Русская линия
Десятина Евгений Морозов04.07.2005 

Освобождение Центральной Европы

Военно-историческая справка

Освобождение Центральной Европы от германской оккупации в 1944—1945 гг. стало одной из важнейших целей военно-политического руководства СССР на завершающем этапе Великой Отечественной войны. В ходе двух кампаний, посвящённых достижению данной цели — летне-осенней 1944-го и зимне-весенней 1945 гг., был фактически завершён разгром германских вооружённых сил на Восточном фронте, освобождены семь государств Центральной Европы, начато восстановление их политических и хозяйственных структур. Советские войска вышли непосредственно на подступы к военно-политическим центрам Германии. Освободительный поход был завершён одновременно с войной.

Центральная Европа как стратегический объект

Центральной Европой традиционно именуется территория, лежащая между основными военно-политическими силами континента, расположенными в его западной и восточной части. Сразу отметим некоторую размытость этого термина — в частности, иногда в отдельный стратегически значимый регион выделяется Балканский полуостров. В административном плане значение термина смазывалось наличием обширных территорий Германии в востоку от Одры. Политический аспект вхождения Австрии, несомненно относящейся к Центральной Европе, в состав Германии в 1938—1945 гг. также размывает границы региона. Наконец, и сама Германия чаще всего относится географами к Центральной Европе.
Поэтому Центральная Европа в послевоенной историографии обычно определяется post factum как территория между послевоенными границами СССР и ГДР/ФРГ, а далее на юг — Швейцарии и Италии. Правда, и здесь историками Запада часто вносится неопределённость вследствие полного или частичного непризнания советских территориальных приобретений 1939−1940 гг., а историками и географами СССР/России — отнесением позднейшей ГДР к Центральной Европе.
Мы будем считать Центральной Европой территорию между послевоенными границами СССР и Германии с Италией. На 1938 г. в этой зоне насчитывалось 9 государств, 5 из которых (Польша, Чехословакия, Югославия, Греция и Албания) стали объектами агрессии гитлеровской коалиции, а 4 — Австрия, Болгария, Венгрия и Румыния — в той или иной форме присоединились к агрессорам.
Германия и Италия произвели политическое переструктурирование региона, чему в немалой степени способствовали отсутствие устойчивых традиций независимости центральноевропейских государств, несовпадение государственных и этнических границ, враждебные взаимоотношения государств региона. Вмешательство других политических сил (военное присутствие Великобритании в Греции в 1940—1941 гг., советско-югославский пакт 1941 г.) было запоздалым и неэффективным. Польша, Чехословакия и Югославия были политически ликвидированы, и их территория расчленена. Центральная Польша вошла в состав Варшавского генерал-губернаторства, непосредственно управляемого германскими властями. Чехия, от которой были оторваны территории с германским населением, была переименована в «Протекторат Богемии и Моравии», к участию в руководстве которым чехи также не были допущены.
Были созданы новые государства — Словакия, Хорватия, восстановлена «независимая» Черногория, марионеточные режимы которых находились в полной зависимости от Германии и Италии так же, как марионеточные правительства Греции, Сербии и Албании.
Венгрия, с её стойкими и массовыми антиславянскими и антикоммунистическими настроениями, стала одним из наиболее верных союзников Германии, за что была вознаграждена обширными территориями Чехословакии, Югославии и Румынии. Румыния, вначале пытавшаяся лавировать между великими державами, подверглась территориальному расчленению и со времён Венских арбитражей 1940 г. прочно вошла в орбиту политики Германии, за что впоследствии была вознаграждена присоединением (на весьма короткий срок) обширных территорий СССР.
Болгария в наибольшей степени пыталась сохранить самостоятельный политический курс, тем не менее приняла участие в расчленении Югославии, Греции и Румынии. Логика стремления к великодержавности привела её к состоянию войны с западными союзниками, но в состоянии войны с СССР она ещё не была.
На территории Центральной Европы сложилась причудливая мозаика военно-политических движений самых разных направлений и толков, часто взаимодействующих между собой, но ещё чаще враждующих, в чём немалую роль сыграли внешние силы — спецслужбы Великобритании и СССР, действовавшие как через эмигрантские правительства оккупированных стран, находившиеся в Великобритании, так и через коминтерновские структуры.
Пример наиболее упорной и активной борьбы подала Югославия. Уже в июне 1941 г. патриоты здесь подняли крупномасштабное восстание, вылившееся в длительную и жестокую партизанскую войну, в ходе которой произошло размежевание коммунистических и националистических сил. Вследствие этого коммунистические партизаны Тито стали главной военно-политической силой Сопротивления, а националисты (сербские четники, черногорские и словенские националисты, македонские комитаджи) стали считать главной опасностью не оккупантов, а коммунистов, в силу чего отчасти свернули боевые действия против оккупантов, отчасти перешли к сотрудничеству с ними. Тем не менее к осени 1943 г. в Югославии коммунисты создали правительственные органы, вступившие в политический конфликт с эмигрантским правительством, и укрепили Народно-освободительную армию Югославии (НОАЮ), в которой насчитывалось 9 корпусов, 27 дивизий, 99 бригад и 99 партизанских отрядов общей численностью 320 тыс. вооружённых бойцов. Была освобождена примерно половина территории страны.
Вслед за Югославией партизанское движение началось в Болгарии, но политические условия в стране препятствовали его быстрому наращиванию. Тем не менее, к осени 1943 г. под руководством Болгарской рабочей партии был создан Отечественный фронт (ОФ) левых сил, поставивший задачу создания народно-демократической республики. Партизанское движение охватило всю страну, и численность партизан, объединённых в Народно-освободительную повстанческую армию (НОПА), к концу года достигла 6 тыс. чел.
В Греции и Албании партизанские действия начались осенью 1942 г., но развивались значительно быстрее, чем в Болгарии. К осени 1943 г. в Албании под руководством Национально-освободительного фронта (левых сил) уже действовала Народно-освободительная армия Албании (НОАА), насчитывавшая около 20 тыс. чел., появились крупные освобождённые районы. Народно-освободительная армия Греции (ЭЛАС), созданная коалиционным Национальным фронтом (левых сил), смогла образовать регулярные структуры, сформировать пять пехотных дивизий и кавалерийскую бригаду общей численностью 35−40 тыс. чел.
Наряду с этими формированиями в Албании и Греции действовали вооружённые организации прозападных политических сил — «Балли комбетар» и отряды крупных феодалов в Албании, ЭДЭС и ЭККА в Греции, настроенные враждебно к НОАА и ЭЛАС. Так, в октябре 1943 г. части ЭДЭС участвовали в организованном оккупантами наступлении на позиции ЭЛАС.
Быстрому росту антифашистских военных сил на Балканах способствовала капитуляция Италии в сентябре 1943 г. Это событие вызвало численный рост народно-освободительных армий. Антифашистские войска занимали территории итальянских оккупационных зон, захватывали огромные запасы военных материалов, наконец, значительная часть итальянских войск присоединилась к партизанам — вплоть до того, что в состав НОАЮ вошли дивизии «Венеция» и «Тауринензе».
Гораздо более сложным было положение в Польше. С момента оккупации в стране был создан ряд военно-политических формирований, крупнейшее из которых — Армия крайова (АК) — всецело подчинялось лондонскому правительству и сосредоточило все усилия на подготовке к будущим действиям, проводя только периодические диверсионно-террористические операции. Более активно действовали созданные Польской рабочей партией Гвардия людова (ГЛ — около 80 мелких отрядов) и батальоны хлопске — крестьянские отряды самообороны. Было немало и более мелких вооружённых организаций.
На прочих территориях Центральной Европы повстанческо-партизанских действий в это время ещё не велось, но, поскольку вера в победу Германии была утрачена, все политические организации центра и правого спектра, равно как и непосредственно правящие круги, вели или пытались завязать тайные переговоры с западными союзниками об условиях перехода на их сторону. Политический контроль Германии над Центральной Европой разрушался, а события на фронтах Второй мировой войны и обстановка в регионе поставили вопрос о её освобождении на повестку дня уже осенью 1943 г.

Вопросы политического и стратегического планирования

К этому времени стратегическая инициатива прочно находилась в руках союзных командований. Западные союзники вытеснили итало-германские войска из Африки, добились выхода из войны Италии, овладели южной часть Апеннинского полуострова и сосредоточили крупную группировку войск на Британских островах. На Тихом океане развёртывалось наступление американских войск. Красная Армия приобрела неоспоримый перевес над войсками Восточного фронта противника, главными силами вышла к Днепру, а к югу от Припяти преодолела этот стратегический рубеж. Настало время для организации стратегического взаимодействия вооружённых сил антигитлеровской коалиции, но этому препятствовало отсутствие политического разграничения зон интересов и будущих действий союзников. В результате не могло быть начато совместное стратегическое планирование, от которого зависело решение вопроса, какие регионы войдут в зоны военных действий войск того или иного союзника и на каких направлениях могут действовать их вооружённые силы. Эти вопросы не обсуждались ни на одной из прошедших к тому времени конференций и даже в переписке лидеров трёх великих держав. Мало того, по ним имели место острые разногласия даже между военно-политическими руководителями Великобритании и США.
В то время как Рузвельт основной целью войны видел установление контроля над Европой в целом, Черчилль такой целью считал в первую очередь сохранение Британской империи. Поэтому американские стратеги настаивали на прямом ударе по Германии через территорию Франции, а британские — на восстановлении своего контроля над бассейном Средиземного моря как регионом, связующим воедино Британскую империю.
Черчилль преследовал свою цель с характерным для него упорством: добился высадки в Северной Африке осенью 1942 г. и открытия итальянского фронта летом-осенью 1943-го, проводил план переброски войск союзников через Адриатику в Центральную Европу, чтобы занять её раньше советских войск. Но, поскольку Рузвельт дал согласие на вступление США в войну только при условии ликвидации Британской империи (Атлантическая хартия 1941 г.), то в военно-политическом руководстве США постепенно росло недоверие к Черчиллю и его стратегии, тем более, что план занятия Центральной Европы с использованием итальянского плацдарма и освобождённых районов Югославии в военном отношении выглядел фантастическим. Когда осенью 1943 г. Черчилль в очередной раз попытался повернуть стратегию западных союзников в Средиземноморье, начав без согласования с американцами так называемую Эгейскую кампанию, военно-политическое руководство США в резкой форме отказалось выделять туда ресурсы. Боевые действия в Эгеиде быстро закончились поражением и эвакуацией британских войск.
Недоверие Сталина к Черчиллю (серьёзное изначально) росло, поскольку тот проводил свою стратегию за счёт отвлечения ресурсов от согласованной с начала войны главной задачи — открытия «второго фронта» во Франции. Есть признаки того, что к осени 1943 г. недоверие между союзниками зашло так далеко, что в советском руководстве возникли настроения в пользу сепаратного мира с Германией после освобождения советской территории. Все эти вопросы должна была снять Тегеранская конференция, и нам представляется, что Сталин поехал в Тегеран именно с дилеммой — или продолжать войну, если удастся решить вопросы стратегического взаимодействия, или свёртывать её в противном случае.
Тегеранскую конференцию в нашей историографии подают в основном как дипломатическую победу Сталина. Полагаем, что не в меньшей степени это победа Рузвельта, поскольку договорённостями со Сталиным он лишил Черчилля возможности самостоятельной политики. Но прежде всего был решён вопрос о «втором фронте», причём настолько убедительно, что Сталин поверил в возможность стратегического взаимодействия с союзниками. Беседы Сталина и Рузвельта наедине, без Черчилля, дали двум лидерам возможность разрешить многие неясные вопросы.
В результате была согласована демаркационная линия, определившая зону действий советских войск. Она проходила по линии Одры, затем по границе между Чехией и Моравией, захватывала Венгрию. На территории Югославии демаркация не проводилась, а Греция была включена в зону действий британских войск (уступка Черчиллю). Так или иначе это было прямой задачей освобождения Центральной Европы.

Первая освободительная кампания

Зимне-весенняя кампания Красной Армии 1943−1944 гг. имела своей целью прежде всего полное освобождение территории СССР и тем самым выход на исходные позиции для освобождения Центральной Европы. Но составленные Генеральным штабом планы не были полностью претворены в жизнь. Если на южном стратегическом направлении Украинские фронты не только освободили всю Правобережную Украину (за исключением Западной, примерно по границе 1939 г.) и Крым, но и заняли северную часть румынской Молдовы, то на северо-западном стратегическом направлении советские войска остановились на границах прибалтийских республик. На западном направлении, при всём упорстве ведения наступательных операций с декабря 1943 г. по март 1944-го, силам Белорусских фронтов не удалось выйти на стратегический простор, и германцы удержали «Белорусский балкон».
В военной истории подобное бывало не раз. При всей железной зависимости военной стратегии от политики, тот же Клаузевиц неоднократно предупреждал, что связь здесь не механическая, а диалектическая, и что события войны в свою очередь могут оказывать влияние на политику. В рассматриваемом нами случае стойкость германской группы армий «Центр» и слабая подготовленность Белорусских фронтов к наступлению в значительной степени повлияли если не на результат, то на ход действий советских войск по освобождению Центральной Европы. Произошло наложение стратегических задач, вызвавшее необходимость подготовить и провести вторую кампанию по освобождению Центральной Европы.
Советское стратегическое планирование пыталось одновременно завершить освобождение территории СССР и решить задачу освобождения Центральной Европы. Это было ясно изложено в первомайском (1944 г.) приказе И. В. Сталина «очистить от фашистских захватчиков всю нашу землю и восстановить государственные границы Советского Союза по всей линии, от Чёрного моря до Баренцева моряѕ Преследовать раненого немецкого зверя по пятам и добить егоѕ в собственной берлогеѕ Вызволить из немецкой неволи наших братьев поляков, чехословаков и другие союзные с нами народыѕ».
Исходя из этого, летняя кампания была спланирована как генеральное наступление, которое должно было начаться со стратегической операции в Белоруссии (операция «Багратион») перейти в решительное наступление на других направлениях. К началу кампании Красная Армия сосредоточила в составе действующей армии 461 дивизию, 21 танковый и механизированный корпус, большое количество соединений и частей усиления. Всего действующая армия СССР насчитывала 6,6 млн. военнослужащих, 98,1 тыс. орудий и миномётов, 7,1 тыс. танков и САУ, около 12,9 тыс. боевых самолётов. Им противостояли войска Восточного фронта Германии (181,5 расчётных дивизий) и её союзников (58 расчётных дивизий) в составе 4,3 млн военнослужащих, 59 тыс. орудий и миномётов, 7,8 тыс. танков и штурмовых орудий и 3,2 тыс. боевых самолётов.
Политическая подготовка генерального наступления проводилась не менее тщательно. Политические организации и военно-политические формирования, ориентирующиеся на СССР, получили директивы о формировании коалиционных отношений с прозападными силами (с наибольшим успехом это удалось осуществить в Словакии и Румынии). Имевшиеся в СССР военные контингенты Чехословакии (бригада) и Польши (дивизия) были развёрнуты в корпуса; проведено формирование югославской добровольческой бригады и румынской добровольческой дивизии; предприняты попытки развёртывания партизанского движения в Румынии, а позднее и в Венгрии (обе — неудачно). В Польше была создана Армия людова (АЛ), в Болгарии началось наращивание партизанских сил. Проводилась дипломатическая подготовка вступления советских войск на территории иностранных государств.
Немаловажное значение для размаха планов советского военно-политического руководства имел факт открытия «второго фронта» во Франции. 6 июня англо-американо-канадские войска высадились на побережье Нормандии и начали затяжные бои за расширение стратегического плацдарма. Теперь противник не смог прибегнуть к своему обычному методу стабилизации положения на Востоке — переброске войск из Западной Европы.
Операция «Багратион» началась 23 июня и вылилась в сокрушительный разгром группы армий «Центр». К середине июля они уже вышли на рубеж Вильнюс — Гродно — Белосток — подступы к Бресту. 20 июля советские войска вступили в Польшу, за ними двигался польский корпус, на походе развёртываемый в 1-ю польскую армию.
13 июля перешли в наступление войска 1-го Украинского фронта на львовском направлении и уже к 23 июля вышли на польскую границу. 17 июля началось наступление в Прибалтике, через месяц советские войска вышли на границу Восточной Пруссии. Задача освобождения советской территории была в основном завершена.
Но в эти же дни были утрачены (если они были) надежды на сотрудничество с вооружёнными формированиями польского эмигрантского правительства в Польше — АК. Для неё был введён в действие план «Буря», предполагающий освобождение силами АК польских территорий перед вступлением на них советских войск и установление здесь политического контроля британского правительства. Во исполнение этого плана соединения АК попытались выбить немцев из Вильнюса и Львова, но не имели успеха.
Советские войска перешли к выполнению второй стратегической задачи, но, израсходовав силы и ресурсы в крупномасштабном летнем наступлении, в августе-сентябре были остановлены на Висле. Не более удачными были и действия в политической сфере — безуспешное Варшавское восстание, организованное АК в рамках той же операции «Буря», сорвало налаживание взаимодействия с польским эмигрантским правительством. Советской политике пришлось опираться на спешно созданный на базе структур ППР Польский комитет национального освобождения в условиях политической конфронтации в Польше.
К югу от Карпат советские войска непосредственно приступили к освобождению Центральной Европы и на этом стратегическом направлении выполнили эту задачу практически в соответствии с планами. 23 августа началась Ясско-Кишинёвская операция, и в этот же день политическая коалиция правящих кругов и левых сил Румынии объявила о выходе страны из войны и перемене фронта против Германии. В течение буквально 10 дней территория Румынии была очищена от противника и советско-румынские войска вышли к границам Венгрии.
В августе в Словакии сложилась революционная ситуация. Многие районы страны вышли из-под контроля марионеточного правительства Тисо, армия переходила на сторону восставших. 29 августа правительство призвало на помощь немецкие войска. Начались бои по всей Словакии. С 1 сентября верховную власть в стране принял на себя Словацкий национальный совет, созданный широкой коалицией партий страны. 31 августа представители Чехословакии в СССР обратились с просьбой о помощи к советскому правительству.
В жёсткие сроки была подготовлена Восточно-Карпатская наступательная операция, в которой 38-я армия 1-го Украинского фронта (главные силы фронта в это время сражались на рубеже Вислы), 1-я гвардейская армия 4-го Украинского фронта и чехословацкий армейский корпус должны были, перейдя Карпаты, соединиться с повстанческими силами. Времени на подготовку не было. Уже 8 сентября советские войска начали наступление, но в сложных горных условиях не смогли его развить. Только 6 октября они перешли словацкую границу, а тем временем противник сломил сопротивление повстанцев. К концу октября словацкие части и переброшенные по воздуху силы наших партизан отошли в горы, где и продолжали боевые действия до соединения с советскими войсками.
5 сентября СССР объявил войну Болгарии (представляется, что это было сделано только для того, чтобы сузить поле для дипломатических маневров болгарского правительства). 8 сентября советские войска перешли болгарскую границу, а 9 восстание в Софии привело к власти правительство Отечественного фронта, которое объявило войну Германии и направило болгарские войска на фронт.
Ввиду сложившейся фланговой угрозы коммуникациям германское командование начало вывод оккупационных войск из Греции, Албании и южных территорий Югославии. Советские и болгарские войска вступили в Македонию, нанося удары по отходящим немецким колоннам. 3 ноября последние немецкие солдаты покинули территорию материковой Греции, 29 ноября — Албании. Тем временем советские войска соединились с войсками НОАЮ и 14−20 октября освободили Белград.
На территории Венгрии события развёртывались более сложно. В сентябре-октябре 1944 г. венгерское правительство вело переговоры с советским командованием о заключении перемирия. К моменту его заключения была подготовлена операция по занятию территории Венгрии войсками 2-го и 3-го Украинских фронтов. 6 октября операция была начата, к 22 октября советские войска вышли на рубеж Тиссы. Тем временем немцы 15−16 октября организовали в Будапеште государственный переворот и привели к власти правительство фашистской венгерской партии «Скрещённые стрелы». Приказы войскам о переходе на сторону Красной Армии были блокированы и дезавуированы, только немногие части выполнили их. В массе своей венгерская армия продолжала сражаться на стороне Германии.
Советские войска продолжали наступление и после тяжёлых боёв уже в декабре окружили Будапешт, после чего наступление было приостановлено. Одновременно по инициативе венгерских коммунистов был создан Венгерский фронт независимости, Временное национальное собрание и коалиционное временное правительство, которое 28 декабря объявило войну Германии.
Таким образом, на юге все задачи освободительного похода были в основном решены. Правительство стран к югу от Карпат вошли в антигитлеровскую коалицию, территория их была освобождена (кроме небольшой территории Западной Венгрии и северной части Югославии), на стороне Германии остались только венгерское фашистское и хорватское правительства. Единственный политический кризис на этом направлении был вызван действиями английских войск в Греции, спровоцировавших гражданскую войну между ЭЛАС и прозападными военно-политическими формированиями. Но советское военно-политическое руководство, неуклонно проводившее линию объединения самого широкого спектра политических сил в войне против Германии, добилось того, чтобы ЭЛАС пошла на заключение компромиссных Варкизских соглашений. К сожалению, западные союзники не пожелали взять на себя подобную роль в польском политическом кризисе.

Вторая освободительная кампания

«Время на войне дороже всего» (Наполеон). Поэтому во второй освободительной кампании (зимне-весенней 1944−1945 гг.) задача освобождения Центральной Европы опять переплетается с другой стратегической задачей — завершения разгрома Германии. Эту кампанию вели две мощные стратегические группировки советских войск, сосредоточенные в Польше и Венгрии. Стратегические требования обусловили возложение задачи освобождения Чехословакии на слабый 4-й Украинский фронт, который сражался в горах Словакии и Моравии полгода, но значимых стратегических результатов добился только в мае 1945 г., когда после взятия Берлина и Вены были нанесены мощные удары по германской группировке в Чехии.
Задача освобождения Польши была разрешена уже в январе 1945 г. путём проведения Висло-Одерской операции. Сосредоточенные на рубеже Вислы войска 1-го Белорусского и 1-го Украинского фронтов (2203,7 тыс. человек, 33,5 тыс. орудий и миномётов, свыше 7 тыс. танков и САУ, 5 тыс. боевых самолётов) 12 января начали наступление и уже к 30 января вышли на Одру, полностью разгромив германские войска севернее Карпат и завершив освобождение Польши.
В феврале и марте советские войска вели боевые действия в Силезии, Померании и Восточной Пруссии, готовя позиции для решительного наступления на Берлин. В это время И. В. Сталин одержал ещё одну крупную победу — дипломатическую, на Ялтинской конференции. Используя впечатление от ошеломляющего успеха Висло-Одерской операции, он добился переноса ранее намеченной демаркационной линии на запад, включив в зону действий советских войск районы Вены и Берлина, а также Чехию и всю территорию Югославии.
Освобождение Венгрии затянулось. Гитлер всегда слишком прямолинейно относился к проблеме примата экономики над политикой и стратегией, поэтому он бросил все свободные силы на прикрытие венгерских нефтепромыслов. Немцы провели в Венгрии два мощных контрудара в январе и феврале-марте 1945 г. В тяжёлых боях войска 2-го и 3-го Украинских фронтов отразили натиск врага и завершили разгром его будапештской группировки. После этого фронты 16 марта перешли в наступление, 4 апреля завершили освобождение Венгрии и 13 апреля овладели Веной. 27 апреля было образовано временное австрийское правительство и восстановлена независимость Австрии.
Во время сражений в Австрии 16 апреля началась и 2 мая победно завершилась Берлинская операция. Войска 4-го Украинского фронта вели бои за Моравско-Остравский промышленный район. Американские войска вышли в район Пльзеня. В Чехии сосредоточилось к этому времени до 70 дивизий противника (около 900 тыс. чел.). Но и на её территории к этому времени нарастала национально-освободительная борьба. В начале мая в Чехии уже действовало 20 партизанских бригад (около 7700 партизан), 1−2 мая начались стихийные народные выступления, наиболее ярким из которых стало Пражское восстание, начавшееся 5 мая. Повстанцы оказались в очень трудном положении в самой гуще сил противника, но уже 7 мая началась Пражская наступательная операция войск 1, 2 и 4-го Украинских фронтов. К 14 мая сопротивление войск противника было полностью подавлено. Освобождение Чехословакии завершилось.
Одновременно НОАЮ, 1 марта переименованная в Югославскую армию, освободила северную часть страны. 7 марта было сформировано объединённое временное правительство Югославии, а 7 мая югославские войска освободили Триест. Так в первой половине мая 1945 г. завершились Великая Отечественная война и освободительный поход в Центральную Европу.

Заключение

В последнее время можно услышать мнения, что Советский Союз сражался и приносил жертвы не столько за освобождение народов Европы и Азии, сколько за создание сферы влияния; раздаются и суждения, что освобождение Центральной Европы было не самоцелью, а стратегической необходимостью, поскольку иначе было бы невозможно выйти на территорию агрессора. Эти стратегические и геополитические мотивы, конечно же, присутствовали в решениях советского военно-политического руководства, но не в большей (если не в меньшей) степени, нежели у наших западных союзников. И всё же гуманитарные цели действий в Центральной Европе существовали, ставились и учитывались, и ничто не может умалить подвиг солдат и число жертв, принесённых во имя свободы народов Центральной Европы. И мы, как наследники героев освободительного похода, имеем право привлечь к ответу те её политические группировки, которые закрывают глаза на осквернение советских военных кладбищ и разрушение памятников освободителям.


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru

Магазин компьютеров в Минске. Низкие цены, бесплатная доставка. Большой выбор компьютеров.