Русская линия
Вера-Эском М. Выгин24.06.2005 

По пророчеству игуменьи
Выйдет ли из воды на берег потопленный монастырь? Участники Леушинского стояния в это верят…

Сразу за Череповцом, если ехать на восток Вологодской области, открывается вид на море. Как оно образовалось и сколько городов, сел, монастырей и храмов потопило, мы уже рассказывали («После потопа», в N 410), но вот своими глазами видим первый раз. На 40-м километре дороги вдоль побережья встречается Мякса — самое близкое селение к знаменитому Леушинскому Иоанно-Предтеченскому монастырю — великой женской лавре, в которой к началу ХХ века насчитывалось около 700 сестер. Сейчас этот монастырь находится на дне рукотворного Рыбинского моря. На въезде в Мяксу, завидев на мысу высокий крест, останавливаем машину и идем к воде. Волны шипуче шуршат, разбиваясь о «берег плача», как теперь называют это место, а мы вглядываемся в горизонт — не покажется ли из-под воды островок с остатками монастырских развалин? Он в шести с половиной километрах от берега (см. карту) и, говорят, во время «малой воды» хорошо виден.

Об истории затопления этой обители мне много лет назад рассказывала сокурсница, которая сама родом из Мяксы. С ее слов запомнилось такое «чудо»: раньше бывало, что из воды то высунутся храмы, то снова утонут. Управляли этим чудом на гидроэлектростанции: поднимут задвижку — покажется верхушка колокольни, опустят — исчезнет. В иные месяцы вода так опускалась, что по Леушино можно было пешком ходить. Дядя сокурсницы, рыбак, часто туда плавал, присматривал за кладбищем. Покойники ведь из могил всплывали, и приходилось их снова в землю закапывать… Теперь уже ничто со дна не показывается. Если не считать вот этого креста. Он появился здесь, на мысу, удивительным образом. В 1999 году сюда на берег из Петербурга приехал помолиться о. Геннадий Беловолов с четырьмя своими прихожанами, и во время их молитвы из воды всплыло мореное дерево — из тех могучих леушинских лесов, срубленных перед затоплением. Из него и сделали леушинский крест. И уже пять лет у этого креста в начале июля — перед днем памяти св. Иоанна Предтечи, главным престольным праздником затопленной обители, — совершается молитвенное стояние.

Помолились и мы. Недвижно плывет по горизонту корабль-сухогруз, море убаюкивающе дышит, солнышко пригревает — так бы и сидели здесь на камешке…

На улицах Мяксы пустынно — ленивое утро выходного дня. В центре села около здания почты стоит свежий сруб, почти законченный православный храм, — строителей, естественно, не видно. Подошедший к нам старик поясняет, что работы ведутся ни шатко ни валко. Строительная бригада одновременно возводит несколько объектов и здесь появляется, лишь когда местная община наскребет денег. Кончаются деньги — и снова затишье. Попытался я расспросить старика, что он знает о Леушинском монастыре, тот ответил: «Вон там, на перекрестке, стоит большой двухэтажный дом, обшитый дранкой. Знаю, что его перед затоплением перевезли сюда с Леушинского острова, в нем прежде монахини жили. А больше мне ничего неведомо, я не местный».

Разузнав адрес, идем к председателю общины Елене Григорьевне Борисенко. «Их нет дома, — доносится из-за соседнего забора, — а вы по какому делу?» Заглядываем туда: женщина с мужем убирает палисадник от зимнего мусора. Вытирая руки о ветошь, она подходит и представляется по полному чину: Галина Борисовна Тихова, заместитель председателя приходского совета при строящемся храме в честь иконы Божией Матери «Аз есмь с вами и никтоже на вы», именуемой «Спасительница России».

— Приход у нас организовался пять лет назад, а храм четыре года строим, с большими трудностями, — объясняет она. — Из Петербурга приезжают к нам паломники с батюшкой Геннадием Беловоловым, молебны проводят, и как-то удивительно после совместных молитв средства и помощники находятся, работы продолжаются. Так вот и живем.

— Прежде в Мяксе большой был храм?

— Их два рядышком стояло — Рождества Христова и Преображения Господня. Преображенский почти до основания разрушен, только коробка осталась центральной части, в его ограде мы новый и возводим. А Рождественский сохранился, только перестроен — в нем сейчас почта. Мы обращались, чтобы нам вернули здание, но пока вопрос не решен. Если вернут, то здесь снова целый храмовый комплекс возникнет, надеемся еще и Преображенский восстановить.

— Наверное, здесь до революции располагалось подворье Леушинского монастыря? Все-таки два храма на одно село…

— Говорят, что Спас-Мякса — это и наследница, и предтеча Леушинского монастыря. Будто бы в древности здесь уже существовал «Преображенский монастырь на Мяксе». Наш прихожанин Леша Замков пытается это выяснить. Он духовное училище закончил, сейчас в академии учится, и вот на каникулах объехал всю округу на велосипеде, разговаривал со старожилами, потом работал в архивных фондах Вологды, Ярославля. Много чего узнал, но про Мяксу пока что никаких сведений.

Увидев, что разговор наш затягивается, муж Елены Григорьевны оставил грабли и ушел в сарай, начал что-то пилить. Видно, работящий.

— Ваш муж тоже верующий?

— Он с детства крещенный, хотя в храме не бывал. Года четыре назад ездили в Череповец к о. Владимиру, он первый раз причастился, но службу еле выстоял. А потом я дома к урокам в воскресной школе готовилась, вслух читала, ему стало интересно. Сейчас он в приходском совете. А летом будет помогать мне с детишками управляться, спортивные состязания устраивать. Сама я завуч Мяксинской общеобразовательной школы и одновременно веду воскресную школу. На каникулах на базе общеобразовательной школы мы организуем детский лагерь, и один из отрядов будет православным. Для него предусмотрена не только оздоровительная, но и духовно-просветительская программа. Совершим походы к Николе Чудотворцу и Ксении Петербуржской в село Сизьму, к святому источнику в Ершово и так далее.

— Это ваши местные святыни?

— Да, все рядом. Сизьма — от Шексны 27 километров, а от нас два часа ехать. Это самое удивительное место, в каком я бывала. Там храм Николая Чудотворца, и каждая икона — в рушнике. Такая теплота, такая любовь разлита в этой церкви! Четыре года назад там появилась еще часовня св. Ксении Петербуржской. История интересная. Одна женщина собрала деньги и хотела построить эту часовню в Ярославле. Но за несколько часов до начала строительства ночью украли весь кирпич, который она привезла на площадку. И было ей видение — не строй здесь, поезжай вот туда-то, в Сизьму. Она приехала, обратилась к местному жителю Владимиру, председателю приходского совета, и все получилось как бы само собой — вновь деньги появились, часовня чуть ли не сама собой построилась. Заходишь туда, как в сад благоухающий, слезы сами начинают течь, и плачется так хорошо, так легко… Рядом с часовней есть еще источник Георгия Победоносца, с такой живительной водой! Священник туда редко наезжает, но храм, как я уже сказала, в идеальном порядке. Рассказывают, святитель Николай много чудес там сотворил: во сне людям являлся, всячески помогал спасти храм от разрушения. Мы там были уже несколько раз — сначала учеников, потом учителей общеобразовательной школы туда свозили. Те вернулись окрыленные и теперь по-другому относятся к нашей воскресной школе, терпимее стали.

— Много учеников в воскресной школе?

— 30 детей и 22 взрослых. Один мужчина, Владимир Константинович Курицев, прораб нашей стройки, на занятия специально из Череповца приезжает, он там постоянно живет. А есть и 80-летняя ученица — моя мама. Второй год посещает, и получается, что дочка учит свою маму. В одном писании так и говорилось: наступит время, когда родители будут обучаться детьми своими. И вот раньше она мне говорила: «Галя, я ни в чем не грешна, я в жизни плохого не делала». А теперь говорит про жизнь как цепь грехов, кается и причащается, смерти уже не боится. Конечно, не только я веду занятия — часто к нам о. Владимир Беляев из череповецкого Рождественского храма приезжает. Он и настоятель наш, и директор воскресной школы.

— А вы сами давно к вере пришли?

— Десять лет назад, когда мне было 40. У меня сильно заболел второй сын, Валера, и мы вместе крестились в церкви. А шесть лет назад он погиб вот на этой дороге, на мотоцикле ночью ехал и разбился. И я дала обет, что все силы отдам, чтобы у нас появился храм. Поэтому и воскресную школу веду на общественных началах. Уверена, те дети, которые обретут хоть толику православной веры, не пропадут в нынешнем мире — не сопьются, не изолгутся, найдут себе хорошую работу и создадут крепкую семью. Без веры я не представляю, как сейчас можно выстоять.

— У вас еще сын остался?

— Ваня, ему 28 лет, в Вытегре живет, ребенок у него. К вере повернуть не удается — я с ним и мысленно разговариваю, и когда приезжает. Надеюсь, вместе со своим сыном примет святое крещение. Молюсь постоянно. Я знаю, что Господь тихо у двери стоит и ждет нас, когда подойдем и постучим. Поэтому у нас, православных, нет такой нахрапистости, чтобы за руку в храм тащить, литературу под нос совать. Меня не раз спрашивали: «Вы воскресную школу ведете только для тех, чьи родители желают, а почему бы вам не поагитировать?» Но какой из этого толк? Если в семье нет заинтересованности, то хождения детей на православные занятия ничего не дадут. Школа и семья должны дополнять друг друга. Кстати, многие дети, которых к нам пустили, потом и родителей своих приобщают к вере, у меня много примеров. Так и должно быть.

— В Мяксе много народу живет?

— Тысяча двести человек. Очень много приезжих, например, я сама уралка, из Перми. А есть и коренные, в том числе переселенные с затопленного острова Леушино. Батюшка Геннадий Беловолов успел записать их воспоминания. Некоторые помнили и монахинь, которые после затопления жили в Спас-Мяксе и рядом по деревням Ершово и Максаково. Получилось это благодаря мудрости матушки Агнии, преемницы игуменьи Таисии. Она заранее на «материке» купила дома, куда переехали многие монахини. Они жили там вплоть до 60-х годов и, конечно, молились совместно.

Леушинское сто-
яние на «берегу плача» стало уже традицией. Кто в нем участвует?

— В прошлом году у нас в тетрадочке отметилось 700 человек, адреса указаны самые разные, даже из Иерусалима, из Дании. Приезжают и просто миряне, и монахини из разных монастырей, из Гориц, например.

Длится стояние два дня. Первый день обычно проходит в нашем доме культуры: батюшки выступают с рассказами о Леушино и с духовными беседами, певцы поют духовные песнопения. У меня есть запись прошлогодней встречи, наш директор школы Виктор Леонидович, который помогает нам во всем, снимал на видеокамеру. На днях смотрела пленку и плакала. Один мирянин привез из Иерусалима огонь от Гроба Господня, и, когда передавал нам, такая благодать ощущалась… В прошлом году хотел к стоянию присоединиться писатель Василий Белов, мы его ждали, но по здоровью он не смог.

— А сей год сколько людей ожидается?

— Нынче 6−7 июля стояние будет проводиться в седьмой раз. Наверное, приедет больше людей, чем обычно, особенно из Череповца. Мой брат там в институте философию преподает, говорит, очень много преподавателей, студентов и поэтов, с которыми он дружит, собираются. Поедут целыми семьями. Места на мысу много, всем хватит.

— А что собой представляет «стояние», это чтение акафиста?

— Это, во-первых, литургия. Нынче она будет уже в нашем строящемся храме, к этому времени потолок будет сделан. Совершать литургию обещал сам владыка Максимилиан. Затем крестным ходом с иконой Божией Матери «Аз есмь с вами, и никтоже на вы» пойдем на мыс к Поклонному кресту. Перед ним будут совершаться водосвятный молебен с акафистом св. Иоанну Предтече и всенощное бдение на престольный праздник Леушинского монастыря. В прошлом году молитвенно стояли с восьми вечера до трех часов ночи — батюшки по очереди акафисты читали. Народ стоял со своими богородичными иконочками. Игуменья Таисия мечтала, чтобы у нее в Леушино собрались все чтимые иконы Богоматери, и вот теперь это совершается. Еще по традиции ко кресту вместе с иконами приносят обгоревшие свечи. Это в воспоминание видения матушки, когда она преподнесла Небесной Царице новую свечу, но Пречистая взяла у нее другую — обгоревшую. Одновременно с акафистом у креста приезжие исповедаются, потом совершается елеопомазание. Рассказать об этом невозможно — надо самому побывать, чтобы ощутить… Приезжайте.

— А как местный люд принимает все это?

— Сложно сказать… Лучше приведу пример. Когда мы с ребятами ездили в паломничество в Ферапонтово, то я ужасалась: здесь пьяный, там пьяный, на каждом шагу. Сказала об этом батюшке, он ответил: «В заброшенных людьми святых местах духовная брань всегда идет сильнее, добро и зло здесь сталкиваются в ожесточенных формах». И у нас точно так же: есть люди, которые понимают всем сердцем, помогают, а есть, которые отвергают и просто готовы уничтожить то, что мы строим.

— Вы верите, что Леушинский монастырь возродится? Вот вы со своим приходом строите храм в честь Леушинской иконы — может, из него и вырастет обитель?

— Насчет монастыря не знаю. Но игуменье Таисии и вправду было видение, что Леушинский монастырь выйдет из воды на берег. А Мякса как раз на берегу — напротив потопленной обители.

Матушка Таисия, конечно, и представить не могла, что на месте ее обители появится море. Но за несколько лет до революции она в свой дневник записала: «Видится мне следующий сон… Огромное пространство воды, которому и конца не видно; но я почему-то знала, что это вода наливная, а не самобытная, что тут — луг, сенокос… И я пошла; между тем оказалось довольно глубоко, чем дальше, тем глубже, и я стала бояться утонуть, так как плавать не умею, а вода покрывала меня по шею. Вдруг сверху, как бы с неба, упал прямо мне в руку (правую) настоятельский посох… С помощью этого посоха я шла далее водой, и, наконец, вода стала мелеть, скоро показался луг зеленый, невдалеке белокаменная ограда, в которой виднелись храмы и корпуса, то есть монастырь. Из храма выходил крестный ход… И крестный ход вместе со мной направился обратно к храму. Этим сновидение кончилось».

Многие это видение толкуют так, что водохранилище осушат и леушинский остров поднимется наверх. Но не дай Бог — ведь на месте Рыбинского моря появится гигантское болото, никто не согласится там жить. А я так думаю, что видение относится к нашему строящемуся храму — он духовная частица Таисиной обители и называться будет в честь Леушинской иконы Божией Матери «Аз есмь с вами и никтоже на вы». Будет храм, будет молитва к Царице Небесной — и невозможное станет возможным. В это я верю.

Беседовал М. Выгин

http://www.vera.mrezha.ru/492/6.htm


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru