно что-то решал для себя, был в чем-то не уверен и что-то еще собирался сделать.

Он было пошел даже к выходу, но потом резко развернулся и снова подошел к тому месту, где стоял Крест. Здесь он снова нагнулся, пробрался под алтарь, сооруженный над отверстием, и снова встал на колени. Зачем нужно было делать это второй раз? Я переступил границу и оказался рядом с алтарем. Я увидел, что Владимир Путин ослабил узел галстука, расстегнул ворот рубашки и стал доставать свой нательный крест. Он приложил его к отверстию и еще долго неподвижно стоял на коленях…».

Об этом кресте, кстати, еще несколько лет назад Путин рассказывал в интервью ведущему CNN Лэрри Кингу: «Любопытна история, после которой я решил всегда носить этот крест на себе. У меня есть дача под Санкт-Петербургом, и там случился пожар, что-то там замкнуло в сауне. Прежде чем зайти в сауну, я снял крест, а когда начался пожар, я со своими товарищами выскочил оттуда, практически, голым, потому что все случилось неожиданно, — заявил Путин в интервью. — Надо сказать, что крест был мне очень дорог. Мне его мама дала, а пожар был очень серьезный. Я думал, от креста не останется даже следа, это был, знаете ли, такой простой алюминиевый крестик. Мое удивление было беспредельным, когда рабочий пришел, покопался в том, что осталось от дома, разжал кулак, и там был крест. Дом сгорел полностью. Это было удивительно. Теперь я с ним не расстаюсь».

Иерусалим — не просто центр Ближнего Востока, это действительно духовный центр мира и узел всех мировых противоречий. Мечеть Аль Акса на месте разрушенного иерусалимского Храма — потрясающий символ и апофеоз всех неразрешимых земных конфликтов. Здесь сцепились в безнадежной схватке те, кто отверг Христа и те, кто не дошел до Христа. Сюда, к центру мира сходятся все меридианы, вектора земных конфликтов. И духовная роль России здесь как силы, удерживающей мир от окончательной катастрофы велика сегодня, может быть, как никогда.

Что ж, даже вопрос с сирийскими ракетами, взволновавший Израиль и решенный в Иерусалиме, можно прочитать как символический жест мира, которым Россия начинает новый шаг своей миссии на Ближнем Востоке. Впрочем, и помощь Ирану в ядерной программе (ведь Израиль, имеющий свою ядерную программу, в такой помощи — как сыронизировал Путин — не нуждается), и поставки ракетных комплексов в Сирию продолжатся. Таким образом, предложив помощь в разрешении ближневосточного конфликта (идея конференции в Москве, которую отклонили Израиль и США), Россия внятно дала понять о собственной своей независимой политике на Ближнем Востоке.

Правда, здесь возникает вопрос, о досадной незавершенности которого пишет корреспондент «Литературной газеты» Сергей Медведко: «Наш президент посетил Египет, Израиль и Палестинскую автономию. Столица же Сирии — Дамаск, который по выражению великого египетского лидера Гамаля Абдель Насера, является «сердцем арабского мира», остался при этом за пределами маршрута Путина. Между тем, именно в Сирии находятся сегодня ключи к решению арабо-израильского конфликта. Дамаск и Тель-Авив находятся в состоянии войны, и по сей день, де-факто, израильтяне продолжают оккупировать принадлежащие Сирии Голанские высоты. До сих пор Израиль отказывается выполнить резолюции ООН, требующие отвода его войск к границам начала июня 1967 года».

Действительно, путь в Дамаск оказался незавершенным для российского лидера. Очевидно и для России в целом обращение гонителя Савла в апостола Павла еще впереди. Но именно с этим обращением России из всех своих исторических катаклизмов в самое себя связаны, в конце концов, все наши надежды.

http://www.pravaya.ru/look/3947


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru