Русская линия
Православная вераСвященник Александр Ионов19.01.2005 

Досадное явление

Приближается светлый праздник Богоявления Господня, когда в Православной Церкви совершается чин Великого освящения воды (ее даже называют иногда по-особому, по-гречески, — «Агиасма Иордань», сиречь «Иорданская святыня»). Православный народ ждет этого великого праздника и готовится к нему, идут приготовления, разумеется, и в храмах. Но, к сожалению, не все связанные с этим хлопоты носят праздничный характер… Да, думается, что настала пора поговорить о таком печальном явлении современной церковной (а скорее — околоцерковной) жизни, как очереди за крещенской водой.

Не побоюсь сказать, что наблюдающиеся в этих очередях ругань, толкотня и давка являются одной из самых нелицеприятных наших проблем. Это в буквальном смысле слова «работа Диавола», подлинная находка врагов Церкви. Наверное, нам еще предстоит осознать весь позор этого явления, всю глубину его противоречия духу христианства. Здесь находится как бы нервный узел, куда сходятся болевые сигналы из разных систем церковного организма.

На что следует обратить внимание прежде всего — самый первый напрашивающийся вывод — это на объективное свидетельство того, как мало у нас еще храмов. Люди, которые толпятся в очереди, являются потенциальными прихожанами. Они плохо воцерковлены или не воцерковлены вовсе, они говорят о себе: «Мы ничего не знаем», и в то же время самим количеством своим они показывают, что вера в благодатность Церкви еще жива в народе. Если им все объяснить, многие из них будут приходить в храм не раз в год, а десять раз и больше. Это фактор социального и, тем более, духовного недоразвития.

Далее, мы имеем тут большое упущение на фронте миссионерской работы. Люди, которые могли бы потянуться к Церкви, начинают отталкиваться от нее. Вот пришли они в красивое здание под крестом и куполом. Они надеются, что тут какая-то другая жизнь, подлинная и серьезная, не похожая на обыденную пошлость современности. Они видят особую красоту убранства храма, они чувствуют, что лики на иконах тоже смотрят на них, они даже чуть-чуть ощущают присутствие чего-то неземного в самом храме.

Но что значат эти робкие чувства по сравнению с болью в отдавленной ноге? Как прислушаться к своим мыслям, когда рядом такое рявкнут, что хоть святых выноси? Кому доказать, что эта краснолицая бабка меня уже три раза оттолкнула от заветного бака?.. И невдомек несчастному человеку, что здесь сейчас он видит не Церковь, а тот мир, который ворвался сюда враждовать с Богом.

В-третьих, надо указать на упадок духовной жизни среди православных людей. Ведь христианство начинается не с освящения воды, а с умения подставить другую щеку. Да, большинство толкающихся элементарно невоцерковлены. Но и самому благочестивому человеку трудно сохранить в толкучке спокойствие и мир духовный. Если хотя бы те полчаса, которые он стоит за святой водой, человек вел себя не по законам очереди, а по заповедям Христа (или просто пришел бы святыней позже, когда основной поток схлынет), то многое бы изменилось. Однако не хватает внутренних сил.

Молиться, рассказать о вере, утешить и потерпеть — вот, что требуется от нас в этот момент, вот какая проповедь самая эффективная. Не возмущаться «беспардонностью» ближнего, не гордиться своей воспитанностью, а сохранять внутри себя трезвое различение добра и зла. Символ христианства — не закон и порядок, а Крест. Поэтому надо быть готовым ко всем неожиданностям, которые может принести грядущий день.

В-четвертых, заметим, что в формировании негативного образа Православия мы сами соучаствуем своей непредусмотрительностью и беспечностью. Это старая беда — плохая способность к организации. Мы знаем, что в этот день придется иметь дело не с Церковью как собранием верующих, а с толпой. И часто не умеем принять соответствующие меры. Давно пора выработать и обнародовать практические рекомендации к этому социальному феномену.

Отступая от темы, рискну высказать несколько соображений на сей счет.

Заранее необходимо рассеивать бытующие предрассудки. Например, за водой, освященной в сочельник, давки нет: «Та вода крещенская, а эта — Богоявленская, нам второй сорт не нужен!». Давно пора всем объяснить, что водосвятие в сочельник установлено, чтобы избежать толкучки, что вода освящается не календарной датой, а церковной молитвой. И еще неплохо бы рассказать, что Господь за грехи легко может лишить Святую воду ожидаемого цельбоносного действия.
Если удалось вывести «столпотворение» из храма на улицу, это хорошо, но недостаточно. При храме в эти дни должны быть люди, которые умеют наводить порядок. Тут важна не грубая сила, а расчет. В частности, когда толпу разделяют на отдельные ряды и сектора, между коими есть свободное пространство, нервозность падает. Это объективный закон, применяемый для наведения порядка на стадионах и других местах скопления народа. Начальник должен жестко «держать паузу» для успокоения и организации — кажется, что долго, но зато потом время летит незаметно.
Большинство людей спокойно стоят в очереди, здраво рассуждая, что через 10−20 минут они свое получат. Но если очередь разрушилась, у тех же самых людей страсти помутняют разум, аффект — «нам не достанется». Поэтому в данном случае «порядок важнее человека»: нежелательно даже работникам храма без очереди наливать воду.
Самые нервные люди в толпе — впереди, и самое страшное — вначале. Пока нет доступа к наливным кранам, они уже должны быть построены и организованы по порядку, только тогда можно начинать. Одновременно с раздачей воды священник может организовать общенародное пение молитв, беседу с прихожанами или держать их внимание другим подходящим способом. Через полчаса страсти уже полностью улягутся…
И, наконец, в-пятых, наша богословская слабость проявляется в том, что мы не осмыслили отношений между Православием и «почвенными верованиями» и не имеем стратегии их урегулирования. Можно ли получить Агиасму, набрав в полночь на Крещение воды из-под крана или нет? Когда вода в полынье теряет свойство освященности? Всегда ли обязательно крещенская вода не портится или всякое бывает, и не перестает ли она от этого быть святой? Не «обвешивают» ли нас в храмах, разбавляя ее обычной водой? На некоторые подобные вопросы священники отвечают, увы, по-разному.

Что же нам делать ввиду всего вышесказанного? Здесь очень уместно вспомнить притчу об исцелении расслабленного у Овчей купели. Как правило, в проповедях вспоминают ее в 4-ю Неделю по Пасхе, когда читается Евангелие от Иоанна Богослова: каждый год Ангел освящал воду в той купели так, что первый входивший исцелялся, и 38 лет один человек не мог дождаться своей очереди, пока его не исцелил Сам Христос. Этим Господь показал, что отныне благодать дается не раз в год и не самому торопливому, а всем в изобилии, но особенно — смиренным.

Хорошо, что святую воду (и ее благодатное действие) может получить всякий человек: православный и заблудший, твердый в вере и сомневающийся, здоровый и болящий. Это чудесный призыв Спасителя нашего войти в Его Церковь через Таинство Крещения, указание на значение Богоявления. Плохо, что были и есть люди, которые отвергают дело спасения, надеясь лишь на внешний обряд. Сам Господь, говоря о «рождении водою и Духом» (Ин. 3, 5), — вообще, водный поток — ветхозаветный образ Третьей Ипостаси — хотел, чтобы люди соблюдали гармонию веры и жизни. Страшно оказаться имеющим «лишь вид благочестия, силы же его отрекшимся» (ср.: 2 Тим. 3, 5)! Будем же помнить об этом уроке, жить по нему и научать ему других!

N 1, 2005


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru