Русская линия
Официальная страница Архиерейского Синода РПЦЗ19.01.2005 

Интервью Архимандрита Пантелеимона, строителя Свято-Троицкой обители в Джорданвилле, США

От редакции: В наступающем 2005 г. Свято-Троицкий монастырь будет отмечать свое 75-летие. В связи с этим, предлагаем вниманию наших читателей интервью отца Пантелеимона, опубликованное в журнале «Православная Русь» (сент. 1980 г.) к 50-летию монастыря.

— Отец Пантелеимон, в текущем году исполнилось 50 лет с того дня, как Вы начали свой монашеский подвиг на этом месте, где в настоящее время расположен Свято-Троицкий монастырь близ Джорданвилля. Где Вы до этого подвизались?

— В Тихоновском монастыре, который сейчас принадлежит Американской Митрополии.

— Там Вы приняли монашество?

— Да, в 1920 г. Мне было 25 лет.

— А в Америку, когда приехали?

— В 1913 г. В Гродненской губернии, где мы жили, отцу было очень трудно содержать свою большую семью, и поэтому я упрашивал моих родителей, чтобы они отпустили меня в Америку, где я буду зарабатывать деньги, и посылать им, как это делали некоторые из моих друзей. Но мать, очень верующая женщина, боялась того, чтобы со мной не случилось то, что случилось с другими молодыми людьми: они уезжали в Америку верующими, а возвращались оттуда через некоторое время неверами. Поэтому мать, отпуская меня в Америку, дала мне такое наставление: «Сынку, не потеряй Бога». До сих пор я помню эти слова моей матери.

— По прибытии в Америку, где Вы остановились?

В городе Чикаго. Там я работал на сахарном заводе. Я сразу почувствовал, что в Америке очень легко потерять Бога, т.к. жизнь здесь не такова, как у нас дома, в России.

— Как у Вас созрела мысль о принятии монашества?

— В молитвах я начал просить Бога, чтобы Он меня направил на правильный путь. Кроме того, в это время в Европе происходила первая мировая война, а затем наступил страшный для России 1917 г. Вести, доходившие из Европы, говорили о том, что мне, повидимому, не придется больше возвратиться на Родину, и я теперь серьезно задумался об устройстве здесь, в Америке, своей жизни.

— И что Вы предприняли?

— В 1918 г. я поступил в Тихоновский монастырь и через два года принял монашество и был сначала рукоположен во иеродиакона, а затем и во иеромонаха.

— Сколько лет Вы пробыли в этом монастыре?

— Десять лет.

— Почему Вы покинули монастырь и начали искать себе новое местожительство?

— В течение десяти лет, которые я провел в Тихоновском монастыре, я видел, что там трудно жить настоящей монашеской жизнью молодому монаху, и я стал подумывать, где бы себе найти такое место, где можно было бы вести настоящую монашескую жизнь. В этом мне помог отец Иосиф, тогда Иван Андреевич Колос, который был регентом-псаломщиком на приходе. Я познакомился с ним в монастыре. Он приехал к нам пожить и отркыл мне, что тяготится своей службой на приходе и хотел бы принять монашество. Я также открыл ему свое намерение. И вот мы решили заработать немного денег, чтобы купить где-нибудь участок земли. Для этого я поступил на работу на аэропланный завод Сикорского в г. Стратфорде, а Иван Колос пока остался на приходе.

— В каком году Вы нашли подходящее для себя место?

— В 1928 г. мы купили участок земли, на котором ныне расположен наш Свято-Троицкий монастырь. Но мы продолжали работать на заводе пока полностью не выплатили за землю. В это время к нам присоединился еще один монах из Тихоновского монастыря — отец Иаков.

— Когда же Вы окончательно переехали на новое местожительство?

— В 1930 г., весной, после Пасхи, я оставил работу на заводе и приехал на свою землю. Все было здесь запущено, тишина кругом и — ни души. Несколько раз я восходил на холм, в лесу, наслаждался окружающим покоем и видел оттуда свое хозяйство: старенький — без окон двух-комнатный домик и при нем колодец, а в других концах еще четыре колодца — вот и все, а кругом лес и тишина — пустыня. Первой моей хозяйственной покупкой, помню, был небольшой металлический чайник. Выйду, бывало, из домика на двор, зажгу дровишки между тремя камнями и на них поставлю чайник с водой, а сам — в Джорданвилль, в лавочку за продуктами. Приду назад — чайник закипел, и завтрак готов.

— Кто были Ваши первые сподвижники?

— Монах Иаков, старенький дьячек Иван Морозов, Филипп Писарик, монах Филарет, а позже присоединилилсь к нам два регента — Петр Иванович Козлов (впоследствии иеромонах Павел) и Иван Андреевич Колос (впоследствии архимандрит Иосиф). По прибытии Архиепископа Виталия (Максименко; + 1960 г.) в Америку, мы обратились к нему, чтобы он возглавил наше монашеское братство.

— Чем Вы занялись на новом месте?

— Прежде всего, конечно, совершением положенных ежедневных богослужений, а между ними устройством хозяйства. Мы купили корову и двух лошадей и начали заниматься земледелием. Начали строить сарай для хранения сена и завели молочное хозяйство. Из своего леса мы заготовили матерьял для постройки жилого помещения на 16 келлий и домовой церкви. В это время к нам присоединился хороший плотник, иеромонах Илья, и в 1935 г. была окончательно отделана церковь, которая в день освящения — сгорела. Это было Божие испытание нашей веры. Таковы были первые шаги по созданию этой нашей обители, которая, с помощью Божией, ныне все растет и растет и за 50 лет своего существования превратилась в зарубежную лавру. Слава Богу за все!

Архимандрит Пантелеимон (+ 1984 г.)


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru