Русская линия
РадонежАрхиепископ Костромской и Галичский Алексий (Фролов)18.02.2005 

Великий князь Сергей Александрович
Слово наместника Новоспасского монастыря, архиепископа Орехово-Зуевского Алексия 17 февраля 2005 года

В 1995 году в Московский Новоспасский монастырь, в котором находится усыпальница бояр Романовых — предков царственного Дома, из Кремля торжественно при большом стечении народа были перенесены останки Великого Князя Сергея Александровича, мученически погибшего 4 февраля 1905 года. «Кощунственная рука убийцы совершила свое ужасное дело в стенах святого Кремля, свидетеля многих славных событий русской истории, обагренного кровью защитников России, в нескольких шагах от гробниц царей Московских, собирателей и устроителей нашей многострадальной Родины, вблизи святых гробниц первосвятителей и печальников Русского народа, — писал член императорского Русского военно-исторического общества подполковник А.Г. Авчинников. — Надо твердо верить, что погребенный в Кремле Московском Великий Князь Сергей Александрович будет все расти в глазах потомства и, когда русский народ выйдет на свой твердый и широкий путь, память о покойном, окруженная светлым ореолом мученичества, не изгладится со страниц истории и будет ярко свидетельствовать, что и в дни шатаний и всеобщего замешательства были на Руси люди стойкие, готовые и смерть принять за свою веру».

Сегодня почитание Сергея Александровича, чей образ долгое время был сознательно искажен, слава Богу, возрождается.

* * *

Сергей Александрович Романов, четвертый сын Императора Александра II, родился 29 апреля 1857 года в Царском Селе. В детстве воспитательницей Великого Князя была Анна Феодоровна Тютчева, в замужестве Аксакова, а в 1864 году воспитателем был назначен капитан-лейтенант Дмитрий Сергеевич Арсеньев — оба люди незаурядные, привившие Великому Князю любовь к Родине с ранних лет. Большое воздействие на душу Сергея Александровича и его последующую жизнь оказало знакомство в юности с архиепископом Ярославским и Ростовским Леонидом. В воспоминаниях епископа Харьковского Саввы, посвященных Высокопреосвященному Леониду, рассказано об одной беседе последнего с царскими детьми: «Я говорил о молитве, о том, что пред Богом мы все равны, что с тех больше спросится, кому больше дано, что смирение одно возвышает человека пред очами Божиими, что в их высоком положении христианскими добродетелями можно особенно много послужить ближним и уготовить себе высокое место в будущей жизни».

В благочестивой и набожной семье Императора Великий Князь получил прекрасное образование. Энциклопедию права ему читал Константин Петрович Победоносцев, которого Сергей Александрович знал и любил с детства, государственное право было поручено Николаю Степановичу Таганцову, политическая экономия — Владимиру Павловичу Безобразову. Зимой 1876 года историю Великому Князю преподавал Сергей Михайлович Соловьев, русскую литературу читал профессор Орест Феодорович Миллер. Ему также читали курс военных наук, однако любимой наукой его была история. Вместе с профессором истории Константином Николаевичем Бестужевым-Рюминым Великий Князь уже в ранние годы совершил поездку по северу России и большую часть времени посвятил изучению исторических памятников и святынь.

В 1877 году начались занятия по приготовлению Сергея Александровича к присяге. Эти занятия вел истинный патриот, глубоко верующий человек — князь Сергей Николаевич Урусов. 29 апреля 1877 года Великий Князь принес присягу на верность Царю и Отечеству и вскоре отправился в действующую армию на Балканы, где в то время шла русско-турецкая война. За проявленную отвагу при военных действиях Великий Князь был награжден орденом святого великомученика Георгия Победоносца IV степени.

В 1882 году Сергей Александрович был назначен командиром 1-го батальона лейб-гвардии Преображенского полка. Он был образцом исполнения служебных обязанностей, настоящим отцом-командиром, которого любили и уважали и солдаты, и офицеры. До конца жизни Великий Князь не терял связи со своими преобра-женцами. Для улучшения быта «слабосильных нижних чинов» Сергей Александрович пожертвовал в полк капитал в 10 000 рублей.

1 марта 1881 года произошло трагическое событие в жизни нашего Отечества — беспримерное в истории цареубийство. От бомбы террориста погиб отец Сергея Александровича, Император Александр II. 21 мая Великие Князья Сергей Александрович, Павел Александрович и Константин Константинович совершили паломничество во Святую Землю, желая после перенесенных тяжелых нравственных потрясений найти утешение в молитве у Живоносного Гроба Господня. После беседы с ними архимандрит Антонин (Капустин), начальник Русской Духовной миссии в Иерусалиме, записал в своем дневнике: «Чистые, благие и святые души царевичей пленили меня». И далее добавил о Государыне Императрице: «Это несомненно, она, высокая Боголюбица и смиренная христианка, возрастила и сохранила их такими в усладу и похваление всем, ревнующим о духе, небе, Боге». О Великих Князьях он также писал В. Н. Хитрово: «Независимо от своего царского рода и положения, это наилучшие люди, каких только я видел в свете… Меня они очаровали своею чистотою, искренностью, приветливостью и глубоким благочестием в духе Православной Церкви"3.

Вскоре по возвращении в Петербург Сергеем Александровичем было учреждено Православное Палестинское общество, в котором Великий Князь принял обязанности председателя. «В служении благу Общества сказались и высота задач и целей самого Общества, и высота души Августейшего его работника и созидателя"4. Благодаря покровительству и энергии Сергея Александровича Православное Палестинское общество стало собирать, разрабатывать и распространять в России сведения о святых местах Востока и оказывать всемерное содействие русским паломникам. В Иерусалиме для русских богомольцев было сооружено подворье с гостиницами, устроены прекрасная больница, школа и странноприимные дома. По инициативе и на средства Великого Князя в Иерусалиме были произведены раскопки, давшие много ценных результатов. Под вековыми наслоениями был обретен порог так называемых «Судных врат», чрез которые шел с Крестом на Голгофу Господь наш Иисус Христос. На этом священном месте был сооружен храм во имя святого благоверного князя Александра Невского, в память Царя-освободителя. Великие Князья также приобрели место на склоне Елеонской Горы, близ Гефсиманского сада, на котором вскоре на их средства был построен новый пятиглавый храм во имя святой равноапостольной Марии Магдалины, в память благочестивой Императрицы Марии Александровны, «Имя Великого Князя Сергея Александровича останется навсегда незабвенным и будет с благодарностью и благоговением произноситься каждым православным паломником, посетившим Святую Землю"5.

3 июня 1884 года Сергей Александрович вступил в брак с Великой Княгиней Елисаветой Феодоровной, дочерью Великого Герцога Гессенского Людвига IV. По обоюдному желанию супруги хранили чистоту, так как еще до свадьбы благочестивые жених и невеста решили жить как брат и сестра. Этот союз был удивительно счастливым, поскольку супруги имели глубокое духовное родство.

26 февраля 1891 года Высочайшим приказом Великий Князь Сергей Александрович был назначен Московским генерал-губернатором, 6 декабря 1894 года он стал членом Государственного Совета, 26 мая 1896 года — командующим войсками Московского военного округа, а в 1903 году Сергей Александрович был назначен шефом 5-го гренадерского Киевского полка.

На протяжении 14 лет Сергей Александрович был генерал-губернатором Москвы, которую любил с детства. «Он был нашим с самого рождения своего, ибо Царь-освободитель нарек ему имя Сергия, поставив его под покровительство преподобного Сергия, святого восприемника Московского Царства. Он был нашим, потому что всем сердцем полюбил Москву, проведя в ней свои отроческие годы. Он был нашим, так как Царь-миротворец поставил его над первопрестольною своею столицей в знак особой любви и к нему, и к ней», — писал современник6. За время своего генерал-губернаторства Великий Князь Сергей Александрович много сделал для Москвы, принимая деятельное участие в благоустройстве столицы. Под его руководством в Кремле был воздвигнут памятник Императору Александру II. Особо следует сказать об учреждении общеобразовательных чтений для рабочих. Великий Князь горячо принимал к сердцу их интересы, поощряя распространение исторических знаний в рабочей среде под покровом Церкви при участии священнослужителей. За два года Комиссией по устройству чтений было предпринято около 50 изданий, включая книги по богословию, истории, литературе, географии, биологии, искусству. Председатель Комиссии, ректор Московской Духовной Семинарии архимандрит Анастасий в своей речи перед слушателями очередных чтений, состоявшихся 6 февраля 1905 года, произнес: «Великий Князь в своем сердечном попечении об успешной просветительной деятельности по устройству чтений горячо заботился о том, чтобы свет общественных знаний согрет был для вас теплою любовью к Царю, Церкви и Отечеству. Он особенно чтил Москву, как скрижаль нашей отечественной истории… В период управления Москвою Великий Князь всемерно старался поднять нашу древлеправославную столицу в различных отношениях, особенно в смысле хранения в ней, как исконно русском центре, ее национально-исторических преданий. Поникшее было в прежнее время, под воздействием чуждых нам влияний, значение святынь Москвы, исторических достопамятностей, самого уклада жизни московской при Великом Князе поднялось, возвысилось и стало виднее во всех концах России, сами государи стали чаще посещать Москву. Царь Александр III, в правление Москвой Великим Князем, в одном из своих пребываний здесь, сказал достопамятные слова: «Москва — это храм России, а Кремль — ее алтарь».

Для того, чтобы представить, какую общественную нагрузку нес Великий Князь Сергей Александрович, достаточно перечислить те общества и учреждения, где он был председателем, покровителем, попечителем, действительным или почетным членом. Сергей Александрович был почетным председателем Московского общества призрения, воспитания и обучения слепых детей, Общества покровительства беспризорным и освобождаемым из мест заключения несовершеннолетним, Московского отдела русского общества охранения народного здравия; покровителем Богадельни цесаревича Николая, Московского общества взаимного поощрения ремесленного труда, Вспомогательной кассы типографов, Общества призрения престарелых артистов; покровителем всех. церковно-приходских школ Московской епархии, приюта Сергиевского братства в Петербурге, Псковского реального училища. Он был почетным попечителем Козельского ремесленного училища, бесплатной лечебницы военных врачей, Иверской общины сестер милосердия, больницы имени Императора Александра III, Общества пособия нуждающимся сибирякам, обучающимся в Москве, Совета детских приютов, Общества поощрения трудолюбия; президентом Общества попечения о детях лиц, ссылаемых по судебным приговорам в Сибирь, Ольгинского благотворительного общества при Александровской больнице; почетным членом Комитета «Христианская помощь» Российского общества Красного Креста, Общины «Утоли моя печали», Мариинского, Николаевского, Царскосельского и Серпуховского благотворительных обществ, Общества пособия нуждающимся студентам, Комитета братолюбивого общества снабжения неимущих квартирами, Тюремного комитета, Общества земледельческих колоний и ремесленных приютов, Общества вспомоществования бедным Преображенского всей гвардии собора и ряда других.

Сергей Александрович состоял также покровителем и почетным председателем многих научных обществ и учреждений: почетным членом Академии наук, Академии художеств, Общества художников исторической живописи, Московского и Петербургского университетов, Московского археологического общества, Общества сельского хозяйства, Общества любителей естествознания, Русского музыкального общества, Археологического музея в Константинополе и Исторического музея в Москве, а также Московской Духовной Академии, Православного миссионерского общества, Отдела распространения духовно-нравственных книг.

В начале XX века в России поднялась новая волна терроризма. Сергей Александрович был непримирим к бунтовщикам и революционерам, считал, что необходимо принять более жесткие меры по отношению к террористам. Правительство не поддержало Великого Князя, и 1 января 1905 года Сергей Александрович добровольно отказался от поста генерал-губернатора, не желая продолжать политическую деятельность. Великий Князь пожелал сохранить за собой только воинское звание. Однако он чувствовал, что приговорен к смерти. «Когда служили панихиду по разорванному на части бомбою министре Плеве, Великий Князь Сергей Александрович, склонившись в молитве и весь отдавшись Богу и Его воле, уже знал твердо, что участь его решена», — писал протоиерей Иоанн Восторгов. Супруги стали получать анонимные письма с угрозами и были вынуждены переехать в Малый Николаевский дворец в Кремле.

4 февраля 1905 года в 2 часа 50 минут по полудни Сергей Александрович, как обычно, выехал из Николаевского дворца в карете с одним кучером, без охраны -последнее время он ездил даже без адъютанта, никого не желая подвергать опасности. Когда до Никольских ворот оставалось не более 15 саженей, прогремел чудовищной силы взрыв. Он был настолько силен, что в здании Судебных Установлений и здании Арсенала вылетели окна. Когда рассеялся дым, представилась страшная картина: в луже крови бесформенной грудой лежали останки. Со всех сторон к месту трагедии кинулись люди. Но вдруг толпа расступилась… «Приехала Великая Княгиня Елисавета Феодоровна, которой успели сообщить о злодеянии, жертвой которого пал ее Августейший супруг. Она приблизилась к останкам Великого Князя и со слезами склонилась к ним. Это была потрясающая минута… Безмолвное страшное горе, сквозившее в каждой черте лица Великой Княгини, тронуло всех бывших здесь до глубины души"9. Останки Великого Князя были перенесены в Алексеевскую церковь кафедрального Чудова монастыря. В 4 часа была отслужена первая панихида, ее служил наместник монастыря архимандрит Арсений. Вторую в 8 часов вечера совершил епископ Дмитровский Трифон. Во все время, пока останки находились в храме, в Кремль шли люди. Длинной вереницей тянулись молящиеся от Спасских ворот. Многие простаивали в ожидании 5−6 часов. Войсковые части, гимназисты допускались вне очереди. Приходило огромное число депутаций от разных учреждений и обществ.

В день трагедии был издан Высочайший манифест. «Объявляем всем верным Нашим подданным: Провидению угодно было поразить нас тяжелою скорбью. Любезнейший Дядя Наш Великий Князь Сергей Александрович скончался в Москве в 4-й день сего февраля на 48 году от рождения, погибнув от дерзновенной руки убийц, посягнувших на дорогую для Нас жизнь его. Оплакивая в нем Дядю и друга, коего вся жизнь, все труды и попечения были беспрерывно посвящены на службу Нам и Отечеству, Мы твердо уверены, что все Наши верные подданные примут живейшее участие в печали, постигшей Императорский Дом Наш, и соединят теплые молитвы свои с нашими об упокоении в Царстве праведных души усопшего Великого Князя».

Множество телеграмм с выражением соболезнований поступило Великой Княгине со всех концов России. Святой праведный Иоанн Кронштадтский прислал Императору следующую телеграмму: «Скорбь Ваша неописуема. Скорбь Спасителя в Гефсиманском саду за грехи мира была безмерна, присоедините Вашу скорбь к Его скорби: в ней найдете утешение».

В речи на панихиде по убиенном Великом Князе 5 февраля 1905 года протоиерей Иоанн Восторгов произнес: «Выстрел за выстрелом, взрыв за взрывом, кровь за кровью и убийство за убийством на Русской Земле. И вот пролилась кровь, благородная кровь ближайшего Сродника Государева. Не в честном бою, не пред лицом открытого ополчившегося врага, а от злодея, из-за угла поджидавшего жертву, от фанатика, исповедующего убийство во имя жизни и насилие во имя свободы, пал царский Сродник и Слуга. Люди русские! Одумаемся! Знамения Господни зовут нас к этому… Государство в опасности, люди гибнут на войне и внутри страны, презренное и гнусное убийство вышло из темных углов и нагло показывается на улицах, а сыны народа, почитаемые его мыслящею частью, как будто ничего не случилось, твердят и твердят о своих мечтательных и заморских идеалах, своими писаниями плодят и плодят недовольство в стране вместо успокоения, несут разделения, раздоры вместо мира и согласия… Люди русские! Одумаемся! Суд при дверях. Господь близ. Жертвы кровавые перед нами. Поминая молитвою эту новую и страшную жертву — убиенного Великого Князя Сергея Александровича, восплачем о нем, восплачем о растерзанном сердце Царя, о несчастной терзаемой России, восплачем и о себе самих!»

9 февраля Великая Княгиня Елисавета Феодоровна нашла в себе силы отдать последний христианский долг верному слуге Князя — кучеру Андрею, также погибшему от взрыва. Она присутствовала за литургией и панихидой в церкви Яузской больницы, а затем шла 3 версты пешком вместе с вдовой, сопровождая гроб до Павелецкого вокзала.

10 февраля, в день отпевания Великого Князя, с ним прощалась вся Москва, а вместе с нею и вся Россия. Заупокойную литургию в храме во имя святителя Алексия в Чудовом монастыре совершал митрополит Московский и Коломенский Владимир в сослужении двух епископов и многочисленного духовенства. «Невыразимо тяжело расставаться с тобою нам, москвичам, свидетелям счастливых дней твоего детства и зрелого возраста, когда ты вступил на самоотверженное служение Царю и Родине и так сроднился с твоею Москвой… Ты был верен до самой смерти своему долгу и запечатлел своею кровью верность твою святым исконным заветам Земли Русской, оставив нам высокий пример непоколебимой веры в Бога, преданности святой Церкви и Престолу и служения ближним, не жалея себя… Вечная память тебе на Святой Руси, наш дорогой, горячо любимый Великий Князь! Не забывай нас в твоих истых молитвах пред Престолом Всевышнего, да ниспошлет Господь мир и тишину Земле нашей, о которой ты столько болел душою и печалился, живя между нами», -писали в тот день «Московские ведомости». По окончании отпевания дубовый гроб с серебряными государственными гербами по бокам был перенесен в храм во имя святого Апостола Андрея Первозванного в Чудовом монастыре, а 4 июля 1906 года погребен в склепе специально построенного храма-усыпальницы в честь преподобного Сергия Радонежского — Небесного покровителя Великого Князя. Святая преподобномученица Великая Княгиня Елисавета Феодоровна писала: «Великим утешением в моем тяжелом горе служит сознание, что почивший Великий Князь находится в Обители святителя Алексия, память которого он так чтил, и в стенах Москвы, которую он глубоко любил, и в святом Кремле, в котором он мученически погиб».

Злодеяние на Сенатской площади Кремля вызвало бурю возмущения по всей России. Многие задавались вопросом, как такое могло случиться. В наиболее концентрированном, если можно так сказать, виде осмысление происшедшей трагедии было выражено в статье с характерным названием «За что его убили?». «Наши крамольники не оставили его в покое. Зная, что он не вмешивается уже более в политику, что он не может вредить их намерению довести Россию путем смуты до гибели, они мстили ему за то, что он свято исполнял свой долг в прошлом, за то, что он никогда раньше не изменял своему долгу Царского слуги и верноподданного. Вот почему сатанинская злоба извергов решила погубить его. Но была и другая причина, заставившая крамольников поднять руку на Великого Князя. Они не могли не сознавать, что затеянное ими адское дело — низвержение Царского Самодержавия — ни на какой прочный успех рассчитывать не может, что рано или поздно русский народ встанет во весь свой исполинский рост и дружными усилиями избавит Россию от революционной крамолы. В этой освободительной борьбе несомненно приняли бы живейшее участие все русские люди, которым Великий Князь, конечно, служил бы доблестным примером самоотверженной преданности Царю и России. Лишить Россию не только в настоящее время, но и на будущий период ее возрождения сильных и убежденных защитников — вот гнусная цель наших революционеров».

Елисавета Феодоровна посетила в тюрьме убийцу своего супруга, передала ему образок и сказала: «Я вас прощаю, Бог будет Судьей между Князем и вами, а я буду ходатайствовать о сохранении вам жизни».

На месте мученической кончины Сергея Александровича 5-й гренадерский полк поставил белый крест. К подножию креста люди начали класть деньги, и Великая Княгиня Елисавета Феодоровна, назначенная шефом полка по кончине Великого Князя, выразила желание, чтобы на эти средства был сооружен новый крест-памятник. 2 апреля 1908 года после литургии в храме-усыпальнице состоялось освящение креста, выполненного по проекту В. М. Васнецова. У подножия креста было начертано: «Отче, отпусти им, не ведят бо, что творят», а по всему кресту шла надпись «Аще бо живем, Господеви живем, аще же умираем, Господеви умираем: аще бо живем, аще умираем Господеви есмь. Вечная память Великому Князю Сергею Александровичу, убиенному 4 февраля 1905 года. Помяни нас, Господи, егда приидеши во Царствии Твоем». Внизу на лицевой стороне постамента была сделана надпись: «Поставлен на доброхотные пожертвования, собранные 5-м гренадерским Киевским полком в память своего бывшего шефа Сергея Александровича, на сем месте убиенного, и на пожертвования всех, почтивших память Великого Князя». Перед памятником была поставлена неугасимая лампада. Великая Княгиня Елисавета Феодоровна, всегда отдававшаяся делам милосердия и благотворительности, после кончины Великого Князя всю жизнь свою посвятила служению Богу и ближним. За Божественной литургией 10 апреля 1910 года в храме Марфо-Мариинской обители сестер милосердия, учрежденной Елисаветой Феодоровной, состоялось возложение на Великую Княгиню креста настоятельницы. Богослужение совершил митрополит Владимир в сослужении духовника обители протоиерея Митрофана Серебрянского и протоиерея К. П. Зверева, настоятеля храма преподобного Сергия — усыпальницы Великого Князя Сергея Александровича.

В 1918 году крест-памятник был уничтожен, а в 1929 году был разрушен и Чудов монастырь…

В 1986 году при проведении в Кремле ремонтных работ был обнаружен чудесным образом сохранившийся склеп с захоронением Великого Князя. После продолжительного обсуждения на государственном уровне было принято решение перенести останки в возрожденный Новоспасский монастырь и захоронить в родовой усыпальнице бояр Романовых, которую Великий Князь Сергей Александрович и Великая Княгиня Елисавета Феодоровна не раз посещали при жизни, а 28 декабря 1902 года присутствовали при освящении устроенного в усыпальнице храма во имя преподобного Романа Сладкопевца. Перенесение честных останков сопровождалось отданием воинских почестей.

В 1998 году был воссоздан и установлен в Новоспасском монастыре крест-памятник, точная копия уничтоженного. Теперь каждый, приходящий в Обитель, может поклониться этому кресту и сотворить молитву о Великом Князе Сергее Александровиче — выдающемся государственном деятеле, человеке глубокой веры, твердого духа и праведной жизни, которую он всецело посвятил служению на благо Отечества.


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru

Одежда из льна