Русская линия
RBC daily Наталья Бендина14.02.2005 

Российскую науку добивают в Думе
С этого года российские наукограды лишились не только отдельной программы развития, согласно которой центр обязан был их финансировать, но и возможности получать дополнительные вливания из муниципальных или региональных бюджетов

На прошлой неделе комитет Госдумы по науке и образованию провел заседание, посвященное проблемам развития наукоградов в России. Поводом собраться депутатам послужил печально известный уже Закон N 122-ФЗ «Об общих принципах организации местного самоуправления в РФ», вступивший в силу в этом году. Дело в том, что этот документ внес целый ряд изменений в закон N 70-ФЗ «О статусе наукоградов в РФ», изменив положение дел отнюдь не лучшую сторону. Так, если изначально предполагалось, что наукограды входят в зону перекрестной ответственности всех уровней власти (то есть финансируются как из федерального бюджета, так и из бюджетов региона и территорий), то с этого года вкладывать деньги в их развитие будет иметь право лишь федеральный центр. Любопытно, что одновременно с этим из закона о наукоградах исчезает программа их развития, согласно которой Министерство финансов обязано было в соответствии с принятым графиком выделять им деньги. Планируется, что теперь деньги будут выделяться по программному принципу, да еще и на рыночной основе, то есть разные наукограды должны будут предоставлять свои заявки, между ними будет проводиться конкурс, а бюджетные деньги пойдут на спонсирование лучших. Члены комитета практически единогласно признают подобные принципы финансирования столь важных инновационных объектов совершенно порочными и собираются обращаться в правительство с предложением создать целевую программу развития наукоградов.

Согласно определению, приведенному в законе N 70-ФЗ, наукоград — это муниципальное образование с градообразующим научно-производственным комплексом, в который входит совокупность организаций, осуществляющих научную, научно-техническую, инновационную деятельность, экспериментальные разработки, испытания, подготовку кадров в соответствии с государственными приоритетами развития науки и техники. Сама идея создания подобных городов появилась перед Второй мировой войной в Германии и была вызвана необходимостью создания в короткие сроки «оружия возмездия» — ракеты «Фау». В СССР особенно бурно наукограды стали развиваться уже в послевоенные годы — в практически нищей в то время стране в кратчайшие сроки необходимо было создать и ядерное оружие, и ракетную технику как средство доставки, и авиацию, и электронику. В ситуации, когда количество ресурсов сильно ограничено, их необходимо направлять в те проекты, которые могут дать наибольшую отдачу. В этой ситуации идея собрать в одном городе самых талантливых ученых, обеспечить их качественной инфраструктурой, платить им хорошие зарплаты и т. д., оправдала себя на все сто. Наукограды оказались под угрозой исчезновения после распада Союза, возродить их попытались лишь в середине 90-х годов, и только в 1999 г. Закон «О статусе наукоградов» вступил в силу.

В России на данный момент официальный статус наукограда имеют семь городов: Обнинск в Калужской области, Дубна, Королев, Фрязино и Реутов в Московской области, пос. Кольцово в Новосибирской области и город Мичуринск. Всего же, как пояснил RBC daily директор Союза развития наукоградов России Михаил Кузнецов, в нашей стране более 70 городов, которые вполне могут претендовать на получение такого статуса. Для сравнения, в США сейчас насчитывается около 90 научно-технических зон, а в федеральной программе США намечено создание 1 тыс. свободных экономических зон с приоритетным развитием наукоемких производств. В Германии имеется более 50 технопарков, в Голландии — 45, в Англии — 30. Впрочем, по мнению г-на Кузнецова, до появления 122-го закона дела с наукоградами в России обстояли хоть и не блестяще, но все же некритично. «За прошедшие годы нам удалось договориться и с региональными, и с муниципальными властями, сделать так, чтобы их действия были по возможности скоординированными, — рассказывает он. — Закон о разграничении полномочий всю эту цепочку опять разрушил».

Дело в том, что 122-й закон запретил муниципальным и региональным властям принимать участие в финансировании инновационных и научных программ в своем регионе. Если раньше деньги в наукограды спускались из центра в муниципалитеты, которые затем финансировали всю цепочку, начиная от жилья и тепла и заканчивая заработной платой научных работников, то теперь деньги якобы будут выделяться напрямую предприятиям, и только под конкретные проекты. В декабре месяце прошлого года депутатам все же удалось добиться, чтобы в закон была внесена поправка, согласно которой местным властям разрешили участвовать в финансировании науки. «Но наукоградов это не касается, так как тут речь идет только о том, что региональные власти могут заказывать своим предприятиям некие исследования и потом за них платить, — говорит Михаил Кузнецов. — Финансировать же всю инфраструктуру наукограда, что и является самым важным, они не могут». Якобы взвалив на себя всю ответственность за развитие своих инновационных центров, федералы при этом исключили из Закона «О статусе наукоградов» программу их развития. На этом, как отмечает г-н Кузнецов, особенно настаивал Минфин, который и раньше уже отличался «добросовестностью» в финансировании научных центров. Так, например, на 2004 г. предусмотрены были субвенции на программы развития наукоградов в объеме 500 млн руб., тогда как даже на согласованные программы Обнинска, Королева, Дубны и Кольцово требовалось более 1000 млн руб. При этом уже при формировании и рассмотрении бюджета было ясно, что в 2003 г. получают соответствующий статус Мичуринск, Реутов и Фрязино и что в их программах тоже предусмотрено финансирование. «В этом году на наукограды в бюджете в виде субвенций выделено около 700 млн руб., но при этом удельная доля финансирования каждого из них постоянно сокращается», — сетует Михаил Кузнецов.

Таким образом, фактически лишив регионы и муниципалитеты возможности самостоятельно участвовать в финансировании научных центров, федералы и сами снимают с себя жесткую ответственность за регулярное снабжение их деньгами. «И это все происходит на фоне постоянных заявлений Владимира Путина о том, что Россия собирается строить инновационную экономику», — возмущается в беседе с RBC daily заместитель председателя комитета по образованию и науке Госдумы Сергей Колесников. Существует еще одна проблема, появившаяся в связи с новшествами, внесенными в закон о наукоградах: право присуждать подобный статус городам передано правительству. «Раньше этим занимался лично президент, и для нас это было неким гарантом от произвола кабинета министров, — говорит Михаил Кузнецов. — Теперь же по крайней мере пять городов, уже прошедших все необходимые процедуры согласования, кроме подписи президента, вынуждены ждать, пока правительство раскачается, выпустит соответствующие документы и т. д.» В связи с этой проблемой по итогам вчерашнего заседания депутаты приняли решение обратиться в Министерство науки и образования с просьбой ускорить рассмотрение вопроса о присвоении статуса наукограда г. Петергофу, Жуковскому, Пущино и Троицку.

Кроме того, как рассказала RBC daily заместитель председателя комитета по образованию и науке Госдумы Валентина Иванова, комитет собирается выходить в правительство с вопросом о разработке федеральной целевой программы развития наукоградов. «Еще одна наша задача на ближайшее время, — отметила г-жа Иванова, — это провести парламентские слушанья в рамках четырех комитетов, на которых мы собираемся обсудить концепцию законопроекта о технопарках, внедренческих зонах и наукоградах». Как поясняет Валентина Иванова, основное назначение внедренческой зоны — это осуществлять связь между теоретиками и практиками, то есть внедрять научные открытия в производство. Подобную функцию должны осуществлять и технопарки, с той лишь разницей, что они будут заниматься коммерциализацией науки без привязки к производству. «А наукоград — это фактически внедренческая зона плюс социальная инфраструктура, — добавляет г-жа Иванова. — Наша задача — решить, какие юридические особенности в каждом случае будут иметь место, и сделать это необходимо до лета. Если мы успешно решим эту задачу, в наукограды потекут частные инвестиции, что позволит им быть менее зависимыми от государственных дотаций».


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru