Русская линия
Вера-Эском24.06.2005 

Обитель ангелов

Женский монастырь в Старой Ладоге наконец-то передан Церкви. Об этом объявили не так давно в Санкт-Петербургской и Ладожской епархии, а на последнем заседании Священного Синода ему придан юридический статус.
Два с половиной года на территории поруганной, полуразрушенной обители жили несколько насельниц, соседствуя с интернатом для умственно-отсталых детей. И вот теперь все монастырские помещения освобождены.

— А что вы знаете о нашем монастыре? — первое, о чем спросила встретившая меня матушка Ангелина, возглавляющая сестричество Свято-Успенского Староладожского монастыря. Как оказалось, у матушки в этот день был юбилей — ей исполнилось 60 лет. А проводила она его на огороде с лопатой в руке — не разгибаясь весь день до вечера.

— Что знаю?.. То, что тут один из древнейших храмов Руси. Вот приехали узнать, начнутся ли в нем теперь, когда монастырь передан Церкви, богослужения.

В самом деле, что известно большинству россиян, интересующихся отечественной историей, о Старой Ладоге? Что это один из древнейших центров православия на северо-западе Руси. Что само поселение возникло на берегах Волхова в VIII веке. Во дворе староладожской крепости расположен древний (XII века) храм святого Георгия Победоносца, по преданию, построенный в честь победы новгородской дружины над шведами. А на территории самого монастыря расположен еще один древнейший храм домонгольской Руси — в честь Успения Божией Матери… Вот и все, пожалуй.

— Успенская церковь остается собственностью музея, исторической ценностью, и богослужения в ней производиться не могут, — пояснила матушка Ангелина. — Хотя сами музейщики до недавнего времени считали, что Успенский храм — «новодел». И только недавно, когда нашли знак Рюрика наверху под куполом, стали думать иначе. Нельзя сказать, что к «памятнику архитектуры» в последние десятилетия относились с должным вниманием. Более того, неизвестна судьба останков местночтимых подвижниц, которые были похоронены около алтаря храма. Известно только, что музейщики проводили здесь раскопки, а куда они определили выкопанные косточки — покрыто тайной.

— А кто были эти подвижницы?

— К ним относились как к старицам. У нас сохранились материалы к жизнеописанию.

— А вы знаете, что у вас тут подвизалась в XIX веке поэтесса-монахиня Мария (Шахова)?

— Да, она здесь писала свои поэмы и получала письма от святителя Игнатия Брянчанинова (была его духовной дочерью). Он писал ей, что она должна быть счастлива тем, что живет в обители, «причастной седой и славной старине».

В истории нашего монастыря было много важных событий, сюда приезжали на богомолье и жили здесь Божьи люди. Может быть, найдется человек, который откроет наш монастырь для современных паломников, расскажет о нем, о его значении в истории Церкви? Мы ждем паломников и трудников, потому что очень нуждаемся в помощи. Все здания монастыря находятся в аварийном или полуаварийном состоянии. Пока у нас нет ни материалов, ни людей, ни средств для того, чтобы начать поднимать монастырь из разрухи. Но, надеемся, Бог не оставит. Наше дело — молиться. Главное в монастыре, чтобы служба совершалась ежедневно, тогда и помощь Божия пойдет.

После короткого разговора (матушке нужно было закончить работу, а мне не хотелось ее отвлекать надолго) в домовый храм обители проводила нас ясноглазая (удивительные глаза у этой послушницы, в миру таких не увидишь) сестра Анна. Она рассказала нам о подвижничестве матушки Ангелины.

С 1993 года матушка на Выборгской стороне в Петербурге занималась восстановлением подворья Введено-Оятского монастыря. В перестроенном в советское время храме, разделенном на этажи и комнатушки, с затопленным грунтовыми водами подвалом, удалось за несколько лет возобновить богослужения. Храм этот был освящен в честь преп. Анны Кашинской, потому почитание этой святой перенесла матушка Ангелина и в Старую Ладогу. Здесь, в домовом храме, в ее честь находятся частица святых мощей и большая храмовая икона, перед которой читается акафист. В храме чувствуется особая благодатная атмосфера — раньше здесь была монастырская богадельня, где жили и отходили ко Господу старицы-схимницы.

— А сейчас весь храм заселен ангелами! — воскликнула я, увидев две большие витрины перед свечной лавкой. Такого нигде не приходилось встречать: на трех стеклянных полках в каждой витрине стояли фарфоровые ангелочки разных размеров и цветов, с неповторяющимися выражениями личек.

— Матушка у нас — Ангелина, потому и ангелов у нас много, — ответила послушница.

Л.Ильюнина

http://www.vera.mrezha.ru/492/14.htm


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru