Русская линия
РадонежАрхимандрит Зосима (Шевчук)22.01.2005 

Войсковое духовенство в Вооруженных Силах России

Что такое нация? Есть много ответов на этот вопрос, и наукообразных, и более простых, но, пожалуй, самый честный и исторически верный ответ, который вызывает отзвук в каждом сердце, таков: нация — это сообщество незнакомых друг с другом людей, которые проливают друг за друга кровь.
Война — это жизненная реальность, в прошлом, настоящем и будущем. От черепов, проломленных каменными топорами, до городов, обращенных в пепел ударами с воздуха, до живых бомб в гуще толпы на площадях. Что принесет нам Третье тысячелетие? Ни в чем нельзя быть уверенным, кроме одного: война продолжается. Освобождаясь от заблуждений пацифизма — которые, впрочем, сама Церковь никогда не разделяла, — мы снова и снова вспоминаем древнюю мудрость: «Si vis pacem, para bellum (хочешь мира — готовься к войне)». И тем, кто принимает на себя её первый удар, кто держит в руках оружие, нация приносит свою любовь и благодарность.
Недавно у одного нашего иеромонаха вышел серьезный, откровенный разговор в областном военкомате. Вообще надо сказать, что духовенство продолжает привлекать интерес и внимание людей на улицах, в общественных местах. Казалось бы, вот уже больше 15 лет, как Церковь освободилась от гонений и вошла в повседневную жизнь. Но людской интерес не убывает, а, скорее наоборот, углубляется, лишний раз подтверждая очень важный факт: предстоит сделать еще очень много на пути сближения народа и Церкви, на пути возвращения Церкви её законного исторического места в нашем обществе и государстве.
Случайно завязавшийся разговор сфокусировался на сегодняшних призывниках — будущем наших Вооруженных Сил и всей страны. Помощник военкома, молодой подполковник, высказался о них весьма пессимистично — как о «потерянном поколении». Священник возразил ему:
— Откуда такой безнадежный взгляд? Ведь это вовсе не выродки, не уроды, как их иногда у нас изображают; это нормальные русские ребята, ничем не хуже, чем прежде.
— Допустим, — сказал подполковник, чуть подумав.
— Ну, вот видите. Они любят свой народ, свою землю…
— Э-э, батюшка! Видно, извинтие меня, насколько вы наивны. Скажите-ка, что за любовь без взаимности? Предразсудок, глупость! И все наши «нормальные ребята», дружно плюнув на свой народ и землю, вот-вот рванут вдогонку за Новым Мировым Порядком.
Но священник не может быть наивным, попросту не имеет права. И поэтому, хотя вечный пример любви без взаимности у нас перед глазами — это наш Распятый Спаситель — необходимо признать в словах помощника военкома известную долю истины. Чтобы не потерять любовь своего молодого поколения, Россия обязана ответить на нее взаимной, деятельной и упреждающей любовью.
* * *
В чем выражается эта любовь? Иными словами, какая сила влечет солдата, идущего в бой? Военная история дает нам целый ряд выдающихся примеров. Вспомним хотя бы Александра Македонского, который перед походом на Дария роздал всю свою казну и на вопросы друзей ответил: «Мне остаются надежды!» — так, что и те стали отказываться от подарков, требуя лишь доли в надеждах своего вождя. Или легионеров Юлия Цезаря, грезивших лишь тем, чтобы полководец похвалил их, «живых или мертвых». Каждому ясно, что материальные стимулы, сколь бы существенны они ни были, не могут быть для солдата главной движущей силой. Не только и не столько тело, сколько дух человека должна увлечь Отчизна.
Тем самым мы с низбежностью обращаемся к духовному миру наших воинов. Пока мы обходим его молчанием или оставляем в пренебрежении — что, по существу, то же самое — нам нечего разсчитывать на взаимную любовь по той простой причине, что истинная любовь — плод духа, ее не купишь ни на рубли, ни на доллары, не обменяешь на подачки и льготы.
Основное духовное наследие России — Православие. Надеюсь, в этом никого не надо убеждать, нет нужды и повторять общеизвестные факты тысячелетнего российского прошлого. Поэтому обратимся к менее известному примеру из военной истории, особо ценному для нас сегодня, поскольку он относится к религиозной неоднородности нашей страны — тому самому фактору, в который словно в шаманский бубен начинают бить наши оппоненты, стоит лишь завести речь об усилении роли религии в общественной и государственной жизни.
Раскроем книгу воспоминаний генерала П.Н. Краснова (+1947) о Первой Мировой войне «Венок на могилу неизвестного солдата Императорской Российской Армии»:
"Император Вильгельм собрал всех пленных русских мусульман в отдельный мусульманский лагерь и, заискивая перед ними, построил им прекрасную каменную мечеть.
Я не помню, кто именно был приглашен в этот лагерь, кому хотели продемонстрировать нелюбовь мусульман к «русскому игу» и их довольство германским пленом. Но дело кончилось для германцев плачевно. По окончании осмотра образцово содержанного лагеря и мечети, на плацу было собрано несколько тысяч русских солдат-мусульман.
— А теперь вы споете нам свою молитву, — сказало осматривающее лицо.
Вышли вперед муллы, пошептались с солдатами. Встрепенулись солдатские массы, подравнялись, и тысячеголосый хор, под немецким небом, у стен только что отстроенной мечети, дружно грянул:
— Боже, Царя храни…
Показывавший лагерь в отчаянии замахал на них руками. Солдаты по-своему поняли его знак. Толпа опустилась на колени и трижды пропела русский гимн…"
* * *
«Противника надо знать в лицо», — говорят военные. К сожалению, как показыват развитие событий, на сегодняшний день Соединенные Штаты Америки остались для нас вполне вероятным противником. Тем полезнее будет бросить взгляд на ту сторону Атлантики и посмотреть, каково отношение к духовной жизни в Вооруженных Силах США.
Каждый, кто хоть немного знаком с реальностью современной Америки, непременно отметит в этой связи «религиозную чистку», которая год за годом идет там в школах, университетах, библиотеках, городском самоуправлении, правосудии, а в последнее время — и на рабочем месте. За Библию у себя на столе учитель лишается работы; за публикацию библейских цитат закрывают студенческую газету; за изображение Распятия в городском парке муниципалитету вчиняют иск о нарушении гражданских прав; работники частных компаний под страхом увольнения должны проходить «занятия по альтернативным нормам поведения» (кто не вспомнит партполитработу большевицких времен в нашей стране?), где людям объясняют, что избегать и стыдиться половых извращений — это «средневековый религиозный предразсудок"…
Иными словами, Америка, некогда образец свободного общества, уважающего права личности, сегодня стала куда менее свободной, чем, скажем, наша собственная страна, лишь полтора десятка лет назад освобожденная от политического и идеологического гнета. Можно, казалось бы, ожидать, что и на армию распространяется такое же враждебное отношение к религии… Однако это вовсе не так.
Войсковое духовенство — капелланы — постоянно находятся на службе в американских Вооруженных Силах. Они представляют все основные религиозные группы, распространенные в США — а там их куда больше, чем в России. Это проповедники различных протестантских церквей и объединений, римо-католические и православные священники, иудейские раввины. В большинстве своем они носят офицерское звание и служат наравне с прочими офицерами, однако не обязаны носить оружие. Войсковому духовенству принадлежит немалая роль в поддержании боеспособности и боевого духа личного состава, особенно в современных условиях, когда взгляды общества на проводимые военные операции далеко не однозначны, и политический климат в стране подвержен резким переменам.
Очевидно, каким бы ни было у американцев отношение к экспериментам по «религиозной чистке» в общественной жизни, их национальное чувство и гражданское сознание не может допустить ослабления Вооруженных Сил — этого важнейшего для нации и государства формирования. И хотя призывы в этом направлении иной раз и доносятся из среды атеистов-«гуманистов», всерьез их никто не воспринимает: капелланы остаются неотъемлемой составляющей Вооруженных Сил США.
* * *
Почему у нас нет войскового духовенства? Почему наши юноши, вливаясь в армейские ряды, не встречают той любви, которую они ждут и заслуживают? Надо сказать, что поиски ответа на этот болезненный вопрос нас не занимают: слишком много еще у нас несообразностей и неполадок после возвращения к свободе и нормальному образу жизни. Гораздо важнее, чем «Почему?» вопрос «Как?» — каким образом возстановить войсковое духовенство в нашей армии, и что нам для этого необходимо сделать.
Разумеется, законодательные и организационные решения, касающиеся Вооруженных Сил, принимаются государственной властью. От самой Церкви в этой связи требуется: 1) продемонстрировать возможность введения войскового духовенства в российской армии в условиях религиозного многообразия, 2) сформулировать функции, возлагаемые на войсковое духовенство, и 3) предпринять практические шаги для подготовки кадров войскового духовенства и обезпечения его работы.
Нетрудно убедиться, что исторический опыт самой России, а также современные примеры других государств дают исчерпывающий ответ на первое требование. В качестве ответа на второе приведем несколько типчных задач войскового духовенства. Этот список (частично соответствующий функциям капелланов в Вооруженных Силах США) может служить основой для дальнейшего обсуждения и уточнения:
1. Организация и проведние богослужений, церемоний и других совместных религиозных действий для военнослужащих в соответствии с их вероисповеданием.
2. Совершение таинства исповеди (для тех конфессий, где оно существует) и прочих индивидуальных религиозных действий — треб.
3. Взимодействие с командным составом с целью поддержания боевого духа войск, по религиозным, нравственным и общественным вопросам.
4. Просветительская и разъяснительная работа с личным составом в связи с особенностями боевых задач, изменением политической обстановки и другими непредвиденными событиями.
5. Проведение религиозно-нравственных и культурно-исторических программ обучения личного состава.
6. Выполнение роли посредников и консультантов для военнослужащих по вопросам нравственности, личных и служебных взаимоотношений.
Что же касается третьего требования — о подготовке кадров, — то оно относится главным образом к системе религиозного образования Церкви, которая недавно была подвергнута глубокой реформе с целью перевода Православных Духовных семинарий на уровень высших учебных заведений. Тем самым Духовные семинарии могут взять на себя задачу методического обеспечения и практической подготовки войскового духовенства.
Так, например, Иваново-Вознесенская Духовная Семинария у нас в г. Иванове имеет в своем составе Церковно-исторический Научный Центр, где с духовенством Семинарии сотрудничают ученые и педагоги Ивановского Государственного Университета и других ведущих вузов области. Удалось создать эффективный изследовательский и методческий коллектив, издающий значительный объем научных публикаций, проводящий регулярные областные, всероссийские и международные научно-практические конференции. Это позволяет нам с полной ответственностью взяться за подготовку квалифицированных специалистов, которые, после присвоения им священного сана, займут достойное место в рядах войскового духовенства наших Вооруженных Сил.
* * *
Следующие слова, сказанные Спасителем, мы традиционно относим к тем, кто с оружием в руках защищает свое Отечество: «Нет больше той любви, как если кто положит душу свою за друзей своих». Помня об этом, давайте не откладывая позаботимся о том, чтобы эта любовь не осталась без взаимности.

17.01.2005


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru