Русская линия
Русский предприниматель, журнал Игорь Пшеничников04.02.2005 

Простое русское чудо
Монахи Данилова монастыря создают новую реальность в вымирающей глубинке

Осенью 1992 года у кромки поля на окраине деревни Кривель Сапожковского района Рязанской области стояли два монаха и о чем-то тихо беседовали. То были наместник московского Данилова монастыря архимандрит Алексий и ныне покойный монастырский эконом архидиакон Роман.
Сюда, за триста верст от Москвы, их привели размышления о том, что «первый на Москве» монастырь должен завести собственные сельские угодья, которые и обитель бы кормили, и давали доход для финансирования ее многосторонней деятельности.
Их разговор вдруг прервали две пожилые женщины, проходившие мимо. «Слух идет, вы тут монастырь будете строить», — сказала одна из них. Москвичи недоуменно переглянулись: «Да нет, мы здесь совсем по другим делам».
Тогда монахи еще не знали, что уже в 1993-м у деревни Кривель им предстоит основать скит преподобного Сергия Радонежского. И еще взвалить на себя заботы по возрождению умирающей деревни…

У ПОДНОЖИЯ ЛЕСТНИЦЫ, ВЕДУЩЕЙ НА НЕБО

Неподалеку от районного центра — поселка Сапожок, что рядом с Кривелем, — до конца 70-х жила старица Екатерина Михайловна Хлуденёва. Она была монахиней в миру. Поговаривали, будто имела она какое-то отношение к царскому двору. Благочестивая жизнь Екатерины Михайловны обращала на себя внимание. Она стала неким духовным центром округи, где все церкви стояли разрушенными и духовенства было мало. Многие верующие люди приходили к ней за советом. Сегодня Рязанская епархия РПЦ готовит документы для канонизации Екатерины Михайловны. В Рязанской области старица считается местночтимой святой.
Незадолго до своей смерти в 1978 году Екатерина Михайловна сказала кому-то: «Все церкви скоро восстановят, а здесь даже монастырь будет». Это весьма странно звучало в конце 70-х. Но пророчество ее сбылось.
Как рассказывает наместник Данилова монастыря архимандрит Алексий, эта удивительная история с пророчеством и стала причиной того, что первоначальные планы просто организовать прибыльное сельскохозяйственное производство на Рязанщине трансформировались в проект создания скита, который, с одной стороны, взял бы на себя дело возрождения духовной жизни в рязанской глубинке, а с другой — стал бы хозяйственным форпостом Данилова монастыря.
Дело оставалось за малым — выбрать место. И выбору помогла еще одна удивительная история. Рядом с деревней Кривель поднимается огромный живописный холм, поросший густым лесом. На вершине его — великолепный луг в несколько гектаров. Будто лысина на гигантской голове. Лет двадцать назад четверо верующих людей видели в сумерках на этом холме чудесное знамение: блистающая лестница, со светильниками по краям, спускалась с неба на землю, и кто-то восходил и нисходил по ней. И длилось это чудесное явление добрых полчаса. Как раз на том месте, куда, по свидетельству очевидцев, спускалась небесная лестница, и решили построить деревянный скитский храм во имя преподобного Сергия Радонежского.
…От Кривеля до скита добираешься небыстро. И не из-за бездорожья — асфальтовую трассу помогла проложить местная администрация, — а потому, что-то и дело останавливаешься, чтобы полюбоваться красотой здешних мест. Быстрая и глубокая речка Пара петляет по лугам у подножия лесистого холма. За спиной — деревня Кривель. Тихая, будто уснувшая. А вот и мостик через речку, ведущий к скиту. Глушим мотор. Слушаем пение ветра и течение спокойных вод. Кажется, время замедляет ход…
Затем дорога идет в гору, и вскоре перед путником открывается идиллическая картина — церковь, построенная в старом русском стиле, на фоне бескрайних далей русской равнины. Как с картинки из книжки русских народных сказок. С холма открывается завораживающий вид на десятки километров — поля, перелески и река, неровно разрезающая этот пейзаж почти до горизонта…

НЕ ЖИЗНЬ, А МЕД?..

Сегодня скит — это храм, два братских корпуса, в которых живут одиннадцать монахов и послушников, и дом наместника. Все строилось на средства жертвователей. По просьбе монахов «Газпром» провел сюда газ, и теперь им не приходится топить зимой дровами. Заодно газ пришел и в деревню. Так что, если бы не монахи с их петицией в «Газпром», кривельцы еще долго не знали бы прелестей газификации.
А вот и главная хозяйственная достопримечательность скита, первый источник дохода Данилова монастыря на Рязанской земле, — пасека в триста пчелиных семей, которую планируется еще расширить. За год скит собирает до восьми тонн меда, причем почти весь медовый сбор продается. Скит входит в Союз пчеловодов России и старается высоко держать марку своего продукта, которая уже добилась известности в стране. Скит участвует во всех медовых ярмарках — а они и в столице становятся популярными. Пасека освящена, и Бог не оставляет скит и весь Данилов монастырь без меда. Но и сами насельники не плошают. Дело здесь поставлено на серьезную основу. Заправляет им мастер-пчеловод 1-го класса Владимир Алексеевич Матвеев. «Очень рекомендую наш медок, — говорит он. — Мы не используем никакой подкормки для пчел. Наш мед — самый что ни на есть натуральный». (Кстати, посетители Данилова монастыря в Москве могут отведать его: на территории обители постоянно работает «фирменная» медовая лавка, в которой продается с десяток видов различного меда, собранного на пасеке в скиту.) Сегодня мимо скита не проезжает ни одна делегация, посещающая Сапожковский район. Тянутся сюда и паломники — благо на шоссе стоит указатель. Скитоначальник иеромонах Феодосий поведал нам, что в конце 2004 года скит посетил губернатор Рязанской области Георгий Шпак.
Пока паломники проводят в скиту день, не больше. Гостей, к сожалению, принимать негде. Нет гостиницы. Но Данилов монастырь планирует построить здесь небольшую, всего на несколько келий, гостиницу для паломников. Первый же ее этаж будет служить трапезной для братии. Нынешняя-то весьма скромна, да и делали ее как времянку. Но пока денег на гостиницу нет. И монастырь ждет тех, кто мог бы пожертвовать средства на это строительство.
Архимандрит Алексий говорит, что любой паломник (конечно, мужчина — женщинам в мужском монастыре ночевать не разрешат) мог бы остановиться в скитской гостинице на несколько дней, стряхнуть с себя мирскую суету, привести в порядок свое духовное состояние.
Мирским людям, приезжающим в скит преподобного Сергия Радонежского на пару-тройку дней, может показаться, что жизнь здесь как мед — паломников хорошо принимают, кормят и поят, показывают все, что те хотят, да еще пытаются предугадать их желания в стремлении исполнить закон гостеприимства. Однако не следует путать свои ощущения гостя с повседневной монашеской жизнью. Жизнь в скиту для его насельников — совсем не мед, а подвиг. Монахи оставили мир и отказались от всего мирского ради любви к Богу. Их главная работа — молитва за нас, мирян. Это люди, ежедневно совершающие подвиг самопожертвования, чтобы мы увидели Свет.
Но помимо этого невидимого подвига монахи совершают и видимое подвижничество — они еще и запустевшую русскую землю новой жизнью наполняют.

ВОСКРЕШЕНИЕ МОЖАР

Примерно в тридцати километрах от скита, в селе Можары, есть колхоз имени Мичурина. К 2002 году от некогда крепкого хозяйства буквально рожки да ножки остались. Ордой Мамая прошлись по нему лихие реформы — как и по тысячам других колхозов в стране. Здесь не платили зарплату несколько лет. Все хозяйство стало безнадежно убыточным. Зерноуборочная и прочая техника давно вышла из строя. Половина коровников разрушилась, а на те коровники, в которых осталось около 200 коров, без содрогания не взглянешь. О сумме налоговых долгов страшно было даже подумать. Тогда предложил Данилов монастырь колхозу: передайте нам все земли в управление — будем поднимать хозяйство.
— Данилов монастырь был последней надеждой на спасение колхоза, — рассказывает глава администрации Сараевского района Петр Петрович Забалуев. — 26 ноября 2002 года вместе с архимандритом Алексием и другими монахами я сам пришел на собрание колхозников, чтобы убедить их, что предложение монастыря надо принимать. Но убеждать не пришлось. Из примерно двух сотен собравшихся только один выступил против.
Монастырь создал ООО «Можары», в которое колхоз вошел со всем своим имуществом как соучредитель. Главное же в этом имуществе, конечно, не сломанная техника и не разрушенные коровники, а 3800 гектаров пахотных земель, которые, если по-хозяйски их использовать, и прибыль приносить смогут, и деревню из небытия поднимут, и монастырь прокормят. Директором «Можар» назначили эконома Данилова монастыря — иеромонаха Иннокентия. Можно сказать, подъем деревни стал еще одним его монашеским послушанием. Конечно, у него есть профессиональные помощники. Например, Наталья Борисовна Егорова, человек с двумя высшими образованиями. Она и аудитор, и экономист, и бухгалтер в одном лице. Кроме того, «полпредами» Данилова монастыря в Можарах стали два послушника — Валентин и Иоанн.
Как возродить деревню? Монахи Данилова монастыря считают, что прежде всего людям надо вернуть веру в Бога, помочь избавиться от пороков, особенно от пьянства. А еще дать им надежду на то, что в деревне можно работать и жить достойно, с достатком. В Можарах в 2003 году местную среднюю школу окончили двенадцать юношей и девушек — и все они покинули село. Вымирает древняя Рязанщина. В среднем по области количество умерших в 3,2 раза превышает количество новорожденных.
— С приходом в Можары Данилова монастыря в деревне заметно улучшился моральный климат, — рассказывает П.П. Забалуев. — Здесь стали меньше пить. Люди увидели, что жизнь можно изменить…
Из собственных средств монастырь обеспечил колхозникам зарплату. На деньги благодетелей монастырь приобрел новую технику: два российских комбайна «Дон», два немецких комбайна «Класс», три трактора «Беларусь», два трактора К-700. Купили и новые сеялки, бороны. И вот ООО «Можары» собрало уже два урожая озимой пшеницы и ячменя. Здесь неплохие урожаи, в среднем — тридцать центнеров с гектара, а кое-где — и все сорок. Однако пока хозяйство остается убыточным. И как из убытков вылезти, когда только за последний год цены на топливо выросли в полтора раза, а закупочные цены на зерно понизились?!
Поскольку правительство ничем не помогает, приходится самим себя спасать. И Данилов монастырь руки не опускает. Раз продажа зерна почти всегда убыточна, решили наладить в Можарах производство муки. Ведь цена на нее в разы превышает цену на сырьевое зерно. И вот уже завершены переговоры с датчанами о поставке современной мельницы — спасибо тем, кто пожертвовал на это свои деньги. А монастырь уже позаботился о подготовке специалиста-мукомола для работы на новом оборудовании. Как надеются экономисты Можар, с пуском мельницы не придется больше ходить на поклон к зерноторговцам, хозяйство впервые за многие годы должно стать прибыльным. И уже идет разговор о том, чтобы создать в Можарах производство замкнутого цикла. Например, построить фабрику макаронных изделий. А на них цена еще выше, чем на муку… «Зачем нужна дорога, если она не ведет к храму?» Эти слова одной из героинь нашумевшего когда-то фильма «Покаяние» вспоминаются, когда смотришь на то, что происходит в Можарах. Зачем нужно строить мельницу в колхозе и закупать новую технику, если здесь нет храма? Поэтому Данилов монастырь планирует возвести на пожертвования добрых христиан в самом центре Можар церковь в честь иконы Пресвятой Богородицы «Утоли моя печали». И Данилов монастырь призывает всех, кто как может, помочь в ее строительстве.

С МОЛИТВОЙ К БОГУ НЕ МОЖЕТ БЫТЬ НЕУДАЧИ

Мы поведали лишь малую часть из того, что делают монахи Данилова монастыря в Рязанской области. Отдельного рассказа заслуживает еще многое. Например, история восстановления храма Архангела Михаила в селе Михеи, что неподалеку от скита. Главная святыня этого храма — прижизненный портрет преподобного Серафима Саровского. Теперь это — чудотворная икона, славная многими чудесными исцелениями. При храме есть подворье Данилова монастыря, которое живет и развивается благодаря усилиям… иеромонаха Михея.
— Когда встал вопрос, кого назначить на послушание восстанавливать разрушенную церковь, у нас не было сомнения по поводу самой подходящей кандидатуры — отца Михея, — улыбается архимандрит Алексий. — Обычно населенные пункты называют именами хороших людей после их смерти. А в этом случае — наоборот. Монах Михей еще и пострижен не был с таким именем, а село с таким названием уже стояло здесь с незапамятных времен…
Отец Михей не только несет послушание приходского священника и начальника подворья. Он организовал для местных мальчишек секцию борьбы самбо. Кстати, секция спортивной борьбы работает и в школе в Можарах, ее ведет послушник Валентин, в прошлом инструктор по рукопашному бою. Он же преподает Закон Божий в местной воскресной школе.
Примечательный факт: осенью 2004 года в Можарах прошло очередное собрание колхозников, и по его окончании состоялся молебен. После собрания никто не ушел — все люди остались и молились вместе с монахами…
Вот так в рязанскую глубинку с возвращением духовности возвращается и нормальная жизнь. Появляется надежда. И эта благородная деятельность Данилова монастыря может послужить примером для тысяч разоренных и умирающих колхозов по всей России. И, конечно, примером для других монастырей. Почему бы и им не «взять под крылышко» умирающие деревни, чтобы вдохнуть в них новую жизнь?
Опыт Данилова монастыря в Рязанской области красноречиво показывает, что экономическое и социальное возрождение русского села может идти только через духовное возрождение. Это — единственный выход, особенно тогда, когда правительство бросает село на произвол судьбы. Трудно это? Конечно. Но надо просто начать. Так, как начинали монахи Данилова монастыря. И — дорогу осилит идущий…
А люди верующие и монахи совсем не удивляются постепенному возвращению жизни в рязанскую глубинку. Когда что-то делается с молитвой к Богу, не может быть неудачи. Не случайно же царь Давид в Книге Псалмов говорит: «Если Господь не созиждет дома, напрасно трудятся строящие его, если Господь не охранит города, напрасно бодрствует страж» (Пс. 126).
Мертвые деревни и села воскресают. Такое вот простое русское чудо.

N 1 — 2 (25) январь 2005


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru