Русская линия
Седмицa.RuСвященник Андрей Близнюк28.06.2005 

Православная миссия сегодня

Традиционно считалось, что религиозность очень не свойственна юности. Однако знамением Русского Православия ХХI века стало воцерковление старшего поколения через младшее. Каждого Господь призывает по-своему. Кто-то приходит к Богу скорбями, кто-то радостями, а кто-то благодаря проповеди миссионера.

О миссионерском служении, его истории и современности мы беседовали с руководителем одной из миссионерских межфакультетских студенческих групп Свято-Тихоновского Богословского Гуманитарного университета, законоучителем православной «Традиционной гимназии», клириком московского храма Святителя Николая в Кузнецах священником Андреем Близнюком.

— В Москве проживает довольно много необразованных в духовном плане людей, которые под духовностью подразумевают начитанность. Верующими себя считают, потому что верят в абстрактного Бога «в душе». Православными — потому, что раз в год, обычно по обету, забегают в церковь поставить свечку…

— В советских словарях миссионерство называли методом захвата чужих территорий, насильственной идеологической экспансией. Среди тех, кто сохраняет светски-атеистическое сознание, широко распространено мнение, что Церковь якобы сковывает человеческую личность, выступает против нового и всячески борется с благами цивилизованного общества. Что на это можно возразить?

— Во времена святителя Иннокентия Московского — апостола Америки и Сибири — Русская Православная Церковь просветила ряд языческих северных, сибирских и дальневосточных народов. Именно Церковь доносила до иноверцев основанную на христианских ценностях культуру: благодаря православным миссионерам у алеутов появилась азбука, в Якутии — письменность. Миссионер был проповедником цивилизации. Его работа начиналась не с осуждения шаманизма и многобожия, а, казалось бы, с не самого уместного в деле проповедника обучения примитивному труду: обрабатыванию дерева и занятиям промыслами.


— А какова проповедь сегодня?

— Миссионер нового тысячелетия работает совершенно в другой ситуации. Он приезжает с проповедью к народу, который некогда был христианским и православным, но потерял за годы советского атеизма и разгульной вседозволенности последних десятилетий свою духовную основу и нравственный стержень. Часто люди и рады бы верить, но толком не знают в Кого, как и зачем. Все перепуталось в их сознании. Христианство порой причудливо совмещается с жертвоприношениями домовым, верованиями в русалок, суевериями, астрологией, оккультизмом и сектантством.

Задача современной миссии сводится к фильтрации этой духовной путаницы. Часто приходится объяснять, например, что расплодившиеся по русским городам и селам «знахари» и «целители» не могут «помогать людям» с благословения Патриарха или местного правящего архиерея, потому что их деятельность построена на взаимодействии с бесовскими силами.

— Почему так трудно проповедовать Слово Божие в современном мире, когда все граждане нашей страны говорят на одном языке, развитие технологий позволяет обращаться к людям через телевидение, радио, интернет?

— К сожалению, все перечисленное практически никак не способствует распространению Евангельской проповеди в широких слоях населения нашей страны. Провинция живет намного беднее столицы, и камнем преткновения для миссии там часто является извечная проблема: «Нет денег!» Именно здесь на помощь могут прийти миссионеры-студенты.


— Как осуществляется их деятельность?

— В Православном Свято-Тихоновском Богословском Гуманитарном университете (ПСТГУ) существует несколько миссионерских групп, которые ездят в разные уголки России с локальными просветительскими поездками. В прошлом году такие группы совершили двенадцать путешествий, в ходе которых сотни людей познакомились с Православием, узнали о Его таинствах, получили ответы на свои вопросы. Люди действительно интересуются, и вопросы у них самые разные: «Кто такой Бог?», «Что такое любовь?», «Можно ли православным жениться и выходить замуж?», «Можно ли носить светскую одежду?» Сотни людей посмотрели православные фильмы, послушали духовные песнопения. Наконец, сотни людей крестились, исповедались и приобщились Святых Таин.

— С чего началась студенческая миссия?

— Подобная православная просветительская студенческая деятельность в ПСТГУ зародилась благодаря поездке в Якутию в 1996 году, которую возглавил ректор протоиерей Владимир Воробьев.

Надо сказать, что миссионерские отделы работают практически во всех епархиях Русской Православной Церкви. Однако объем просвещения настолько велик, что на подмогу приходится приглашать еще и студентов-миссионеров. Ведь в сложном деле воцерковления никак не обойтись без крепкого молодого здоровья и юношеского задора.

— Отец Андрей, расскажите о своих просветительских путешествиях.

— Свои первые групповые миссионерские поездки я организовал в 1998 году. Тогда студенты посетили Пинегу (Архангельская область) и Якутию. За семь лет, по благословению епископа Архангельского Тихона, нами было осуществлено восемь путешествий.


— Чем интересны эти края?

— Русский Север — это места обитания былинных поморов, волевого и решительного народа. Такими их сделала суровая природа-матушка этой стороны. Поморы осваивали не только прибеломорье, а также Сибирь и даже Дальний Восток. На своих «кочах» они дошли до Аляски, составляли костяк в экспедиции Дежнева. И нам хочется узнать истоки подобной удивительной силы духа и найти хотя бы какие-нибудь остатки этой особенной стати.

В советское время был разрушен весь уклад жизни поморов. Основанные на месте артелей совхозы и колхозы не смогли реализовать поморскую природу.

Сейчас жизнь этих легендарных людей являет собой печальную картину: процветает алкоголизм, молодежь вынуждена покидать родные места. Многие села стоят пустые, а прекрасно сохранившиеся дворцы-дома из лиственницы, некогда до отказа наполненные многодетными семьями, остались сиротами.

— Как Вы считаете, можно ли изменить к лучшему жизнь поморов?

—  Возобновление работы коллективных хозяйств делу не поможет. Хорошо, если бы на помощь пришли приходские организации, которые стали бы и духовными, и культурными центрами селений, смогли бы заниматься сельским хозяйством. Тогда и край оживет. Подобная практика работы уже существует во многих уголках России. Известно, что на Камчатке одно приходское хозяйство помимо своего прямого назначения еще морковку-капусту-картошку выращивает, и даже диковинную для тех мест ягоду — виноград. Мне кажется, что вновь жизнь может затеплиться только вокруг храма.

Под лежачий камень вода не течет. Нам необходимо освежить свою память и вспомнить, что когда-то здесь находился потенциал «России молодой», которая впоследствии стала мощной православной империей.

Ведь со временем может случиться так, что богатые природными ископаемыми пустующие земли русского Севера станут свободной зоной экономического предпринимательства иностранных фирм. И здесь уже будет не Россия, а чужая территория. Это несправедливо: русские люди разрабатывали и осваивали этот край более пятисот лет. Чтобы вспомнить, сколько было потрачено сил, сколько погибло людей, достаточно почитать роман Юрия Германа «Россия молодая».

— В какое время года вы совершаете поездки? Как складываются отношения с населением?

— Ездим мы и зимой, и летом. Чаще всего нас встречают радостно, хлебом-солью. Останавливаемся, как правило, у местных жителей. Бывает, приходится ночевать и на полу в клубах — у нас всегда с собой есть спальники и весь туристический инвентарь.

Местных бабушек не смущает возраст проповедников. Иногда пожилые напрямую спрашивают: «Нас не учили, мы не знаем, расскажи, как надо?» С молодыми они обращаются охотно, тем более что видят, по нынешним временам, каких-то особенных людей. Девушки не перекрашенные и не вульгарные, ребята не курят и не пьют.

Молодые миссионеры-волонтеры стараются не поучать, но собственным примером показать, кто такой православный верующий. Этим они и вызывают доверие у людей старшего поколения. Между многими даже складываются родственно-доверительные отношения. Кто-то, ведя переписку, продолжает общение с поморами и по возвращении в Москву. И, поздравляя с тем или иным праздником, в открытках ненавязчиво проповедует старшему поколению, не только желая «Крепкого здоровья!» и «Многая лета!», но и рассказывая о сути церковного торжества, основанного на Священной Истории.

— Когда будет заметен результат миссионерской работы?

— Мне кажется, что задачей каждой православной миссии должно быть возобновление церковной жизни, когда в селах будут совершаться богослужения, люди регулярно будут исповедоваться и приобщаться Святых Христовых Таин.

Количество же крещаемых — показатель мало о чем говорящий. Например, святитель Иннокентий, совершая свое первое путешествие в сане епископа Камчатского, Алеутского и Курильского, которое длилось шестнадцать месяцев, прошел путь больше десяти тысяч верст и окрестил всего двести человек. Но после двадцати шести лет проповеди он оставил практически святую Алеутию. Весь народ в каждом селении регулярно исповедовался и причащался, никто не совершал смертных грехов.

* * *

Что думают о миссионерской деятельности молодежи сами участники миссионерских поездок? Мы спросили об этом у студентов ПСТГУ.


— Многие студенты признаются, что самой большой трудностью миссионерской работы являются они сами. Почему так происходит?

Сергей Сиротин, студент III курса Богословского факультета: — Люди в провинции намного честнее, непосредственнее и даже добрее москвичей. И перед этими искренними сердцами особенно трудно пересилить свое стеснение, связно и логично изложить свою мысль, подыскать нужные слова.

— В чем причина такой разницы между жителями одной страны?

Антон Корнышов, студент III курса Богословского факультета: — Мне кажется, причина этой разницы в том, что в Москве царствует стремление быть лидером, зарабатывая большие деньги, быть «круче всех». Как следствие, нормой становится предательство, когда ради достижения своих целей попираются родственные, дружеские отношения. Широко распространены злоба, зависть, корысть, к которым присоединяется бешеный ритм жизни, выматывающий и наполненный суетой…

Но самое страшное, на мой взгляд, заключается в том, что искаженный стереотип счастья с его лозунгом «Бери от жизни все!» дошел уже и до тех заповедных мест. И замечательные, простые, открытые дети, которые задают во время наших с ними бесед удивительно серьезные вопросы, мечтают покинуть свою малую родину и уехать в город в поисках, как они считают, «лучшей, настоящей жизни».

— Каковы отношения у местного населения между собой?

Сергей Сиротин, студент III курса Богословского факультета: — Вот что интересно: дети к старшим относятся, как к друзьям, помощникам и наставникам. То есть они смогли сохранить до сегодняшнего дня в неизвращенном виде такие понятия, как честь, дружба, долг, послушание. Благодаря прекрасной видеоэкологии, у них правильно развито чувство гармонии, поэтому они так восприимчивы к Слову Божию. А народные промыслы, охота воспитали в них терпение, понимание и уважение к другому человеку.


Антон Корнышов, студент III курса Богословского факультета: — Быть русскими им, опять же, помогает удаленность от центра. Ведь в Москве прошла поголовная американизация под впечатлением Дейла Карнеги, когда все друг друга «ловят на удочку». СМИ, кино, а теперь еще и интернет выработали у современного человека секулярного сознания очень много предубеждений по отношению к Церкви.

— И что нужно делать миссионеру?

—  Рушить ложные стереотипы. Разбирать их буквально по кирпичику. Поэтому наши маленькие поездки — это своего рода прививки. Слава Богу, их становится все больше. И со временем они должны принести пользу, прежде всего духовно больному здоровью нашей страны.

— Что дает студентам подобная миссионерская практика?

— В университете мы получаем теоретическое образование, а в поездках — практическое. Потому что православный христианин должен уметь применять свои знания о вере и Церкви на деле, в реальной жизни.

Сложно приехать куда-нибудь без подготовки, рассказать что-то о Господе, вере, Церкви, иконах, святых, праздниках, и — уехать, не вникнув в проблему, не поняв местных особенностей жизни и ментальности. Ведь миссионерство — это не работа, а образ жизни. И чтобы нас поняли, необходимо долгое общение.

Учеба нашего института настолько активна, требует стольких сил, что рано или поздно заставляет учащегося задаться вопросами: «Зачем мне это нужно?», «Действительно ли я правильно выбрал вуз, факультет и сферу будущей деятельности?» И если студент не чувствует в себе призвания, то уходит. Здесь нельзя просто учиться и получить диплом.

Я согласен с Сергеем: в миссионерских поездках мы призваны победить самого себя, сделать все, чтобы в любом коллективе сложились теплые отношения. То есть в своей жизни воплотить заповедь о любви, которая должна быть между нами. А иначе как можно идти к людям с проповедью, когда мы находимся в злобе, раздражении, ненависти к ближнему, как они узнают, что мы христиане? Для миссионера важна искренность, которой есть место только в чистом сердце. Миссионерские путешествия показывают, насколько мы достойны называться христианами.


— Кто может стать миссионером?

Лилия Беляева, студентка II курса миссионерского факультета: — Каждый православный человек призван к проповеди. Конечно, более адекватно в качестве миссионера люди, чаще всего, воспринимают священника.

Во время наших посещений школ, бесед с детьми и подростками, ведущими просветительских программ были молодой человек и девушка. И это, на мой взгляд, правильно. Ведь вопросы нам задавали и девочки, и мальчики, затрагивающие все сферы жизни от бытовых до вечных проблем.

Миссионер должен соответствовать Евангелию. Да, мы далеки от идеала, но являемся хранителями Истины. И должны всячески держаться за нее, стараться совершенствоваться, самим спасаться, чтобы вокруг нас тысячи спаслись.

Непозволительно изображать из себя какого-нибудь «сверхчеловека», заниматься высокоумием. На самом деле наши собеседники проще и чище, всегда чувствуют подлог. Надо быть естественным, общительным. Быть самим собой.

— Женское ли это дело — миссионерство?

— Если иметь ввиду дальние путешествия, сопряженные с большими затратами физических сил, высоким уровнем выносливости и стойкости, то — нет. Например, за девять дней мы посетили пять селений. Из Москвы до Архангельска ехали на поезде, далее — на микроавтобусе.

Когда я готовилась к этой летней поездке на Мезень, была полна трепета перед неизвестностью. И мои надежды были более чем оправданы. Меня поразила и местность, и люди. Во время нашей работы я неоднократно испытывала страх, стеснение. Особенно трудно было отвечать на вопросы. Однако каждый раз Господь меня вразумлял, как нужно ответить, что сказать.


— Какие вопросы тебя удивили?

— Оказалось, что люди не знают самых простых вещей. Молитвы путают с заклинаниями, а нательный крест — с амулетом. Интересно, что практически все они верят в судьбу, считают, что все уже предрешено, отчего так часто от них можно было услышать удручающие речи, полные уныния.

Меня поразил их пытливый ум. Это люди, которые отличаются ясностью мысли и здравыми думами. Даже семиклассники задавали очень серьезные вопросы, о смысле жизни, о земном и вечном, бытии и небытии, о сущности Христианства.

К сожалению, они хотят уехать из тех мест, где веками жили их предки. Мы не можем им помешать. Мы старались до них донести хотя бы какие-нибудь знания о Боге. Быть может, это поможет им не прельститься в городе ложным блеском и красотой бездуховной жизни, сохранить свой удивительный простодушный внутренний мир.

Еще меня удивили женщины деревни Кимжи, которые живут так далеко от нас, почти что на краю Земли. Они собрались и исполнили для нас местные песнопения, передаваемые на протяжении многих веков из уст в уста и посредством особой письменности.

— Как ты думаешь, ждут ли местные жители вновь вашего приезда в те края?

— Ждут и зовут. Они нас очень радушно встречали, трогательным было и наше прощание. Со многими у нас сложились очень теплые отношения. Например, мы очень сдружились со старушкой из села Погорелец Зинаидой Карповной, которая вместе со своей подругой стала инициатором строительства храма. Она много поведала нам о своей непростой сельской жизни, частенько сокрушаясь о том, что столько лет прожила без Бога. Ее народная мудрость гласит: «Раньше страдала, ничего не понимала. Теперь же знаю, что есть Господь!»

Пожалуй, миссионерская поездка была нужна также для того, чтобы донести до нас, городских столичных жителей, эту выстраданную правду старшего поколения жителей русского Севера и укрепить наши сердца в христианской православной вере.

Беседовала Евгения Жуковская

http://www.sedmitza.ru/index.html?sid=77&did=24 650&p_comment=belief


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru