Русская линия
Крупнов.Ru Юрий Крупнов17.02.2005 

Мировая держава Россия

Мы находимся в ситуации радикальной трансформации правящего класса России.

С одной стороны, в его составе определяются личности и локальные группы, которые начинают ставить проблему ответственности «правящего сословия» за цели и развитие страны (http://www.rosbalt.ru/2005/01/08/191 600.html ).

С другой стороны, полностью дискредитируют себя персоны и весь финансово-политический слой, которые выступали организаторами «рыночной революции», включая развал СССР и разграбление его бывших республик, в первую очередь, Российской Федерации (http://www.contr-tv.ru/vremena/1024/ ).

За фундаментальным расколом правящего класса стоит тот очевидный факт, что старый курс оказался тупиковым и сегодня требуется новый курс. Достаточно указать на результаты недавнего опроса ROMIR Monitoring, когда половина граждан России однозначно ответила, что страна зашла в тупик.

И здесь чрезвычайно важным является заявление Г. О. Павловского о том, что приоритетом президентом Путина и его ближайших преемников будет «превращение России в мировую державу XXI века или, если угодно, восстановление России в качестве мировой державы XXI века из нынешней слабой региональной державы с сырьевой экономикой» (http://www.kreml.org/other/77 935 249 ).

Независимо от того, насколько Павловский близок сегодня к принятию решений в Кремле, указание на то, что приоритетом должен быть курс на мировую державу является показательным.

Нет сегодня более важного вопроса, чем реализация доктрины России как мировой державы.

И это, разумеется, следует не из того, что автор данной статьи вместе со своими единомышленниками из общественного движения «Партия России» занимается разработкой доктрины мировой державы последние пять лет, начиная со статьи 2000-го года «Россия имеет все шансы быть мировой державой» (www.pereplet.ru/text/krupnov04.html) и книги 2003 года «Стать мировой державой» (smd.kroupnov.ru/).

Важность такой доктрины следует из того, что у России сегодня нет иной возможности сохранить и продолжить свою историческую тысячелетнюю государственность.

Но для того, чтобы в полной мере понять это, необходимо избавиться от ряда ошибочных представлений, в частности о том, что мировых держав может быть много, что США является мировой державой, что мировая держава означает прямое восстановление СССР и что, наконец, держава является синонимом империи.

Мировая держава есть государственность, которая занята решением мировых проблем и организацией мирового развития на собственной территории. Только через мировые державы может существовать человечество как единый и пытающийся двигаться целенаправленно организм, субъект, удерживающих себя в рамках достойного назначения (http://www.kroupnov.ru/5/1101.shtml ).

С этой точки зрения, США и другие страны «семёрки» сегодня не могут считаться таковыми.

Вместе с теневыми транснациональными финансовыми элитами так называемые развитые страны не только открыто отказались от своей ответственности за общее мировое развитие, но и последние десять лет взяли курс на огораживание и автаркию, на создание для «золотого миллиарда» глобального нового железного занавеса от остальной части человечества.

Не следует забывать, что выражение «железный занавес» придумал не Сталин, а Клемансо в 1919 году, который заявил парламенту Франции: «Мы желаем поставить вокруг большевизма железный занавес, чтобы впредь не разрушать цивилизованную Европу». Вот и сегодня те, кто называют себя «мировой развитой цивилизацией», не желают или не могут решать мировые всеобщие проблемы и делают ставку на выталкивание их по ту сторону железного занавеса, на периферию, превращая мир за «занавесом» в своего рода проблемную свалку.

Это разделение мира и человечества на непересекающиеся миры и разные человечества следует из идеологии современного гуманизма, согласно которой человек является высшей ценностью и из которой никак не следует, что этой высшей ценностью является каждый без исключения человек на Земле.

Итогом такого разделения является то, что у стран «семёрки» по существу не один, а, как минимум, два абсолютно разных миропорядка: для себя — и остальных. Неудивительно, что выражение «новый мировой порядок» означает сегодня в мире не порядок для всех, пусть и не очень привлекательный, а порядок для неизбранных, для остальной зазанавесной части человечества, для человечества второго сорта.

Именно поэтому ведущие страны Запада не видят смысла в том, чтобы быть мировыми державами, т. е. удерживать и поддерживать всеобщий единый порядок в мире. Они открыто видят себя и называют империями, озабоченными властью и мощью (powers), а не державами (http://www.pereplet.ru/krupnov/31.html#31 ). Так, США грезят, что они уже стали вторым изданием римской языческой империи. Достаточно посмотреть фильм «Гладиатор» и репортаж с недавней инаугурации Дж. Буша, чтобы определить идентичность помпезных сцен и жажду цезаризма.

Но мир без державы означает беспорядок и войну.

Мир сегодня находится в хаосе, который лучше всего описывается категориями мировой гражданской войны (http://www.kroupnov.ru/5/991.shtml ), поскольку непримиримые социально-экономические и национально-культурные конфликты проходят сквозь, посреди и поперёк всех стран и регионов. Символично, что это происходит через 60 лет после формулирования Ялтинский миропорядка и в момент, когда Запад пытается через ревизию итогов Второй мировой войны произвести его окончательное уничтожение. Более того, мир по-американски и глобализация на деле оказываются целенаправленным производством беспорядка, хаоса, который при этом организаторы глобализации ещё и воображают управляемым.

К сожалению, за последние десятилетия в мире дискредитирована сама идея мирового порядка. Его устойчиво стали связывать с порабощением и «мировыми правительствами». Причина этого очевидна и лежит в неразличении того отдельного порядка, который навязывается остальному миру «золотым миллиардом», и порядка, который добровольно определяется в качестве единого для всех. Без универсального порядка, как бы сложно не было его определять и устанавливать, на Земле будет процветать бесконечная война глобальных кланов или силовое навязывание частного порядка (например, американского) в качестве всеобщего. Альтернативой хаосу или господству самозванцев может быть только универсальный порядок.

В мире сегодня такого единого порядка нет, поэтому и нет мировых держав. Самые мощные государства мира стремятся быть первыми, завоевать мир и владеть миром пусть даже за счёт разорения значительной части или даже всего мира.

Именно это и утверждает Збигнев Бжезинский в своей знаменитой книге «Великая шахматная доска. Господство Америки и его геостратегические императивы»: «В результате краха СССР Соединенные Штаты оказались в уникальном положении. Они стали первым и единственным действительно глобальным центром силы» (the first and the only truly global power).

К сожалению, у нас подобные вещи неправильно переводят. Так, утверждение Бжезинского в русском издании звучит так: США «стали первой и единственной действительно мировой державой».

Однако выражение «global power» (также как и аналог в немецком языке и культуре «weltmacht») ничего общего не имеет с понятием мировой державы. Первый и единственный глобальный центр силы означает всего лишь то, что он является более мощным, чем любой другой центр или даже всё окружение вместе взятое (вспомним известное выражение «сила есть, ума не надо»). Глобальный центр силы означает, что делается ставка на принуждение и насилие, на силовые методы в глобальном масштабе.

Мировая же держава определяется не силой и мощью, а способностью выступать представителем единого человечества и отвечать за наилучший на данный момент порядок в мире.

Между прочим, вовсе не случайно выслуживающиеся перед Западом политологи и журналисты последний год усиленно вводят во внутрироссийский и международный жаргон слово «силовики» («Siloviki»). Этим самым они делают акцент на силе и подспудно намекают на отсутствие у изобретённого ими сословия ума. Вещь понятная, неясно только почему умные «силовики» довольствуются выражениями из неграмотных переводов Бжезинского и других геостратегов и не выстраивают новый курс страны вокруг уникального и исключительно российского понятия мировой державы?

Агрессивная атака западной прессы на Россию в последние месяцы как раз и вызвана тем, что в небольшом экономическом и психологическом усилении нашей страны за последний год элита стран «семёрки» почувствовала для себя — как центра силы — угрозу, которую тут же связала в своих головах с возрождением «советской империи зла».

В значительной мере мы сами даём повод для такой истерии, поскольку не сформулировали в качестве официальной позиции страны доктрину мировой державы, в которой бы продемонстрировали отказ от всякой экспансии, противопоставили бы себя любым империям и показали бы, что не собираемся возвращаться к Советскому Союзу времён «холодной войны».

Дело в том, что «русский империализм» является такой же ложной и вредной доктриной, как и «русский национализм» (http://www.kroupnov.ru/5/1851.shtml ). Россия, несмотря на то, что в 1721 году Пётр I принял титул императора, по своей природе никогда не была империей (см. «Почему Россия не империя?» — www.pereplet.ru/krupnov/10.html#10), так как всю тысячелетнюю историю занималась не решением задач власти, доминирования и экспансии, а выживанием ради решения абсолютных проблем человечества.

Не нужно нам становиться и вторым изданием СССР. Это вовсе не означает, что СССР следует проклинать, как это делают отдельные маргинальные силы в России. Вовсе нет. Более того, без любви к советскому прошлому и без восхищения СССР как вершинным явлением российской и мировой истории невозможно построить никакой новой России.

Но вернуться в СССР нельзя и, в первую очередь, потому, что возвращаться необходимо и в СССР, и в царскую и даже доцарскую Россию. Только полное, без изъятий, тысячелетие России является нашим главным геополитическим ресурсом, который только и может позволить нам восстановить статус ведущего субъекта мировой политики и на практике соединить, «сшить» Россию постсоветскую с советской и досоветской.

Мировая держава определяется не имперскостью, мощью и военной силой, а способностью производить единый справедливый миропорядок.

И ключевым вопросом здесь является следующий: какой именно новый, единый и привлекательный миропорядок Россия может сегодня предложить миру?

Миропорядок, построенный на реализации принципа личности как высшей реальности и ценности каждого без исключения человека, народа, страны и цивилизации на Земле.

Чудовищным недоразумением является то, что исключительно русская идея личности привычно приписывается к базовым ценностям Европы и западной цивилизации в целом. Это происходит оттого, что личность не различают с индивидом (www.pereplet.ru/krupnov/16.html#16).

Выдающийся русский философ и филолог Алексей Федорович Лосев в «Двенадцати тезисах об античной культуре» восклицает: «Боже упаси переводить латинское слово „индивидуум“ как „личность“! Укажите хотя бы один латинский словарь, где говорилось бы, что слово „индивидуум“ может иметь значение „личность“. „Индивидуум“ — это просто „неделимое“, „нераздельное“. Стол состоит из доски, ножек и т. д.- это делимое, а с другой стороны, стол есть стол, сам по себе он неделим, он есть „индивидуум“. И стол, и любая кошка есть такой „индивидуум“. Так при чем же здесь личность? „Индивидуум“ — самый настоящий объект, только взятый с определенной стороны, и больше ничего».

Личность же не может быть сведена к объекту, вещи, поскольку с ней невозможно производить никакие манипуляции и поскольку она есть высшая субъектность и воля не принимать мир, если в устройстве его есть нечто, что уничтожает или унижает другую личность, рушит её достоинство. Личность — это способность быть конгениальным и равным личности другого.

Всечеловечность тысячелетней России к началу XXI века предстаёт именно в идее личности и прекрасно выражена в заезженных, но оттого не менее гениальных и великих словах Достоевского о том, что «никакая высшая гармония» не стоит «слезинки хотя бы одного только того замученного ребенка».

Нам самим и всему миру сегодня самое время читать и перечитывать эту сцену подлинно русского разговора, когда Иван Карамазов требует от брата Алёши ответа: «Скажи мне сам прямо, я зову тебя — отвечай: представь, что это ты сам возводишь здание судьбы человеческой с целью в финале осчастливить людей, дать им наконец мир и покой, но для этого необходимо и неминуемо предстояло бы замучить всего лишь одно только крохотное созданьице, вот того самого ребеночка, бившего себя кулачонком в грудь, и на неотомщенных слёзках его основать это здание, согласился ли бы ты быть архитектором на этих условиях, скажи и не лги!

— Нет, не согласился бы, — тихо проговорил Алеша.

— И можешь ли ты допустить идею, что люди, для которых ты строишь,
согласились бы сами принять свое счастие на неоправданной крови маленького замученного, а приняв, остаться навеки счастливыми?

— Нет, не могу допустить».

Абсолютно неправ Николай Бердяев, который определил Ивана Карамазова «философом русского нигилизма и атеизма», который якобы «провозглашает бунт против Бога и против Божьего мира из очень высоких мотивов».

Иван Карамазов не Бога не принимает («Не Бога я не принимаю, а только билет Ему почтительнейше возвращаю»). Он не принимает такой земной порядок, который изначально не ставит в центр, в основу, в фундамент «крохотное созданьице» — т. е. любого ребёнка, а, значит, и личность, поскольку именно у маленького человека личность существует в наиболее свободном и открытом — почти божественном — виде («Дети, пока дети, до семи лет например, страшно отстоят от людей: совсем будто другое существо и с другою природой»).

Зато Бердяев прав в другом: «Это вопрос русский по преимуществу, проклятый вопрос, который русские мальчики предъявили всемирной истории».

Такие русские мальчики и есть лицо и личность тысячелетней России, которая сегодня вправе потребовать, наконец, от мира поставить личность во главу угла.

Тут у отдельных категорий граждан, которых ничему не научил ни развал СССР, ни агрессия США и НАТО против Югославии, ни Ирак, ни Украина, начнутся крики про «репрессии параноика Сталина» и «злодейства Ивана Грозного» и что, мол, не русским с их «пренебрежением к человеку» в калашный ряд.

Обсуждать достоверность подобных обвинений, как и нравственность основной массы крикунов этого рода, здесь не место (http://q.kroupnov.ru/sign.shtml). Достаточно лишь указать на то, что такие вопросы существуют только в России и нигде больше, и что вопрос «русских мальчиков» ещё требует своего уяснения и освоения «цивилизованным развитым миром».

Абсолютно невозможно (в отличие от русских, которые каждые пятьдесят лет посыпают голову пеплом — но не оттого, что «больше» виноваты) представить кандидата в президенты США, скажем, по фамилии Korotich, который бы обеспечил себе победу на выборах разоблачением репрессий и террора американцев по отношению к индейцам или мексиканцам. Зато нетрудно вообразить «триумф демократии и свободы», который недавно устроили «лидеры человечества» в виде «выборов» на костях сотни тысяч убитых за последние два года иракцев и до миллиона иракских детей, которые погибли от санкций «мирового сообщества» за 90-е годы.

«Там ведь не сентиментальничают», — заметил про Женеву Иван Карамазов, продолжая: «И вот покрытого поцелуями братьев брата Ришара втащили на эшафот, положили на гильотину и оттяпали-таки ему по-братски голову за то, что и на него сошла благодать. Нет, это характерно. Брошюрка эта переведена по-русски какими-то русскими лютеранствующими благотворителями высшего общества и разослана для просвещения народа русского при газетах и других изданиях даром. Штука с Ришаром хороша тем, что национальна. У нас хоть нелепо рубить голову брату потому только, что он стал нам брат и что на него сошла благодать».

Вот здесь вся суть дела и требуемого нового порядка.

Даже если по закону, то и самого страшного преступника нельзя, казня, машинообразно уничтожать. А если без закона? И если это миллион иракских детей, которых между делом списали в расход ради торжества узаконенного силой глобального беззакония?

А если это даже один взрослый человек? Например, малоприятный, соглашусь, Саддам Хусейн — его что, можно унижать? Разве можно изгаляться над ним? Например, беспрерывно показывая по всем телеканалам мира — то есть в каждый дом и каждому жителю Земли — как после его ареста в декабре 2003 года у него в волосах ищут вшей и как осматривают его зубы (http://www.kroupnov.ru/5/731.shtml )?

Я уж не говорю о самой агрессии США и других стран коалиции против Ирака (а до этого Югославии и Афганистана) под липовым предлогом предотвращения использования Ираком против США и мира оружия массового поражения.

Жизнь трагична и даже грешна у каждого человека и народа. «Но в добродетель-то, в добродетель-то зачем возводить? — спрашивает нас и их Достоевский. —  Знаете что? Можно быть даже и подлецом, да чутья о чести не потерять; а тут ведь очень много честных людей, но зато чутье чести совершенно потеряли и потому подличают, не ведая, что творят, из добродетели. Первое, разумеется, порочнее, но последнее, как хотите, презрительнее».

Принцип личности подробно разобрал и ввёл в культуру именно Фёдор Михайлович Достоевский.

Вот его манифест личности в «Зимних заметках о летних впечатлениях»: «Разве в безличности спасение? Напротив, напротив, говорю я, не только не надо быть безличностью, но именно надо стать личностью, даже гораздо в высочайшей степени, чем та, которая теперь определилась на Западе. Поймите меня: самовольное, совершенно сознательное и никем не принужденное самопожертвование всего себя в пользу всех есть, по-моему, признак высочайшего развития личности, высочайшего ее могущества, высочайшего самообладания, высочайшей свободы собственной воли. Добровольно положить свой живот за всех, пойти за всех на крест, на костер, можно только сделать при самом сильном развитии личности. Сильно развитая личность, вполне уверенная в своем праве быть личностью, уже не имеющая за себя никакого страха, ничего не может и сделать другого из своей личности, то есть никакого более употребления, как отдать ее всю всем, чтоб и другие все были точно такими же самоправными и счастливыми личностями. Это закон природы; к этому тянет нормально человека…».

Скажут, что это «идеализм» или «философия». Или даже, совсем страшно, «поэзия». Нет для нашей элиты трубы (нефтегазовой), этих «прагматиков», которые с каждым днём всё дальше вгоняют Россию в Африку, более несерьёзных и даже неприличных слов, чем эти. Но при всём моём сочувствии к ним, помочь им ничем не могу.

Мир был спасён в 1945-м не убогими прагматиками, а теми, кто прямо по Достоевскому «добровольно клал свой живот за всех, шёл за всех на крест, на костер», что «можно только сделать при самом сильном развитии личности».

Где-то, воины, где вы,
Кто остался живой?
В городах миллионных,
В селах, дома в семье?
В боевых гарнизонах
На не нашей земле?
Ах, своя ли, чужая,
Вся в цветах иль в снегу…
Я вам жизнь завещаю, —
Что я больше могу?

Не прагматиками, а русским Солдатом-Личностью, воспетым Александром Твардовским, был определён и ялтинский миропорядок.

И следующий — послеялтинский — миропорядок может и должен быть определён не прагматиками.

Но и не абстрактными фантазёрами-идеалистами, конечно, поскольку принцип личности задаёт не идеализм, а абсолютный реализм.

Ведь личность есть высшая и абсолютная реальность любого человека, в которой он напрямую соприкасается, взаимодействует и совпадает с любым другим человеком, со всеми живущими, жившими и с теми, кому ещё предстоит жить, с человечеством, а в христианстве ещё и с ангелами и Богом.

Не случайно по определению ряда православных богословов личность есть динамический «кусочек Бога» в каждом без исключения человеке. В рамках данной мыслительной традиции, берущей начало от Платона, личность была создана до начала мира и мир исходно «спроектирован» как личностный, организуемый вокруг личности, что и делает человека и человечество сопричастным божественной природе. Разумеется, этот образ «кусочка» или «частицы» необходимо понимать не натурально и, тем более, не в смысле хоть какого-нибудь тождества человека с Богом, а как образное представление метода реализации заповеди быть по образу и подобию божьему.

Идея личности для православного человека собственно и есть внеконфессиональная форма присутствия Христа в этом мире, утверждения образа Христа, согласно которому Он есть Тот, Кто «смертию смерть поправ». Личность есть тот, кто знает и верит, что «больше сея любве никтоже имать, да аще кто положит душу свою за други своя».

Важно при этом то, что идея личности, рождённая и выработанная в лоне христианства является именно внеконфессиональной и имеющей абсолютные аналоги во всех религиях и культурах мира и, следовательно, носит универсальный характер. Более того, только принцип личности, утверждаю я, может выступать механизмом объединения стремительно разделяющегося человечества.

После того, как СССР-России принёс себя в жертву ради избавления мира от нацизма, предлагавшего неарийскому человечеству от имени якобы избранных людей «первого сорта», этих «белокурых бестий» свой «Ordnung», никто не имеет права делать вид, что напяливаемый ныне на мир «Order» не является столь же рассекающим и разделяющим человечество, столь же античеловеческим и преступным в основе своей. То есть, не мировым порядком, а глобальным концлагерем.

Такой порядок, вполне вероятно, для многих станет сносным, достаточно сытым и даже комфортным. Но он принуждает людей быть не личностями, а вещами и объектами, поскольку не даёт возможности определять этот порядок и менять его со стороны тех, кого он упорядочивает. Альтернативой мировой державе России и порядку вокруг принципа личности в XXI веке может быть только гиперимперия с таким «порядком» для огороженной от «золотого миллиарда» «периферии», где личность и своеобразие не нужны и даже противопоказаны.

Этот порядок, собственно, и пытаются установить сегодня в виде торжественного марша по земле «демократии и свободы».

Ещё 1 июня 2002 года, выступая перед выпускниками Вест-Пойнта — главной Военной Академии США, Дж. Буш заявил, что к началу нового века «выжила и оказалась дееспособной только одна-единственная модель прогресса человечества» и что Вест-Пойнт является «стражем тех ценностей, которые формируют солдат, которые, в свою очередь, формируют историю мира».

Эта самоуверенность, подтверждённая всей политикой США за последние десять лет и, в частности, последними выступлениями избранного на второй срок президента Буша, напрямую ведёт к указанному разделению человечества на два разных неравных человечества — «первого», избранного, и «второго», которому отводится роль своего рода субстрата для первого, состоящего, согласно официальной американской терминологии, из «стран с тиранами» («Вашингтон Пост» на днях причислила сюда и Россию), «стран-изгоев», «несостоявшихся» и «обанкротившихся» государств.

Всем хорош этот порядок, кроме одного — он строится на унижении и уничтожении личности людей, народов, стран и цивилизаций.

«Человечество не примет свободы в стиле Буша, — заявило руководство Северной Кореи в виде комментария, переданного 21 января сразу после речи Дж. Буша о свободе на церемонии его инаугурации, поскольку «свобода, о которой говорил Буш, это — свобода господства силы и превращения всего мира в огненное море войны». Разве это не так?

И вслед за главным героем романа Ф.М. Достоевского «Подросток» весь мир и мы не можем сегодня не восклицать: «И за всё за это, за ту маленькую часть серединной выгоды, которую мне обеспечит ваша разумность, за кусок и тепло, вы берете взамен всю мою личность!».

Да, потрачены гигантские и умопомрачительные по размерам средства на то, чтобы дискредитировать вклад СССР-России в освобождении человечества и ялтинский миропорядок. Но это не даёт права руководству России забывать о своей истории, о реальной роли СССР-России и о российской версии мирового порядка.

Как раз сейчас наступает тот момент, когда мы обязаны выступить как мировая держава и заявить, что разных человечеств и разных порядков быть не должно. И что Россия предлагает в качестве всеобщего свой традиционный порядок, построенный на признании своеобразия и самобытности каждого без исключения человека, народа, страны и цивилизации на Земле.

Именно личность является тем, что даёт возможность каждому человеку быть умственно и нравственно самостоятельным и определять собственное достоинство или, по А.С. Пушкину — самостоянье человека. Именно личность даёт возможность каждому человеку, народу, стране, цивилизации в наивысшей степени реализовывать своё своеобразие и свою миссию, вносить свой уникальный и неповторимый вклад в мировое развитие и человечество.

Личность в самом первичном проявлении состоит в том, что всё, что уничтожает или унижает другую личность, рушит её достоинство, - тут же автоматически уничтожает и унижает мою собственную личность.

Лучших людей в России и мире унижает голод в Африке и бездомные дети на московских вокзалах, массовая бедность в России, где ещё вчера не знали, что это такое, уничтожает и разрушает отстрел беспризорных детей в ряде стран Латинской Америки, унижает агрессия вооружённых до зубов против отдельных стран, беспомощность человека и целых городов и стран перед беспощадной стихией природы, унижает вымирание народов и языков, невозможность развития для неразвитых, слаборазвитых или развивающихся стран.

Отсюда личность есть мера грядущего мирового порядка и «определитель» всеобще значимых мировых проблем, на постановке и решении которых новый единый миропорядок и должен строиться с точки зрения России как мировой державы.

Отсюда, кстати, и следует невозможность противопоставления личности и государственности, поскольку правильно понимаемая государственность есть не антитеза личности, а единственно возможная форма исторической жизни и движения любого мирового народа и, таким образом, метод выявления и поддержки личности, которая не существует вне своего народа, страны, цивилизации и всемирной отзывчивости.

Приходит время миропорядка по-российски (http://www.rosbalt.ru/2004/11/13/184 321.html), когда, по Ф.М. Достоевскому, «не отдельная личность, не Я должна хлопотать о праве своей равноценности и равновесности со всем остальным, а все-то это остальное должно бы было само прийти к этой требующей права личности, к этому отдельному Я, и само, без его просьбы должно бы было признать его равноценным и равноправным себе, то есть всему остальному, что есть на свете».

Первый шаг к объявлению нового миропорядка с позиции мировой державы России был сделан президентом Путиным 3 декабря в Нью-Дели, когда он заявил: ««Представляются крайне опасными попытки перестроить созданную Богом многоликую, многообразную, современную цивилизацию по казарменным принципам однополярного мира» (http://www.kremlin.ru/text/appears/2004/12/80 609.shtml).

Именно российский проект единого для всего человечества порядка на основе принципа личности и следует предложить для обсуждения США через неделю в ходе встречи президентов России и США в Братиславе (http://www.rosbalt.ru/2005/02/16/195 757.html). Тогда эта встреча может стать исторической, а мировой порядок, который придёт на смену ялтинскому, потом, возможно, станут называть братиславским.

16 февраля 2005 года


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru