Русская линия
Трибуна Лиана Налбандян27.06.2005 

Директор в тигровой шкуре
Русскую школу в Москве сделали грузинской. Почему?

Небольшой пятачок в сквере имени космонавта Волкова в Москве пестрит на ветру флагами политических фракций всех цветов и оттенков. С наспех сколоченной трибуны слышны гневные речи. Серая группа бритоголовых время от времени выбрасывает руки в нацистском приветствии. На агитштампы, усиленные мегафоном, о «ползучей оккупации» столицы и «Москве для москвичей» собравшиеся откликаются театральными аплодисментами. Очередной демарш националистов? Если бы… Митингующие в большинстве своем — тихие интеллигенты, уже немолодые, без гримасы агрессии на уставших лицах. Что заставило две с лишним сотни горожан битых два часа простоять вокруг цветочной клумбы, благодарно внимая ораторам? Бытовой, местечковый, в полном смысле этого слова детский конфликт получил-таки политическую окраску — русскую общеобразовательную школу N 223 в одночасье захотели сделать грузинской. Родители против, ибо подавляющее большинство учащихся этой школы не грузинские мальчишки и девчонки, а «дети разных народов».
Незримые пограничные столбы в этой школе на Войковской установили еще в 2002 году, когда по инициативе окружных властей на вакантное место директора школы была приглашена Дали Макацария, а в самой школе ввели этнокультурный грузинский компонент.
— Была обычная школа, где кроме большинства русских учеников были дети и многих других национальностей, — рассказала бабушка одного из учеников Эмма Семеновна. — Но потом в школу стали набирать преимущественно грузинских детей.
Постепенно количество населения маленького пришкольного государства практически сравнялось. Границу провели легко и четко: русскоязычные дети оказались по одну сторону учебного процесса — в классах «А» первой смены, с преподаванием на русском языке. А грузинские ученики — в классах «Н» во вторую смену и с уроками на языке Шота Руставели.
— Получается, что до 14.00 мы в русской школе, а потом вроде как в гостях — выходишь в коридор и слышишь только грузинский язык, — говорит Люба из 11-го класса «А». — После первой смены нас выгоняют из школы, даже не столько ученики, сколько их учителя.
Учительскую тоже незримо поделили на две неравные половины. На уроки в классах «Н» русские учителя не допускаются, а вот биологию и химию в классах «А» преподают с сильным грузинским акцентом.
— Грузинских учителей довольно сложно понять: говорят они на ломаном русском, — сказала бабушка одного из учеников. — Знаний не дается никаких, но моему внуку эти предметы особо и не нужны, четверки-пятерки он по ним приносит регулярно — и ладно.
Похоже, эта бабушка смирилась. Тем не менее определенное неравноправие в школе есть. Например, была принята негласная внутришкольная конституция, согласно которой грузинские дети имели право на посещение тренажерного зала и большее количество различных внеклассных занятий, русским же ученикам данные права гарантированы не были.
Но больше всего митингующих возмущало то, что в аттестате русскоязычного выпускника укажут, что он окончил школу с «грузинским компонентом».
— Мне этот довесок ни к чему, я ни слова не знаю по-грузински, — говорит Люба. — Кроме того, я слышала, что в некоторые вузы с таким аттестатом принимать не будут.
— В названии школы этот компонент обозначен, — говорит учительница математики Ольга Кривошеева. — И в аттестате будет написано по официальному названию школы. Сейчас к нам уже почти не приводят русских детей. Скоро просто не с кем будет работать.

Лиана НАЛБАНДЯН
А вы как думаете?

Любовь КЕЗИНА, руководитель Департамента образования Москвы:
— В Москве действует 81 образовательное учреждение с этнокультурным компонентом. Такие школы создаются только с одной целью: воспитывать детей в уважении к другим культурам. Все они работают по программе, утвержденной правительством Москвы. Преподавание ведется на русском языке. Школа N 223 — не грузинская, а школа с этнокультурным грузинским компонентом. Детей-грузин здесь 30 процентов и еще дети 19 национальностей. Конфликтов между учениками, преподавателями и родителями нет. Как проводятся все эти митинги «в защиту 223-й школы», нам известно. Определенные силы агитируют жителей, привозят-увозят их на автобусах. Это политический конфликт. И раздувается он намеренно.

Алексей ОСТРОВСКИЙ, член Комитета по международным делам Госдумы, депутат от фракции ЛДПР:
— Никаких этнических школ в Москве и по всей России! Государство, власть должны предпринять самые жесткие меры в этом отношении. И научиться, наконец, охранять русских, основную нацию Российской Федерации. Школы с этнокультурным компонентом, к сожалению, де-факто: они разрешены официально. Их надо немедленно закрыть. Столица государства не должна быть убежищем для тех, кто не нашел себе места в кавказских государствах. В первую очередь этот город — для русских и коренных москвичей. Моя мама работает учителем в московской школе. Я знаю реальную картину. В наши школы пришло огромное количество детей — беженцев из республик бывшего СССР: армяне, грузины, азербайджанцы. Держатся они вызывающе, подминают под себя русских ребят, при удобном случае всячески ограничивая их свободу. Если мы и дальше будем такими демократичными, потеряем государство русской нации как таковое. Будем меньшинством в своей собственной стране.

http://www.tribuna.ru/material/250 605/1_print.shtml


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru