Русская линия
Псковское агентство информации29.06.2005 

Божественные клинские рассказы

Деревенька Клин находится в 35 — ти километрах от Великих Лук, рядом с поселком Кунья. В деревне восемь домов, пять из них — монастырские. Монастыря пока здесь нет как такового — со службами, уставом, сестрами. Здесь еще нет монахинь, но в воздухе, во всем стоянии начального лета, в самом храме Воскресения Христова, в далях холмов и безлюдье предощущается это рождение обители, тихое и трогательное.

Раньше никакого монастыря здесь не было, но Клин — родина святого Патриарха Тихона, «кроткого Патриарха», и создание женского Воскресенского монастыря благословил в 2003 году Архиепископ Псковский и Великолукский Евсевий, известный своим устроительством монастырской жизни в Самарской, а теперь и в Псковской епархии. Живут же пока в строящейся обители три женщины: тихая и хрупкая Марина, которая умеет все — и вышивать, и теплицу построить; православная со стажем молитвы Валентина Васильевна и Алевтина, улыбчивая круглолицая женщина, с быстрой и легкой походкой.
Благочинному Великолукского округа и настоятелю храма Вознесения Господня в Великих Луках иеромонаху Киприану поручено архиерейским благословением нести ответственность за строительство обители. Вот уже около храма лежат кирпичи, сама церковь отремонтирована, туда во время войны попала бомба, и часть церкви просто построена заново. Храм чисто выметен, убран, украшен иконами.

Отец Киприан, вернувшись из паломничества в Святую Землю, привез икону Иисуса Христа с 12 — ю Апостолами. Есть в храме и икона, рожденного здесь, в Клину, Василия Белавина, поповского сына — первого российского Патриарха — мученика.
Наместник монастыря, отец Киприан, производит впечатление грозного пастыря: он высок ростом, черен и стремителен. За словом батюшка в карман не лезет, распоряжения дает короткие и точные. На праздничном богослужении в своем Свято-Вознесенском Соборе, на проповеди, он будет сетовать о наших душах, которые не воспаряют к небу, а закапываются нами в землю. Давая крест прихожанам после Литургии, строго скажет: «Ангелы, кстати, всех записали: кто опоздал, кто раньше ушел. А женщины в губной помаде и брюках пусть к кресту не подходят. Не дам».

Отец Киприан умеет говорить и рассуждать, его слушаешь с явной душевной пользой. Монашеское делание даром не проходит, вот с Благодатью Божией в народе сложно. Как шутит батюшка, Господь нам дает самое дорогое в помощь, что есть в мире — Благодать. И даром, а мы не берем. Нам не надо.
Послушница, а может, и просто трудница Алевтина, не переживает о монетизации и маленькой учительской зарплате, хотя сама в недавнем прошлом учительница начальных классов. У матери двух взрослых сыновей и бабушки, душа нараспашку к Богу и к человеку. Она улыбается и сажает огурцы в огороде, улыбается и доит козу Милу, которую подарили монастырским в Клин всего вторую неделю, такой и стаж дойки у бывшей учительницы Алевтины.

Она говорит: «Кто я? Я и сама не знаю. Живу и живу здесь. Как раньше жила, Бога не знала, даже страшно вспомнить. А потом решила: уйду, буду молиться за всех своих ближних: и кто жив, и кого уже нет. Может, кому и помогу своей молитвой». Алевтина была прихожанкой храма св. Георгия в Камно, близ Пскова, окормлялась у о. Валентина (Мордасова), а после, когда батюшка преставился — у отца Киприана, назначенного на приход в Камно. Но затем Владыка благословил иеромонаха Киприана на приход Свято — Вознесенского Собора в Великих Луках и строительство женской обители в Клину. Алевтина двинулась за батюшкой. Алевтина не в мире, и говорит только про Божественное. Но ее рассказами заслушаешься и удивишься про себя. Такое уж ныне рассказывают только монастырские.

Кот — странник.

Стали мы собираться в Клин. А на приходе в Камно у нас были кошка и кот. Кошечку забрали с собой, а кота Барсика собирались потом захватить. Но кот пропал. Какое — то время спустя, приезжает отец Киприан в Клин, а у него в багажнике Барсик. Батюшка его подобрал на дороге от Пустошки, кот уже на Великие Луки поворачивал. Прошел пешком почти триста километров. Правильно шел, знал — куда. И батюшку своего встретил.
Игумен Дамаскин. Как — то несколько лет назад собралась в паломническую поездку в Крыпецкий монастырь. Мясо давно не ем, а тут сварила для семьи, встала утром, собираюсь, а сама думаю: дай бульон выпью, а мясо не буду. Бульон выпила и поехала. Посмотрели монастырь, помолились, потом подошли наши паломники к игумену Дамаскину, а я в стороне стою, жду, когда можно будет с батюшкой поговорить. Отец Дамаскин на меня так лукаво посматривает, а потом и говорит: Что: «бульон съем, а мясо не буду»?
Тайна. К нам приехала женщина и рассказала, что приснился ей ее умерший давно брат, который попросил принести ему две тысячи рублей, кагору, муки и елея. Все, что надо для Евхаристии и милостыни. А брата, когда ему было 12 лет, нашли повешенным в лесу. То ли сам, то ли кто — то это сделал. Женщина приехала в Клин, привезла деньги и муку с кагором, мы отслужили панихиду, а когда вышли их храма, обернулись, а над храмом лебедь летит. Белый — белый. И откуда он взялся: ранняя весна, еще снег лежит. Знак, значит, был. Теперь эта женщина к нам в Клин с мужем приезжают, цветы сажают, помогают нам. Хорошие люди.
Благодать. Слухами земля полнится, и к нам уже приезжают паломники. Правда, не все могут оставаться надолго. Одна женщина, такая сильно молящаяся, жила у нас немного, потом вдруг все таблетки за ночь съела, вроде как тронулась. А наутро пришла в себя и говорит: У вас тут благодати много, не приеду больше к вам. И уехала.
Как рождался наш колодец. С водой в Клину большие проблемы, можно сказать, ее здесь нет. Говорят, когда бомба в церковь попала, то в алтаре забил ключ — оттуда и воду брали. А вода очень нужна. Позвала я своего друга, геодезиста. Ходил он целый день по деревне с лозой, а потом как бросит лозу, говорит, знаю, что вода есть, но ничего не понимаю, не найти. Потом сказал: «Давайте копайте здесь, чисто теоретически, думаю, вода здесь должна быть». Неделю копали, наш геодезист рядом сидел, три кольца поставили, а воды нет. Потом он говорит: «Можете теперь брать трактор с козырьком (специальным ковшом) и выдергивать эти кольца». А пока все это мы копали, попросили, нашу прихожанку, которая ехала в Москву, помолиться мощам святителя Тихона в Донском монастыре о воде. Сидим возле колодца, я и говорю: «На все воля Божия: будет трактор, он нам выдернет кольца». Глядь — трактор едет, тракторист подцепил кольца, стал тащить, а тут вода поперла фонтаном. Потом мы узнали, что в это время наша подружка молилась святителю в Донском монастыре. Не оставил нас святой Патриарх, помог.

Много чего поучительного и умного рассказывала Алевтина, заслушаешься. Звала приезжать в монастырь на работу и молитву. Правда, пока там работы больше, чем молитвы. Монастырю сейчас очень нужны помощники. И сказала раба Божия Алевтина, смеясь: Нам батюшка говорит: «Вы — дуры. Были бы умные — здесь не жили».

Информационная служба Псковской епархии.

http://informpskov.ru/print/21 564.html


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru