Русская линия
RBC daily Анна Попова12.02.2005 

Интернет поставят под контроль
Ограничения в российском Интернете, пусть и не очень жесткие, но должны быть. Такого мнения придерживаются эксперты

На этой неделе в столице прошла пресс-конференция с красноречивым названием «Интернет с человеческим лицом: допустимы ли ограничения?». Ее участники, рассуждая о вероятности введения ограничений, пришли к положительному ответу. По их мнению, к российскому Интернету не стоит применять драконовских мер вроде введения фильтров, но использовать более мягкие средства вполне разумно. В ситуации, когда любое ограничение в информационной сфере воспринимается, и не без оснований, как цензура, подобные меры могут быть восприняты негативно. Кроме того, для большинства случаев в российском законодательстве предусмотрены те или иные меры наказания.

Дискуссия по поводу регулирования интернет-пространства в России развернулась еще в прошлом году. Член Совета Федерации Людмила Нарусова предложила отнести Интернет к средствам массовой информации и оценивать работу сайтов с действующим профильным законом. Осенью, когда после терактов заговорили о необходимости введения цензуры в СМИ, эта тема вновь стала актуальна. Свою лепту в борьбу с электронным пространством внес и МИД РФ, активно выступающий против сайта «Кавказ-Центр», работа которого, по утверждению главы ведомства Сергея Лаврова, «служит росту нетерпимости и используется для подстрекательства к террористической деятельности». Разгорелись споры и вокруг менее вредных электронных библиотек: соблюдают они авторские права или все же нарушают? Словом, к концу года только самый ленивый политик не высказался по поводу регулирования Интернета. В итоге образовалось два противоборствующих лагеря. Первый считает, что необходимо навести порядок в этой сфере. В частности, такого мнения придерживаются в Министерстве культуры и массовых коммуникаций и в Роспечати, утверждая, что нужно создавать контентные фильтры, запрещающие доступ к «нехорошим» сайтам. Другая же сторона выступает против подобных ограничений, полагая, что это только замедлит развитие Интернета в России. Кстати, такого мнения придерживается министр информационных технологий и связи Леонид Рейман. В конце прошлого года свою позицию по этому вопросу обозначил и Владимир Путин: он сказал, что ограничивать распространение информации в Интернете не стоит.

Однако даже после этого стороны продолжают ломать копья. «Ряд политиков выступает за законодательное ограничение деятельности в Интернете, введение фильтров, как в Китае, но нам нужно что-то среднее, — заявил на пресс-конференции директор Национального исследовательского центра телевидения и радио Алексей Самохвалов. — Есть предложение обязать регистрировать сайты как СМИ и применять к ним соответствующий закон. Крупные и известные сайты именно так и регистрируются». Эксперт Госдумы Лариса Ефимова призвала присутствующих присмотреться к зарубежному опыту. «Еврокомиссия расценивает как опасные те сайты, которые распространяют порнографию, информацию, связанную с расовой неприязнью, или же информацию, представляющую опасность для человеческой жизни», — отметила она. Вопрос только в том, как именно регулировать их деятельность. «Глобально ограничить доступ к нежелательным сайтам невозможно, — считает Алексей Самохвалов. — Но на уровне школьных, университетских сетей такое можно организовать. Такое, в общем-то, может делать любая семья».

Примечательно, что дальше мысль выступавших развивалась примерно в одном ключе — как ограничить порнографию в сети. Этому аспекту было уделено больше времени, чем всем остальным проблемам, даже вопросам соблюдения авторских прав. Хотя, как утверждает г-н Самохвалов, нигде они так широко не нарушаются, как в Интернете. Вдобавок прозвучало предложение ограничить рекламу разного рода медицинских препаратов и народных лечебных средств, чтобы пользователи не занимались самолечением. Наконец, на пресс-конференции озвучили мысль, которая стала лейтмотивом всей борьбы с Интернетом. Ведь в условиях российской действительности любое ограничение априори воспринимается как цензура. Возникает и другой, вполне закономерный вопрос: уж коль скоро президент говорит о том, что ограничения вводить не стоит, зачем ломать копья? «В России Интернет — открытый независимый источник информации, — вопрошали другие участники пресс-конференции. — Под предлогом борьбы с терроризмом, борьбы за нравственность возникают идеи о его ограничении. Но есть же мировой опыт! Нигде нет прямого ограничения сетевых ресурсов!»

В итоге участники пресс-конференции так и не договорились, по какой модели стоит развивать российский Интернет — по европейской или по азиатской. Тем более что на сегодняшний момент в ряде законов, в том числе «О защите прав потребителей», в Гражданском и Уголовном кодексах существуют положения, которые можно применять к сетевым ресурсам в случае каких-то нарушений. Но в любом случае это станет ясно не раньше, чем будет принята новая редакция закона «О СМИ», в котором, как говорит г-н Самохвалов, хотя бы пропишут, по каким критериям надо оценивать сайты и записывать ли их в средства массовой информации.

11.02.2005


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru