Русская линия
Красная звезда Олег Горупай27.01.2005 

Кадровые офицеры — на вес золота

Группу российских войск в Закавказье (ГРВЗ) смело можно отнести к разряду проблемных. Все значимые для военнослужащих социальные вопросы решаются здесь со страшным скрипом или не решаются вообще. В Ереванском, Гюмрийском, Батумском, Тбилисском гарнизонах существует острейшая проблема со служебным жильем. В Ахалкалакском происходят регулярные перебои с энергообеспечением жилых домов…

Эти проблемы можно легко списать на сложности во взаимоотношениях между Москвой и Тбилиси, а также на не слишком-то благоприятную ситуацию в государствах закавказского региона. Однако никакая, даже самая сложная политическая и экономическая ситуация не может служить объяснением проблемы укомплектованности частей ГРВЗ (являющихся в большинстве своем частями постоянной боевой готовности) офицерским составом.
В первую голову речь идет о так называемых первичных офицерских должностях — командирах взводов, рот (и их заместителей). На первый взгляд в этом вопросе дела в ГРВЗ обстоят благополучно — вакантных должностей данной категории практически нет. Тем не менее воинские соединения и части испытывают острейший кадровый голод, а если точнее — отсутствие в ротном звене офицеров, отвечающих требованиям, предъявляемым к командному составу подразделений, являющихся в соответствии с руководящими документами центрами обучения и воспитания военнослужащих. Проблема заключается в несоблюдении некой и, как представляется, необходимой пропорции при назначении на должности взводных и ротных выпускников военных и гражданских высших учебных заведений.
На сегодняшний день на 102-й военной базе (Гюмри, Ереван) первичные офицерские должности укомплектованы выпускниками гражданских вузов, так называемыми двухгодичниками, приблизительно на 60 процентов. На 62-й (Ахалкалаки) и 12-й (Батуми) военных базах эта цифра приближается к 75 — 80 процентам. Для кадровых органов ГРВЗ просто нет другого пути, как именно ими укомплектовывать воинские части. Больше некем. В 2002 году для дальнейшего прохождения службы в ГРВЗ прибыл 31 выпускник военно-учебных заведений, в 2003-м — 21, в 2004-м — 21. Из этих семи десятков человек всего трое (!) являются выпускниками общевойсковых училищ, остальные — специалисты родов войск. И это на три военные базы, являющиеся общевойсковыми соединениями. Нередко приходится сталкиваться с тем, что мотострелковая рота в полном составе укомплектована только «двухгодичниками».
Никоим образом не собираюсь умалять достоинство вчерашних студентов. В большинстве своем это высокообразованные и глубоко порядочные люди. Но, увы, все их помыслы, устремления — на «гражданке», а не в войсках. Единицы подумывают о том, чтобы дальнейшую жизнь связать с армией. Соответственно никто из них, как говорится, «не горит» на службе.
Характерный пример — заместитель командира роты призван на военную службу через три года (!) после окончания юрфака, университета. В родных краях у него осталась собственная юридическая фирма, приносившая куда больший доход, чем денежное содержание лейтенанта. Нужны другие примеры? Выпускник института иностранных языков, в совершенстве владеющий английским и французским, на службе занимается не вопросами боевой подготовки, а делает все возможное, чтобы не потерять квалификацию, штудирует специальную литературу сутками напролет! Далее можно продолжать до бесконечности…
В этом году основная масса прибывших в ГРВЗ «двухгодичников» увольняется в запас. На их место, как уже запланировано, снова придут выпускники гражданских вузов. Опять командованию военных баз придется приводить их в «божеский вид». А как только они станут хотя бы на минимальном уровне соответствовать требованиям, предъявляемым к командиру роты или взвода, настанет пора становиться на учет в военном комиссариате родного города.
Естественно, иметь обученный резерв — очень важно для государства. Но решать эту проблему за счет уровня боевой готовности боевых воинских частей, тем более находящихся за пределами Российской Федерации, вряд ли оправданно. Подобный подход к решению вопроса комплектования отрицательно сказывается не только на ротном звене, но и в целом на положении дел в воинских частях. Уже сегодня в ГРВЗ практически некого назначать на офицерские должности батальонного звена. Нет кадрового резерва на выдвижение. Выпускники военных вузов — на вес золота, столь незначительно их число. Военные базы остаются без НШ и ЗНШ батальонов, «замполитов» и «зампотехов», а в перспективе и без командиров батальонов. Тем самым оказывается медвежья услуга и кадровым лейтенантам, с которыми случается «дикорастущее» выдвижение. Через полгода, а то и сразу по прибытии к первому в своей жизни месту службы, их поджидает должность ротного. Еще через год-полтора — заместителя командира батальона. Пять-шесть лет после выпускного звонка, и перед ними распахиваются двери академий. В тридцать — командир отдельного батальона или заместитель командира полка.
Вероятно, продолжать далее не следует, и так все ясно (времена Аркадия Гайдара, в 16 лет командовавшего полком, еще не стерлись из памяти). Естественно, в ГРВЗ понимают, что и во внутренних округах сегодня испытывают недостаток в выпускниках военных вузов, особенно общевойсковых. Но, вероятно, нельзя забывать и о том, что соединения и части, дислоцирующиеся на территории иностранных государств, представляют здесь Россию. И именно по ним, по уровню обученности их личного состава, по степени их боевой готовности делаются выводы об общем положении дел в нашей армии. Внимание же иностранных военных специалистов, работающих в Армении и Грузии, к дислоцированным здесь российским воинским частям очень велико. А степень их осведомленности не вызывает сомнения.


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru