Русская линия
ИнтерфаксМуфтий Равиль Гайнутдин25.01.2005 

Ислам требует оберегать человеческую жизнь

В канун Курбан-байрама — главного праздника приверженцев ислама — председатель Совета муфтиев России шейх Равиль Гайнутдин по просьбе «Интерфакса» поделился своим видением тех проблем, которые стали в последнее время предметом живого обсуждения в обществе


— Равиль-хазрат, в чем смысл праздника, который отмечают в эти дни мусульмане?

— «Курбан-байрам» происходит от арабского корня «курб», что значит «быть близко». В эти дни мы стараемся стать ближе ко Всевышнему Аллаху и духовно, и мысленно, и своими делами, понимая, что Он видит нас, слышит и принимает наши мольбы, наши просьбы о прощении грехов, все наши добрые дела и вознаграждает нас за них.

История этого праздника хорошо известна. Пророк Ибрагим (Авраам) хотел принести в жертву своего сына и тем показать свою преданность Богу, но в последний момент, когда он уже хотел поднять на сына нож, Всевышний остановил его и велел принести в жертву овцу, тем самым обязав всех людей на земле не проливать кровь, не убивать себе подобных.

Этот праздник особенно наглядно свидетельствует о мирном характере ислама, который требует оберегать человеческую жизнь. Курбан-байрам объединяет всех — богатых и бедных, заставляя первых заботитья о положении вторых (ведь большую часть туши принесенного в жертву животного мусульманин обязан отдать неимущим). Паломники в Мекке всем своим видом доказывают единство людей: одевая белый ихрам, они уже не отличаются друг от друга. Будь ты королем, министром, президентом или простым кочевником — все равны перед единым Творцом, и все мы, уходя из земной жизни, возвращаемся к Создателю, перед которым будем держать ответ за наши земные дела.

— Говоря о мирном характере ислама, все же нельзя не спросить: есть ли в Коране реальные основания для оправдания экстремизма, на которые обычно ссылаются идеологи террора? Содержится ли там призыв убивать неверных, и если да, то что именно он означает?

— Никто не может оправдать свои преступные деяния аятом из Священного Корана. Ислам требует уважать другое мнение, другую культуру и традиции. Если кто-то нарушает это правило, он идет против воли Всевышнего.

Никакого требования, чтобы человек вставал на путь преступления, убивал невинных, захватывал заложников, заставлял страдать невинных людей, в Коране нет. Там сказано, что в случае агрессии, когда разрушают ваши дома, искореняют вашу религию, только тогда следует убить неверного, который таким образом пошел против Всевышнего, причем не только ислам требует отражать внешнюю агрессию, но также христианство и иудаизм. Поэтому когда законные органы власти идут на пресечение действий преступников, мусульманское духовенство поддерживает силовые структуры, ибо они пресекают террор, что соответствует Священному Корану.

— Насколько реально, по-Вашему, снизить уровень исламофобии в российском обществе, которая слишком заметно растет с каждым новым терактом, происходящим в стране или в мире, но, очевидно, куда менее заметно ослабевает после миротворческих выступлений духовных лидеров мусульман?

— Да, после совершения терактов мы видим с экранов горе, слезы, разрушения. Тем самым обществу навязывают ужас и заодно негативный образ ислама. При этом слово духовного лидера электронные СМИ доносят до людей далеко не всегда. В итоге многие россияне начинают проявлять свое негативное отношение к соседу-мусульманину, с которым живут на одном этаже, к соседу по парте и так далее. Это, безусловно, оскорбляет чувства наших верующих, среди которых немало ветеранов войны и труда, деятелей науки и культуры, студентов. Среди представителей каждой религии есть свои преступники. Из-за их действий не должны обвинять религию.

Мы всегда будем жить рядом, в одной стране, и если россияне не думают полностью истребить мусульман, значит, они должны понимать, что к ним нужно относиться как к равным, а не как к бандитам и террористам. Это тем более актуально, если учесть, что с каждым годом мусульман в России становится все больше, поскольку у них более высокая рождаемость.

— Сейчас в Азербайджане рассматривается вопрос о введении многоженства. Нужно ли, по-Вашему, вернуться к этой практике и в России, где многоженство существовало у мусульманских народов до революции? Если да, то как при этом можно будет соотнести шариат с российским законодательством?

— Норму шариата о том, что мусульманин может иметь до четырех жен, никто не отменял. Она будет действовать до конца света. Если мусульманин в состоянии обеспечить свои семьи жильем, одеждой, питанием, а главное — своей любовью и добрым отношением, то он имеет право взять более одной жены.

Но при этом мы не должны забывать, что живем в светском государстве и что для мусульманина является обязанностью подчиняться законам своей страны. Если же они его не устраивают, тогда он должен уехать в то государство, которое живет по законам шариата. Это однозначно. Напротив, гражданин и патриот своей страны обязан помнить аят, который гласит: повинуйся Аллаху, повинуйся Пророку и повинуйся тем, кто правит вами. Таково требование Всевышнего. Значит, мы должны жить по законам своей страны. Если государство принимает закон, мы обязаны жить в соответствии с ним.

Законы государства выше законов шариата на территории конкретной страны, ибо мусульманину дается право выбирать, где ему жить.

— Если попробовать представить, что российская Госдума одобряет идею многоженства, и оно становится законной практикой, как Вы считаете, для России это стало бы скорее положительным или отрицательным?

— Для России, я думаю, это было бы хорошо, тем более что многоженство когда-то было и у славянских народов тоже. А сегодня это стало бы даже полезно, чтобы дисциплинировать российских мужчин, заставить их чувствовать свою ответственность перед женщиной, перед семьей. В наше время светскому человеку дозволено иметь хоть сорок жен, но все они незаконные — если же мусульманин женится по шариату, то он берет на себя ответственность за каждую свою семью.

— Не приведет ли это к кризису традиционных ценностей русского и многих других народов России? В конце концов, куда русским женщинам девать свою ревность, если муж захочет на законных основаниях привести в дом кого-то еще?

— Конечно же, на эту тему можно дискутировать, но ведь все зависит от принятых в обществе норм. В исламских странах, где люди имеют по нескольку жен, у женщин ревности не возникает — для них это вполне нормальное явление.

А что мы видим сегодня в нашей стране? Насколько безответственно подходят молодые люди к браку! Им ничего не стоит жениться, потом развестись, не отвечая ни за ребенка, ни за свою жену, ни за то, в каком душевном сотоянии они остаются. Поэтому необходимо, я считаю, воспитывать у россиян ответственность за тех, кого они приручают.

— Недавно в Чечне объявили о намерении преподавать в школах основы ислама. Такой же предмет изучают в школах и даже в детских садах Татарстана. Исходя из этого, следует ли, по Вашему мнению, вводить в школах также и основы православной культуры?

— Я на сегодня придерживаюсь одного. Преподавать основы любой религиозной культуры следует факультативно. Если в 145-миллионной России введут основы православной культуры, мы таким образом получим начало очень серьезного конфликта. Во всех школах православные начнут преподавать свой премет, и ребенок-мусульманин не сможет сказать: я хочу в это же время изучать основы своей культуры. Если он не будет посещать эти занятия, какое отношение будет к нему со стороны одноклассников? Это разделит наше общество. Мы уже за школьными партами заложим исламофобию, дадим понять: ты мусульманин, ты не наш.

В России нет регионов, где проживали бы представители только одной религии. В Чечне тоже проживают русские, в Татарстане их почти 50%, и если там в обязательном порядке введут основы мусульманской культуры, то всех русских детей придется заставлять их изучать, не давая им возможности узнавать о религиозной культуре их предков. Нужно очень деликатно подходить к решению этого вопроса.

Я считаю, президент Чечни Алу Алханов предложил ввести в своей республике основы исламской культуры из добрых побуждений, чтобы мусульмане Чечни знали истину о своей релгии, не заблуждались и не вставали в ряды экстремистов. Мы это приветствуем, равно как и то, что с культурой предков хотят знакомиться православные люди. Но в любом случае обязательным предметом должна быть именно история и культура всех традиционных религий страны.

— Насколько массовым, по Вашим сведениям, является переход русских в ислам на территории России? Правда ли, что в Совете муфтиев, как утверждают отдельные лидеры русских мусульман, приветствуют обращение русских в мусульманство?

— Я категорически опровергаю утверждения о том, что мы поддерживаем обращение русских. Я ни разу не встречался с руководителями русских мусульман. Общества русских мусульман ведут работу среди русских без нашего ведома. Они официально не зарегистрированы как общины в наших духовных управлениях.

С другой стороны, мы изучаем то, по каким причинам русские люди решают сменить веру и обращаются в ислам. Интересно, что здесь налицо обратная реакция на исламофобию, о которой мы говорили. Слыша антиисламские выступления, люди начинают интересоваться этой религией, изучают ее и видят, что духовно-нравственные ценности, гуманистичесике принципы — одни и те же в иудаизме, христианстве и исламе, что Коран завершает и углубляет откровения, которые были даны Моисею, а затем Иисусу и что пророк Мухаммед принес последнюю, дополненную, богоданную книгу.

Кого-то, возможно, привлекает и то, что ислам строже к своим приверженцам в морально-нравственных вопросах, например, это может понравиться русским девушкам, которые выходят замуж за мусульман.
Число русских мусульман действительно растет, но я не могу сказать, что это происходит в массовом порядке или что кто-то из нас занимается миссионерством среди немусульманских народов. Я всегда говорю: нам дорог тот человек, который приходит сам, тем более что Аллах требует: не должно быть принуждения к вере.

— Ваши недавние встречи с израильским послом и главным равином Израиля вызвали нарекания среди части мусульманской обществнности и некоторых представителей исламского духовенства. Что бы Вы ответили на эти упреки?

— Я ни от кого не скрываю, что могу принять у себя и главного раввина Израиля, и посла этой страны. Израиль признается Россией как государство, как признают его и многие исламские страны. Даже палестинское государство ведет переговоры с Израилем и хочет на равных общаться с ним: не случайно новый лидер Палестины сразу же заявил о необходмости ведения равных переговоров.

Мусульманский деятель России должен слышать из первых уст, как Израиль видит свое будущее с Палестиной, и должен иметь возможность говорить то, что хотел бы сказать каждый мусульманин израильскому послу или главному раввину Израиля. Я могу напрямую обратиться к этим людям и сказать, что мы очень обеспокоены происходящим на территории Палестины и Израиля. Я могу им напомнить, что евреи и арабы — дети двух родных братьев, потомки одного праотца — Ибрагима (Авраама). В разговоре с послом я выразил свое несогласие с тем, что израильтяне захватывают новые палестинские земли, строят там свои поселения — это не приводит к миру. Я также назвал неадекватным то, что после взрывов возле блок-постов израильтян начинаются бомбардировки поселений мирных палестинцев.

Будучи защитнком интересов и прав наших мусульман, к чему меня обязывает должность, я должен быть еще и общественным деятелем, поэтому я буду и впредь встречаться и с раввинами, и с другими еврейскими деятелями и буду принимать, конечно же, посла Израиля.

Дело политиков — признавать израильское государство или нет, но мы видим, что такие мусульманские страны, как Египет, Иордания, Турция и другие развивают связи с ним. Я твердо убежден, что после решения проблем между Палестиной и Израилем все арабские государства начнут вести диалог и развивать с Израилем отношения. Такой диалог уже ведется ими всеми, но не всегда на государственном уровне.


По случаю праздника Курбан-байрам я хотел бы обратиться с поздравлениями ко всем нашим единоверцам — братьям и сестрам. От имени Совета муфтиев России, от имени наших имамов я молю Аллаха ниспослать нам мир, здоровье, благоденствие и прошу Его принять все наши добрые дела и прощение наших грехов.

Я также поздравляю всех мусульман с наступающим новым 1426 годом по хиджре (мусульманский календарь «ИФ»), а всех россиян — с недавно наступившим 2005 годом и желаю, чтобы он стал годом мира и спокойствия. Прошедший год был очень тяжелым: были страшные теракты,
катаклизмы. Только в Индонезии, по официальным данным, погибло 109 тысяч мусульман, а по оценкам экспертов — полмиллиона. Хочется, чтобы в новом году такие трагедии более не случались, чтобы не текли слезы у наших детей и матерей и чтобы мы соблюдали заветы Всевышнего.

20 января 2005 года


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru