Русская линия
Труд Владимир Янченков02.07.2005 

Домой, в Ингушетию
Более 300 русских семей возвратились на родину. На очереди — еще тысячи

90-е годы прошлого столетия стали временем массового исхода этнических русских из Чечни и Ингушетии. Тогда от рук националистически настроенных чеченских бандитов-сепаратистов погибли более 20 тысяч терских казаков, 650 тысяч подвергшихся геноциду коренных жителей — славян вынуждены были покинуть родные очаги. Ушли инженеры, врачи, учителя, квалифицированные рабочие и рачительные крестьяне…

Долгие годы исход русских казался необратимым: страшные картины жгли память беженцев, да и возвращаться казакам-изгоям было некуда. В их дома, в частности, в Чечне, давно уже вселились спустившиеся с гор семьи боевиков.

Первым твердую политическую волю в решении одного из самых острых вопросов проявил президент Ингушетии Мурат Зязиков. По его инициативе разработана и введена в действие республиканская целевая программа по возвращению и обустройству русскоязычного населения. В городах и станицах Ингушетии вновь зазвучала русская речь…

…Эти два утопающих в зелени скромных домика по улице Максима Горького в старинной казачьей станице Слепцовской (ныне Орджоникидзевской) знают многие. Полгода назад здесь поселились две русские семьи — Виктора Михайловича Чаленко и Ивана Ефимовича Синельникова. Дома разделяет общий двор. Здесь под раскидистой черешней новоселы устроили чаепитие.

— Мы-то, собственно, не из Ингушетии, а из Чечни, из станицы Ассиновской, которая отсюда рукой подать, — говорит Надежда Чаленко (Виктор — водитель автобуса — был на работе). И там жили по соседству. Когда заполыхала Чечня, начался осетино-ингушский конфликт, поняли: надо спасать детей. У нас две дочери. Однажды ночью к нам ломились бандиты, пригрозили: русским здесь не жить. Пришлось бросить все, бежать от греха подальше.

Уехали на Ставрополье, к брату Надежды. Жили в тесноте, но не в обиде. Постоянно тянуло на родину. И когда услышали по телевидению призыв Зязикова, подумали: а вдруг и нас, «чеченцев», примет?

В Ингушетии нас не только приняли, но и на специально выделенные средства купили нам жилье, вот эти самые дома, обеспечили работой. Муж водит автобус, я у него работаю кондуктором, а с началом нового учебного года стану работать по специальности — учить детей русскому языку в начальных классах.

О том, как к русским новоселам отнеслись соседи-ингуши, Надежда не может говорить без слез:

— Мы приехали, как говорится, голыми и босыми — без необходимых вещей, даже без постелей. Соседка справа Люба Хакиева подарила нам кровать, одеяла и подушки, а другая — Тамара Евлоева — не уходила с нашего двора, пока мы не соглашались у нее пообедать. Жизнь наша наладилась…

…Молодая пара из Ростова-на-Дону приехала в гости к их общему другу Руслану Парову. Раздольные степи и заснеженные горы Ингушетии, сама станица Слепцовская им так понравились, что ростовчане решили именно здесь обвенчаться и сыграть свадьбу.

Обряд венчания Анастасии и Руслана Сикаренко в местной Покровской церкви стал поистине знаковым событием для всех станичников — и русских, и ингушей. Накрытые в тенистом саду свадебные столы ломились от всевозможных яств, до самого утра над станицей звучали разудалые русские и ингушские песни. Сам президент Зязиков через своего представителя поздравил молодоженов и вручил им свадебный подарок — картину с горным пейзажем Ингушетии.

Ростовчане долго не хотели уезжать из Слепцовской. Районная администрация даже предложила им остаться в станице навсегда. Руслан — талантливый строитель, а Настя — мастер-парикмахер каких поискать. На днях молодожены уехали домой, чтобы посоветоваться с родственниками и друзьями.

Священник Покровской церкви отец Сергий доволен: за последнее время число православных прихожан заметно увеличилось.

В станице Слепцовской строится большой православный собор, такой же храм будет возведен и в столице Ингушетии — Магасе.

— Откуда берутся средства на это строительство? — спрашиваю у благочинного республики, настоятеля Покровской церкви иеромонаха Варлаама.

— Помогают руководство Ингушетии и лично президент. Мурат Зязиков подарил храму новую «Газель», чтобы мы могли совершать паломничество по святым местам, старается помочь всем, чем можно. Однажды, когда я обратился к нему с первой просьбой о помощи, он сказал: «Сделаю все, что могу. Считайте меня своим прихожанином». Слово свое глава республики держит твердо.

— Финансирование республиканской целевой программы полностью осуществляется из республиканского бюджета, — рассказывает заместитель главы администрации Сунженского района Галина Губина. — В 2003—2004 годах было выделено 4 миллиона рублей, президент Ингушетии личным распоряжением добавил еще 750 тысяч. На нынешний год запланировано также порядка 4 миллионов. На эти средства в 2003—2004 годах мы приобрели жилье для 17 вернувшихся русских семей. Остальные семьи живут в съемных квартирах и ждут своей очереди. Пока в Ингушетию вернулось около 600 человек. Но писем и заявлений уже более трех тысяч, и этот поток нарастает.

«Чтобы программа по возвращению русскоязычного населения работала впредь, — считает Мурат Зязиков, — нужен четкий механизм обеспечения жильем, компенсационными выплатами, рабочими местами возвращающихся семей. А это возможно только при федеральной поддержке».

http://www.trud.ru/006_Sbt/200 507 021 200 303_.html


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru