Русская линия
Санкт-Петербургские ведомости Игорь Риммер18.01.2005 

Православие как идея национальной гармонии

Не первый год новая Россия ищет свою национальную идею. Ищем в политике, в экономике, в государственном строительстве, в праве. Сменяются лозунги — один ярче другого, но это не помогает. А все потому, что мы явно не туда устремляем взоры. Наша опора и надежда вовсе не внизу, не под ногами, а значительно «выше этажами» — в духе, в духовности, в духовном взгляде на мир и на себя в этом мире.
На протяжении своей многовековой истории наш народ не единожды убеждался: Россия без веры — это начало конца. Даже любые колебания и послабления в вере для России горше всякой болезни. Так было в начале XVII века, когда Смутное время чуть было не лишило Россию независимости. Так было и в первой половине двадцатого. Хватит, хватит подобных поисков, в результате которых мы не находим, а только теряем!
Россия стремится сегодня к своему будущему и одновременно к своим духовным основам — не только к православной традиции, но и к православному присутствию в мире, к православной мечте. Хорошо известно при этом, что верное истинно христианским заветам русское православие самым терпимым образом относится ко всем другим религиозным конфессиям, к людям иных верований. Православная и многонациональная Россия — это страна с глубокими традициями духовной толерантности, искреннего уважения к любой вере вообще. И наш Петербург — один из самых ярких тому примеров.
Выйдите на Невский проспект и взгляните на украшающие его храмы: наряду с Казанским собором там стоят голландская и армянская церкви, протестантская Петрикирхе и католический костел святой Екатерины. Потому и называли справедливо начиная с позапрошлого века наш Невский «проспектом веротерпимости». Так было, есть и, уверен, будет: русское православие всегда творило атмосферу согласия и сотрудничества между народами, населяющими Россию, устанавливало взаимопонимание между верующими различных конфессий. И все это во имя и во благо нашей общей Родины — России.
Из православной России никогда не исходил и не изойдет дух религиозной неприязни и национализма, призыв к «крестовым походам» против «неверных». Православие — идея национальной гармонии, государственного единства и территориальной целостности страны. А это и есть условия не только выживания, но и грядущего процветания державы. И только так должно быть в России, если она хочет оставаться сама собой.
Похоже, даже скептики начинают сегодня понимать актуальность для России именно православных идей. За это красноречиво говорит наша история. Кто, как не православная церковь радела всегда за независимость страны? Под ее хоругвями как под боевыми знаменами русские полки защищали алтари и очаги Отечества в битве на Куликовом поле в 1380 году и при освобождении Москвы от польских оккупантов в 1612-м. Даже Сталин в Великую Отечественную войну понял, что только за коммунизм русские люди сражаться не будут и, по сути, вернул России церковь.
А разве сегодня российские рубежи не испытывают угрожающего давления — особенно по южному и дальневосточному периметрам? Разве сегодня тревога за судьбу Родины перестала быть священным чувством, как и в прежние времена, когда над страной сгущались тучи внешней опасности? И что же прикажете делать, на что опираться, если нам всерьез угрожает международный терроризм, который открыто проповедует ненависть к христианской цивилизации?
Конечно же, об ответной ненависти речь не идет и не может идти. Ни в коем случае! Но вот о рвении к сбережению собственных христианских ценностей надо говорить во весь голос. Небрежение к духовным основам нашей православной истории и культуры — это не просто малодушие, а прямое подыгрывание тем, кто бросает сегодня вызов всему человечеству.
Православие — это мужественный рецепт духовности не только в экстремальных ситуациях, когда под угрозой оказывается безопасность и жизнь россиян. Православная вера — это еще и надежная культура бытия в наших трудных преобразованиях экономики, хозяйственной жизни. Страшно представить, каких бесчувственных олигархов взрастило атеистическое безверие.
Конечно, идеализировать наше прошлое нельзя, но нельзя и не согласиться, что возникновение капитализма в православной России позапрошлого века и сегодняшняя действительность — это день и ночь. В той самой России предприниматель мужественно, день за днем исполняя свой долг, взращивал капитал, открывал фабрики, шахты, строил железные дороги с гордым осознанием того, что он умножает национальное богатство. Его православная вера всегда была лучшим путеводителем в царстве социальной справедливости. Понятия «Родина», «народ», «совесть» всегда оставались для русского предпринимателя, исповедующего христианство, главными и вполне осязаемыми ценностями. Они, а не алчность и непотребство сделали российскую экономику на рубеже ХХ столетия самой крепкой и динамичной.
Глубоко православный человек и искренний патриот России Петр Столыпин опирался в своей знаменитой реформе на традиционные силы русского характера. По прогнозам его правительства, к 1940 году Россия должна была выйти по своему экономическому потенциалу на первое место в Европе и на второе в мире после США. Увы, исторические катаклизмы понесли нашу страну по иному руслу развития. И тернистый путь ее не кончается до сих пор.
Нам остро не хватает сегодня истинно православной веры и в качестве эталона морали, которая не позволяет человеку опускаться, выражаясь современным языком, «ниже канализации». Где же нынче наши «духовные пастыри» от литературы и искусства? Как могли допустить мы то, что происходит с нашей эстрадой, с нашим телевидением? Наблюдаемой там вакханалии пошлости, отсутствия вкуса, откровенно наглой коммерциализации всего и вся невозможно допускать в стране, в которую по-настоящему возвращаются христианское достоинство и православное самоуважение.
Безусловно, православие — это еще не вся культура. Но, как всякий огромный пласт настоящей, а не мнимой культуры, оно может и должно стать противоядием от растления душ пошлостью, жадностью, алчным любопытством, утробными инстинктами и самодовольной невзыскательностью.
Если власти не наведут в духовной сфере порядок — через наблюдательные советы, через нравственную цензуру, через привлечение к ответственности за постоянные нарушения этики и морали со стороны печатных и электронных СМИ, то свое авторитетное слово скажет Русская Православная церковь. И скажет его, если нужно, прямо народу: духом пали — духом и возродимся! По-иному не бывает.
Надо четко понимать, что православная Россия — это не прихоть неких религиозных иерархов или политический капитал правящей элиты. Это сама русская жизнь в максимально полном, глубинном ее понимании. И эта жизнь — под знаком полной смысла веры и красоты, которая призвана спасти мир, в обновляемой духовно России только еще начинается. А за веру можно и нужно постоять!

Игорь РИММЕР, депутат Законодательного собрания, уполномоченный по связям Мариинского дворца с религиозными конфессиями, председатель Общественной палаты Санкт-Петербурга

31.12.2004


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru