Русская линия
Петербургский час пик Лада Мотрич23.06.2005 

Кто образован, тот неуязвим

Традиционным церквам есть чему поучиться друг у друга и есть чем друг другу помочь. Движение «Бьен», объединяющее христианскую молодежь из стран Северо-Запада, продвигают в Петербурге и православная, и лютеранская церкви. Сотни молодых людей различных христианских конфессий встречаются друг с другом, общаются, спорят… Наши собеседники сходятся в том, что именно духовное образование молодежи — самый надежный заслон на пути сектантов. Об этом нам рассказывали священник Артемий СКРИПКИН, председатель отдела по молодежной политике Санкт-Петербургской епархии Русской православной церкви, и Александр ПАСТОР, президент Генерального синода Евангелическо-Лютеранской церкви России

«ПЧП»: Где проходит граница между церковью и сектой?

А. Пастор: Мы придерживаемся принципа «Solo scriptura» — единого Писания. Те, кто признает Библию как единственный письменный источник, — это церковь. А во всех сектах обязательно есть какие-то дополняюшие документы, от «Книги мормона» до писаний каких-нибудь новых апостолов. И это дополнение всегда оказывается доминирующим, а Библия при этом отодвигается на второй план. Мартин Лютер не хотел создавать новую церковь, он лишь хотел обновления, выступал против продажи индульгенций. Но это привело к расколу, однако лютеранство не стало сектой — именно потому, что мы сохранили веру в Святое Писание.

Отец Артемий: Свобода совести не должна быть свободой от совести. Очень важной составляющей деятельности сектантов являются ложь и клевета — они не говорят своим адептам правды, притворяются христианами, чтобы завоевать неокрепшие души. Когда на корабле поднимается чужой флаг — это пиратский принцип.

А. Пастор: В христианстве безусловными церквами, побегами от общего ствола, можно считать лишь православие, католичество и лютеранство. Есть еще более мелкие побеги, называемые «фрайкирхен», — баптисты, пятидесятники и некоторые другие. А сектам, как правило, нет места на этом дереве. Но нет потому, что они сами себя ограничивают. Спросите любого сектанта, и он ответит: «Только мы несем истину, а остальные будут прокляты». И в этом огромная опасность — коммунизм, например, тоже был сектой, своего рода убогой религией. Результатом оказалась самоизоляция. Мы ведь не хотим подобной судьбы для своих детей?

«ПЧП»: Не хотим. Но как с этим бороться?

А. Пастор: Надо делать то же, что делал Иисус Христос: идти к людям, а не ждать, когда они пойдут к тебе. Идти в школы, в институты, бороться с бездуховностью. Вера должна быть в душе человека, поэтому нужно начинать с детей, с пятилетнего возраста. Они вырастут, у них появятся другие заботы — а вера останется.

Отец Артемий: Несмотря на то, что по данным опросов, православными себя называют более шестидесяти процентов россиян, к истинной вере мы так и не пришли — не более десяти процентов регулярно посещают церковь. Важнее всего не бороться с сектантами, а организовать систему просвещения в христианском духе. Однако эта идея сопряжена с очень жестокой борьбой. Я являюсь настоятелем двух храмов, в РГПУ им. Герцена и в обычной средней школе, и вижу, что идея духовно-нравственного просвещения сталкивается с мощным противодействием в нашей системе образования, потому что многие подменяют понятие «светское государство» понятием «атеистическое». Но ведь именно светское государство должно давать своим гражданам возможность свободно исповедовать свою религию! Нельзя оставлять людей в поле бездуховности. Западные страны как раз очень внимательно подходят к вопросу духовного воспитания, ведь оно лежит в основе национальной самоидентификации.

«ПЧП»: Выходит, русскому народу сектантство чуждо?

Отец Артемий: После гибели Российской империи, а еще более после распада Советского Союза началось завоевание нашей Родины транснациональными корпорациями — не только экономическими, но и религиозными. Большинство сект представляют собой системы сетевого маркетинга типа «Гербалайфа», продающие свою религию, обрабатывающие паству квадратно-гнездовым способом. Центры этих сект, как правило, находятся вдалеке от России. Они рассматривают это просто как бизнес, как вложение средств, чтобы Россия стала не только сырьевым придатком, но и регионом для вычерпывания человеческих ресурсов. Все мы знаем, что русские люди, даже не в религиозной среде, отличаются высокими духовными запросами. Существует так называемый «заказ на русских мальчиков»: если их завербовать, то служить идее они будут самоотверженно, как никто другой. Планировалось, что к 2000 году на территории России будет более двухсот тысяч сектантских общин. К счастью, эти планы провалились, наш народ остался верен своей духовной парадигме. Но и секты, которые возникли на русской земле, тоже в последнее время расцвели. Например, секта Виссариона, которую создал в Красноярске бывший милиционер, — типичное хлыстовство. Конечно, это не менее опасно, и бороться с ними можно тоже лишь путем духовного просвещения.

http://www.chaspik.spb.ru/cgi-bin/index_new.cgi?level=25&yea=2005&rub=20&stat=2


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru