Русская линия
Утро.Ru Леонид Ивашов28.05.2005 

Россию готовят для холуйской работы

«Yтро»: Весной этого года Военно-Державный Союз России объявил о начале создания в стране народного ополчения. Какие цели вы преследуете? В какой сфере Военно-Державный Союз сосредоточит свои усилия?

Леонид Ивашов: Военно-Державный союз России был образован в феврале 2003 года. В феврале этого года мы запланировали провести Общероссийское офицерское собрание, в котором должны были принять участие более тысячи представителей из всех регионов России. Мы предложили силовым структурам провести совместное мероприятие, в спокойной обстановке объективно проанализировать ситуацию в сфере безопасности государства и принять совместные решения. Но нам стали препятствовать, отказались даже предоставить помещение. Мы заключили договор о проведении этого собрания в Российской академии государственной службы, но за два дня до мероприятия выяснилось, что в здании погас свет. Все попытки пройти в зал завершились ничем. Нас провоцировали на столкновения с ОМОНом. Пришлось проводить собрание в другом помещении.

В результате принято решение сформировать Высший офицерский совет России, в который вошли офицеры и генералы запаса, представители армии и флота от всех видов и родов войск Вооруженных сил, от МВД, ФСБ, СВР и других силовых структур, Союза казаков России. Необходимость такого решения назрела еще и потому, что сегодня в стране существует более 70 различных разрозненных военно-общественных организаций. Цель высшего офицерского совета и ВДС — содействовать силовым структурам и спецслужбам по укреплению внутренней и внешней безопасности России. Мы против преобразования Союза в партию, мы — надпартийная структура, взаимодействующая с политическими и гражданскими объединениями. Сегодня у нас один из лучших аналитических центров в России. В плане политического и научного анализа мы базируемся в Академии геополитических проблем. Да, наши прогнозы поначалу кажутся кому-то нереальными и встречаются не слишком доброжелательно. Но, к сожалению, они оправдываются. Не далее как в апреле месяце мы проводили анализ ситуации в Центральной Азии и определили следующую точку взрыва: это Ферганская долина, Хорезмская область.

«Y»: Изменилось ли со времени проведения февральского собрания отношение Минобороны и вообще властных структур к вашей организации?

Л.И.: Я не стал бы говорить о Минобороны в целом. Мы поддерживаем тесные связи с генералами, офицерами. Что же касается высшего руководства, и прежде всего министра обороны, то не все в его действиях нам нравится. В Высшем офицерском совете России 2 генерала армии, 8 генерал-полковников. Это профессионалы. Когда непрофессионал пытается проводить реформы, которые ведут к разрушению армии, когда стержнем военной политики и военного строительства избирается партнерство с США и ради этого ослабляются и разрушаются элементы армии, понижается боеготовность, мы не можем принять это. Поэтому мы жестко критикуем линию С. Иванова в аналитических записках, которые направляем в Минобороны и администрацию президента. В Концепции национальной безопасности России и в военной доктрине России прописано, что расширение НАТО является одним из факторов угрозы национальной безопасности нашей страны, но министр Иванов заявляет, что никакой угрозы в расширении НАТО не видно. Если военная доктрина утверждена Верховным главнокомандующим — президентом, а министр ее дезавуирует, то как к этому относиться?

Иванов снова принес дух коммерции в армию, что было при Павле Грачеве, а затем вытравливалось Игорем Родионовым и маршалом Сергеевым. Если офицер занимается коммерцией, то он уже не офицер, а становится больше коммерсантом… Но это работа Счетной палаты. Пусть разбирается.

После наших публичных выступлений в СМИ некоторые документы сегодня подписываются тайно. Например, после обращений в Федеральное Собрание и другие инстанции до сих пор не подписано соглашение о взаимных с США инспекциях ядерных объектов. То есть наши объекты еще не взяты американцами под контроль. Они все выбирают момент, когда же это можно сделать. Или второй, менее удачный документ. В прошлом году генсек НАТО заявил, что с Россией будет подписано так называемое Соглашение о статусе сил. И, находясь в Штатах, Иванов пытался его комментировать, как какой-то благостный документ. Мы же резко выступили против. И в ноябре прошлого года, как планировалось, подписание не состоялось. Его подписал 21 апреля с.г. в Вильнюсе министр иностранных дел России. На первый взгляд все выглядит равноправно и достойно: мы имеем право размещать свои войска на территории НАТО, а они — у нас при отсутствии таможенного и пограничного контроля. Но в этом документе заложена большая ложь: НАТО является экстерриториальной организацией, и если даже нам придется где-то размещаться, то разговор придется вести, например, с итальянским правительством, решать вопросы в соответствии с итальянским законодательством. Нас никто никуда не пустит, разве могут взять для какой-то холуйской полицейской работы. При этом натовцы получают право размещаться на нашей территории.

«Y»: Ваши прогнозы развития событий в странах СНГ? Что стоит ждать России?

Л.И.: Что касается событий в Центральной Азии, Узбекистане в частности, то сегодня существует два полярных мнения. С одной стороны, говорят, что все это спланировали и сделали американцы. С другой — утверждают, что виновата сама власть и те условия, которые она создала для жизни людей. Наверное, истина посередине — правы и те, и другие. И в то же время, не правы обе стороны. Дело в том, что с распадом СССР с «помощью» западных специалистов наше государство приняло тупиковую стратегию развития. А многие копировали ту модель, которую приняла на себя Россия, изменив и подправив ее с учетом своих национальных традиций, особенностей. В результате сложилась ситуация, когда народ и власть не объединились, а стали полярными противоположностями. Власть превращается в клан, в пирамиду и начинает навязывать свою волю, волю своего кармана всему населению. По сути дела идет ограбление населения за счет властных полномочий и обогащения определенного политического класса. В результате, с каждым годом этот разрыв увеличивается. Мы говорили, что оболочка котла, который кипит под давлением, может выдержать лишь до определенного предела. В Киргизии взорвалось. Мы говорили, что будет взрыв в Узбекистане, и он произошел. К сожалению, там еще будет большая кровь. А внешние силы используют эту ситуацию. Американцам можно только позавидовать: около 400 сильнейших мозговых центров ведут работу по анализу обстановки и моделированию ситуации. Они берут базовые данные, учитывают, что гнев народа доведен до кипения, заводят какие-то экстремистские структуры, под флагом демократии используют людей, болеющих за страну, жаждущих подлинной демократии и т. д. Дальше идет сценарное режиссирование. На Западе выходят в свет издания, в которых до мельчайших подробностей прописано, как делаются подобные революции. В общем, сочетание сплошной несправедливости и нищеты, плюс внешнее воздействие создает ситуации, которые мы наблюдаем в последнее время. Такое может случиться и в России. Но «оранжевой революции», как на Украине, не будет. Мы отслеживаем массу научных разработок мозговых центров США по заказу госструктур — Госдепа, ЦРУ, Пентагона и других, согласно которым наша революция произойдет с расчленением России. И тогда войска НАТО обязательно войдут. Именно для этого подписано Соглашение о статусе сил.

…Я расскажу, как это будет. Сначала начнется социальная заваруха, столкновения, утрата власти и управления на уровне регионов и в государстве в целом. Международное сообщество сделает эту тему проблемой N1: дескать, ядерное оружие в России находится без должного контроля. Примут решение, возможно даже на уровне СБ ООН, о вводе войск на нашу территорию для охраны ядерных объектов. Это на первом этапе. А дальше тому, кто будет находиться у власти, предъявят ультиматум. В ход пойдет утверждение, что власти не могут управлять страной и защищать свои объекты и это может нанести ущерб глобальной безопасности. Тогда нам начнут ставить условия…

Валерий Задерей: Мы не всегда осознаем те социальные, информационно-психологические технологии, которые используются в отношении нашего общества. Прививаемая модель ясна: управление хаосом, создание некоей нестабильности и направление этих процессов в нужную сторону.

Как показывают события на Украине, в Грузии, в Центральной Азии, выборы становятся детонатором подрыва безопасности и государственности, стабильности и территориальной целостности. Мы во многом разделяем оценку, которая прозвучала 4 сентября 2004 г. из уст Владимира Путина: «Одни — хотят оторвать от нас кусок „пожирнее“, другие — им помогают. Помогают, полагая, что Россия — одна из крупнейших ядерных держав мира — еще представляет для кого-то угрозу. Поэтому эту угрозу надо устранить». Этот же вывод подтвердил в апрельском интервью журналу «Эксперт» глава президентской администрации Дмитрий Медведев, сказав: «Если мы не сумеем консолидировать элиты, Россия может исчезнуть как единое государство… последствия будут чудовищными. Распад Союза может показаться утренником в детском саду по сравнению с государственным коллапсом в современной России». Мы исходим из этого и, понимая те информационные, социальные технологии, которые запускаются для достижения цели по развалу России, стараемся действовать адекватно. Ведем информационно-аналитическую работу, доводим эту информацию до руководства различных уровней, оказываем информационно-идеологическое давление на различные структуры власти, чтобы их решения обеспечивали безопасность страны. Позиция Высшего офицерского совета России — поддержка любых мер руководства страны, предпринятых для обеспечения ее безопасности и территориальной целостности, и посильное сопротивление тем мерам, которые безопасность подрывают.

Мы стремимся не допустить развала страны. У нас офицеров запаса и в отставке — 8 миллионов! Если отмобилизовать даже каждого десятого из них и он возьмет на себя какую-то функцию по защите своего дома, обеспечения порядка в микрорайоне, решения элементарных задач, то изменится социальная атмосфера. Люди почувствуют, что есть офицерский корпус, на который можно опереться и который может решить какую-то задачу. Это станет помощью правоохранительным органам и специальным службам Здесь нет конфликта и противостояния — мы поддерживаем здоровые силы.

Л.И.: Главный фронт борьбы — информационно-идеологический. Мы должны удержать общество от революции. Сейчас многим уже чудится, что пройдут погромы, кого-то сметут с постов, а затем наступит благодать. Боюсь, что нет. Другие силы, более организованные, имеющие гораздо более мощный финансовый ресурс, используют эту ситуацию. Сейчас грузинский народ уже локти покусывает, на Украине обострились некоторые моменты. То есть простому народу революция ничего не принесла, народ в очередной раз оказался одураченным. Интеллектуальный потенциал в России хороший. Так что надо добиться, чтобы толпой не могли манипулировать плохие люди в плохих интересах.

«Y»: Тем не менее, минувшей зимой, после того как в военном ведомстве страны отрапортовали о завершении реформы, стали раздаваться критические голоса о состоянии наших Вооруженных сил. И, судя по всему, ситуация не изменилась…

Л.И.: Мы уже радуемся, что закуплено 2 вертолета, 3 самолета и десяток танков. Технически армия умирает. Офицеры не знают, не понимают, зачем им мучиться, когда не видят, что им защищать. Национальные богатства оказались в частных руках, территории мы раздаем, лишились геополитического пространства. Мы видим, что творится вокруг нас, как военные базы наращиваются. Мы впервые в истории видим, что Россия не имеет ни одного союзника. Белоруссия тянется, а мы ее отметаем. Нет союзников на славянских, балканских территориях. Нет даже политических и общественно-политических сил, на которые опирались внутри страны. Кремль все растерял. Отсюда то ощущение опасности, которое не покидает людей в погонах. Участники Договора о коллективной безопасности, например, Армения, Таджикистан в критической ситуации смогут помочь нам не более чем одним батальоном. И что мы получим? Плюс моральное настроение офицерского состава увязывается с материальным. Монетизация льгот стала своеобразным признанием обществом значимости военной службы.

«Y»: Ваши прогнозы по поводу обострения обстановки в республиках Центральной Азии сбылись. Когда ждать беды в России?

Л.И.: Раньше все сценарные планы разрабатывались до 2012 года. К этому времени собирались покончить с Россией. Сегодня мы видим ускорение этих процессов. Наш анализ ситуации показывает, что 2006−2007 гг. могут стать для нас критическими. Если, как и прежде, будем пассивно ждать, то эти годы станут роковыми. Поэтому мы объявили о формировании народного ополчения. Это не сбор людей с кольями, берданками и автоматами, а структурирование здоровых сил, которые противостоят развалу России в сфере экономики, образования, безопасности, культуры. Это народное сопротивление.

«Y»: Вы не опасаетесь, что после объявлений о создании ополчения можете попасть в разряд «экстремистских структур»?

Л.И.: То, что нас куда-то записывают, не избавляет Россию и власть от проблем. Мы служим государству, наблюдаем то, чего не желают видеть за кремлевской стеной. Мы предупреждали о том, что будет на Украине, что нужно менять наш курс, предлагать странам СНГ крупные стратегические проекты с экономической, политической и военной составляющей. Но собираются главы государств и решают какие-то мелкие вопросы. Нет стратегии развития всего постсоветского пространства, где каждый найдет свое место и выгоду. Только тогда что-то будет. Но этого даже не предлагают…

«Y»: Не так давно вы заявили о том, что в интересах России целесообразно разместить наши базы, выводимые из Грузии, в Абхазии…

Л.И.: Россия по-прежнему отступает по всем направлениям. Мы пытаемся заставить Грузию не вытирать ноги о нас, как это делал Шеварднадзе, который чуть ли не войну объявлял, и как теперь этот чудак грозится. Грузия не выполнила решения Стамбульского саммита 1999 г., хотя Россия добросовестно сократила свои вооружения и военную технику, расформировала две базы. Грузия с участием других членов ОБСЕ должна была обеспечить финансовые условия по выводу техники и тех двух баз, но не дали ни копейки. Там в совместном заявлении речь шла не о полном выводе баз, а о выводе тех вооружении и техники, которые превышали квоту. А заключительная статья гласила, что стороны к концу 2000 г. подпишут соглашение об условиях и сроках функционирования баз. Грузия отказалась это делать, ставя во главу угла на всех переговорах вывод войск. Причем этот документ был одобрен ОБСЕ и является приложением к Договору об обычных вооруженных силах в Европе.

С другой стороны, Абхазия и Южная Осетия фактически состоялись как независимые государства с независимой территорией, самостоятельной экономической, политической и финансовой системой. Легитимность абхазского и югоосетинского президента гораздо выше, чем президента Грузии. Саакашвили, как и Шеварднадзе, пришел к власти на волне стихии. На самом деле, и Абхазия, и Южная Осетия более независимы, чем Грузия.

К сожалению, мы всегда с большим опасением ждем встреч Путина с Бушем и встреч Иванова с американскими деятелями, будь то Рамсфельд или Райс. На таких междусобойчиках и принимаются настоящие решения, а затем идет информационное прикрытие и разворачивается пропагандистская кампания по их оправданию. Сдают многое. Вопросы Абхазии и Южной Осетии будут решать не с Грузией, а с США. Результат зависит от степени зависимости нашего политического и военного руководства от администрации Вашингтона.

Юрий КОТЕНОК, 27 мая 2005 г.

http://www.utro.ru/articles/2005/05/27/442 432.shtml


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru