Русская линия
RBC daily Антон Попов25.01.2005 

Революции в России будут делать по-новому

Столетие революции 1905 г., а точнее «кровавого воскресенья» 9 января, российские политики отмечают с небывалым размахом. Столетняя годовщина как нельзя более удачно пришлась на период массовых выступлений против монетизации льгот, в организации которых по всей стране активно участвуют активисты левых партий. Не использовать такое совпадение для любого здравомыслящего пиарщика означает стыд и позор до конца дней. Так что левые эксплуатируют «наследие предков» почем зря и приурочивают к знаменательной дате новые манифестации. Причем и по новому (9-го), и по старому 22 января) стилю — на всякий случай. Естественно, что и публично, и неофициально коммунисты и их соратники всячески намекают на «преемственность поколений» и даже строят политические прогнозы на ближайшие месяцы по образу и подобию событий столетней давности. Дескать, уж на этот раз левая идея по-настоящему победит. Казалось бы, все так и есть: народ под предводительством левых сил, как встарь, понимается на защиту сирых и убогих, борется за всеобщее равенство. Но при ближайшем же рассмотрении те идеи, которые будоражат массы сейчас, и те, что гнали народ на баррикады сто лет назад, — это, как говорится, «две большие разницы"…

Революция 1905 г. «официально» началась с забастовки 3 января 1905 г. рабочих столичного Путиловского завода. Причем повод к ней изначально был политическим: рабочие выступали против увольнения четырех коллег — членов «Собрания русских фабрично-заводских рабочих в Санкт-Петербурге». Целью печально закончившегося шествия к Зимнему дворцу 9 января была передача петиции на имя императора с требованиями политического и экономического характера. В их числе были учреждение народного представительства, освобождение политических заключенных, объявление свободы и неприкосновенности личности, свободы слова, печати, собраний, свободы совести, равенство всех граждан перед законом, введение 8-часового рабочего дня. В статье энциклопедического словаря «История Отечества» отмечается, что после «кровавого воскресенья» в России началась революция, вызванная «острейшим политическим и экономическим кризисом, тяготами русско-японской войны, неспособностью и нежеланием самодержавия приступить к радикальному решению всего комплекса проблем, стоявших перед страной».

В ходе стачек 1905 г. рабочие в разных городах России создавали Советы уполномоченных депутатов, которые, по сути, держали в своих руках реальную власть на местах. «Развивая в своей деятельности традиции самоуправления, характерные для российской общины, советы в большинстве случаев представляли собой демократически созданные рабочие организации», — отмечается в «Истории Отечества». Характерно также, что в революции активно принимали участие и крестьяне. Их участие выражалось по-разному: от пассивного сопротивления в виде неуплаты податей до разгрома помещичьих усадеб. Любопытно, что наряду с сословными требованиями, касавшимися перераспределения земли и передачи земли тем, кто ее обрабатывает, крестьянство начинало выдвигать и требования общедемократического характера: о свободе слова, печати и союзов. В 1905 г. революционное движение охватило армию и флот. Так, 14 июня произошло восстание на броненосце Черноморского флота «Князь Потемкин Таврический», поставившее под вопрос способность властей осуществлять эффективный контроль над вооруженными силами.

Даже чтение «по диагонали» выдержек из энциклопедии легко дает ответ на вопрос, что общего между протестами в России образца 2005 и 1905 гг. Общими чертами выглядят «неспособность и нежелание самодержавия приступить к радикальному решению всего комплекса проблем, стоявших перед страной», с сильной натяжкой — «политический и экономический кризис» и «неспособность властей осуществлять эффективный контроль над вооруженными силами». К этому можно добавить разве что спорадическое «пассивное сопротивление в виде неуплаты податей». На этом под перечнем сходств, в общем-то, можно подвести черту. Список различий получается гораздо более внушительным. Цели протестов в 1905 г., хотя они и начались на фоне экономического кризиса, были по большей части политическими. Если быть кратким — народ требовал свободы. Возмущенные льготники 2005 г. требуют, чтобы им вернули их натуральные льготы, а не заменяли их неадекватно низкими компенсациями. То есть на этот раз требования сугубо экономические. Лишь иногда активистам удается добиться выдвижения требований об отставке губернатора или президента — но это, согласитесь, уже не то.

Ни о каких свободах — слова, печати или союзов — речь на митингах 2005 г. не идет. Более того, эти самые свободы, об ограничении которых вот уже пятый год до хрипоты говорит «активное меньшинство», нынешнее большинство нисколько не волнуют. Во всяком случае, если верить исследованиям общественного мнения. От вдохновлявшей наших предков идеи «народного представительства» мы тоже последовательно отказывались в течение последних лет пяти — причем, как ни парадоксально, на выборах. «Крестьянский вопрос» в 2005 г. вообще не стоит на повестке дня: начавшийся сто лет назад разгром помещичьих усадеб триумфально завершился поджогами фермерских хозяйств в 90-х годах ХХ столетия. После этого со стороны политиков-аграриев не слышно никаких требований, кроме государственной поддержки отечественных сельхозпроизводителей. Впрочем, у призыва «землю — крестьянам!» есть современный аналог. Теперь общество хочет поделить «честно и между всеми» нефть. Все так же свято, как и сто лет назад, оно верит в то, что после передела ему хоть что-то достанется. И не нужно быть пророком, чтобы понимать — оно точно так же ошибется.

Наконец, Россия 1905 г. сполна хлебнула горькой смеси имперских амбиций и бездарности руководства в русско-японской войне. Еще более губительная война 1914 г. была на подходе. Тогдашние левые, рабочие и крестьяне, хотели жить простой жизнью себе во благо, работать на своей земле, свободно выражать свои мысли, и не хотели гибнуть на войне за интересы империи. Иными словами, тогдашний народ от империи устал. В том, какие идеи властвуют над умами соотечественников сейчас, никакого секрета нет. Опять-таки, если верить результатам всех опросов, народ 2005 г. страстно хочет вернуть империю. В том, что ее хочет вернуть руководство, сомнений вообще не возникает. Нынешняя Россия сетует на свою бедность, но жаждет имперских завоеваний, не успев толком встать на ноги. Россия столетней давности превратилась из не самой бедной страны мира в нищую и разваливающуюся во многом из-за непомерных амбиций власти — в сочетании с неспособностью здраво оценить свои силы. Поэтому наши предки знали, что империи питаются деньгами и кровью. Мы об этом, к сожалению забыли.

24.01.2005


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru