Русская линия
СловоПротоиерей Александр Ильяшенко06.07.2005 

Воспитание детей — главная общественная задача в наши дни
Интервью с священником Александром (Ильяшенко)

До перестройки, когда наше государство было заинтересовано в приросте населения, журналисты активно рекламировали многодетные семьи. Потом, когда наша страна согласилась по указке США сокращать рождаемость, СМИ как по команде, заговорили о рождении и воспитании детей так, словно это сплошные проблемы, трудности и неприятности. Срочно было отменено звание матери-героини. Многодетные семьи исчезли с экранов телевизоров, со страниц журналов и газет. А между тем отцы и матери больших семейств по-прежнему существуют. И, представьте себе, не только не ропщут на судьбу, но и считают многодетность огромным счастьем. Сегодня мы предоставляем слово одному из таких людей, московскому священнику Александру (Ильяшенко), отцу двенадцати детей.

— Советский Союз был первой страной в мире, узаконившей аборты, и долгое время наши женщины относились к этому как к некоей не очень приятной медицинской операции, даже не подозревая, что совершают самое настоящее детоубийство. Но теперь все больше голосов поднимается против столь страшного явления, и люди постепенно начинают понимать пагубность абортной психологии. Как, по-вашему, она отражается на состоянии общества?

— Рождение (или нерождение) ребенка зависит от родителей. Причем тут действует такой психологический механизм: пока ребенок не рожден, пока его не увидишь, то о нем и не думаешь как о живом человеке. Как будто его нет и не было никогда. Поэтому современные люди обычно рождают одного-двух детей, а от остальных избавляются. Ну, а теперь представьте, что мы возьмем фотографию многодетной семьи и предложим зрителям выбрать, кого из детей оставить жить, а кого убить. Как бы люди отреагировали на такое предложение? Кто согласился бы вынести детям смертный приговор? А ведь если исходить из принятой сейчас абортной психологии, младшие не имеют права на жизнь. Но если ребенок все-таки рожден и люди его видят, они понимают, что перед ними человек. Более того, и современная медицина устроена таким странным образом, что в одном случае врач спасает жизнь недоношенного младенца, а в другом убивает такого же ребенка во чреве матери и выбрасывает на помойку, словно кусок мяса. Это какое-то дикое противоречие, вызывающее раздвоение личности врача и общества в целом. Такое отношение к детям разрушительно действует на всех. Я думаю, та вражда, та агрессия, та ненависть, которая существует внутри нашего народа, во многом объясняется именно этим. Если мы строим свое счастье на крови неродившихся детей, то мы получаем и нищету, и преступность, и наркоманию, и страшные извращения. А представьте себе, что ситуация вдруг изменится, и наши семьи перестанут прибегать к абортам, будут воспитывать много маленьких ребятишек. Ведь совсем другая сложится обстановка и в семье, и в школе, и в стране, — везде!

— Вы хотите сказать, что многодетные семьи, как правило, меньше заряжены агрессией?

— Безусловно. Убийство ожесточает. А ожесточение, в свою очередь, порождает агрессию. Ну, и потом, в многодетных семьях больше повода для радости. Маленькие дети очень трогательны, забавны. Их лепет, первые достижения, первые шаги, наивные вопросы вызывают у взрослых добрый смех, умиление. А это положительно влияет на атмосферу в доме.

— Нередко можно услышать, что многодетные семьи встречают в нашем обществе враждебное отношение. Вы когда-нибудь с этим сталкивались? Или это, скорее, миф, который люди поддерживают для оправдания своего собственного отказа иметь много детей?

— Я думаю, это в значительной степени миф, причем, в основном, поддерживаемый средствами массовой информации, которые пытаются нам внушить, что иметь много детей значит плодить нищету. Сам я никогда в жизни не сталкивался с враждебностью окружающих по отношению к моей многодетной семье. А жена столкнулась всего один раз: она гуляла с ребятишками, и женщина, выгуливавшая рядом собачку, начала ворчать, что, дескать, нарожали детей, и теперь ей, бедной, с собачкой гулять негде. Но это единственный случай отрицательного отношения к нашей семье, который я могу вспомнить. Обычно, наоборот, люди относятся очень доброжелательно. Когда мы идем куда-нибудь всей семьей, к нам часто подходят на улице незнакомцы и, извиняясь, боясь показаться бестактными, предлагают свою помощь. Русский народ как был, так и остается добрым народом.

— Некоторые ученые пытаются доказать, что в многодетных семьях постепенно происходит интеллектуальное вырождение: младшие дети гораздо глупее старших.

— Да, мне тоже попадались подобные статьи. Это грубейшая ложь. Если не ошибаюсь, Дмитрий Менделеев был четырнадцатым в своей семье, князь Даниил Московский, благодаря которому Москва стала таким важным центром, был четвертым из сыновей, выдающаяся женщина екатерининской эпохи княгиня Дашкова — четвертой, и этот список можно пополнять довольно долго.

Кроме того, даже простая логика подсказывает, что такие «научные теории» строятся на лжи и подтасовках фактов. Дети учатся по подражанию. Причем психологически им гораздо легче подражать не взрослым, до которых слишком трудно дотянуться, а ребятам постарше. Поэтому в многодетных семьях младшие обычно быстрее приобретают бытовые навыки, навыки общения, очень многое усваивают походя, между делом. У них более широкий набор слов, чем у ровесников, не имеющих старших братьев и сестер.

— Люди, родившие одного ребенка, часто жалуются, что устают от общения с ним, от забот и т. д. Поэтому когда они думают о многодетной семье, им кажется, что родители пятерых детей должны уставать в пять раз больше. Ну, а про двенадцать и говорить не приходится. Что вы на это скажете? Вы действительно устаете в двенадцать раз больше, чем родители одного ребенка?

— Конечно, нет. Самый трудный период в нашей жизни был, пока первые трое детей — они у нас погодки — были маленькими. Когда же родился четвертый, старшие уже могли помогать, можно было оставить с ними младенца, передохнуть. Лет с пяти, с шести ребенок вполне может ответственно относиться к младшему братику или сестричке. Кроме того, многие взрослые устают не столько от взрослых забот, сколько от необходимости играть с детьми, становиться с ними на одну доску. Им это психологически трудно, но в однодетной семье никуда не денешься — ребенку же нужно с кем-то играть. А в многодетной семье дети замкнуты друг на друга: старшие
играют с младшими, помогают им одеваться, делать уроки, гуляют с ними, освобождая мать от массы забот.

— Вы затронули очень важную тему — тему воспитания у детей чувства ответственности. В многодетных семьях это происходит совершенно естественно, в силу обстоятельств. Другие же семьи сталкиваются в данном вопросе с очень серьезными трудностями. Я, например, не раз слышала от родителей двоих детей, что старшего, которому лет 10−12, невозможно оставить с младшим даже на полчаса — настолько этот старший инфантилен и безответственен. Дескать, неизвестно, что они учудят.

— На детей многодетной семьи, естественно, падает гораздо большая нагрузка. Причем — это очень важно — она оправдана в их глазах. В семье, где один ребенок, маме все гораздо легче сделать самой. Она быстрее сама сходит в магазин, быстрее и лучше сама помоет посуду и т. п. А в многодетной семье серьезная помощь необходима, ведь если готовить на большую семью, то одному человеку это просто не под силу. Представьте, сколько нужно притащить из магазина продуктов, сколько овощей почистить, сколько посуды перемыть. Дети, особенно девочки, с удовольствием включаются в домашние хлопоты. Для них это все психологически оправданно и, кроме того, совместные дела сплачивают семью. Особенно, конечно, бывает приятно готовиться к приему гостей. В последние годы наши дети уже могут устроить большой прием совершенно самостоятельно.

— А не будут ли дети впоследствии упрекать родителей в том, что их лишили детства? Я недавно столкнулась с такой ситуацией. Одна молодая мама пожаловалась мне, что ее родители были очень заняты, и ей в детстве пришлось выполнять много работы по дому в то время, как дети из других семей играли, гуляли, развлекались.

— Конечно, старшим детям в больших семьях приходится довольно много помогать взрослым, но упрек, который молодая женщина бросает своим родителям, вызван не столько этим, сколько тем, что она окружена людьми, не имевшими в детстве такой нагрузки. Если бы все воспитывались в многодетных семьях, у нее не было бы оснований предъявлять претензии. Это с одной стороны. А с другой, любые родители, конечно, могут своих детей перенапрячь. Такая опасность не исключена. Педагогические проблемы очень тонкие, нужно чувствовать границы допустимого, чтобы не перегружать детей. Но навыки, которые ребенок получает, помогая матери по хозяйству, в любом случае пригодятся ему в дальнейшей жизни. Я уж не говорю о том, что это исполнение заповеди Божией «чти отца твоего и матерь твою». Господь вознаграждает людей, которые трудятся и исполняют Его заповеди.

— Во многих современных семьях, где один — два ребенка, у детей складываются конкурентные отношения. Очень часто родители жалуются на детскую ревность. Как обстоят дела с этим вопросом в многодетной семье?

— Мне кажется, тут прежде всего дело в педагогической неподготовленности родителей. А подготовка приходит с опытом. Страшен разрыв традиций, однако в малодетной семье он практически неизбежен. В большой же семье есть все необходимые условия для преемственности поколений. У детей постепенно вырабатываются навыки общения с братьями и сестрами, затем у старших появляются свои дети, и маленькие дяди и тети учатся общаться с племянниками, которые по возрасту почти их ровесники. Так они постепенно, поднимаясь со ступеньки на ступеньку, сами дорастают до роли родителей. В таких условиях ошибки предыдущего поколения сглаживаются. Если же традиция прерывается, и каждый начинает заново сам проходить этот путь. В результате он повторяет чужие промахи и совершает свои.

Кроме того, существует эффект маленького коллектива. Когда в семье один-два ребенка, быстро происходит эмоциональное насыщение. Родителям все время приходится что-то изобретать, а они устали, у них полно других дел. Возникает раздражение, конфликты. А когда родители пытаются отгородиться от детей, те обычно становятся повышенно требовательными, ревнивыми. Когда же детей больше, они замыкаются сами на себя. Причем система разновозрастного детского коллектива — это естественная система. В ней существует возрастная иерархия, старшие руководят младшими. Нужно только следить, чтобы старшие не угнетали младших. С «дедовщиной» в большой семье следует очень решительно бороться.

Важен и маленький интервал между детьми, чтобы старший не помнил себя без младших. Тогда ему психологически будет легче.

— Сейчас многие женщины озабочены проблемой самореализации. Им кажется, что главное — это работа, а ребенок воспринимается как некая помеха. Причем часто так бывают настроены женщины, не имеющие каких-либо выдающихся талантов, но просто желающие соответствовать современным общественным установкам. Что вы думаете насчет самореализации матери многодетной семьи?

— Самореализация бывает, конечно, разной. Допустим, женщина талантлива и достигает вершин в науке. Что ж, прекрасно, но это, во-первых, случается не столь уж часто, а во-вторых, не будем забывать об основном предназначении женщины — дарить жизнь. Это ей заповедано самой природой, то есть она, биологически, эмоционально настроена на материнство. Некоторые исследователи даже утверждают, что для настоящей самореализации женщине нужно родить 5−7 ребятишек. Только тгда она полностью реализует свой потенциал. Вынашивание, роды, кормление, воспитание детей требуют от женщины громадной энергии. И если эта энергия оказывается неизрасходованной, происходят катастрофические изменения. Женщина начинает направлять свою энергию в ложное русло, у нее возникает недовольство жизнью, она утрачивает природную женственность и мягкость, уподобляется мужчине и…

-…в результате нередко впадает в депрессию, а в таком состоянии ни о какой самореализации речи идти не может.

— Конечно. И тогда нереализованная энергия направляется на самоуничтожение.

— Помнится, в Калуге я познакомилась с матушкой, женой одного священника, у которой шестеро детей. При этом она учится заочно в институте, пишет статьи в газеты, возглавляет какие-то инициативы в приходской общине и делает еще много других полезных дел. Мне кажется, это наглядное подтверждение ваших слов. Когда энергия направляется в правильное русло, у женщины наблюдается прилив сил. Не могли бы и вы привести какие-нибудь примеры? В вашем кругу ведь, наверное, достаточно многодетных семей.

— Безусловно. Скажем, одна наша знакомая, мать семерых детей — завуч православной гимназии. Она с большой отдачей там работает и при этом успевает воспитывать детей. Старшие уже поступили в вузы, младшие еще учатся в гимназии. Другая воспитала шестерых детей, теперь растит внуков и тоже преподает. В нашем кругу вообще очень много замечательных, талантливых многодетных женщин, занимающихся общественно-полезной деятельностью. Хотя, честно говоря, воспитание хороших детей — это, может быть, самая важная общественная задача в наши дни.

Беседу вела Татьяна Шишова

http://www.portal-slovo.ru/rus/interview/3783/$print_text/?part=1


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru