Русская линия
Православная газета г. ЕкатеринбургАрхиепископ Екатеринбургский и Верхотурский Викентий (Морарь)26.01.2005 

Выступление на XIII Рождественских чтениях: «Духовно-нравственное и патриотическое воспитание подрастающего поколения в традициях русской школы»
Москва, 25 января 2005 г

Выступая на конференции «Развитие духовно-нравственной основы образования в контексте программы «Истоки», в рамках XIII Рождественских чтений по теме «Школа, семья, Церковь — соработничество во имя жизни», адресованной прежде всего педагогической общественности, хотелось бы отойти от привычной описательно-назидательной формы обращения. Мне кажется, что научная и педагогическая среда посвятившая себя работе по развитию и реализации федеральной программы «Истоки» более заинтересована в ознакомлении с богословским и антропологическим взглядом Православной Церкви на духовно-нравственной воспитание, получившее свое воплощение в русской дореволюционной педагогической системе. Термин — социокультурный подход, который является основополагающим в программе «Истоки» содержит в себе многое из системы нравственного воспитания православной традиции, и в процессе доклада Вы это увидите. Я не стану соотносить каждое наше положение с теми целями, задачами и результатами, которые видит светский педагог в «истоках». Эти соотношения окажутся для вас очевидными, мне бы хотелось своим докладом обратить ваше внимание на тот великий кладезь богатства отношения Церкви к человеку, который мог бы питать труд каждого из вас, тем более в решении такой всеобъемлющей задачи, как социокультурный подход к образованию.

Когда мы говорим о духовно-нравственном воспитании нужно честно представлять чем духовность отличается от нравственности и отчего для православного христианина нравственность является выражением Евангельской духовности. Нравственность — это этический ответ человека на современные условия жизни. В более духовном смысле — нравственность — это ответ человека на благодеяния Божии. Нравственная культура общества, безусловно влияет и отчасти определяется интеллектуальным и духовным строем. Предмет всех этических систем — наука о человеческом поведении. Мы не знаем высшей этики, чем та которую открыл людям Христос, и основы которой изложены в Нагорной проповеди в 5-й, 6-й и 7-й главах Евангелия от Матфея, в притче о Страшном Суде и в посланиях святаго апостола Павла. Для нашей нравственности, источником которой является Господь, в силу ее трансцендентальности характерна ее безусловность, свобода от временных и индивидуальных относительностей. Православный взгляд на назначение нравственности корениться в соответствии человека образу Божию. Того достоинства с каким Сам Господь взирает на человека. И здесь нравственность, которая, чаще всего проявляется в виде внешней, публичной деятельности, опирается на духовность. Духовное, глубоко внутреннее, интимное начало, обуславливающее мотивы внешнего поведения. Быть только нравственным мало. Требуется гарантия нравственности от неверной мотивации, для сохранения целостности личности человека. Многие добрые поступки и дела — внешне могут быть оценены как весьма нравственные и этические. Однако, нам известно и такое выражение: «святой сатана», который все делает правильно, а дух его исполнен гордости и тщеславия. Это не повод к осуждению внешних людей и разбору сути их поступков, это поле для педагогической деятельности, которая должна обеспечить гармонию между формой и содержанием жизни человека. Именно поэтому мы всегда говорим о духовно-нравственном аспекте формирования человеческой личности.

Уникальная ценность человеческой личности состоит в ее обожении, возможности сопричастности Божеству. Наш гносеологический и этический подход в изучении личности и отношения к ней заключается в том, что личность нельзя познать вне ее, раньше ее, на причинно-генетическом уровне, без сохранения ее неделимости и неразрушимости. Всякое возможное структурирование должно учитывать этот целостный подход. Следующим очень важным подходом православной интерпретации личности является реальность Боговоплощения. Человеческая личность не имеющая в себе самой бытия онтологически причастна Христу. Христос — метафизическое основание личности в беспредельности перспектив ее бытия.

Объектами эмпирических наблюдений православной педагогики являются моменты проявления и раскрытия личности в духовно-телесной природе, как области актуализации человека. Как черты образа Божия проявляются через индивидуальную и личную принадлежность человека — его душу и тело.

Сложность самой личности человека предполагает сложную систему духовно-нравственной оценки ее развития. Безусловно, что нельзя отрывать индивидуальную жизнь человека от объективного мира природы, социальных связей, исторических и культурных условий, однако, следует воздерживаться и от преувеличения внешних детерминант. Личность — не неизменный и статичный образ, однако структура ее обладает известной устойчивостью и целостностью, открытой и динамичной.

Духовно-нравственное начало обнимает собою три важные сферы бытия личности: природное существование, социально-культурную жизнь, жизнь религиозно-церковную.

Духовно-нравственное начало выполняет онтологическую функцию формирования структуры бытия. Формирование, в этом случае, противостоит хаосу и распаду.

В сфере природного существования человек овладевает процессами поведения, определяет себя в отношении к этносфере. Нравственное начало воплощается здесь в принципе воздержания. Его этический смысл в том, что человек гарантирует себя от погружения в стихию материальности, где перестает существовать как духовная личность. Человек должен раскрыть свои способности и подчинить их данной Богом цели.

В сфере социально-культурной жизни, как осуществления принципов этического отношения к человеку аспект формирования осуществляется как принцип справедливого отношения, долга, честности и уважения человеческого достоинства.

В религиозно-церковной сфере, где личность стремиться достичь сверхъестественной Божественной благодати, духовно-нравственное формирование личности опирается на необъятную тайну смысла человеческого существования. Ум борется за понимание немыслимого, этика без восприятия Божественного оказывается неуспешной. В жизни Церкви нравственный идеал не только раскрывается в Образе Богочеловека, но и преподается со сверхъестественной Благодатью, ведущей к обожению и святости в соединении со Христом.

По мере становления развития личности и человека, меняются формы духовно-нравственного воспитания. Примерно до двенадцатилетнего возраста ребенка, учитывая его основные, на этот период, ценности как внутрисемейные, эффективным способом формирования духовно-нравственной личности является семейно-церковная, семейно-школьная педагогика. Мама и папа, как безусловные нравственные идеалы и авторитеты должны черпать силы в воспитании чад в неиссякаемых источниках Церкви. И к ним приобщать своих детей. Очень важно для гармоничного воспитания усвоение таких образов как родители, род, семья, вера, храм, Бог. На этом этапе очень важным моментом является формирование религиозного сознания, которое напрямую связано с верой. Апостол Павел определяет источник веры — как дар Божественной благодати и ответ человека на Его призыв. Определяющими факторами в формировании религиозного сознания являются: приобщение ребенка к Источнику Благодати, возрастание его в страхе Божием. Евхаристия освящает, умиротворяет и ограждает дитя. Литургическая, церковная и домашняя жизнь — непосредственное приобщение к святости. Страх Божий формирует благоговейное отношения к себе, окружающим и Богу. Он является залогом сознательной решимости жить по Уставам Церкви.

В аспекте формирования ценностного сознания духовно-нравственной личности православная педагогика говорит о ее постепенности для ребенка и прямой зависимости от семейной атмосферы. Этап эмоциональных последствий от поведенческого выполнения или нарушения, в качестве ценностного формирования является важным этапом приучения к правилам поведения. Он накапливается у ребенка в качестве пережитого опыта и либо положительной, либо отрицательной реакции взрослых. Однако, эти правила содержат будущие ценности. Например, правило: «Никогда не буду больше лгать», содержит любовь к будущей ценности — правде и искренности.

По мере формирования личности выбор теряет драматическую напряженность. Если человек ставит высшие, то есть духовные ценности в заглавие своей жизни, качестве определения нравственного пути, жизненной устремленности, они, как ценности системные наполняют человека внутренней свободой.

На стадии подростковой происходит перерастание иерархии ценностей, взор человека направляется с семьи на общество, формируется мир сознательных религиозных понятий. Именно этот возраст 13−14 лет может стать кризисом духовности, если она неверно формировалась, и, как следствие — нравственности, а может быть новым этапом становления личности. У подростка при напряженной эмоциональной жизни, порывистости и резкости есть очень позитивные черты для нравственности — пылкость, максимализм, упорство. Они, одновременно, совпадают с первыми опытами сознательных побед, осознанных потребностей и целей. Человек уже вполне серьезно осознает также нравственные переживания как стыд, влечения, всерьез появляется понятие о воздаянии. Акцентировать педагогическую деятельность духовно-нравственному совершенствованию личности, вот существенная, как мне кажется, задача педагога при реализации надпредметного и предметного социокультурного подхода в образовании.

К вопросу воспитания патриотического сознания Церковь также относится богословски. Заповедь о почитании родителей напрямую связана с благословением успешности и долголетия жизни. Спасение каждого из нас, кроме известной личной ответственности перед Богом, имеет вполне реальный экклезиологический, церковный характер. Мы идем ко спасению в Церкви, а не в гордой отделенности от нее собственными аскетическими усилиями. Образец молитвы, которую оставил нам Господь, литургически свидетельствует об этом, — мы молимся: «Отче наш», а не «Отче мой». Устанавливается как бы зона ответственности призванных ко спасению — моя семья, моя Церковь, место, где живут или жили мои отцы, то есть мое Отечество.

Для Церкви история — это живая ткань вхождения Бога в сотворенный мир. История — это жизнь святых, свидетельство подвижников о присутствии Неба на земле. Эта история складывается из ниточек жизни наших миллионов предков, которые по своему откликались на призыв Божественной благодати, возделывали эту землю, на ней спасались, рожали и растили детей, в ней нашли свое упокоение до Воскресного дня.

Мы, православные христиане, верим в реальность Воскресения, мы верим, что Господь даст нам благодать обрести встречу с нашими усопшими родными и близкими. Но характер этой встречи будет напрямую зависеть от нас. Если мы помнили друг друга, молились и любили друг друга — это будет встреча радости, действительно помнящих и любящих друг друга людей. Если же мы даже имен своих предков не ведали или не поминали их после кончины, скорее это будет встреча печали. Они могут нам сказать горькие слова: «Что же вы, дорогие, выходит в вашей среде была жива поговорка: «С глаз долой, из сердца — вон!» Именно поэтому Церковь так часто и призывно устанавливает «родительские дни», чтобы хотя бы в них многие и многие «забывчивые Иваны», вспомнили о своих отчествах.

Все традиции нашей русской школы, в области духовно-нравственного и патриотического воспитания, покоятся на учении и жизни Православной Церкви. И говоря об истоках нашего образования, его целостного подхода, попытка игнорировать этот существенный пласт духовной и культурной жизни, может быть где угодно, но только не в России, колыбелью которой и доброй матерью стала Русская Православная Церковь.


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru