Русская линия
Росбалт Юрий Крупнов10.02.2005 

Что должна предложить Россия в Братиславе?

Чем ближе встреча в Братиславе между президентами России и США, тем очевиднее становится неготовность двух стран к полноценному диалогу. Прежде всего, это видно по отсутствию у обеих сторон адекватных представлений о том, каким является и каким должен быть статус России.


Госсекретарь США Кондолиза Райс в ходе своего турне по Европе 5 февраля заявила, что хотя Россия «совершает откат от демократии и демократических реформ, но правительство президента Владимира Путина не будет наказано или изолировано». Об этом с удовольствием поведали ведущие газеты мира, а издающаяся в Москве на английском языке газета The Moscow Times свой обзор заявлений Райс так и озаглавила: «Райс сказала, что Россия не будет наказана».

В тот же день министр иностранных дел России Сергей Лавров ознакомил журналистов и мир с итогами его переговоров с Кондолизой Райс. К сожалению, общий тон его речи на фоне январских выступлений Буша и заявлений Райс оказался невнятным, поскольку министр ничего не сказал о реальных противоречиях и свёл всё к очередному воспроизведению давно исчерпавшей себя риторики «партнёрства».

И это не вина Лаврова, вне всяких сомнений, профессионала высокого уровня. Дело в том, что у всего российского политического класса нет представлений о статусе России в современном мире, поскольку нет не только внешнеполитической стратегии, но и доктрины России в целом.
Принципиальная слабость позиции России перед предстоящими переговорами в Братиславе заключается в том, что российская сторона исходит из концепции «национальных интересов» для себя и для США. А это дважды ошибка.

Во-первых, США исходят не из национальных, а из глобальных интересов — и, кстати, именно поэтому голова Кондолизы Райс занята тем, наказывать Вашингтону руководство России или нет. Уже здесь исчезает любое основание для партнёрства между провинциально мыслящей и действующей Российской Федерацией и воображающими себя наднациональной империей Соединенными Штатами.
Во-вторых, заявляемый нашим руководством принцип национальных интересов полностью отвечает тому глобальному порядку, который в последние годы организуется США и который основан как раз на идее национальных государств как материала, строительных блоков — в мире по-американски.

В этой ситуации чрезвычайно важными являются недавние слова Глеба Павловского о том, что приоритетом президента Путина и его ближайших преемников будет «превращение России в мировую державу XXI века или, если угодно, восстановление России в качестве мировой державы XXI века из нынешней слабой региональной державы с сырьевой экономикой».
Именно идея мировой державы является той необходимой доктриной, реализация которой позволит России не только стать нефиктивным партнёром для США и стран «семёрки», но и, главное, восстановить свою историческую субъектность.

У России сегодня нет иной возможности сохранить и продолжить свою тысячелетнюю государственность и сохранить, таким образом, русский и полторы сотни других народов РФ в истории, кроме как стать мировой державой.
Это было очевидно пять лет назад (позиция автора и его единомышленников подробно представлена в статье 2000-го года «Россия имеет все шансы быть мировой державой» и книге 2003 года «Стать мировой державой». Это тем более очевидно сегодня.

Мировая держава есть государственность, которая ориентирована на решение мировых проблем и организацию мирового развития на собственной территории. Ограничение прямого действия своей территорией позволяет населению такой державы напрямую знать результаты деятельности государства и не производить экспансию любого рода, а мировой масштаб действия делает возможным существование единого человечества.
Этим мировая держава принципиально отличается от любых других планетарных государственностей и, прежде всего, от глобальной гиперимперии США.

Соединенные Штаты, заявляя о своей планетарной ответственности, напрямую вмешиваются во внутренние дела фактически всех стран мира, ведут неприкрытую экспансию, но при этом не только не решают всеобщие мировые проблемы, но и отказываются от их решения и преследуют исключительно эгоистические интересы.
Закономерно, что США и транснациональные финансовые элиты в последние десять лет взяли курс на отгораживание себя от мира, на создание для самих себя (условного «золотого миллиарда») особенного порядка, в котором нет места всеобщим проблемам и который защищён от остального человечества изощрёнными санитарными кордонами.

Мировая же держава предлагает миру один-единственный всеобщий мировой порядок, а не выстраивает своё благополучие за счёт организации двух разных миропорядков: одного — для себя, а другого, «второго сорта» — для остальных. Мировая держава отличается тем, что не разделяет мир и человечество, а предлагает единые универсальные основания.
Такими основаниями не могут быть ни «война с терроризмом», ни распространение демократии и свободы.

Это очевидно хотя бы из того, что терроризмы у нас и стран Запада разные (и недавняя демонстрация британским телеканалом видеозаписи с обращением Басаева — тому пример), а демократия и свобода (политическая, разумеется) не могут быть самоцелью и требуют определения своего назначения (характерные примеры: принудительная демократия на Украине или свобода руководства Латвии уравнивать СССР и гитлеровскую Германию).

Экспансия и интервенционизм США и других «развитых стран» позволяют однозначно определить их как глобальные центры сил («global power») или новые империи, но не мировые державы. Мировая держава определяется не имперскостью, мощью, военной силой, экспансией и интервенционизмом, а способностью производить единый справедливый миропорядок.
И такой миропорядок Россия сегодня в состоянии предложить миру. Это особенно очевидно в преддверии 60-летия Великой Победы.

Что такое — решающий вклад СССР-России в Победу? Это пожертвование собой ради избавления мира от нацизма, который как раз и предлагал самую современную по тем временам версию «нового мирового порядка» для принадлежащих к низшим расам. Тот Ordnung мало чем отличается от нынешнего Order, одаривающего человечество «второго сорта» (а оно составляет не менее пяти миллиардов человек) нередко сытой и комфортной, но по сути концлагерной жизнью.

Да, потрачены гигантские и умопомрачительные по размерам средства на то, чтобы дискредитировать вклад СССР-России в освобождение человечества и послевоенный ялтинский миропорядок. Но это не даёт права руководству России забывать о своей истории, о реальной роли нашей страны во Второй Мировой войне — и о российской версии мирового порядка.
Как раз сейчас наступает тот момент, когда мы обязаны выступить как мировая держава и заявить, что разных человечеств и разных порядков быть не должно. И что Россия предлагает в качестве всеобщего свой традиционный порядок, построенный на признании своеобразия и самобытности каждого без исключения человека, народа, страны и цивилизации на Земле.

За этой версией мирового порядка по-русски стоит принцип личности как высшей реальности и ценности каждого человека, народа, страны и цивилизации на Земле. Именно личность является тем, что даёт возможность каждому человеку, народу, стране и цивилизации быть «лица необщим выраженьем», умственно и нравственно самостоятельным, и определять собственное достоинство или, по Пушкину — самостоянье. Именно личность даёт возможность каждому человеку, народу, стране, цивилизации в наивысшей степени реализовывать свою миссию и вносить свой уникальный и неповторимый вклад в мировое развитие.

Первый шаг на пути к статусу России как мировой державы был сделан президентом Путиным 3 декабря в Нью-Дели, когда он заявил: «Представляются крайне опасными попытки перестроить созданную Богом многоликую, многообразную, современную цивилизацию по казарменным принципам однополярного мира».

Да, альтернативой мировой державе России и порядку вокруг принципа личности в XXI веке может быть только гиперимперия с таким «порядком» для периферии, где личность и своеобразие не нужны и даже противопоказаны.
Такой порядок, собственно, и пытаются установить сегодня в виде торжественного марша по земле «демократии и свободы». Всем внешне хорош этот порядок, кроме одного — он строится на унижении и уничтожении своеобразия людей, народов, стран и цивилизаций. Каждый может наблюдать это сегодня на примере Ирака, Украины, Афганистана и Югославии.

Да, для многих сегодня оккупационная демократия не просто терпима, но и желанна. Для многих — но не для всех. Большинство не хотят отказываться от своей личности, собственной истории и своеобразия ради соблазнительных «синиц в руках».
И именно поэтому наступает время миропорядка по-российски, который и следует предлагать для обсуждения президенту США через две недели в Братиславе.

9.02.2005


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru