Русская линия
Общественный Комитет «За нравственное возрождение Отечества» Роман Вершилло19.01.2005 

Информационная война, которой не было

Протесты наших пенсионеров и выборы на Украине нанесли, среди прочего, двойной удар по концепции «информационной войны». Эта теория около десятка лет бытовала в среде патриотов и государственников разных направлений и, как это понятно теперь, обозначала собою разрыв патриотизма с конкретной российской действительностью. Впрочем, в более широких кругах это же воззрение принимает форму «войны цивилизаций», «культурной революции».

Тем временем, культура существует, а культурной революции не существует. Информация есть, и война есть, а информационной войны нет. И даже цивилизации существуют, но борются друг с другом не они. И все это вместе утешительно сознавать, поскольку даже интеллигент предпочитает жить на самом деле, а не купаться в жидком концептуальном супе.

Рассматриваемая концепция «информационной войны» родилась, безусловно, в головах, пораженных грибком марксизма. Как излагает прекрасный представитель этого направления В. Лисичкин: «Один из главных тезисов марксизма — бытие определяет сознание. И это в среднем правильно… Однако с созданием информационного общества ситуация меняется. Человек непрерывно находится в информационном поле.

В информационно-психологической войне, войне нового типа, используется канал непосредственного воздействия на общественное сознание, на души людей» (Лисичкин В.А., Шелепин Л.А. Третья мировая (информационно-психологическая) война. М., 2000).

Двадцать лет назад Лисичкин был уверен, что бытие определяет сознание. И на тебе! Перестройка показывает ему, что сознание определяет бытие. То есть он думал, что если растет выпуск легированной стали и хлеборобы приступили к посеву озимых, то и сознание послушно следует за радостным бытием. А тут, с позволения сказать, такая метафизическая революция.

Такие удивления происходят оттого, что в марксизме любые идеи — всего лишь надстройка. Но к истине мы не приблизимся, даже если перевернем марксизм и назовем надстройкой — реальную действительность.

Разочарованный марксист прибегает к доступному утешению: теософии. Именно теософии, потому что идея о «непосредственном влиянии на души» — идея оккультистская. С христианской же точки зрения, такое воздействие на душу может оказывать только Бог.

Мало того, вся книга Лисичкина, и десятки подобных, посвящена тому, какими средствами ЦРУ и прочие враги оказывают непосредственное влияние на души…

Несмотря на явную безумность этой концепции, комментарии ни в коем случае не излишни.

Если всё от истины и об истине, то тогда-то и невозможна какая-то особая информационная война. Дело в том, что война идет на самом деле. Не информационная, а просто война. И теория «информационной войны» — это не решение проблемы, а часть российской проблемы, одна из атак на русский ум.

Между тем, существуют и серьезные теории войны нового типа, но обнаружить их можно скорее у военных аналитиков, а не философов или политологов. Однако у стратегов «информационная война» признается лишь одним из элементов обычной войны, аналогичным, например, военно-воздушным или военно-морским силам. Однако никто не ведет только воздушную войну, и даже США пришлось-таки ради победы вводить наземные войска в Ирак, и НАТО — в Косово.

Концепция же «информационной войны» описывает несуществующее явление. Она предполагает, что одна информация борется с другой информацией, а это неверно. Информация — инструмент и средство, но информация — это еще и форма осознания, чего данная теория не рассматривает вовсе.

Но, самое опасное, данная концепция исходит из того, что ложь эффективнее, чем правда. Это опасно вдвойне. Во-первых, это отречение от верности истине, а за это Бог наказывает лишая разума и дерзновения. И, во-вторых, не позволяет понять, что истину можно использовать и во вред, с чем мы сталкиваемся на каждом шагу.

Итак, информационные подрывные операции производятся в рамках военных действий против России. Но надо же видеть, где эти военные действия идут! Когда Зурабов и Госдума проталкивают закон об ограблении пенсионеров и льготников, то это война против России. Когда развратный писатель, продажный правозащитник и либеральный кровосос «защищают» льготников — это та же война против России. И даже тот же фланг атаки.

Когда «Пора» поддерживает Ющенко — это война. Но и когда Януковича поддерживают Павловский, Гельман и ОРТ — тоже… Россия зажата между молотом и наковальней, между Китаем и США, между Европой и исламом. Какое уж тут «непосредственное влияние на души»!

Вместо опоры на действительность «информационные и цивилизационные» теоретики заботятся о видимости. И это своего рода подготовка к принятию все новых и новых — вплоть до антихристовых — обманов.

Но есть во всем сказанном и нечто радостное, поскольку даже у антихриста не будет власти над реальностью. Он будет владеть кажимостью. Так что же в этом радостного, можете спросить? А вот что.

Допустим, сейчас в стране голод, смута, война. Надо видеть именно это, а не иллюзию «информационной войны», которая говорит: все в порядке, Россия возрождается и крепнет, а все остальное вам только кажется.

Искать радость и уверенность надо не в радостных и самонадеянных фантазиях, а в реальности. Как сказал один мудрец: «Назвать тьму тьмою — это уже некоторый свет». А назвать тьму светом — это, понятно, еще большая тьма.

Думалось, что события на Украине развеют хоть часть иллюзий. Ведь там вся эта идея «непосредственного управления сознанием» потерпела поражение. Гельман и Павловский орудовали только в информационном поле, и проиграли своим коллегам из США, которые оперлись на реальные массовые беспорядки, на справедливое недовольство и недоверие к власти.

Похоже, наши политтехнологи так и не поняли, за счет чего их пропаганда сработала в 1999 — 2000 годах. Без войны в Чечне, без взрывов домов их пиар рассеялся бы как пар. И жили бы мы сейчас с президентом Лужковым и премьер-министром Боосом каким-нибудь…

А американские политтехнологи в ноябре 2004 г. выбрали за основу реальность, реальные беды и нужды, и одержали победу. Даже лжецам, чтобы победить, надо опираться на действительность.

И вот, в потертом пальто пенсионера, оранжевая революция приходит в Россию, раньше, чем ее здесь ожидали.

Никто не скажет, что ограбленные пенсионеры — всего лишь «информация», только часть «информационной войны» против России. Но в нашем теплом январе они уже стали частью войны, как стали когда-то частью войны русский солдат, русский милиционер, и — совсем недавно — русский студент на антирусском майдане.


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru