Русская линия
Известия Леонид Новиков04.07.2005 

Министр культуры Александр Соколов: «У нас со Швыдким разные взгляды на жизнь»

Министр культуры Александр Соколов впервые публично отреагировал на намерение руководителя Агентства по культуре и кинематографии Михаила Швыдкого подать на него в суд, дав два брифинга, в Москве и в Иванове. Свою позицию он пояснил и в эксклюзивном интервью собкору «Известий» Леониду Новикову.

известия: Можно ли сказать, что ваш конфликт с Михаилом Швыдким дошел до стадии «либо я, либо он»? Насколько радикальны ваши расхождения? Может ли быть поставлен вопрос о том, что вы уже не будете работать вместе?

Александр Соколов: Михаил Ефимович не так давно достаточно четко определил эти расхождения, сообщив, что «у нас с Александром Сергеевичем разные взгляды на жизнь». У нас действительно совершенно разные взгляды на жизнь. В чем-то они не могут быть объединены в компромиссном поле. Решение о назначении или освобождении от должности — как министра, так и руководителя агентства — принимается на более высоком уровне. От того, какое будет принято решение, зависит и то, как пойдет дальнейшая работа.

известия: Кстати, а как вы относитесь к ситуации, когда в рамках министерства вы не можете самостоятельно подобрать и сформировать себе команду?

Соколов: Не думаю, что вообще есть руководитель, которого устроила бы такого рода беспомощность в решении кадровых вопросов.

известия: Почему ряд деятелей культуры, в том числе гендиректор Большого театра, открыто поддержали в этом конфликте именно Михаила Швыдкого, руководителя агентства, а не вас, министра?

Соколов: Да, имеется односторонняя ориентация руководства Большого театра именно на агентство. В этом нет ничего удивительного, потому что прежнее руководство министерства расставило свои кадры, установило с ними определенные отношения и сейчас вправе рассчитывать на взаимность. Но мы обсуждаем в таком полемическом тоне именно те вопросы, которые относятся к полномочиям министерства. Потому что репертуарная политика Большого театра — это и есть фактически то содержание работы, которое является предметом нашей заботы. Меня очень волнует сейчас перспектива реконструкции и реставрации театра, поскольку это огромные бюджетные ассигнования. Поэтому, конечно, я бы хотел точно понимать, как будет контролироваться эта работа. На сегодняшний день министерство не имеет никакого доступа к этой информации и никаких прав по обеспечению контроля над этим сложнейшим объектом. И все это в совокупности, конечно, вынуждает генерального директора Большого театра выбирать, может быть, не самые удачные выражения. (См. комментарий гендиректора Большого театра Анатолия Иксанова в «Известиях» от 28 июня.)

известия: А насколько структура министерства соответствует той, которую вы хотели бы видеть?

Соколов: Поработав около года, мы начали понимать, где структура пробуксовывает — именно на грани соприкосновения с агентствами, и поэтому наряду с традиционными департаментами мы ввели три департамента взамен ранее существовавших. В том числе департамент по культуре, который выходит напрямую на агентство по культуре и кинематографии. Это означает, что возникает прямой контакт с агентством и возможность согласования позиций.

«В Госдуме уже фактически принято решение провести расследование»

Соколов продолжил обвинять Швыдкого

На брифингах в Москве и Иванове министр культуры Александр Соколов подтвердил свои обвинения в адрес главы Федерального агентства по культуре и кинематографии Михаила Швыдкого. Дело, пояснил Соколов, не только в деньгах, но и в политике, и в административной реформе.

В Москве Соколов был суров и невозмутим. Он подтвердил свои обвинения, прозвучавшие по телевидению, пообещал, если что, подать на Швыдкого встречный иск, а также назвал конкретную цифру, которая, по идее, может подтвердить факт коррупции: по федеральной программе «Культура России, 2001−2005», которую вел Швыдкой, реальное финансирование составило только 30 процентов от заявленного. В Иванове, правда, Александр Соколов, отвечая на вопрос все о тех же конкретных фактах злоупотреблений в ведомстве Швыдкого, ответил более обтекаемо: «Мой статус чиновника существенно лимитирует меня в своих высказываниях, я заранее уведомляю, что о конкретности я не могу говорить. Но она конечно же есть. В кулуарах в любом хозяйстве, в любом учреждении нет человека столь наивного, который бы не понимал, что мешает реализовываться нашим программам. Мы работаем в обстановке крайне скудного финансирования культуры — по остаточному принципу, так оно и есть — и на этом фоне еще и терять деньги. Такое паразитирование — это явно негосударственный подход!»

«Сейчас, — заметил министр, — мы вышли на другой уровень обсуждения проблемы. В Госдуме уже фактически принято решение провести расследование по этому вопросу. Информации более чем достаточно».

«У нас действительно есть камни преткновения, которые надо с дороги убрать, — сообщил Александр Соколов, имея в виду госреформу Минкульта, — мы видим, что те приоритеты, которые министерство четко заявляет и предлагает агентству к исполнению, не принимаются во внимание. Программы по Вологде, Мурманску, Ханты-Мансийску, Якутску и т. д. уже готовы к реализации. Когда я их предлагал, то получал обратный эффект. Что делает агентство? Сокращает финансирование. Это просто демонстрация самая настоящая».

«Второе требование — это требование контроля. То есть мы должны знать, как деньги, которые определены на ту или другую программу, реализованы. Формально сейчас вроде бы не исключена такая возможность контроля, но наше требование представить информацию, например, о проведенных тендерах, выстраивании каких-то экономических отношений агентством абсолютно игнорировалось, причем это зарегистрировано в переписке. Вот это и есть развитие административной реформы. Вот в этом и суть. Здесь нет никакого личного конфликта, здесь есть системное противоречие».

Не удовлетворен министр и распределением расходов министерства: «На протяжении многих лет основная часть финансирования попадала на Москву и Санкт-Петербург. Это была позиция прежнего руководства министерства — финансировать те участки, где очень хорошо отлажено взаимодействие. И поэтому здесь тоже болевая точка, потому что мы действительно делаем акцент на региональных программах».

Что касается своего видения судебного решения конфликта, Александр Соколов выразился так: «Думаю, что госчиновник не должен решать вопросы в суде. Есть очень много возможностей для разъяснения своей позиции. Потому что суд — это уже фаза, на которой разговор начинают адвокаты. В полномочиях чиновника донести свою позицию так, чтобы она была понятна и на самом высоком государственном уровне, и читателю любой газеты».

http://www.izvestia.ru/culture/article2092133


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru