Русская линия
Общественный Комитет «За нравственное возрождение Отечества»Протоиерей Владимир Переслегин11.06.2005 

Накорми убиваемого

Так как любая неправда есть грех, в духовной жизни важна точность.

Грех — неточно называть «реконструкцией» снос памятника архитектуры и возведение на его месте нового дома в прежних габаритах.

Грех — неточно называть «странниками» бомжей, так как эти люди оставили кров не по собственной воле. Дом и прописку у них отняли. Поэтому они не жертвы «болезней и бездомности», а жертвы геноцида, подобно тому, как оставшееся в сентябре 1942 без крова мирное население Сталинграда нельзя назвать «жертвами бездомности», а правильно назвать жертвами бесчеловечия немецких люфтваффе.

Грех — неточно называть растлеваемых детей России «жертвами пороков и преступлений взрослых», так как они — жертвы государственной политики.

Грех — считать защитой детей от растления поднятие государством цены лицензии на их растление.

Господь не заповедует посещать странников.

Господь не просит одевать жаждущего или поить голодного.

Господь не сказал: накормите вдову, оденьте угнетенного, посетите сироту.

«Спасайте угнетенного, защищайте сироту, вступитесь за вдову» (Ис. гл.1)!

«Алкал Я, и вы не дали Мне есть; жаждал, и вы не напоили Меня; был странником, и не приняли Меня; был наг, и не одели Меня; болен и в темнице, и не посетили Меня» (Мф. 25).

Итак, если жаждущий умирает от обезвоживания, его сперва надо напоить, а затем — кормить и одевать. Если насилуют — любым способом обезвредить насильника, и лишь затем оказывать жертве психологическую и правовую помощь. Нарушение порядка влечет гибель человека, хотя выглядит в глазах мира делом милосердия.

Заповедь направляет волю не на кажущееся, а на истинное добро, предотвращающее гибель. Этим Божии дела отличаются от «добрых делишек» (выражение Епископа Игнатия Брянчанинова) падшего естества человеческого.

Нет ничего омерзительнее для христиан, чем ложное человеколюбие.

И в Великую Субботу, когда «молчит всяка плоть человеча», Церковь Христова не забывает Иудиной «любви к нищим». Она со дна ада вызывает предателя, чтобы бросить ему: «яко человеколюбив некто притворяешися, буе и слепе, проклятейший сатано»!

Главный лоббист Российской ассоциации планирования семьи Екатерина Лахова, возглавляющая Комитет Государственной Думы по делам женщин, семьи и молодежи, в апреле 2005 организовала слушания по Законопроекту «О защите детей от информации, наносящей вред их здоровью, нравственному и духовному развитию». Ранее, 10 марта, концепция законопроекта была одобрена на заседании возглавляемого Лаховой Комитета.

Вскоре в передаче НТВ «К барьеру» в защиту законопроекта активно выступила Людмила Стебенкова, председатель исполкома Московского городского отделения «Союза Правых Сил».

Е. Лахова и Л. Стебенкова, таким образом, представляют и отстаивают законопроект, направленный на защиту детей.

«Вводимые Законопроектом правовые механизмы охраны и защиты детей… не предусматривают наложения контрольно-надзорными органами запрета на распространение сообщений и материалов… Законопроект не регламентирует содержания информационной продукции для взрослых лиц, а лишь устанавливает правила ее распространения в доступное для детей время и в доступной для них форме, а также критерии ее разграничения с информационной продукцией, предназначенной для детей» — оговаривает Пояснительная записка.

Действительно так!

Законопроект апеллирует к уже существующим запретам и не пытается, дабы не повредить «конституционным правам и свободам взрослых лиц», вводить новые.

Все существующие в РФ запреты перечислены в пункте 1 статьи 4.

Это очень интересное чтение.

Здесь есть запрет на детскую порнографию, ограниченный словом «заведомо» (ст. 242.1 УК РФ). Здесь есть запрет на пропаганду порнографии, взятый из Закона РФ «О средствах массовой информации» и влекущий лишь гражданскую ответственность.

И нет запрета на порнографию как таковую. В Российской Федерации по-прежнему запрещено лишь незаконное изготовление и распространение порнографических материалов. А законная порнография разрешена и защищена. Это зафиксировано статьей 242 УК РФ, об этом прекрасно знают законотворцы.

Здесь есть запрет на экстремистскую деятельность.

И нет запрета на изготовление и распространение инструкций по самоубийству детей. Подобная деятельность подлежит лишь ограничению (ст. 4, п. 2).

Здесь есть запрет на клевету.

И нет запрета на развратные действия интеллектуального характера.

Дело в том, что, кроме порнографии, современный Уголовный кодекс не содержит также и других крайне актуальных составов преступлений. Статья 110, например, не содержит доведения до суицида ребенка путем обучения и инструктирования его способам прекращения жизни. Равно статья 135 не содержит, как особого состава, развратных действий путем обучения и инструктирования способам растления.

В РФ, подчеркнем еще раз, нет запрета на порнографию, на пропаганду самоубийства среди детей, на развращение детей с помощью СМИ. Эти составы преступлений в УК отсутствуют. Кроме запрета на клевету, оскорбление, экстремистскую деятельность, изготовление и распространение предметов с порнографическими изображениями заведомо несовершеннолетних (эти составы находятся в УК), все остальные перечисленные в статье 4 нового законопроекта «запреты» — фикция. И лицемерие.

Это все равно, что высокопарно декларировать запрет на убийство, имея в виду только гражданскую и административную ответственность за него. Лишение лицензий и дотаций. Штраф! Запретить пропаганду убийства, само же лишение жизни оставить безнаказанным. Статью 105 УК РФ переименовать в «незаконное убийство».

Это не гротеск. Любой из перечисленных выше не охваченных Уголовным Кодексом видов криминала является тяжким преступлением против личности. И, безусловно, духовным и физическим убийством ребенка.

Законотворцы, оставив неприкосновенной возможность безнаказанного изготовления порнографических материалов, растления школьников и не достигших совершеннолетия студентов медицинских училищ на уроках полового воспитания и планирования семьи, изготовления инструкций по самоубийству подростков, и т. п., всю свою интеллектуальную мощь бросили на изобретение способов психологической адаптации общества к указанным преступлениям.

Чтобы остающиеся неприкосновенными перечисленные преступления не столь сильно шокировали людей, предлагается их тщательно закамуфлировать. Сделать так, чтобы их трудно было найти. Скрыть их с глаз долой.

Или наоборот: снабдить устрашающим «ясно различимым предупреждением о наличии возрастных ограничений» продукцию, «наносящую вред здоровью и развитию детей». То есть, сделать ее еще привлекательнее для подростков. И, одновременно: «кто не спрятался, я — не виноват!» — рефрен законопроекта.

Пункт 2 статьи 4 гласит: «На территории РФ ограничено распространение» «в доступное для детей время и в доступной для детей форме» насилия и жестокости, эротики и порнографии, мата, «информации, провоцирующей к опасным поступкам», и т. д. Хотя все это остается легальным.

Как и в случае с защитой кощунств в Сахаровском Центре, налицо «правозащитная» концепция, подрывающая единство страны. Там апологеты преступной выставки пытались изымать из территории РФ «музейные пространства», заявляя, что на них не распространяется юрисдикция 282 статьи УК РФ. Здесь же вводятся незаконные «разграничения»: порнографию — не тронь, детям же ее, неизвестно почему, смотреть нельзя. То есть, закон — не для всех.

Чтобы отстоять права взрослых беспрепятственно смотреть по ночам порно, законопроект предлагает сложную систему формальных ограничений детей.

А именно: ввести «классификацию продукции с учетом возраста потребителей» — детей. Ввести систему экспертных оценок этой «продукции». Ввести черные списки: преступную «продукцию» будут заносить в реестр, как «запрещенную к обороту».

Как страшно, у убийц и растлителей никто ничего не купит, и они разорятся. Хорошее утешение для родителей, потерявших единственного сына, купившего компьютерное руководство по суициду. «Крепись, мать, мы его… разорили!»

Он — автор программы и изготовитель — лишил ребенка жизни, а мы его за это — лишили лицензии.

Это и есть суть законопроекта «О защите детей».

Встревоженные взрослые успокоятся: опасная продукция (с грифом «18+») надежно спрятана и ребенок ее не найдет! А если и найдет, ему не продадут!

Ребенок не найдет?

Ребенку не продадут?

Взрослые умывают руки и делают крайними детей: дети, мол, не перехитрят нас, а если и перехитрят (обязательно перехитрят) — им же хуже, сами виноваты. Не портить же ради них отношения с Кремлем и мировым сообществом, меняя Уголовный Кодекс, сажая за порнографию, добиваясь расстрела за детоубийство!

Фарисейская маркировка: «с 14 лет в присутствии родителей»! А если родители пьют? А если родители — Кон и Асмолов?

В доброе советское время для 13- летних подростков особую радость доставляло проникновение в кинозал, где шел фильм с грифом: «дети до 16 лет не допускаются «. Абсолютно все эти фильмы смотрелись школьниками 6−8 классов. Как преодолевали заслон билетерш, знают те, кто сегодня пишет Законопроекты. Но важно другое. Не поддается сравнению не только разница между честными билетершами, грозно стоявшими при входе в фойе «Прогресса «, и нынешними «производителями и распространителями «, «в добровольном порядке осуществляющими экспертизу информационной продукции «и устанавливающими пресловутые «ограничения «. Не поддается сравнению сам предмет. Есть разница между французскими фильмами с Бельмондо и Луи де Фюнесом и «опасной для жизни и здоровья «, выражаясь точнее, убийственной продукцией современной CD- индустрии.

Смысл законопроекта: убийц не обезвреживают, а заставляют их маркировать свою продукцию. На колбасе будет написано: «Осторожно, содержит цианистый калий «. Ею будут торговать корректно: в ночное время в определенных местах. Если какой голодный бомж или не умеющий читать беспризорник позарится и купит — мы не виноваты. Мы своих детей оградили.

Да нет, не оградили.

Не обезвреженные законодателями убийцы любят всех детей. Детей новых русских — не менее, чем детей с Казанского вокзала.

» Накорми убиваемого «. Этой антихристианской заповедью руководствуются, изображая милосердие.

Кормление одуревшего народа «популистским винегретом «, которое инициировала в год парламентских выборов партия Гайдара — Чубайса — Немцова, продолжается в год 60- летия Победы.

На, Иван, поешь ! Гут, Иван, гут.

Партия Реформ, приветствовавшая танковый расстрел невинных в 93, шоковую терапию и «уход балласта «, ввергнувшая страну в ад, выбросившая детей на панель — теперь не только раздает пенсионерам бесплатные сосиски. Теперь СПС «борется за нравственность «, создавая оазисы неприкосновенной в глазах закона эротики, порнографии и людоедства.

Запрет пропаганды детоубийства и запрет пропаганды детоубийства в радиусе 500 метров от школ и поликлиник — принципиально разные вещи.

Когда 20 миллионов «балласта «благодаря дьявольской политике «реформаторов «погибло, они вводят гибель остальных в цивилизованные рамки. Гестапо не любит беспорядка ! На улицах русских городов должно быть чисто. Пенсионеры не должны рыться в помойках в поисках еды. Проститутки должны иметь регистрацию и опознавательные знаки.

Патриот России генерал Власов встречается с населением древнего Пскова.

Державник Чубайс. Нищелюбец Гайдар. Защитник русских детей Ковалев.

Защитница русской семьи Лахова.

Защитник евреев Гиммлер.

Лахова не покаялась в растлении миллионов детей России. Она 15 лет совращала их программами «полового воспитания «, она воспитывала в детях бесстрашие перед блудом. Она вооружала детей идеологией безопасного смертного греха. Она вооружала детей на духовное самоубийство «оружием против ВИЧ и нежелательной беременности — презервативами и оральными контрацептивами «, оружием против девственности, стыдливости и чистоты. Как профессиональных проституток она обучала русских школьниц «видам секса и методам контрацепции «Она 15 лет лоббировала интересы нацистов из «Планирования семьи «, организации, созданной другом Геббельса Маргарет Зангер.

Разве Л. В. Стебенкова, одна из ведущих функционеров «партии реформ «, покаялась в грехе пролития невинной крови, грехе, которым Гайдар в 1993 году запятнал всех своих соратников? Нет, она по — прежнему в рядах «партии состоявшихся людей «(выражение И. Хакамады), радостно приветствовавшей кровавую бойню тех, кто пытался защитить легитимный Парламент.

» Эта кровь вопиет к Небу и, как и предупреждала Святая Церковь, остается несмываемой каиновой печатью на совести тех, кто вдохновил и осуществил богопротивное убийство невинных ближних своих «.

На совести всех, кто вместе с Немцовым требовал от Черномырдина: «давите, давите, Виктор Степанович, времени нет. Уничтожайте их !» — в ответ на просьбу остановить расстрел безоружных.

Может ли быть эффективной защита беззащитных детей этими людьми?

Нет. В отличие от танков Ельцина, их законопроект бьет мимо цели.

Он не затрагивает существа дела. Уголовный Кодекс, адекватно отражающий суть государственной политики, остается неизменным.

Чтобы развернуть вектор государства в сторону защиты детей, достаточно внести поправки и дополнения в три статьи УК: 110, 135, 242 и добиться прецедентов их применения. Необходимость в бредовых «экспертных советах «отпадет после введения непосредственно в текст УК дефиниции порнографии, которой сможет воспользоваться следователь.

Но этот путь — это крест, это война.

Невинноубиенный отрок Николай, 12 лет, ставший 6 мая 2005 года жертвой страшной CD- продукции, будет всегда обличать тех, кто замирился с его убийцами.

Авторы законопроекта не объявили войну производителям игр — детоубийц. Живи и дай жить другим.

Если говорить серьезно, концепция законопроекта глубоко ошибочна.

Но — и в этом — то все и дело — говорить об этом серьезно никто и не собирался.

Как никто не думал воспринимать всерьез намерения Власова и его РОА «спасти Россию «в условиях гитлеровской оккупации. В ходе «расовой войны на Востоке «, войны против «иудо — азиатов «, нацистам был важен результат: сломить сопротивление большевиков и покорить арийской власти заселенные славянами территории. Открытие церквей и создание «русских организаций «спокойно терпелось немцами. Так же спокойно, как выполнение в сентябре 41 евреями Киева приказа коменданта «брать с собой документы, драгоценности и теплые вещи «.

В 1941 — 42 годах солдаты и офицеры немецкого вермахта «гордились тем, что участвуют в крестовом походе против русских, коммунистов и евреев «. В это же самое время Николай Константинович Печковский, солист Петербургского Мариинского оперного театра, «честный и неподкупный русский артист «, заявил в псковской коллаборационистской газете «За родину «: «я рад служить моему народу и его освободителям — германским воинам, искупающим своею кровью грехопадение России в октябре 1917 года «. На решимость немцев стереть с лица земли город Петербург со всеми его театрами это заявление никак не повлия ло.

Так же, как подчиненные гауляйтеру русские, издававшие в Смоленске, Донецке и Новочеркасске «За родину», «Новый путь» и т. п., никак не повлияли на сроки угона детей и вывоза чернозема в Германию.

Точно так же не повлияет патриотизм защиты русских детей от «ненормативной лексики», «незаконной порнографии» и «нелицензированной проп аганды насилия и ужасов «на участь этих детей, обреченных на духовное и физическое уничтожение вермахтом либерального Рейха.

Они не объявляют войну либерализму, так как сами они — либералы. Оставаясь под его знаменами, они неуклюже пытаются подсластить жизнь «населению восточных территорий «- чтобы путь в Бабий Яр прошел без эксцессов.

http://www.moral.ru/O_Vlad_ubivaemy.htm


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru