Русская линия
Северный благовестСвященник Владимир Александров29.06.2005 

Интервью с о. Владимиром (Александровым), настоятелем прихода преп. Сергия Радонежского в Стокгольме

— Дорогой отец Владимир, вас сердечно приветствует редколлегия и в целом весь коллектив журнала «Северный благовест», в планы которого входит освещение информационного пространства наших приходов в Северных странах.

Вы были назначены Священным Синодом сравнительно недавно настоятелем прихода преподобного Сергия Радонежского Московского Патриархата в Стокгольме. Что бы вы могли рассказать нашим читателям о себе?

— Моя биография укладывается буквально в несколько строк: родился в 1960 г., окончил школу, институт, аспирантуру, работал по специальности, затем перешел в Издательский отдел Московского Патриархата, рукоположен в 1992 г. Святейшим Патриархом Алексием, служил в монастырях и приходских храмах стольного града Москвы. Женат, имею троих мальчиков. В церковь пришел «благодаря» Советской власти…

Когда молодым специалистом я распределился в академический НИИ, то, по старой советской традиции, спустя месяц меня послали «на картошку». И, по промыслу Божию, вместе со мной был послан наш сотрудник Андрей, уже тогда верующий воцерковленный человек. Именно там, сидя в протекающем, заваленном мешками сарае я впервые открыл Новый Завет. А дальше — больше. Он привел меня в храм Иоанна Предтечи на Пресне, стал моим крестным отцом, дал, образно говоря, «путевку в жизнь».

— Вы много путешествовали по миру, исполняя, по благословению Священноначалия, различные послушания. Как по-вашему, существует ли специфика служения священника в дальнем Зарубежье?

— Конечно! Более того, могу с определенностью сказать, что служение священника за пределами нашей Родины совершенно отличается от послушания в ее пределах. «Наши за границей» совсем другие люди, они, с одной стороны, меньше «зациклены» на бытовых проблемах, но, вместе с тем, в их жизни возникают совершенно иные вопросы. Жизнь в неправославной среде накладывает свой отпечаток даже на достаточно воцерковленных людей.

Простой пример: если в России даже самый закоренелый атеист имеет хотя бы инстинктивное уважение к Церкви и ее служителям, то здесь Церковь рассматривается как одно из «мест работы» с соответствующим отношением к ней.

Кроме того, очень многие наши соотечественники приходят в храм именно на чужбине, не имея при этом даже самых элементарных знаний. Поэтому одна из важнейших задач священника за рубежом — катехизация, просвещение людей. При этом индивидуальная пастырская работа здесь имеет особое, я бы сказал, определяющее, значение. Именно поэтому наше Священноначалие назначает на зарубежные приходы уже сколь-нибудь опытных священнослужителей.

— Вы совершаете свое послушание как в Стокгольме, как и в других городах Швеции. Какие есть проблемы и вопросы в приходах?

— Отчасти я уже постарался ответить на этот вопрос, но надеюсь более подробно поделиться с читателями своими размышлениями в отдельной статье. Скажу только о главном: подчас не хватает ни сил, ни времени, ни возможностей уделять каждому из приходов столько времени, сколько следовало бы.

— Как известно, в Швеции проживает немало русскоязычных. Каковы ваши планы работы с ними? И связанный с этим вопрос: наверняка в Швеции существует проблема помещений для богослужений и встреч с прихожанами?

— Начну со второго вопроса: вы попали в самую точку. Эта проблема, пожалуй, наиболее актуальна в наших приходах в Швеции. Простой пример: за Божественной литургией в Стокгольме в воскресный день молится около 60 человек. Но не потому, что больше нет православных в миллионном городе — больше не позволяют размеры помещения. Во время литургии на престольный праздник алтарник был вынужден находиться в храме, потому что в алтаре, где служили всего четыре священника, уже не было места. Поэтому сейчас Приходской совет усиленно работает над поиском подходящего помещения или участка земли для русского храма в Стокгольме. Во время визита в Швецию министра культуры России А. С. Соколова мы достигли договоренности, что при нашем будущем храме обязательно найдется место для Российского культурного центра. Вот вам ответ и на первый вопрос.

У приходов Московского Патриархата в Швеции очень хорошие отношения с организациями, объединяющими наших соотечественников, такими как: Союз русских общин (Стокгольм, председатель Л. Сигель), Русско-шведское общество (Гетеборг, председатель И. Хромова), Русско-шведский культурный центр (Лулео, председатель С. Главатских). Поэтому, ни в коей мере не подменяя их деятельность, считаю, что именно под водительством Русской Православной Церкви наши соотечественники смогут сохранить русскую культуру, свою самобытность и своеобразие.

— Какие у вас отношения с российскими представительствами в Швеции?

— У нас сложились нормальные рабочие отношения с Посольством России и другими российскими организациями в Стокгольме. Посол встречал и сопровождал Председателя ОВЦС митрополита Кирилла во время его пребывания в Стокгольме. А в Гетеборге благодаря трудам и энергии Генерального консула Г. И. Бессонова достигнута договоренность и уже предприняты практические шаги по строительству на территории Консульства храма Московского Патриархата — первого храма Русской Православной Церкви в юго-западной Швеции.

— Большое вам спасибо за интересный рассказ. Мы желаем вам благословенных трудов на ниве Божией в деле становления приходов Московского Патриархата в Швеции. Храни вас Господь.

— Благодарю за теплые слова, желаю вашему журналу помощи Божией в трудах на благо нашей Матери-Церкви и надеюсь на дальнейшее сотрудничество.

http://severny-blagovest.org/0034.htm


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru