Русская линия
Радонеж Олег Попов14.01.2005 

Коммунизм как «глобалистское» решение еврейского вопроса

ВВЕДЕНИЕ

Роль, которую играет еврейский религиозно-культурный этнос в истории и судьбах России — тема необъятная и, как говорят американцы, «противоречивая». Чтобы убедиться в этом, достаточно перечитать абсолютно противоположные оценки и суждения, которые даются в российской прессе книге А.И.Солженицына «Двести лет вместе», посвященной этой теме [1]. С тех пор как в России в 1917 году власть захватили большевики, не прекращаются дискуссии на тему «марксизм и еврейство». Одни видят в участии евреев в Русских революциях начала ХХ века подтверждение теории «жидо-масонского заговора». Другие полагают, что русские евреи лишь воспользовались революционной обстановкой и присоединились к революции, дабы решить свои национальные проблемы. Третьи объясняют участие евреев в социалистическом движении присущей, по их мнению, еврейскому народу «тягой к свободе и социальной справедливости». Четвертые считают, что ни марксизм, ни коммунистическое движение не имеют к еврейству никакого отношения, поскольку де ни Троцкий, ни Парвус, ни Бела Кун не были евреями, а лишь членами некой «безнациональной» банды международных авантюристов. (Вспомним популярный ныне тезис, что «террористы не имеют национальности»).

Однако, для объяснения событий в России начала ХХ века, равно как и усиления влияния еврейского сообщества в современном мире, совершенно нет НИКАКОЙ необходимости прибегать к «услугам» мифических сионских мудрецов, или «жидо-масонов». Все события в России (как, впрочем, и в остальном мире), в которые была вовлечена еврейская диаспора, можно рационально и исторически корректно объяснить, не прибегая к «конспирологическим» изысканием, если при анализе этих событий учитывать не только социальный, политический и идеологический факторы, но и религиозный, и этнический.

С еврейской же стороны, любые попытки беспристрастного (а не предвзятого юдофильского) исследования причин усиления позиций еврейского сообщества, а уж тем более — его роли в Русских революциях 20 века, воспринимаются, как проявление… антисемитизма. Ведь если даже простое перечисление членов руководства американской правозащитной организации Human Rights Watch и указание на источники ее финансирования [2] было достаточным основанием для некоторых публицистов заподозрить автора этих строк в приверженности к «теории сионистского заговора» [3], то можно представить, какова будет реакция у «либеральной» и особенно еврейской прессы на словосочетания типа «еврейский этноцентризм», «еврейский сепаратизм», «еврейская революция», «еврейские большевики"…

Столь различные взгляды на роль евреев в Русской революции 1917 года лишь подтверждают известный тезис, что факты «сами по себе» — еще не достаточное (хотя и необходимое) условие для создания более или менее разумной интерпретации исторического события. В зависимости от религиозных и идеологических позиций одни и те же факты могут быть объяснены самым различным образом. Автор настоящей статьи отдает себе отчет в том, что и его трактовка «взаимоотношений» еврейства, марксизма и коммунистических революций — субъективна, и что она не будет принята не только теми, кто иначе «видит» мир, но и теми, для кого она попросту неудобна и «невыгодна». Карл Маркс написал где-то, что если бы законы математики задевали чьи-то интересы, то они бы постоянно пересматривались.

В настоящей статье обсуждается «еврейский аспект» коммунистических революций первой половины ХХ века и «еврейские корни» марксизма, как универсалистской и космополитической доктрины, предложившей на основе идеологии Просвещения и реформистской («универсалистской)» модификации Иудаизма социалистический вариант всемирного (глобалистского) решения еврейского вопроса. Особенное внимание в статье уделено еврейским источникам марксизма, которые автор усматривает в Иудаизме, как мировоззрения и жизненной философии еврейского суперэтноса. Перечислю эти «источники»:

— Иудаизм, как идеология «избранного» Богом еврейского народа, разделяющая все человечество на две группы, евреев («божьих людей) и джентиле («гоев»).

— Биологическая основа Иудаизма: «Бог Израиля — это святое семя» (Книга Эзры)

— Мессианство, как сущностная характеристика еврейского народа, включающая его «освободительную» миссию.

— Имманентная способность Иудаизма приспосабливаться к изменяющимся условиям и принимать оболочку универсалистской «мировой» религии, сохраняя при этом свой этнический характер.

— Ориентированность Иудаизма на «земную» (а не загробную) жизнь.

— Космополитический (глобалистский) характер еврейского религиозно-этнического сообщества, имеющего общины практически во всех странах нашей планеты, но не имевшего вплоть до середины ХХ века своего Отечества.

— Финансово-ростовщическая основа «экономики» еврейского суперэтноса.

В своем анализе автор опирается на исторические и историко-философские труды С.Н.Булгакова, М. Гесса, А.И.Дикого, В. Зомбарта, Дж. Каца, В.В.Кожинова, М. Мейера, А.С.Панарина, А.И.Солженицына, Г. Фиша, И.Я.Фроянова, И.Р.Шафаревича и других русских и зарубежных исследователей еврейства, а также на результаты историко-социологических исследований еврейского религиозно-культурного суперэтноса, проведенных американским эволюционистом и социальным психологом Кевином МакДональдом [4, 5].

Отправляя эту статью в «мир», автор отдавал себе отчет в том, что будет «заклеймен» приверженцами всех трех «затронутых» в статье идеологий — либеральной, интернационально-социалистической и сионистской — как русский националист и антисемит. С первым «ярлыком» я, пожалуй, соглашусь, если понимать национализм в его консервативно-православной редакции. Соглашусь и со вторым «ярлыком», если только под «антисемитизмом» понимать попытки историко-социологического анализа еврейского суперэтноса, а также критику интеллектуальных и социальных движений, возникших в рамках религиозного и секулярного иудаизма, включая, мессианские космополитические и националистические движения, такие как марксизм, сионизм, неоконсерватизм.

Но в таком случае я и «германофоб», и «русофоб», поскольку не менее критично отношусь к любым гиперэтноцентристским движениям и идеологиям, как немецкий национал-социализм и русский этнический фашизм.

Что же касается действительного антисемитизма, как негативного отношения к любому еврею, то тема эта не обсуждается в нашей статье. Хотел бы только заметить, что для современного еврейского сознания весьма характерно «записывать» в антисемиты любого журналиста, писателя или политика, если в его взглядах можно узреть критику теорий и практик еврейского мирового суперэтноса, особенно тех, существование которых отрицается еврейским истеблишментом и контролируемыми им средствами массовой информации. Вот относительно свежий пример.

Выступая в ноябре 2003 года в Нью-Йорке перед организацией «Сеть еврейских фондов» (Jewish Funders Network), венгерский еврей, много лет проживающий в США, миллиардер Джордж Сорос заявил, что «подъему антисемитизма в Европе способствует политика администраций Буша и Шарона… Если мы изменим эту политику, то и антисемитизм уменьшится». И добавил: «Я тоже внес свой вклад в известное представление, что «евреи правят миром» [6]. Это высказывание Сороса вызвало шок среди еврейских лидеров США, которые тут же «заклеймили» Сороса, как «self-hate Jew» («еврей-самоненавистник») и как пособника антисемитов [7].

ГЛАВА 1. УНИВЕРСАЛЬНОЕ И ЭТНИЧЕСКОЕ В ЕВРЕЙСТВЕ.

ГЕОГРАФИЧЕСКИЕ ОСНОВЫ ЕВРЕЙСКОГО КОСМОПОЛИТИЗМА

Для живущих в галуте (изгнании) евреев, характерно особое мироощущение и особая социально-психологическая установка, весьма отличающиеся от таковых у «коренных» жителей страны проживания. Они складывались у евреев веками и были следствием укорененной в еврейском сознании «отчужденности» от культурно-исторических корней и традиций того народа, в стране которой евреи жили, и особым социально-экономическим статусом еврейской общины. Эта отчужденность была заложена в иудаизме, как религии, определяющей и контролирующей все аспекты жизни еврея и делящего все человечество на две неравные по численности группы: евреев и не-евреев («джентиле»).

В то же время, «выделивший» себя из остального человечества «еврейский мiр» является, пожалуй, единственным религиозно-культурным этносом, который имеет ГЛОБАЛЬНУЮ субъектность, но который не имел (до середины ХХ века) своего государства и своего отечества, своей ЗЕМЛИ. Действительно, еврейский этнос разбросан по всему миру, имеет свои общины практически в каждой стране Земного Шара, а евреи — родственников от ЮАР до Мексики, от Великобритании до Австралии.

Такая «география» еврейской диаспоры сложилась не столько вследствие «тяги» евреев к смене мест, сколько в результате постоянных преследований и изгнаний из стран проживания, которым евреи подвергались на протяжении 2.5 тысяч лет. В большинстве стран Европы евреи никогда не чувствовали себя «дома», на «родине», хотя в X — XIV веках евреи Испании и Португалии имели практически такие же гражданские и политические права, что и «коренные» жители-христиане. Дело «дошло» до того, что многие евреи стали рассматривать Испанию, как «землю обетованную» и даже ожидать пришествия Мессии (Машиаха) [4]. Однако, из-за роста влияния евреев во «властных структурах» и вытеснения ими «коренных» жителей-христиан из высших политических, экономических и социальных сфер, королевские власти Испании и Португалии и католическая церковь заставили евреев либо принять христианство (марраны), либо «эмигрировать».

«Кандидатом» на «землю обетованную» была одно время и Турция, где евреи жили с незапамятных времен и куда в XV веке прибыли изгнанные из Испании евреи. Там они получили практически все существующие в Османской империи права и вплоть до середины ХХ века занимали ключевые позиции в экономической, а временами и в политической области.

Из-за постоянного «блуждания» (странствования) по eвразийскому и aфриканскому (а с XVI века — и по американскому) континентам евреи нигде не укоренились, у них так и не появилось своей Земли, своего Отечества. Однако, эти же странствования привели к созданию практически в каждом уголке Земного Шара еврейской общины. И сегодня вся наша планета, любая ее территория и страна — будь то Россия, США, Германия, Турция или Аргентина — является для еврейского этноса сферой его жизненных интересов. Практически в каждой стране и в каждом крупном городе есть еврейские общины, синагоги и еврейские организации, объединенные в национальные союзы и ассоциации, входящие в свою очередь во всемирные еврейские организации.

Иными словами, вся наша планета рассматривается нынче евреями, как своего рода «потенциальное» глобальное Отечество, в любой части которого они могли бы жить в соответствии со своей религией, законами и традициями, независимо от этнической, политической, религиозной и социальной структуры страны проживания. Соответственно, и мироощущение евреев сформировалось в течение веков как космополитическое, глобалистское. А еврейский религиозно-этнический этнос может с полным основанием называться глобалистской еврейской цивилизацией. (Выдающийся русский историк, философ и географ Л.Н.Гумилев называл еврейское сообщество «суперэтносом»).

Фактическим же, хотя и «виртуальным отечеством» евреев, даже после создания государства Израиль, был и остается разбросанный по всем континентам, но чрезвычайно организованный и сплоченный «Большой Израиль», как «мiр избранного Богом народа», созданный и скрепленный идеологией и практикой Иудаизма.

ИУДАИЗМ КАК ГРУППОВАЯ ЭВОЛЮЦИОННАЯ СТРАТЕГИЯ

Как ислам в мусульманском мире, так и иудаизм в еврейском — это не только религия, не только отношения человека с Богом. Иудаизм в «широком» смысле этого слова — это совокупность идеологических и социальных структур и поведенческих норм, обеспечивающих реализацию «эволюционной стратегии группы» [4], в данном случае — еврейского сообщества. В эту стратегию входят:

— генетическая и культурная сегрегации еврейской общины от не-еврейского мира;

— успешная конкуренция за естественные ресурсы с различными сегментами не-еврейских сообществ;

— более высокое, чем у не-евреев («джентиле») воспроизводство еврейского населения;

— интеллектуальная защита доктрин и идеологий иудаизма и еврейских теорий антисемитизма.

Этой «стратегии» еврейское сообщество придерживается, как минимум две с половиной тысяч лет, со времени Вавилонского пленения. Ее реализация происходила «экспериментально», то есть методом исторических проб и ошибок, путем создания целой системы мер и структур, обеспечивающих выживание, воспроизводство и успешное развитие еврейского религиозно-культурного этноса. Никакого отношения эта долгосрочная, экспериментально корректируемая в ходе исторического развития стратегия к мифическим «коварным планам мирового сионизма» и пресловутым «Протоколам сионских мудрецов» не имеет. Ее реализации проводилась в следующих областях и направлениях [4]:

— создание и поддержание идеологических и социальных механизмов, обеспечивающих «чистоту» еврейской крови и сегрегацию еврейского генетического пула, отличного от такового у не-еврейских сообществ;

— евгеническая политика, направленная на воспроизводство потомства с высоким уровнем интеллекта;

— создание и своевременная корректировка идеологических и социальных механизмов и структур, обеспечивающих внутри-групповую кооперацию и взаимную бескорыстную поддержку (альтруизм);

— создание идеологических и социальных институтов, обеспечивающих приоритет групповых целей и интересов еврейской общины над индивидуальными интересами и целями;

— разработка и проведение политики противодействия антисемитизму и в то же самое время стимулирующей его у не-еврейского населения (джентиле), как психологического и идеологического барьера для смешанных браков и как мотивации для самосегрегации еврейского сообщества.

Результаты этой стратегии привели к формированию уникальной еврейской диаспоры-суперэтноса со следующими чертами и характеристиками [4]:

— абсолютная лояльность и преданность «народу Израиля», как глобальной еврейской религиозно-этнической общности;

— высокая степень отождествления евреев с членами своей общины и со всемирным еврейским религиозно-культурным суперэтносом («гиперэтноцентризм»);

— высокий уровень сплоченности, координированности и согласованности между еврейскими общинами;

— приоритет обще-еврейских и общинных интересов над личными интересами членов общины;

— бескорыстная помощь и поддержка (альтруизм) членам местной еврейской общины, равно как и любому еврею;

— чрезвычайно высокий процент внутриобщинных браков;

— общая (или очень близкая) для всех евреев, но отличная от остальных этнических групп комбинация «еврейских» генов (genetic pool);

— высокая психологическая «интенсивность» и «агрессивность»;

— высокий уровень интеллекта (высокий IQ), превышающий средне-европейский;

— ориентация на профессиональную деятельность, дающую максимальную выгоду как члену общины, так и самой еврейской общине;

— «глобалистское» восприятие человеческих (еврейских и «гойских») проблем;

— слабая психологическая и эмоциональная привязанность к стране проживания и к «коренному» народу, к его ценностям и традициям («беспочвенность»);

— весьма низкое (по сравнению с коренным населением страны) чувство гражданской лояльности («индифферентность») к государству (государю) страны проживания;

— культурная и бытовая самосегрегация от не-еврейских сообществ;

— менталитет «особости», «избранности» еврейского народа;

— ксенофобия, проистекающая из галахических законов;

— различные моральные установки и критерии поведения — одни для евреев, другие — для джентиле и «прозелитов»;

— моральный партикуляризм, выражаемый в известной фразе: «хорошо то, что хорошо для евреев»;

— постоянное чувство опасности и ожидания враждебных действий со стороны джентиле;

— мифилогема о «вечном антисемитизме», как фундаментальной компоненте мироощущения евреев, «оправдывающей» их противопоставление остальному не-еврейскому миру и способствующей объединению евреев в сплоченную гиперэтноцентристскую группу [5].

Разумеется, все эти черты еврейского этноса отнюдь не распределены «равномерно» между членами даже одной еврейской общины. В ходе исторического процесса, изменений в политическом и гражданском статусе евреев, отношений с «коренным» населением — одни из психологических черт, традиций, внутриобщинных структур и отношений усиливались, другие ослабевали. Начиная с ХVIII века еврейские общины Западной Европы претерпели серьезные изменения, связанные с эмансипацией и ассимиляцией евреев. Возрос процент смешанных браков, что вело к выходу евреев из общины и даже потере частью из них религиозной и этнической идентичности. Однако, практически во всех этих странах оставалась значительная часть еврейства, соблюдающая традиции иудаизма и, главное — сохраняющая этническую природу еврейства.

БИОЛОГИЧЕСКАЯ И «МАТЕРИАЛЬНАЯ» ПРИРОДА ИУДАИЗМА

Иудаизм — одна из немногих религий, где духовность, то есть, приближенность к Богу, «исключительность» и «избранность» («Договор с Богом») передается по наследству, по материнской линии. Биологическая природа иудейского Бога «закреплена» в книгах Танах (иудейский «Ветхий Завет»), Талмуд, Мишна. Например, в книге Эзры (Танах), которого в иудаизме часто называют «виртуальным вторым Моисеем», утверждается, что Бог Израиля — это «святое семя», и что брак с джентиле — это «большой грех против Бога Израилева» (цит. по [8]). Такое же «этническое» понимание еврейского Бога можно найти и в других книгах Танаха: «Бог существует до тех пор, пока существует народ Израиля» (цит. по [9]).

Соблюдение чистоты еврейской крови и недопущение (или минимизация) смешанных браков освящается религией иудаизма, как самый важный ее канон. Именно в этой — биологической и этнической природе иудаизма — его фундаментальное отличие от действительно мировых монотеистических религий — христианства, ислама, буддизма, которые не имеют биологической «основы» и природы, но лишь духовную. Обожествление биологии и этнический характер иудаизма выводит его из круга мировых религий и переводит ее в разряд местных, племенных.

Далее, иудаизм определяет себя, как земную религию, в соответствии с которой «удачная» земная жизнь имеет «сакральное» значение, ибо это угодно иудейскому Богу, чтобы еврей «жил хорошо». Фактически, иудаизм стимулирует и направляет еврея на достижения «мирских» радостей, богатства, власти. В нем отсутствует ценностное различение, разделение божественного и земного, духовного и материального.

И, наконец, если в христианстве, особенно, в Православии, «материя» — вещи, быт, природа, человеческое тело, сама «земная жизнь» — есть средство, «материал» для воплощения божественного, духовного, то в «практическом иудаизме» — материальная жизнь, успех, богатство, власть — есть смысл и цель человеческой жизни, освященные религией иудаизма. Отсюда и проистекает помещение еврейского Божьего Царства на Землю, ибо эсхатология Иудаизма — земная, а не небесная, потусторонняя, как в христианстве. Ибо сказано в Евангелие о евреях: «Они служат князю мира сего».

Как можно видеть из сопоставления иудаизма и христианства, обе религии являются отрицанием друг друга и как писал русский религиозный философ С.Н.Булгаков, стали идеологической основой совершенно различных цивилизаций.

Сила и влияние иудаизма, как способа жизни и мироощущения распространяется далеко за пределы собственно веры. Например, в послереволюционной советской России, где подавляющее большинство евреев не посещало синагогу и имело смутное представление о религии иудаизма, еврейская традиция предписывала еврею-мужчине жениться только на еврейке. В то же самое время, еврейские девушки весьма часто и охотно выходили замуж за не-евреев — русских, украинцев, белорусов, если те принадлежали к элите советского общества — инженеры, врачи, офицеры, партработники. (В военном городке на Кольском полуострове, где семья моего отца жила после войны, почти все жены высшего офицерского состава были еврейками).

Дело в том, что выходя замуж за «гоев с будущим», советские еврейки действовали в соответствии с еврейской традицией (Галахические законы), переданной им их родителями, и которая была частью стратегии развития иудаизма, о чем эти дамы, разумеется, и не подозревали. Действительно, во-первых, в соответствии с этой стратегией, рожая детей от «джентиле», еврейки способствуют росту еврейского населения страны. Во-вторых, входя в элитные слои советского общества они повышали жизненый уровень и статус своих будущих детей-евреев (ек). И в-третьих, «поставляя» в советские элиты еврейских детей, они создавали еврейскую прослойку в высших и «ключевых» слоях советского общества. Все три «фактора» способствовали усиления влияния евреев в советском обществе, в том числе и на политику правящих кругов по «еврейскому вопросу». События «перестройки» и последующих лет «реформ» убедительно подтверждают этот тезис.

Надо сказать, что феномен «русских еврейских жен» — это не исторический казус, не специфика советского «коммунизма» (о чем ниже). Подобная практика женитьб евреек на «элитных» мужчинах-тюрках существовала в Хазарии в 7−10 веках н.э. В результате, в течение нескольких поколений произошла полная «иудизация» правящей элиты хазарского общества, что привело к образованию в стране двух социально-культурных групп — тюрок и иудеев, каждая из которых имела свою культуру, религию, цели, интересы, способ жизни, менталитет и т. д.

Вопреки расхожему мнению о значительной доле «не-еврейской» крови в еврейской диаспоре, особенно в ашкеназийских общинах, результаты недавних исследований группы Хаммера показали, что в генетическом отношении все основные еврейские общины — ашкенази, сефарды, северо-африканские, йеменские и курдские евреи — значительно ближе друг к другу, чем к своим соседям, с которыми они проживали многие сотни лет [4]. Эти же исследования обнаружили, что на протяжении последних 2 тыс лет лишь одно из 200 рождений в еврейских ашкеназийских семьях было «смешанным», то есть с «участием» джентиле [4]. Исследования, проведенные группой Кобылянского показали, что по морфологическим и биохимическим показателям и характеристикам ашкеназийские евреи весьма гомогенная группа, значительно «превосходящая» в этом отношении большинство европейских этносов [10].

В результате многовековой евгенической политики, проводимой в еврейских общинах в соответствии с иудаистской «стратегией развития», сформировался специфический «еврейский генетический пул», в значительной степени «ответственный» за высокий IQ у еврейских детей [4].

ДВЕ НАЦИИ, ДВЕ ЦИВИЛИЗАЦИИ

«Равнодушное» отношение евреев к государству, в котором они проживают, может быть объяснено тем обстоятельством, что общины европейских евреев, за исключением, пожалуй, евреев Испании и Португалии X — XV веков, имели, как не-христианская религиозно-культурная группа, особый «гражданский» (если этот термин уместен для Средних Веков) статус и практически не участвовала в политической жизни страны. А потому не несла, а значит и не чувствовала ответственности за происходящее на территории страны проживания. (Выкресты, часто занимавшие высокие посты в правительственнй бюрократии европейских монархов и республик, к еврейскому сообществу не имели никакого отношения и были членами христианского общества).

Поэтому, для еврейской общины и ее членов, не было большой «разницы», где жить, кому служить, у кого «зарабатывать» деньги — будь-то русский император или польский король, османский паша или венецианская республика. Иными словами, евреи не были частью НАЦИИ в стране, в которой они проживали, и для формирования чувства «лояльности» к стране и государству у евреев не было ни политических условий, ни религиозных «оснований», ни исторических «корней», связанных с многовековой «причастностью» к жизни «этой» страны.

История дает множество свидетельств не только об отсутствии у евреев лояльности к стране проживания, но и о переходах еврейских общин на сторону противника, если только это сулило им какие-то выгоды. Так было в Византийской империи, где проживавшие веками на ее территории евреи поддерживали попеременно, то персов [11,12], то арабов [12], то турок [13]. Причем, в последнем случае, за предоставление турецким войскам, штурмующим Константинополь, прохода в город через еврейский квартал, султан Мехмет II разрешил евреям «свободу иммиграции» в Оттоманскую империю, а еврейской общине — экономические права и привилегии, поставившие ее членов на высшую социальную ступень в Оттоманской Империи, а христиан — в экономическое подчинение еврейской общине [13].

В социальной сфере и области меж-этнических (меж-национальных) отношений ситуация была схожей. Социальные контакты с джентиле были сведены к минимуму многочисленными запретами иудаизма, поскольку практически все, сделанное руками джентиле, считалось «нечистым». Отношение к коренным жителям страны — испанцам, французам и т. д. — рассматривалось еврейской общиной исключительно с точки зрения полезности для этой общины и для ее членов. Никаких гуманистических и компатриотических сентиментов в отношении «гоев» евреи не имели уже согласно Галахе, этим кодексом жизни и поведения правоверного еврея, рассматривающей «гоев», в лучшем случае, как людей второго сорта, а в худшем — как существ, чья душа «происходит из сферы, которая вся — зло», либо «из той же сферы, что и души нечистых животных» [14]. Как пишет израильский историк И. Шахак: «…при власти помещиков…евреи были непосредственными экплуататорами крестьян…» И далее: «крестьяне подвергались особенно тяжелому угнетению под двойной властью землевладельцев и евреев… и последние полновесно пользовались религиозными еврейскими законами об отношении к язычникам» [15].

Так что, на территории христианских государств жили, не смешиваясь, отдельной культурной и социальной жизнью два народа: коренные жители- христиане и «пришлые» — евреи. Положение постоянного «гостя» в христианском мире определило и еврейскую систему ценностей и приоритетов, отличных от таковых «коренного» христианского населения страны. Главной, первоочередной задачей еврейского народа было сохранение еврейства как иудейского народа, соблюдающего Законы Моисея и живущего в соответствии с текстами Талмудa, Мишны, Мишны-Торы Маймонида, Тура, Шулхан Аруха.

Не менее важной задачей было и физическое выживание евреев и связанная с ним обязанность оказывать «альтруистическую» помощь единоверцу-иудею. Эта помощь входила в обязанность еврея и ее исполнение контролировалось писанными (и неписанными) социальными регуляциями и руководством еврейской общины.

Как показывает история еврейского народа, групповой «еврейский интерес» всегда превалировал в системе ценностей не только членов иудаистской конгрегации (ортодоксальной, консервативной и реформистской), но и значительной (если не подавляющей) части евреев, не «оформленных» в религиозную общину, например у советских евреев. Это черта не только не отрицается еврейскими историками и публицистами, но и выдается ими как добродетель. Иллюстрацией этого группового «интереса», не совпадающего с интересами народа страны проживания, может служить известный факт МАССОВОГО и ДОБРОВОЛЬНОГО поступления евреев на государственную службу большевистскому режиму зимой и весной 1918 г. (А.И Солженицын, «Двести лет вместе» [1]). То, что этот «исход в управление» спас большевистский режим от неизбежного паралича и краха из-за бойкота, устроенного ему русскими государственными служащими, русской технической и гуманитарной интеллигенцией, евреев ничуть не беспокоило. Причем, их доминирующей мотивацией была отнюдь не поддержка большевистского режима и «всемирной коммунистической революции» (это поддержка проявилось позже, в ходе гражданской войны), а чисто «карьеристские» соображения — ощущение большей безопасности, стабильная работа, возможности продвижения по службе, приближенность к власти, более высокие зарплаты и т. п.

ДЕНЬГИ — ЭКОНОМИЧЕСКАЯ ОСНОВА ЕВРЕЙСКОЙ ЦИВИЛИЗАЦИИ

Экономические «отношения» между коренным населением и жителями еврейских «гетто», кварталов и местечек осуществлялись по преимуществу в «непроизводительных» сферах. В первую очередь — в финансовой и торговой, где евреи традиционно были менялами, кредиторами и ростовщиками. (O том, что ростовщичество допускается в отношении джентиле свидетельствует Галахическая литература [14,15]).

Другим весьма распространенным занятием евреев в Европе было управление поместьями, мануфактурами, винными заводами, принадлежащих богатым и знатным христианам, а также сбор налогов за пользование землей, мельницами, «торговыми точками», которыми аристократы-сеньоры облагали арендаторов-простолюдинов [16].

Как известно, христианские государи не разрешали евреям ни приобретать землю, ни заниматься земледелием. Вплоть до ХVI века, до утверждения в ряде стран центральной и северной Европы Протестанизма и появления значительного сословия христиан-банкиров, евреи были основной, если не единственной в Европе религиозно-этнической группой, занимающейся торгово-финансовой деятельностью. За малым исключением, как евреи-сефарды на Перинеях в XI—XV вв.еках, переместившиеся затем в Турцию, или еврейская ашкеназийская община в Антверпене, занимавшаяся обработкой и продажей алмазов европейской аристократии (английское слов «jewel» — драгоценный камень — ведет свое происхождение от английского слова «jew» — еврей), ремесленники-евреи не имели права продавать плоды своего труда за пределами еврейской общины. Как следствие этого, европейские евреи на протяжении веков были единственным этносом, для которого денежные операции были основным, а иногда и единственным источником дохода и выживания. Этот тип экономической деятельности не был связан ни с землей, ни с каким-либо ремеслом или производством потребительских товаров, но с обезличенным, безнациональным и интернациональным «товаром» — деньгами.

Это обстоятельство имело ряд «роковых» для еврейского этноса последствий:

— породило в его «недрах» клан финансистов-кредиторов и ростовщиков, объединенных не только по профессиональному признаку, но и по религиозно-этническому.

— сформировало у евреев отношение к деньгам, как важнейшему и ключевому продукту экономической деятельности, ее основной мотивацией и стимулом.

— определило на многие годы космополитический безнациональный характер еврейского бизнеса, ориентированного не на нужды страны проживания, а на собственные еврейские интересы как внутриобщинные, так и глобальные.

В результате, в общем-то далеко не основная в феодально-сословном обществе профессия кредитора и ростовщика стала сугубо «еврейской» профессией в европейском «международном» разделении труда, а значительная часть еврейского народа превратилась в особую вне-национальную и меж-государственную социальную группу, специализирующуюся на операциях с деньгами.

Вот, что писал о еврействе выдающийся русский православный философ С.Н.Булгаков, которого никак не заподозришь в антисемитизме, «Израиль вооружается орудием князя мира сего, занимает его престол. Вся неодолимость стихии еврейства, его одаренность и сила, будучи направленными к земному владычеству, выражается в культе золотого тельца, ведомого ему изначально в качестве ветхозаветного искушения еще у подножия Синая. Власть денег, маммона являются всемирной властью еврейства» [17]

О роли евреев в становлении и развитии ростовщичества и финансового и банковского капитала писали многие выдающиеся философы и социологи второй половины ХIХ века, как евреи (Карл Маркс, Фердинанд Лассаль), так и «джентиле» (Макс Вебер, Вернер Зомбарт). В контексте настоящей статьи важно отметить то, что меж-национальный ГЛОБАЛЬНЫЙ характер денег формировал менталитет и мироощущение не только еврейских ростовщиков, банкиров и торговцев, но и всей еврейской общины, зависящей от процветания еврейской ростовщическо-кредиторной структуры.

После Реформации и по мере трансформации феодально-сословного общества в буржуазно-капиталистическое, деньги из побочного и неосновного механизма управления обществом превратились не только в движущую силу капиталистической экономики Нового Времени, но и всего буржуазного общества «экономических человеков». А евреи-ростовщики, менялы и кредиторы еврепейских королей и баронов — в наднациональную, связанную «религиозно-племенными» узами глобальную финансовую структуру, имеющую весьма слабую «привязку к реальному процессу производства общественного богатства» [18].

В результате длительного исторического процесса евреи сформировались в глобальную всемирную религиозно-этническую группу, члены которой сочетают в себе как племенную — «местническую» [18] и гиперэтноцентристскую [4] - психологию, так и глобалистскую, космополитическую. В силу этого уникального обстоятельства еврейская диаспора более чем какая другая культурно-этническая группа обладает необходимыми социально-психологическими чертами, чтобы быть восприимчивой к различного рода глобалистским доктринам и проектам. И потому эта община представляет из себя как потенциальный «субъект», так и «инструмент» реализации «проектов», в том числе и «освободительных», обещающих живущему в галуте еврею «всемирное» отечество, в котором он не потерял бы ни своей еврейской идентичности, ни «еврейского мира».

«Универсализация» Иудаизма с сохранением этнической основы еврейства

С XVII века в Европе начался процесс ломки феодальных и становления капиталистических социально-экономических систем. Он сопровождался эмансипацией членов всех слоев общества, включая и членов еврейских общин, которые, в свою очередь, подверглись процессу быстрой ассимиляции, поставившей под угрозу самое еврейское сообщество, как автономную само-сегрегированную группу с собственными ценностями и целями. Дело в том, что «коренное» население страны, озабоченное существованием внутри гражданской нации этнической группы с «двойной лояльностью», требовало немедленной ее ассимиляции, причем до того, как евреи получат все гражданские, социальные, экономические и политические права и свободы.

Но ассимиляция означала полное «слияние» евреев с местным населением и отказом от Иудаизма, как религии этнических евреев, следствием чего стало бы устранение всех барьеров между евреями и джентиле (в общении, в браке и т. д.), создаваемых на протяжении столетий. Из еврейского быта должны были бы устранены все внешние признаки «особости» еврейской жизни — особая форма одежды, прически, обрядов, поведения и т. п. То есть, еврей должен выглядить так, как «обычный» француз (немец, англичанин и т. д.). Ну, и безусловно, ассимиляция была бы невозможна без отказа от религиозного, культурного и этнического сепаратизма и самосегрегации.

И наконец, для устранения самой «основы» двойной лояльности евреев от них требовался «отказ» от Палестины, как «земли обетованной», и от идеи воссоздания Еврейского государства на ее территории, которое, согласно Иудаизму должно быть построено после прихода Мессии (Мешиаха).

Короче, для принятия в европейское «гражданское общество» со всеми равными для всех граждан государства правами и обязанностямо евреи должны были…перестать быть евреями. Надо сказать, что Новое время — это не первый случай в истории еврейского суперэтноса, когда перед ним встала проблема «двойной лояльности» и «уравнивания в правах». Схожая ситуация была в Римской империи в начале нашей эры, когда местные евреи должны были доказывать христианам, что они «такие же люди, как и все». Что Иудаизм — это универсалистская религия, такая же как и Христианство.

Вернемся в Европу Нового Времени. Чтобы устранить обвинения в двойной лояльности (к нации страны проживания и к еврейской нации) часть европейских евреев-ашкенази отказалась от определения еврейского сообщества, как еврейской нации, основанной на этнической принадлежности. Они утверждали, что евреи не являются особой этнической группой, а такими же немцами (французами, англичанами и т. д), как и остальные граждане Германии (Франции, Англии и т. д), отличающимися от последних лишь религией, Иудаизмом. То есть, на «словах», эти евреи объявили еврейство «безнациональной» религиозной конфессией, такой же как и другие конфессии Европы — католичество, протестантизм, лютеранство и т. д.

Однако, на индивидуальном уровне евреи так и не интегрировались в германское (французское, английское и т. д.) общество. За исключением относительно незначительного числа евреев, «вышедших» из еврейского сообщества в результате принятия ими христианства, подавляющее большинство евреев вступило в германское общества на коллективном уровне, то есть как особая группа. Эта группа сформировала еврейское сообщество, которое имело лишь «некоторые общие характеристики с немецким средним классом, поддерживая свою еврейскую этническую гомогенность» [19].

Старые традиционные механизмы, скрепляющие еврейскую общину в единую, сегрегированную и самоподдерживающуюся структуру уже не работали в условиях гражданского общества Франции, Германии и других стран Западной и Северной Европы. Традиционная система социального и идеологического контроля, существовавшая внутри еврейской общины (кагал-«кехилла»), стала заменяться на ассоциации, формирующиеся вокруг синагог, на еврейские культурные и благотворительные организации. Все они были соединены в эффективную и работоспособную национальную сеть еврейских общин, куда входило практически все еврейское население данной страны. (Для справки: уже к 1900 году в Германии было 5 тыс. еврейских ассоциаций).

К середине ХIХ века вместо ортодоксального («старого») Иудаизма скрепляющим механизмом большинства евреев Германии (Франции, Великобритании, Австрии) стала «светская» идеология. В ее основе лежал реформированный иудаизм, который декларировался (в основном для христианского мира), как универсалистская и мессианская религия. Мессианство иудаизма заключалось в том, чтобы являть себя не-еврейскому миру (миру «джентиле») «истинной» религией и вести мир джентиле к высшим универсальным этическим нормам и стандартам, якобы заложенным в Иудаизме. При этом реформисты ссылались на ветхозаветный ортодоксальный Иудаизм, в частности на тексты Танаха (книга пророка Исайи), где было написано, что «Иудаизм — это «свет для всех народов». Мессианством обосновывалась и необходимость сохранения этнического сепаратизма евреев, как особой группы, способной «обеспечить» выполнение этой общечеловеческой миссии.

Таким образом, идя в русле тогдашнего прогрессистского мировоззрения, коренящегося в идеологии универсалистского Просвещения, евреи-реформисты преподносили западному обществу Иудаизм не как «партикулярную» идеологию для «избранных» этнических евреев, а как универсальную религию, данную евреям Всевышним в качестве «морального образца» для всего человечества.

Конфессиональным, идеологическим и организационным оформлением этого культурно-интеллектуального процесса стало создание в начале и середине XIX века в ашкеназийских общинах Германии, Франции, Англии, Америки «обновленного» Реформистского Иудаизма. Вот его основные положения, изложенные в Питтсбургской Платформе, США, (1885 г.):

— «Мы признаем в современную эпоху универсальной культуры… тот подход к реализации великой мессианской идеи Израиля, который ведет к установлению царства Правды, Справедливости и Мира для всех людей».

— «Мы более не рассматриваем себя как нацию, но как религиозное сообщество и потому не связываем себя с Палестиной… и не ждем восстановления законов еврейского государства» [20].

А вот, что говорил один из основоположников реформистского Иудаизма Нахман Крохмаль (Nachman Krochmal): «Иудаизм выжил, чтобы стать Царством священиков, проповедующих человеческой расе открывшуюся им (священникам — О.П.) абсолютную правду» (цит.по [20]). И еще одно высказывание Крохмаля: Иудаизм — это «наиболее истинная монотеистическая религия, идентичная гегелевскому универсальному Абсолютному Духу. А все остальные религии -партикулярные, а не мировые» (цит. по [21]).

Себя же евреи объявили «особой» группой, предназначенной Богом для просвещения остального человечества. Как писал еврейский историк Рафаель Патаи «евреи представали перед Господом в качестве членов самоназначенной делегации, передающей Ему петиции от всего человечества» [22]

Заявив себя носителями и хранителями «универсальных ценностей», реформисты-евреи рассматривали еврейское сообщество, как уникальную и «избранную» Богом группу, которую остальному человечеству следует беречь и охранять в его же собственных интересах. И хотя в своих открытых декларациях евреи-реформисты называли еврейское сообщество чисто религиозной группой, на практике они продолжали проводить политику этнической самосегрегации. И как в прежние времена века, главным «фактором» поддержания гомогенности и единства еврейского этнического сообщества был внутри-групповой брак, сохраняющий генетическую и расовую чистоту еврейского этноса.

Так, что, видимо, прав был исследователь еврейского реформистского движения Джакоб Кац когда уверял, что «определение еврейского сообщества, как чисто религиозной группы, с самого начала задумывалось как обманный трюк» [19]. Как свидетельствуют еврейские и не-еврейские источники, большая часть «коренного» не-еврейского населения видело «обман» со стороны еврейского сообщества и потому не верило ни в универсалистский характер реформированного Иудаизма, ни в искренность намерений большинства евреев-реформистов «покончить» с еврейским этническим сепаратизмом.

Как мы писали выше, на протяжении всей своей истории еврейские религиозно-этнические общины постоянно находятся в конкуренции с «соседским» этносом, проживающим на той же территории. Это известный в исторической и социологической науке феномен является «секретом» лишь для тех, кто игнорирует не только различия между этносами, но и то обстоятельство, что конкуренция и конфликты между общинами были и остаются не менее важными и существенными факторами исторического процесса, чем социальные и религиозные противоречия и конфликты. Субъектом в этих конфликтах выступают не автономные от общины индивидуумы, преследующие свои личные интересы, как это пытается представить либеральная идеология, но сама этническая община. Исторический опыт показывает, что в этой конкуренции побеждают те общины, у которых бОльшая сплоченность и большая готовность пожертвовать интересами членов общины ради достижения общей цели. То есть, побеждают те этнические общины, где доминирует общий, групповой интерес и где индивидуальный, частный интерес подчинен «общему» интересу всей общины, как целого.

Когда евреи в европейских странах — Франции, Германии, Австро-Венгрии. Голландии — были вынуждены эмансипироваться, выйти из многовековой изоляции и стать членом «гражданского общества», они оказались в ситуации, где должны были стать конкурентами местному французскому (немецкому, австрийскому и т. д.) населению. Как писал выдающийся немецкий философ Иоган Готлиб Фихте, «Есть одно гигантское государство, которое простирается на территориях почти всех стран Европы и которое ведет с ниmи извечную войну. Это государство — мировое еврейство» (цит. по [19]). И, как показывает история последних 200 лет, евреи, составляя малый процент населения в Германии, Франции, Австрии, США, добились к 30-м годам ХХ века лидирующих позиций в ключевых областях финансовой экономики, банковского дела, страхования, в науке, в средствах массовой информации, кино-индустрии. То есть, в тех областях, где находятся источники контроля над людьми, их идеологией, сознанием, и даже эстетическими и литературными вкусами.

Еврейский религиозно-культурный этнос в полиэтнических и индивидуалистических обществах

Либеральные мыслители и публицисты эпохи Просвещения и кропотливая работа еврейского образованного сословия убедили значительную часть европейского и американского сообщества, что евреи это не этническая группа, не нация, а чисто религиозная конфессия, наравне с другими религиозными группами, как протестанты, католики, лютеране и т. д. Особенного успеха евреи добились в США, где процесс «принятия» еврейской общины как исключительно религиозной группы проходил одновременно с процессом «плюрализации» и «поликультуризации» американского общества.

Дело в том, что как показывает исторический опыт, этнически и религиозно плюралистические общества — гораздо более «благоприятная среда» для достижения еврейским сообществом своих целей, нежели общества, характеризующиеся этнической и религиозной однородностью не-еврейского населения. На фоне этнического и религиозного «плюрализма» евреи выглядят лишь как одна из многих «допускаемых» и равноправных в этом обществе групп. В силу раздробленности общества на множество конкурирующих между собой этнических и религиозных групп, возможности их координированных совместных действий против чрезвычайно организованного еврейского сообщества, имеющего многовековой опыт межэтнической конкуренции, весьма невелики.

Это обстоятельство значительно увеличивает возможности продвижения и укрепления положения еврейского этноса практически во всех сферах общества, бизнеса и государства в стране с поли-этническим населением. Именно поэтому, на протяжении ХIХ и ХХ веков еврейские организации и еврейские финансовые, культурные и политические круги пропагандировали в средствах массовой информации и внедряли в систему обучения идеи и установки, в соответствии с которыми США должны быть этнически и культурно «плюралистическим» обществом, с равными для всех этнических меньшинств правами [5]. Хорошо известным для русского читателя примером такой деятельности было движение за гражданские права негров в 50−60-х годах, где подавляющее большинство руководителей «правозащитных» организаций были евреями (а не неграми, как это может думаться «непосвященному»). Однако, далеко не всем русским читателям известно о борьбе, которую американские евреи вели на протяжении всей первой половины ХХ века за свободу иммиграции в Америку ВСЕХ желающих (а не только евреев), включая латиноамериканцев, индусов, арабов.

Большего успеха достигают еврейские сообщества и в индивидуалистических атомизированных обществах, часто называемых «либеральными». В этих обществах не придается большого значения какой этнической или религиозной группе принадлежит индивидуум. В публичной жизни — общественной, государственной, призводственной и т. д. — его профессиональные успехи (или неудачи), личные качества, политические пристрастия и даже личные связи — не связывают с членством в какой-либо этнической общине.

И даже в тех случаях, когда лица одной и той же этнической группы совершают какие-то схожие поступки, граждане «либерального» общества не склонны «обобщать» и создавать стереотипы по этническому (или религиозному) принципу.

Атомизированному человеку либерального общества вообще не свойственно рассматривать взаимоотношения в обществе сквозь «призму» отношений между различными этническими группами. Он не замечает (или старается не замечать) ни эти группы, ни согласованность в действиях представителей групп. Более того, попытки указать «обычному» гражданину либерального общества на очевидные факты групповой солидарности расцениваются им как расизм, как «огульное» осуждение всей этнической группы.

Именно в либеральном, «атомизированном» обществе, где еврейский этнос просто «не замечают», как иную культурно и ценностно «особую» группу (а если и замечают, то не придают этому серьезного значения), еврейский этнос и члены его общин чувствуют себя наиболее «свободно» и достигают максимальных результатов в достижении своих целей.

Хорошо известно, что в либеральных индивидуалистических обществах со множеством этнических групп границы между этими группами — нечеткие, размытые, так что в сознании атомизированного человека часто даже не возникает представления о таком общественном «субъекте», как еврейское сообщество. Это обстоятельство уменьшает остроту и даже саму вероятность не только межэтнических конфликтов между евреями и джентиле, но и возникновение антисемитизма. В результате, понижается уровень распространения стереотипного восприятия всего еврейского сообщества, что также расширяет карьерные возможности евреев.

Классическим образцом такого сообщества служат Соединенные Штаты Америки, где на индивидуалистический менталитет англо-саксонского большинства граждан «накладывается» этнический и религиозный плюрализм («мульти-культуризм») «меньшинств». В таком внешне атомизированном обществе политические и гражданские права «без-этнического индивидуума» имеют «легитимизированный» приоритет над всеми остальными правами — социальными, общественными, этническими. Более того, на любые публичные дискуссии о роли этничности в общественной и государственной жизни практически наложено табу и они квалифицируются «либеральным» обществом, как расистские. Например, если какой-то автор свяжет поддержку Израиля т.н. «неоконсерваторами» с их еврейским происхождением, то этому автору будет навешен ярлык «антисемита» и ему будет закрыта дорога в центральные средства массовой информации, а его профессиональная карьера окажется под угрозой.

Мы уже писали выше, что в ХVIII веке в западно-европейских обществах, где христианский принцип морального равенства всех людей перед Богом был «усилен» универсалистским принципом «гражданского равенства», этнический фактор был оттеснен на периферию общественного сознания. В этих условиях, «отягощенных» к тому же плюрализмом политических, профессиональных и социальных организаций, создать массовое анти-еврейское движение практически невозможно. То есть, в т.н. демократических, а по существу, либерально-индивидуалистических странах анти-еврейская национальная мобилизация — практически неосуществима.

Со своей стороны, коллективистское по своей природе и идеологии еврейское сообщество легко справлялось (и поныне справляется) на национальном уровне с задачей нейтрализации или существенного ослабления любого анти-еврейского массового движения. Это достигается систематической и последовательной реализацией долгосрочных программ, включающих финансирование соответствующих политических акций и обработку населения средствами массовой информации, подконтрольными еврейскому сообществу, с целью моральной и политической дискредитации любой не-еврейской национальной идеологии, представляя ее как шовинистическую и даже расистскую.

Проблема «облегчается» еще и тем, что индивидуалистические общества, ориентированные на достижение личного, а не национального успеха не могут создать атмосферы мобилизации «титульной» нации против сплоченной еврейской общины, способной и всегда готовой пожертвовать интересами отдельных членов своей общины во имя общих еврейских интересов. Как показывает история, все наиболее значительные «прорывы» еврейские сообщества достигали в результате упорных согласованных «коллективных» действий на национальном и даже на «планетарном» уровне.

Достигалось это либо в результате активности «открытых» — религиозных, политических, культурных — еврейских организаций, либо через формально «не-этнические» организации — политические партии, благотворительные фонды, частные негосударственные организации, включая правозащитные. В последнем случае евреи добивались либо «контрольного пакета», то есть, составляли относительное большинство в руководстве организации (партии), либо влияли и даже контролировали стратегию и тактику ораганизации через ее финансирование.

Но наиболее успешным является подход, который еврейские организации и ассоциации применяют на протяжении последних 200 лет, представляя еврейские интересы в форме национальных или даже «универсальных» интересов и ценностей. При этом, защита еврейских интересов или «проталкивание» еврейских целей происходит завуалированно, поскольку они представлены, как «общечеловеческие» ценности и прикрыты «универсалистскими» одеждами и идеалами, которые разделяются и защищаются либералами-джентиле. Наиболее ярким примером такой совместной деятельности является борьба с «антисемитизмом», которую евреи (и их либеральные единомышленники джентиле) понимают как запрет и табуирование критики тех аспектов еврейского сознания, доктрин и практик, которые могут ослабить влияние евреев в современном мире.

На протяжении многих десятилетий еврейские организации, а вместе с ними и либералы-джентиле приложили много сил (и денег), чтобы буквально «заставить» христианскую Америку принять этнический иудаизм в качестве универсалистской «мировой» религии, а критику еврейского гиперэтноцентризма представить как проявление… расизма.

Однако, сушествуют ситуации, когда в не-либеральных, «коллективистских» обществах евреи не страдают от антисемитизма, поскольку государственный антисемитизм отсутствует, а бытовой преследуется властями и фактически «загнан в подполье». Подобные ситуации складываются в странах, где «коллективистское» общество создано при непосредственном участии евреев, и где в руководстве государства стоят евреи. Так было в Советском Союзе в первые после-революционные годы, а также в послевоенных Венгрии, Румынии, Польше. Но об этом речь пойдет несколько ниже. А сейчас мы рассмотрим одно из интеллектуальных и социальных коллективистских движений, рожденных в «лоне» реформистского еврейства.

ГЛАВА 2. ЕВРЕЙСКИЕ КОРНИ МАРКСИЗМА

МАРКСИЗМ КАК «ГЛОБАЛИСТСКИЙ» ПРОЕКТ РЕШЕНИЯ «ЕВРЕЙСКОГО ВОПРОСА»

В реформированном иудаизме была одна особенность, делавшая его привлекательным не только для евреев, перешедших в реформированный иудаизм, но и для «джентиле». Речь идет об идее мессианства и последующем за приходом Мессии освобождении, которое в ортодоксальном Иудаизме касается лишь евреев. В реформированном «универсалистском» Иудаизме, объявившем об устранении «этнического фактора», освобождению подлежали не только евреи, но и все те джентиле, кто будет следовать учению «универсалистского» Иудаизма. Ну, а решать, что соответствует учению, а что нет, будут, естественно, члены «избранной» группы — еврейские Учителя, несущие «свет в массы». То есть, жрецами Нового Учения, несущего «свет и освобождение всем народам» будут те же евреями-реформистами, взявшие на себя нелегкое, но благородное бремя освобождения всего человечества.

В еврейских гетто и местечках жили не только ростовщики, менялы, шинкари, сборщики налогов и управляющие барских имений, но и ремесленники, лекари, раввины (цадики), ешиботники и т. д. В результате снятия с еврейской общины ограничений на место проживания и на профессии евреи стали покидать общину и уходить в европейские большие города, где к середине ХIХ века образовался могочисленный еврейский бедный люд. Из него и формировался еврейский рабочий класс мануфактур и фабрик, хотя в процентном отношении к рабочим «титульной» нации западноевропейских стран (немцам, французам, англичанам) еврейские пролетарии составляли явное меньшинство.

Покидая свое местечко (гетто) и переезжая в город, еврей менял свой социальный статус, а иногда и религию. Но не психологию, не родственные и племенные связи, оставаясь по своим привычкам, установкам и, что главное, мироощущению — евреем, верным «народу Израиля», его традициям и законам.

Дети и внуки раввинов и цадиков, отринувшие религию ортодоксального иудаизма и принявшие религию реформистского Иудаизма и прогрессистского Просвещения, но сохранившие традиции, поведенческие установки, психологию, мораль, ценности и мироощущение предков, искали универсалистское решение экономических, социальных и национальных проблем своего народа, в том числе и еврейского рабочего класса и ремесленников. И как истинные «универсалисты» они искали эти решения в «мировом масштабе». И не случайно, отцом «глобалистского» учения о «всемирной коммунистической революции» стал внук раввина, профессиональный философ Карл (Мордехай Леви) Маркс. Мыслитель, который был «одновременно и наследником ветхозаветной идеи избранничества и сыном Просвещения, верящим в то, что прогресс совпадает с самореализацией новоеврейского человека» [18].

Маркс, безусловно, мечтал об освобождении всего человечества, однако, в его учении, как и в реформистском Иудаизме, освобождение осуществлялось не всем человечеством, а «избранными» и, в конечном счете, для избранных. Разница заключалась в том, что если в Иудаизме «избранность» шла от Бога, то в учении Маркса — от Исторического Прогресса, разделившего в его учении все человечество на две части: на избранный, «прогрессивный» класс — пролетариат, и на «реакционный» класс — буржуазию, включавшую в себя не только крупную, но и мелкую буржуазию, крестьянство. Как писал А.С.Панарин, «Архаические уклоны в избранничество… проявились у Маркса в том, что место в будущем социалистическом обществе у него оставлено не для всех, а исключительно для пролетариата, которому предстояло стать могильщиком всех остальных классов» [18].

Следуя традиции реформистского Иудаизма, «лишившего» евреев этничности, Маркс лишил «освободителя», пролетариат — этнической и национальной специфики (классическое Марксово выражение: «У пролетариата нет ни национальности, ни Отечества»), сделав таким образом освобождение человечества всемирным наднациональным предприятием. В одной из своих первых работ, «К еврейскому вопросу», обсуждая природу религии и необходимые условия ее исчезновения, Маркс, как и многие современные ему реформистские евреи-публицисты, «проигнорировал» этническую природу еврейства, оставив, помимо всеми признаваемой религиозной сути еврейства — его «экономическую суть — ростовщичество, торгашество» [23].

А где же рабочие-евреи в марксовом учении? Да их там просто нет! Я не нашел в работах К. Маркса ни одного упоминания о еврейских рабочих, включая уже упомянутую статью «К еврейскому вопросу». По видимому, еврейские рабочие у Маркса «там» же, где и все остальные западноевропейские рабочие — в безнациональном «международном» пролетариате, которого Маркс «лишил» этнических и национальных корней, традиций, Отечества.

Однако, сам Маркс не забывал о своих корнях и о том, кто он и откуда. Вот, как Маркс ответил французскому писателю Максиму Дю Кам, сделавшему ему замечание об отсутствия у него, Маркса, еврейского патриотизма: «Как вы хотите, чтобы мы были патриотами, когда со времЈн Тита у нас нет отечества!» (цит. по [24]). Совершенно очевидно, что Маркс идентифицировал себя с еврейским народом («у нас»). Однако, пока у евреев нет отечества, то и еврейскому патриотизму, как любви к родной земле, стране — у Маркса неоткуда взяться. В то же время, Маркс идентифицировал себя не с «локальной» еврейской общиной Германии и, тем более, не с Германией, а со всемирным, как сказали бы в наше время, глобалистским еврейским этносом, не «имевшим своего отечества».

Так, что у Маркса были все «основания» мыслить глобально, а не локально, что и подтверждает его Учение. А такие «националистические» установки, как безусловный приоритет интересов нации страны проживания, в данном случае — немецкой — были для Маркса абсолютны чужды и неприемлемы. И как верный сын еврейского «глобалистского» народа, он ставил проблемы исключительно в глобальном, «мировом масштабе».

Глобалистская и универсалистская суть учения Маркса (то, что оно коммунистическое — это частный случай) лишний раз демонстрирует «удобство», которое для еврейских идеологов и политиков представляет универсалистский подход и, соответственно, игнорирование (или принижение) в «теории» этнического фактора. Устраняя из общественно-политической доктрины роль этноса вообще (или сводя его до второстепенного уровня), еврейские идеологи представляли еврейских банкиров и капиталистов не как членов еврейской этнической группы, имеющей собственные еврейские интересы, идеологию, цели, а как членов немецкого (французского и т. д.) гражданского общества, отличающихся от банкиров и промышленников «коренного» населения — немцев, (французов и т. д) лишь религией. Соответственно, и еврейский пролетарий должен отличаться от немецкого (французского) пролетария тоже лишь религией. Вот почему, Маркс и еврейские социалисты так страстно нападали на религию, ибо подвергнув критике («снявши») в своих доктринах религию, в том числе и Иудаизм, они сами, как и евреи-пролетарии будут выглядеть в глазах немцев (французов и т. д.) не евреями, а немцами (французами).

Таким вот нетривиальным ходом евреи-универсалисты (в том числе и последователи К. Маркса) «расчищали» дорогу в европейскую цивилизацию, в европейское общество своим соплеменникам, членам еврейского суперэтноса, напористого, честолюбивого, образованного, обладающего высоким уровнем интеллекта, сплоченности, взаимной поддержки, самоиндентификации. О том, что в реальной жизни евреи-«универсалисты» общаются преимущественно со своими соплеменниками, даже с классовыми врагами пролетариата, свидетельствуют и соратники К.Марка. Вот, что пишет по этому поводу М. Бакунин в рукописи «Мои отношения с Марксом»:

«Сам еврей, он имеет вокруг себя, как в Лондоне, так и во Франции, но особенно в Германии, целую кучу жидков, более или менее интеллигентных, интригующих, подвижных и спекулянтов, как все евреи, повсюду, торговых или банковских агентов, беллетристов, политиканов, газетных корреспондентов всех направлений и оттенков, стоящих одной ногой в банковском мире, другой в социалистическом движении и усевшихся на немецкой ежедневной прессе — они захватили в свои руки все газеты… И далее «вывод»:

«Так вот, весь этот еврейский мир, образующий эксплуататорскую секту, народ-кровопийцу,… тесно и дружно организованного не только поверх всех государственных границ, но и поверх всех различий в политических учреждениях, — этот еврейский мир ныне большей частью служит, с одной стороны, Марксу, с другой — Ротшильду. Я убеждЈн, что, с одной стороны, Ротшильды ценят заслуги Маркса, а с другой — Маркс чувствует инстинктивное влечение и глубокое уважение к Ротшильдам» (цит. по [24]).

Поначалу я отнес эти филиппики, а местами откровенно оскорбительный язык Бакунина на его ссору с Марксом, на обиду, нанесенную Марксом Бакунину — исключением последнего из 1-го Интернационала. Но потом «полез» в материалы коммунистических организаций, в которых участвовал К. Маркс — «Союз Коммунистов», а затем и «Международное Товарищество рабочих», больше известное как 1-й Интернационал, и убедился в том, что во всех этих организациях большинство было «еврейским». Например, признанными руководителями Союза Коммунистов, созданного в начале 40-х годов ХIХ века в Лондоне немецкими эмигрантами, были евреи Карл Маркс, Стефан Борн, Генрих Бауэр, Йозеф Моль. Из чуть более 100 человек, бывших в разное время членами Генерального Совета 1-го Интернационала, не менее половины были еврейского происхождения. Даже «классическими» историками 1-го Интернационала были евреи — Теодор Ротштейн, Юрий Стеклов-Нахамкес.

Но вот, что примечательно — ни один из историков Интернационала, включая не-еврея Г. В.Плеханова, не «замечает» этнического происхождения его членов. Для них, как, очевидно, и для большинства членов Генсовета 1-го Интернационала, национальность делегата определялась страной проживания. Ну, а коли так, то евреев, не имеющих своего государства, среди членов Генсовета (и просто как членов Интернационала) и быть не могло. Потому Леон Франкель был представлен как француз, Йозеф Молль — как немец, Евгений Холторп — поляк, Вильям Кремер — англичанин, а Зеви Мориц — венгр.

Но вот, почему-то членов Интернационала не-евреев, в их числе поляков, ирландцев и др., у которых также, как у евреев не было в те времена своего государства, руководство и историки Интернационала представляли под их истинными национальностями.

Что же касается профессионального состава членов Генсовета Интернационала, то рабочих-то там практически не было. Были портные, наборщики типографий, настройщики пианино, часовых дел мастера, плотники, художники, журналисты, мелкие и средние капиталисты. Подавляющее большинство из них — политические эмигранты и профессиональные революционеры, осевшие в Лондоне и жившие на деньги Ф. Энгельса, П. Зингера, Г. Крамье, Д. Аронса, Э.Ротшильда.

В приведенном отрывке Бакунина поднята и другая очень важная проблема — роль богатых евреев в революционном движении, возглавляемым евреями (в данном случае -социалистами). То есть, тех самых евреев, кто олицетворяет, по Марксу, сущность еврейства — «торгаши», ростовщики, банкиры. Ведь коммунистический Интернационал задумывался и создавался как организация пролетариев, а не их классовых врагов, капиталистов. А в реальной жизни в Интернационале работали и финансировали его «классовые» враги — немец Ф. Энгельс, еврейские банкиры (Ротшильды, Аронс) и еврейские промышленники (П.Зингер, Г. Крамье).

Напомним также, что барон Эдмунд Ротшильд помимо финансирования социалистического движения, которое он, как и многие евреи Западной Европы, считал еврейским учением, также заложил фундамент еврейского земледелия в Палестине, чем заслужил себе благодарную память сионистов, как первый строитель Израиля.

«МОЙ КОММУНИСТИЧЕСКИЙ РЕБЕ»

Хорошо известно, что анти-христианский пафос и идею революционного социализма Маркс почерпнул у Людвига Фейербаха. Также вряд ли вызовет возражение тезис, что универсалистский коммунизм Карла Маркса зародился в «лоне» реформистского иудаизма. Но то обстоятельство, что у истоков марксизма и 1-го коммунистического Интернационала стоял также еврейский националистический сионизм — заставляет иначе взглянуть на мотивации еврейских социалистов и на конечную цель доктрины и практики марксизма.

Речь пойдет об уроженце Германии, одном из основателей религиозного сионизма, еврейском философе Мозесе Гессе (1812−1872), близком приятеле Маркса в его студенческие годы. Гесс был на шесть лет старше Маркса, раньше защитил докторскую диссертацию по философии и раньше начал писать статьи на философские темы. Именно Мозес Гесс приобщил Энгельса к идее коммунизма, а Маркс даже называл Гесса своим «коммунистическим раввином».

Мозесу Гессу принадлежит знаменитая идея о полагании человека творцом истории, нежели пассивным наблюдателем, которая приписывается К.Марксу. Ему же принадлежит и религиозно-мессианская идея о том, что «Небесное Царство может быть достигнуто на Земле через революционный социализм» (цит. по [24]). Уже в 30-х годах XIX века Мозес Гессе высказал мысль, что индустриальное развитие общества ведЈт к прогрессирующему обнищанию трудящихся, к катастрофе [24]. Как известно, все эти идеи составляют «сокровищницу марксистской мысли» и традиционно приписываются Карлу Марксу.

Причина этой исторической несправедливости становится понятной, если знать, что Мозес Гесс был не только социалистом, но и одним из основоположников еврейского религиозного мессианства. Вот что писал Гесс в своЈм раннем, еще не сионистском, но уже «иудаистском» произведении «Священная история человечества от молодого спинозианца»:

«Этот народ (евреи) был изначально призван, чтобы завоевать мир не так, как языческий Рим, силой своей мышцы, но через внутреннюю возвышенность своего духа. Он сам странствовал, как дух, по завоЈванному им миру, и его враги не могли его уничтожить, ибо дух неуловим. Этот дух уже пронизал мир, уже чувствуется тоска по укладу, достойному древней Матери. Он появится, этот новый уклад, старый Закон вновь явится в просветлЈнном виде» [25].

И далее: «Я считаю, что национальная сущность иудаизма не только не исключает, но с необходимостью приводит в результате ее развития к гуманизму и цивилизации» [25].

Так писал Гесс в 30−40-е годы ХIХ века в своих трудах, где о сионизме — «возвращении евреев в Сион, как решительном утверждении своей еврейской исключительности» [26] - пока речи не шло. Как нет там и рассуждений о еврействе, как о НАЦИИ. К этому Гесс пришел значительно позднее, через 20 лет в книге «Рим и Иерусалим»: «Еврей несет миру искупление и чтобы быть достойным этой высокой миссии он должен сохранить свое национальное своеобразие» [27]. И Гесс совмещает «национальное» с «универсальным»: «Еврейский национализм идеально сочетает в себе естественную племенную солидарность с высшими идеалами и духовными устремлениями» [27].

Так что, к середине 60-х годов Мозес Гесс, в отличие от своих «реформированных» евреев-современников, как Карл Маркс, Бруно Бауэр, Иозеф Молль, Арнольд Руге, вернулся на «национальную» стезю, но уже «обогащенную» универсализмом Просвещения. В отличие от реформистов Гесс пришел к заключению, что еврейство это не только универсалистская мессианская религия, но и нация избранных. Вот, что он пишет о классовой борьбе и иудаизме в своей книге «Рим и Иерусалим», ставшей «классической литературой» всех сионистов: «Прежде всего — расовая борьба, борьба классов — второстепенна… Иудаизм не знает кастового духа и классового господства [27]. А вот — о еврейском национализме: «Всякий, кто отрицает еврейский национализм — не только отступник, изменник в религиозном смысле, но и предатель своего народа и своей семьи. Если окажется, что эмансипация евреев не совместима с еврейским национализмом, то еврей должен пожертвовать эмансипацией. Каждый еврей должен быть прежде всего еврейским патриотом» [27].

В противоположность реформистскому иудаизму, отрекшемуся в «теории» от своей национальности и от земли Израиля — Палестины, Гесс писал, что «главным условием еврейской (! — O.П.) революции является возвращение еврейского народа на свою родину» [27]. А еврейская революция — это «обращение к общинной жизни, которая только и может принести спасение» [27].

Любопытно, что Мозес Гесс предсказывал, что даже после создания еврейского национального государства большинство евреев Запада останутся на своих местах, а переселятся туда, в основном, евреи из «восточных варварских стран» (цит. по [24]). То есть, финансовая и политическая элита еврейского суперэтноса не поедет в «землю обетованную», но останется на своих позициях в ключевых странах Запада — США, Германии, Франции, Австро-Венгрии и дальше завоевывать мир своим «духом», «еврейским духом торгашества, Мамонны, наживы» [23]. (В немецком языке слово «Judentum» означает не только еврейство, но и торгашество, наживу).

Нетрудно увидеть, что революционный сионист-социалист Мозес Гесс своими статьями и книгами невольно разоблачал Маркса не только как плагиатора, но и как идеологического шулера, подсунувшего не-еврейским рабочим и социалистам социалистическую версию реформистского иудаизма в «одеждах» интернационалистического коммунистического учения. Но трудно назвать случайностью то, что основоположник националистического и фактически расистского сионизма Мозес Гесс был не только предтечей, но и фактическим отцом универсалистского и «интернационалистского» учения о коммунистической мировой революции Карла Маркса.

Но, как полагал Гесс, идеи коллективистской еврейской этики, в отличие от индивидуалистической морали христианства, так же как тяготение еврейского общества к идеям социализма, послужат основой для осуществления особой миссии еврейства среди народов мира, а его возвращение на историческую родину создаст благоприятные условия для духовного и культурного развития еврейского народа. Учение Гесса является, таким образом, попыткой синтеза еврейского духовного наследия, в том числе и сионизма, с социалистическим мировоззрением.

Создается впечатление, что еврейские мыслители середины ХIХ века не были удовлетворены результатами либеральной эмансипации еврейского сообщества и решили испробовать два различных варианта социалистического решения еврейского вопроса: патриотический (сионистский) и космополитический (интернациональный). Как предсказывал М. Гесс, конечным пунктом процесса «освобождения» будет «Шабад истории», который ознаменует «завершение исторического процесса и наступление мессианской эры» [27]. Но это ведь буквально то, что провозглашала марксистская эсхатология, согласно которой вся досоциалистическая история человечества была его предысторией. А действительная история «родового» человека начнется при коммунизме, этом еврейском «Шабаде истории».

Однако, согласно Гессу, приход «Царства Божьего — Шабада истории, случится лишь после того, как Израиль возродится на его (то есть, Палестине — О.П.) земле» [27]. Вот здесь и была «практическая» разница между эсхатологиями «еврейской революции» у Маркса и у Гесса. У Гесса — сначала Палестина, а «Божье Царство» потом, а у Маркса — сначала коммунизм в развитых странах Запада и Северной Америки, а в Палестине — потом, как неизбежное следствие победы коммунизма в передовых странах Запада.

Так, что у Маркса было достаточно личных мотивов «открещиваться» от Мозеса Гесса и его трудов, представляя Гесса то ли шутом, то ли невменяемым. А 80 лет спустя точно так же «отмежевались» от своего учителя И.Л.Парвуса-Гельфанда его ученики-марксисты В.И.Ленин и Л.Д.Троцкий.

Что же касается перехода Гесса от марксизма к сионизму, то подобные «метания» еврейских мыслителей между интернациональным коммунизмом и националистическим сионизмом продолжаются до сих пор. Приведу несколько примеров. Ученик Маркса, «отец» реформистского правого ревизионизма Эдуард Бернштейн в 20-е годы уехал «на пенсию» в Палестину. В начале 70-х годов ХХ века, четверо арестованных членов подпольной марксистской группы в г. Рязани, Юрий и Валерий Вудки, Шимон Грилюс и Олег Фролов, находясь в заключении, перешли в сионизм. А после своего освобождения — уехали в Израиль и поселились в киббуцах на оккупированных территориях Палестины, заняв самые радикальные сионистские позиции.

Сионистами стали и бывшие «интеллектуальные» вожди американских троцкистских («интернациональных») компартий и групп, евреи по национальности — Ирвинг Кристол (Irwing Kristol), Натан Глейзер (Nathan Glazer), Сидней Хук (Sidney Hook), Норман Подгорец (Norman Podhoretz), Франк Мейер (Frank Meyer) Мидж Дектер (Midge Decker), Манни Муравчик (Manny Muravchik). В 80-е годы к ним присоединилась молодая троцкистская «поросль» — Вильям Кристол (William Kristol), Джошуa Муравчик (Johsua Muravchik), Йона Голдберг (Jonah Goldberg), Майкл Лидин (Michael Leeden), Стивен Шварц (Stephen Schwartz), Дэвид Горовиц (David Horovitz)

Так что нет ничего удивительного в том, что с самого возникновения марксизма евреи России, Европы и Америки, особенно, реформисты и светские евреи, находили в идеях и целях марксизма много общего с идеологией и практикой иудаизма. Как писала в 1919 году лондонская газета «The Jewish Chronicle»: «Концепции большевизма находятся в полной гармонии с большинством положений иудаизма» [28].

Действительно, эсхатологическая основа марксовой доктрины, обещавшей искоренение зла на ЭТОЙ земле, весьма созвучна вере евреев в приход Царства Божьего на ЭТОМ свете. В этом — земная «природа» иудаизма, ориентирующего своих последователей на успех, карьеру, богатство, власть — и все на ЭТОМ свете. В то время, как другие мировые монотеистические религии (христианство и ислам) обещают праведникам рай и вечное блаженство лишь на ТОМ свете. (Мы не обсуждаем здесь различные хилиастические секты, время от времени появлявшиеся в христианстве, особенно в раннее средневековье. Мы лишь выскажем предположение, что в их зарождении нельзя исключить и влияния иудаизма).

Закончим раздел о «синтезе» революционного социализма и еврейского мессианства цитатой из статьи русского религиозного философа, отца Сергия Булгакова: «…современный социализм представляет собой возрождение мессианских учений, и К. Маркс вместе с Лассалем суть новейшего покроя апокалиптики, провозвещающие мессианское царство» [29].

КОММУНИСТИЧЕСКИЕ ПАРТИИ И ИХ ИДЕОЛОГИ

Весьма показательно, что среди теоретиков, развивавших идеи основоположника марксизма, хотя и не всегда в «ортодоксальной» интерпретации, значительную долю (если не большинство) составляли евреи. Приведу лишь самые известные имена: Фердинанд Лассаль (Германия), Бруно Бауер (Германия), Стефан Борн (Германия), Поль Фрибург (Франция), Леон Льюис (США), Эрнст Джоунс (Германия), Жюль Саймон (Франция), Франц Лесснер (Германия), Роберт Кремер (Англия), Эдуард Бернштейн (Германия), Павел Аксельрод (Россия), Йозеф Блох (Германия), Леонард Вульф (Англия), Фридрих Адлер (Австро-Венгрия), Карл Каутский (Германия), Лев Дейч (Россия), Клара Цеткин (Германия), Анри Поляк (Голландия), Юлий Мартов-Цедербаум (Россия), Карл Либкнехт (Германия), Саул Мартынов-Пиккер (Россия), Виктор Адлер (Австро-Венгрия), Израиль Парвус-Гельфанд (Германия/Россия), Роза Люксембург (Польша/Германия), Федор Дан (Россия), Отто Бауэр (Австрия), Эмма Гольдман (США), Давид Рязанов-Гольдендах (Россия), Фридрих Гильфердинг (Германия), Лев Троцкий-Бронштейн (Россия), Аркадий Маслов (Россия/Германия), Джон Фостер (США), Анжелика Балабанова (Россия/Франция), Виктор Вайнкоп (Голландия), Густав Ландауер (Германия), Лев Каменев-Розенфельд (Россия), Рут Фишер (Германия), Лев Деборин (СССР), Дьордь Лукач (Венгрия), Сидней Хук (США), Эрнст Толлер (Германия), Моше Пьяде (Югославия), Борис Митин (СССР), Карл Корш (Германия), Евгений Варга (Венгрия/СССР), Эрнст Фишер (Австрия), Макс Шахтман (США), Эрик Хобсбаум (Великобритания), Герберт Маркузе (Германия/США), Луи Альтюссер (Франция), Вадим Заровин (СССР).

Разумеется, среди идеологов и теоретиков марксизма XIX — XX веков были и не-евреи — Фридрих Энгельс (Германия), Карл Шаппер (Германия), Густав Юнг (Швейцария), Иоган Беккер (Германия), Франц Меринг (Германия), Георгий Плеханов (Россия), Август Бебель (Германия), Иван Туган-Барановский (Россия), Вильгельм Либкнехт (Германия), Анатолий Луначарский (Россия), Поль Лафарг (Франция), Владимир Ульянов-Ленин (Россия), Фридрих Эберт (Германия), Александр Богданов (Россия), Энрико Горрадини (Италия), Николай Бухарин (СССР), Антонио Грамши (Италия), Иосиф Джугашвили-Сталин (СССР), Джеймс Бернхам (США), Пальмиро Тольятти (Италия), Роже Гароди (Франция), Юрген Хабермас (Германия).

Однако, теоретиков марксизма среди джентиле было все же было меньше, чем среди евреев. Да и многие из тех «джентиле», кто в молодости увлекался марксизмом, как С.Н.Булгаков, Н.А.Бердяев, П.Б.Струве, в конце концов «разошлись» по национальным идеологиям — консервативным, либеральным, религиозным.

Для евреев же из бедных классов «всемирный коммунистический проект» Карла Маркса был особенно заманчив, поскольку он обещал не только раз и навсегда решить «еврейский вопрос», но и устранить «во всемирном масштабе» бедность и нищету, в которой находились еврейские массы Европы и Америки в ХIХ — начале ХХ века. Так, что нет ничего удивительного, что именно в тех странах, где к началу ХХ века образовались большие еврейские общины — России, Польше, Австро-Венгрии, Германии, США, Румынии — возникли многочисленные и сильные социал-демократические (марксистские) партии, в которых евреи играли ведущую роль. А в Венгрии, Германии, Румынии, США руководство компартий практически состояло из одних евреев, так что слова «коммунист» и «еврей» были в США чуть ли не синонимами вплоть до 60-х годов ХХ века, хотя к тому времени подавляющее большинство евреев уже покинуло коммунистические партии и группы.

Весьма показательно, что в странах, где были большие общины реформистских и умеренно-ортодоксальных евреев, как Германия, Франция, Австро-Венгрия, США преобладал универсалистский, социал-демократический вариант марксизма. Этот просвещенческий марксизм считал пролетариат самодостаточным субъектом истории и коммунистических преобразований и не ставил над ним особой группы «марксистских жрецов», вносящих в пролетарские массы социалистическое сознание.

В то время, как в России и странах Восточной Европы, где евреи, в основном, были иудеями-ортодоксами, либо членами любавического течения иудаизма, в марксизме явно побеждало то направление, которое не доверяло самодеятельности пролетариата и его способности создать «истинное коммунистическое сознание». Представители этого направления взяли на себя функции не только интерпретаторов и хранителей священных текстов Учения, но и функции контроля над поведением и мыслями «пролетариата», весьма напоминающие те, что имели жрецы в древнем Израиле времен эпохи Судей [4,5]

Подведя итог нашему анализу еврейских «источников» марксизма и обстоятельств его возникновения, сделаем следующие заключения:

— «Интернациональное» мессианское учение Карла Маркса основано на реформистском иудаизме и в значительной мере есть творческое развитие трудов еврейских мыслителей социалистической ориентации, в частности религиозного сиониста Мозеса Гесса.

— Марксистское течение в социалистическом движении сформировалось и руководилось евреями; они активно проникали в рабочее движение в европейских странах и сформировали в Париже 1-й Коммунистический Интернационал.

— Марксистские группы активно поддерживались и финансировались еврейскими банкирами и промышленниками (клан Ротшильдов, Пинхус Зингер, Аронс, Гастон Кремье и другие).

— Классовый мир и сотрудничество между евреями-социалистами и евреями-банкирами находились в явном противоречии с доктриной «классовой борьбы», проповедуемой Марксом, но полностью соответствовали этноцентристской идеологии еврейского суперэтноса.

Из этого следуют вполне определенный вывод, что этническая связь между евреями-социалистами и евреями-банкирами была более «крепкой», более значимей, нежели их классовые, социальные противоречия. А «универсалистские» наднациональные доктрины, вроде всемирной коммунистической революции, являются своего рода «троянским конем», используя который еврейские идеологи привлекают «гойских» интеллектуалов к решению своих еврейских проблем.

ПОДМАСТЕРЬЯ ИЛИ «РАВНОПРАВНЫЕ» СОРАТНИКИ?

Любимый («убойный», по их мнению) вопрос еврейских и либеральных публицистов: «А почему в якобы еврейском марксизме и вообще в социал-демократическом движении в России и других европейских странах начала века было много не-евреев?» Ответ на этот вопрос не так уж сложен. Для этого надо вспомнить, кто «шел в большевики» и вообще, в социалистическое движение, и, во-вторых, каковы были мировоззренческие основы ортодоксального марксиста.

Просмотрев биографии, статьи и речи российских марксистских деятелей не-еврейского происхождения легко убедиться в том, что практически все они были атеистами и анти-патриотами, а многие и русофобами. Именно такого сорта русская «образованщина» начала ХХ века вошла в российские социалистические партии (социал-демократы, социал-революционеры, анархо-коммунисты и др.) и составила «партнерство» еврейским большевикам, меньшевикам, эсерам, бундовцам, поалей-сионистам, а затем и вошли в правящую элиту большевистской России. (Только после «декосмополитизации» компартии, начавшейся во второй половине 30-х годов ХХ века, среди руководства ВКП (б) стали появляться «верующие» коммунисты и русские патриоты).

Русские (украинские, латышские и т. д.) соратники еврейских большевиков были воинствующими безбожниками, ненавистниками христианства. Вспомним, что Карл Маркс начал свой «поход» не против социальной несправедливости, а против РЕЛИГИИ. Ибо в религиозности, как ДУХОВНОЙ, БОЖЕСТВЕННОЙ субстанции, Маркс видел основное препятствие для утверждения приоритетности МАТЕРИАЛЬНОГО бытия, как человеческой базовой ценности.

Христианство ставило личности непреодолимую «преграду» для принятия им тезиса о «Шаббате истории», этого прихода Царства Божьего на землю. И если помнить о сущности иудаизма, как о способе жизни, то становится понятным, что отказавшись от ХРИСТИАНСТВА человек легко может стать «добычей» иудаистской «земной» идеологии.

Антипатриотизм и русофобия русских большевиков был не только в их пораженческой позиции в Русско-японской и 1-й Мировой войнах. Он был и в их ненависти к русской истории, традициям русского народа, его героям и полководцам, святых отцам Русской Православной Церкви, как Сергей Радонежской, Серафим Саровский, Иоанн Кронштадский, к национально мыслящим политическим деятелям, писателям и философам, как Ф.М.Достоевский, Н.Я.Данилевский, К.М.Леонтьев, С.Н.Булгаков, П.А.Столыпин, отец Павел Флоренский. Русские большевики — это не просто «бесы», это действительно отщепенцы «от» русского народа.

Будучи по существу «безродными космополитами», принявшими космополитическое мировоззрение марксизма, в котором культурно-цивилизационный подход был заменен на «классовый», русские марксисты готовы были сотрудничать с кем угодно, лишь бы уничтожить ненавистную им русскую «реакционную и варварскую» цивилизацию. А какой национальности будет в России коммунистическое правительство — русское, латышское, еврейское или «интернациональное» — Ленину, Бухарину, Антонову-Овсеенко было абсолютно безразлично. Поскольку им была безразлична и сама Россия, как народ, как страна. Ибо для них она — лишь «слабое звено в цепи империалистических государств».

С идеологической же точки зрения, чтобы «не замечать», игнорировать доминирование евреев в марксистских и других социалистических и либерально-космополитических «освободительных» группах и движениях, нужно было отказаться от рассмотрения «этничности», как важного социологического фактора. То есть, принять такую концепцию истории, где в основе мотиваций людей лежат классовые (либо индивидуалистические без-национальные) ценности и интересы. Иными словами, заменить национальные традиции, любовь к своему отечеству, национальную гордость, привязанность к родной земле либо безнациональными классовыми интересами и ценностями (марксизм), либо в той же степени безнациональными либеральными, то бишь, индивидуалистическими ценностями.

Обсуждение проблемы общего и различного в марксизме и либерализме выходит за рамки нашей работы. Здесь мы лишь подчеркнем, что русский марксист и русский либерал/правозащитник, принявший анти-христианскую и антинациональную «парадигму» — этого идеологического и психологического «Троянского коня» еврейского суперэтноса — становится потенциальным кандидатом на вхождение в «гойскую пристройку» всемирного еврейского сообщества.

ГЛАВА 3. ЕВРЕЙСКАЯ МИРОВАЯ РЕВОЛЮЦИЯ?

О ДЕФИНИЦИИ РЕВОЛЮЦИЙ

О роли евреев в подготовке и проведении 1-й (1904−1906 гг.) и 2-й (1917 г.) Русской революции написано очень много. Перечислю наиболее известных авторов: Д.С.Пасманик, Г. Аронсон, Г. Б.Слиозберг, И.М.Бикерман, С.С.Маслов, В.Е.Кускова, А.В.Тыркова-Вильямс, Э. Саттон, Г. А.Ландау, Г. М.Катков, Ю. Ларин, Д. Шуб, Л. Шапиро, М.А.Агурский, Л.Ю.Кричевский, А.И.Дикий, И.Р.Шафаревич, В.В.Кожинов, М.В.Назаров, О.А.Платонов, А.С.Кац, А.И.Солженицын. И хотя в обеих революциях принимали участие практически все национальные и этнические группы России, даже оказавшиеся на ее территории в качестве военнопленных чехи, венгры и немцы, позволю высказать суждение, что по ключевым параметрам, определяющим характер национальной, политической, социальной и культурной революции, Русскую революцию 1917 года можно с полным основанием назвать Всемирной Еврейской Коммунистической революцией, точнее, ее первым этапом.

Нас не должно пугать определение революции, как «Еврейской»: ведь никого же не смущает название революции «Русской». Дело в том, что при анализе любого общественно-исторического процесса, тем более, политической революции, каковой была революция 1917 года в России, следует учитывать все факторы — этнические, политические, идеологические, религиозные, социальные.

Когда речь идет об «этническом» факторе, то имеется в виду не только этническая принадлежность того или иного исторического актора, но и степень и характер участия всей этнической группы в общественном процессе. Особенно это относится к этническим группам с высоким уровнем самоидентификации, этноцентричности и сплоченности, как еврейский религиозно-культурный этнос. Именно благодаря своей гиперэтноцентричности евреи смогли на протяжении столетий сохранить свои этническую идентичность, ценности, интересы, психологию и религию, которые весьма часто не только не совпадают с таковыми окружающего их «коренного» населения, но и часто входят с ними в конфликт.

В конкретных условиях Русской революции 1917 года ситуация «осложнялась» тем, что хотя объективные условия для изменений, в которых нуждалась Россия, существовали и «без евреев», субъективные условия революции были созданы еврейским мировым сообществом, о чем речь пойдет ниже. Благодаря этому обстоятельству государственный переворот, устроенный в феврале 1917 года либеральной и прозападной частью русской элиты, включая придворные круги и даже членов императорской фамилии, был подхвачен и «развит» в политическую революцию русскими евреями, придавшими революции сначала либеральное направление, а затем и коммунистическое.

И наконец, совершенно не обязательно, чтобы политическая революция была подготовлена и руководима «титульной» нацией, ее элитой, и тем более ее низшими классами и сословиями. Ведь никого не смущает, что нередко политические перевороты и последующие за ними социально-экономические преобразования, давшие «право» называть весь процесс изменений «революцией», проводились отнюдь не в интересах тех, чьими руками эта революция была совершена.

В условиях тогдашней России на социальные и политические конфликты внутри титульной русской нации наложился межцивилизационный конфликт между русской национально-укорененной православной цивилизацией и еврейским глобалистским религиозно-культурным суперэтносом, часть которого оказалась в результате внешних для него исторических обстоятельств на территории Российской Империи.

Живя столетиями в чуждом и часто враждебном им окружении, евреи выработали особый менталитет и шкалу ценностей, где еврейская этническая солидарность всегда (или почти всегда) имеет приоритет над межнациональной и межэтнической классовой солидарностью. Этот феномен проистекает из фундаментальной черты еврейского менталитета, известного в социологической науке, как «гиперэтноцентризм», о котором мы упоминали выше.

А теперь обратимся к характеристикам, по которым следует определять, «чья» же это была революция 1917 года.

ДОКТРИНА И ИДЕОЛОГИЯ РЕВОЛЮЦИИ

Создателем космополитической коммунистической доктрины был еврей Карл (Мордехай Леви) Маркс. Евреями были и большая часть идеологов марксизма, особенно его радикально-большевистской версии, рассматривающей пролетариат как «объект» манипуляций и средство для реализации целей космополитической коммунистической революции. Себя же они видели в роли секты «посвященных» и «избранных», жрецов и судий — интерпретаторов и хранителей Священных текстов Марксизма.

Напомним, что большевистская программа фактически состояла из двух частей. Первая — национальная, аппелировала к кооперативному (общинному) и солидаристскому сознанию, развивавшемуся с конца XIX века среди крестьянства и немногочисленного рабочего класса России. Эта программа обращалась к чувству социальной справедливости русского человека, коренившейся в Православии и в русской духовной традиции.

Вторая часть программы — космополитическая, призывавшая к созданию «Мировой Коммунии» — основывалась на коммунистическом учении К. Маркса, имевшем две особенности, необходимые для успеха революции «во всемирном масштабе»:

— Апелляция к «прогрессивным» и якобы универсальным пролетарским ценностям и интересам, предлагаемым взамен «реакционных» традиционных национальных ценностей и интересов, представляемых, как эксплуататорские и буржуазные. А сами идеологи и пропагандисты мировой коммунистической революции выступали, как универсалисты, представляющие и интерпретирующие интересы «мирового пролетариата», не имеющего ни этнических характеристик, ни отечества. Многие из еврейских марксистских идеологов, как Л.Д.Троцкий, соавтор концепции «перманентной мировой революции», по-видимому, искренне верили в возможность «построения» безнационального коммунистического общества.

— Из марксовой доктрины был устранен «этнический фактор», что затрудняло возможность увидеть в действиях еврейских революционных коммунистов и их единомышленников-джентиле частный еврейский групповой интерес, а в самих коммунистах — вольных или невольных «агентов» мирового еврейства.

И хотя в марксистское космополитическое учение «поверила» часть левой не-еврейской интеллигенции России, США, Италии, Франции, Испании, Германии, Англии, Австрии, Чехии и других «европо-язычных» стран — это отнюдь не изменило еврейской космополитической природы и еврейского первородства марксизма.

Точно так же, как не меняет протестанской природы либерализма тот факт, что в него «поверили» многие католики (французы, итальянцы), русские православные («западники» второй половины ХIХ века и «кадеты» начала ХХ века), и даже секуляризованные евреи, внеся существенный вклад в его (либерализма) развитие.

ДВИЖУЩИЕ СОЦИАЛЬНЫЕ И НАЦИОНАЛЬНЫЕ СИЛЫ РЕВОЛЮЦИИ

Ликвидация монархии в России задумывалась и осуществлялась либеральным крылом российской правящей элиты, включавшей в себе часть генералитета и даже монаршей семьи. Однако уже через несколько недель инициативу перехватили леволиберальные и социалистические группировки, в которых было явное преобладание евреев [1,30]. Например, уже в Президиуме ЦИКа 2-го Совета Рабочих и Солдатских Депутатов, где большевики составляли явное меньшинство (15%), из девяти его членов — Н.С.Чхеидзе, Н. Саакьян, Ф. Дан (Гурвич), А.Р.Гоц, И. Либер (Гольдман), М. Гендельман, Л.Б.Каменев (Розенфельд), А. Крушинский, В. Никольский — пятеро евреи.

Да что там «рабоче-солдатский» Исполком, когда к лету 1917 года городские думы крупнейших городов России возглавили евреи-социалисты! В Москве — эсер О. Минор, в Петрограде — меньшевик Г. И.Шрейдер, в Минске — бундовец А. Вайнштейн, в Киеве — бундовец А.М.Гинзбург-Наумов, в Саратове — бундовец Д. КЧертков, в Екатеринославе — меньшевик И.Полонский. Однако, если последовавшую за государственным переворотом Мартовскую революцию поддержала значительная часть (если не большинство) российского образованного сословия, включая гуманитарную и техническую интеллигенцию, то большевистский переворот поддержала лишь ее незначительная часть, по преимуществу еврейского происхождения.

«Материальной» же, «исполнительной» силой большевистской революции и последующей Гражданской войны была часть русского рабочего класса (по большей части неквалифицированного) и одетое в солдатские шинели беднейшее крестьянство. В то же время немало русских квалифицированных рабочих и крестьян-середняков пошли в Белую Армию защищать Учредительное Собрание.

Евреи в своем большинстве — рабочие, ремесленники, служащие, конторские рабочие, парикмахеры, мелкие лавочники, торговцы и даже мелкие капиталисты не только приняли Октябрьскую революции, но и активно в ней участвовали. Что же касается «российских» промышленников и банкиров еврейского происхождения, то многие из них с симпатией относились к действиям большевиков по «развалу империи», а некоторые и финансировали их (например, родственник Л. Троцкого Абрам Животовский, банкиры Дмитрий Рубинштейн, Григорий Лессин, Яков Берлин).

Разумеется, в поддержку большевистского переворота и советской власти выступила и часть низших слоев практически всех этнических групп и национальностей Российской Империи, но их вклад в революцию был ничтожным по сравнению с тем, которые внесли евреи, как этническая группа.

ОРГАНИЗАТОРЫ И РУКОВОДИТЕЛИ ОКТЯБРЬСКОГО ПЕРЕВОРОТА

Значительное большинство организаторов и руководителей октябрьского переворота, в том числе и «на местах», были евреями. Вот что пишет американская газета «The American Hebrew» от 10 сентября 1920 года: «Большевистская революция в России была делом рук еврейских умов, еврейских разочарований, а также планировалась евреями с целью создания нового мирового порядка» [31]. Ей вторит офицер штаба американского оккупационного корпуса капитан Монтгомери Шюлер. Привожу его телеграмму, посланную 9 июня 1919 года в гос. деп США: «Здесь (в советском руководстве — О.П.) примерно 384 комиссара, включая 2 негра, 13 русских, 15 китайцев, 22 армянина и более 300 евреев, из которых 264 человека прибыли из Соединенных Штатов после падения императорского правления» [32].

Напомним читателю, что среди приехавших из США через Владивосток евреев-эмигрантов были будущие руководители вооруженного восстания, а затем члены большевистского руководства, как М.С.Урицкий, В.С.Володарский (Гольдштейн), Ю.М.Ларин (Лурье), Г. М.Мельничанский, Г. Залкинд, И.И.Иоффе, наконец, соавтор (с И.Л.Парвусом-Гельфандом) концепции перманентной мировой революции, будущий организатор Красной Армии Л.Д.Троцкий. Он выехал из США с паспортом, выданным ему по личному распоряжению Президента США Вудро Вильсона.

А вот, что сообщил в своих показаниях, данных в феврале 1919 года подкомиссии Юридического комитета Сената США методистский пастор Джордж А. Саймонс, живший в те годы в Петрограде. «Совершенно очевидно, что более половины агитаторов в так называемом большевистском движении — евреи. В декабре 1918 года, в руководстве Северной коммуны Петрограда, возглавляемой человеком по фамилии Апфельбаум (Зиновьев), из 388 его членов всего лишь 16 человек были настоящими русскими. Остальные, за исключением негра из Америки, называющего себя профессором Гордоном, были евреи» [33].

Большое количество еврейских революционеров-социалистов прибыло в Россию из Европы в составе группы из 195 эмигрантов-революционеров и их семей, ехавших в пломбированных вагонах двух поездов, предоставленных им германским правительством. Евреев среди них было не менее 150 человек, в то время как этнически русских — около 30 человек (в числе их В.И.Ленин, Н.К.Крупская, И.А.Арманд, Г. И.Сафаров, Г. А.Усиевич, А.В.Луначарский). Помимо русских и евреев в пломбированных вагонах ехали несколько грузин (М.Г.Цхакая, Д.С.Сулиашвили, В.Д.Мгеладзе), пара-трое латышей и поляков. Практически все эмигранты, приехавшие в Россию за немецкий счет и с немецкими деньгами, участвовали в подготовке Октябрьского переворота, а после захвата власти заняли видные посты в «структурах» нового режима.

Что же касается европейских политических деятелей того времени, то вот мнение самого, может быть, известного из них — Уинстона Черчиля, высказанного им 8 февраля 1920 года на страницах британской газеты Illustrated Sunday Herald: «Невозможно преувеличить роль, которую сыграли в создании большевизма и в организации и руководстве Русской революции международные и по большей части неверующие евреи» [34].

Обратимся к историческим документам. Для политического руководства восстанием на заседании ЦК РКП (б) 10 октября 1917 г. было избрано его Политбюро в составе семи человек: В.И.Ленин, Г. Е.Зиновьев, Л.Б.Каменев, Л.Д.Троцкий, И.В.Сталин, Г. Я.Сокольников, А.В.Бубнов. То есть, из семи высших руководителей большевистской партии четверо — евреи, двое русских и один грузин. А вот состав Военно-Революционного Комитета (РВК) по проведению восстания: Я.М.Свердлов, И.В.Сталин, Ф.Э.Дзержинский, М.С.Урицкий, А.В.Бубнов. И опять: два еврея, один грузин, один поляк и один русский.

И на местах евреи, как правило, возглавляли ВРК. Вот некоторые из них: И.В.Рабчинский (Эстонский ВРК), Я. Чаринь (ВРК 12-й армии), С.С.Иоффе (Смоленский ВРК), Я.Б.Гамарник (Киевский ВРК), В.Г.Юдовский (Одесский ВРК), Н.П.Тарногродский (Винницкий ВРК), Ж.А.Миллер (Симферопольский ВРК), Г. Н.Каминский (Тульский ВРК), С.М.Цвиллинг (Оренбургский ВРК), А.И.Беленец (Томский ВРК), Ш. И.Голощекин (Пермский ВРК).

Но не следует думать, что евреи «держали контрольный пакет акций» лишь у большевиков. Руководство социалистических партий — меньшевиков, эсеров — также контролировалось евреями. Вот, например, Оргкомитет партии социал-демократов (меньшевиков), избранный в мае 1917 г.: Хинчук, Исув, Романов, Зарецкая, Ерманский, Аксельрод, Ермолаев, Гарви, Горев, Смирнов, Дан, Ежов (Цедербаум, брат Мартова), Батурский, Панин, Юдин, Богданов, Крохмаль [24]. Из 17 членов Оргкомитета, как минимум 10 евреев.

Даже на таком важнейшем общероссийском совещании, обсуждавшем с большевиками вопрос о многопартийном правительстве 11 ноября (29 октября) 1917 г., в делегациях партий преобладали евреи: От ЦК РСДРП (б) — Каменев (Розенфельд) и Сокольников (Бриллиант); от ЦК меньшевиков — Дан (Гурвич) и Эрлих; от меньшевиков-интернационалистов Мартов (Цедербаум), Мартынов (Пиккер), Абрамович и Семковский; от ЦК правых эсеров — Якобин и Гендельман; от левых эсеров — Малкин; от объединенной еврейской социалистической партии — Гутман; от польской социалистической партии — Лапинский; от еврейской СДРП «Поалей-Цион» — Бару; от Центрального Бюро объединенных социал-демократов-интернационалистов — К. Блюм; от ВЦИК — Рязанов (Гольдендах) и Сагарашвилли; от Комитета Спасения Родины и революции — народный социалист Знаменский и меньшевик Вайнштейн; от Петроградской Думы и Исполкома Всероссийского Совета крестьянских депутатов — эсер Покровский. Из 20 «делегатов» лишь четверо не-евреи.

ФИНАНСИРОВАНИЕ РЕВОЛЮЦИИ

Финансирование русской революции, как и самой большевистской партии осуществлялось, в основном, американскими и европейскими банкирами еврейского происхождения. Денежный «вклад» русских промышленников (Морозова, Шмидта) — не идет ни в какое сравнение с денежными «взносами» в русскую революцию еврейских банкиров США, Германии, Австро-Венгрии, Швеции — Якоба и Мортимера Шиффов, Пауля, Феликса и Макса Варбургов, Иуды Магнеса, Отто Кана, Якова Х. Рубина, Джерома Ханауэра, Макса Брайтунга, Исаака Зелигмана, Олофа Эшберга, американского банковского дома Kuhn, Loeb & Co [35]. Как свидетельствует внук Якова Шиффа, его дедушка передал Льву Троцкому через свой банк Kuhn, Loeb & Co огромную по тем временам сумму денег — 20 миллионов долл. США [36].
Приведу два документа, подтверждающие прямую оплату еврейских большевиков еврейскими миллионерами [37]:

Документ N 14
«Стокгольм, 21 сентября 1917 г. Господину Рафаилу Шолану в Хапаранде.
Уважаемый товарищ. Контора банкирского дома М. Варбург открыла по телеграмме председателя Рейнско-Вестфальского синдиката счет для предприятия товарища Троцкого. Адвокат приобрел оружие и организовал перевозку его и доставку денег до Люлео и Вардэ. Укажите приЈмщиков конторе «Эссен и Сын» в Люлео… доверенное лицо для получения требуемой товар (ищем) Троцким суммы.
С товарищеским приветом Я. Фюрстенберг»

Документ N 15
«Лулео, 2-го октября 1917 г. Господину Антонову в Хапаранде.
Поручение… Троцкого исполнено. Со счетов синдиката и министерства… 400 000 крон сняты и переданы Соне, которая одновременно с настоящим письмом посетит Вас <…> вручит Вам упомянутую сумму.
С товарищеским приветом Я. Фюрстенберг»
.

Хорошо известна и та финансовая поддержка, которую оказывал большевистскому режиму на протяжении многих лет один из основателей Коммунистической партии США, мультимиллионер еврейского происхождения Арманд Хаммер.

Не вызывает сомнений, что деловые люди Запада, в подавляющем своем большинстве — банкиры, промышленники, политики консервативного толка — как еврейские, так и джентиле, не верили в коммунистические утопии большевиков. Но, если многие джентиле (например, Уинстон Черчиль, Генри Форд, Джон Морган) видели в действиях «русских» большевиков опасность для мира, то евреи-банкиры рассматривали события 1917 года лишь в контексте того, идут ли они на пользу евреям, или нет. Поскольку большевики разрушали Российскую Империю и в конечном итоге создали режим, в котором евреи были на самых высоких постах (Л.Б.Каменев, Я.М.Свердлов, Л.Д.Троцкий, Г. Е.Зиновьев, М.С.Урицкий и т. д.), то еврейские промышленники и банкиры всячески содействовали этому процессу. В соответствии с еврейским законом поддержки соплеменников, еврейские банкиры финансово обеспечили и революцию, и созданный на развалинах Российской Империи большевистский режим. Совершенно очевидно, что «классовые противоречия» здесь явно уступали еврейской племенной солидарности.

Много написано о роли Израиля Гельфанда-Парвуса в подготовке и финансировании Февральской и Октябрьской революции 1917 года. Однако, авторы работ по истории Русской революции обычно ограничиваются упоминанием о нескольких миллионах марок, выданных И.Л.Парвусу правительством Германии на оргaнизацию беспорядков в феврале-марте 1917 года и о 5-ти миллионах марок, выданных этим же правительством на «проезд» из Западной Европы в Петроград в «пломбированных» вагонах двух сотен революционеров, в подавляющем большинстве (более 80%) еврейского происхождения [1, 30, 36−40].

Причем, вместе с 29 эмигрантами, ехавшими в «ленинском» пломбированном вагоне, под видом русских эмигрантов ехали два кадровых немецких разведчика — Эрих и Андерс, записанные под фамилиями «Егоров» и «Рубаков». Вот немецкий документ, рапортующий об успешном выполнении этого «задания» [37]:

«Генеральный штаб, 21 апреля 1917… В Министерство иностранных дел N551 Штаб Главнокомандования передает следующее сообщение из отдела политики генерального штаба Берлина:
«Штайнвахс телеграфирует из Стокгольма 17 апреля 1917: «Въезд Ленина в Россию удался. Он работает полностью по нашему желанию…»

Из недавно опубликованных архивов Кайзеровской Германии следует, что через Парвуса немецкое правительство переправило российским большевикам около 100 миллионов немецких марок.

Короче, Парвуса «обвиняют» лишь как германского агента, убедившего германское правительство в необходимости финансового обеспечения беспорядков и политического переворота в России с последующей ликвидацией Российской империи и распадом России на несколько частей. Однако, никто из историков, за исключением, пожалуй, профессора Петербургского ун-та И.Я.Фроянова не задается вопросом об источниках «негерманских» десятков миллионов долларов, переданных Парвусом большевистскому руководству. Фроянов полагает, что эти деньги были «выданы» Парвусу еврейскими банкирами, в основном проживающими в Турции, где в 1910—1915 гг. Парвус был финансовым и экономическим советником правительства «младотурков» [40].

Нельзя исключить и того, что действия Парвуса по созданию «революционной обстановки» в России, были согласованы на встрече русско-еврейских революционеров-эмигрантов с еврейскими банкирами США и Германии, которая состоялась в Нью-Йорке в феврале 1916 года [40].

Как только большевики захватили власть в Петрограде, они немедленно приступили к изъятию всех документов, свидетельствующих о финансировании большевистской партии германскими государственными и частными еврейскими банками [37]. Вот текст документа:

«Народный Комиссар по Иностранным Делам. (Весьма секретно.) Петроград, 16 ноября, 1917 г. Председателю Совета Народных Комиссаров:
Согласно постановления, вынесенного совещанием Народных Комиссаров тт. Ленина, Троцкого, Подвойского, Дыбенко и Володарского, нами исполнено следующее:
В Архиве Комис. Юстиции из дела об «измене» т.т. Ленина, Зиновьева, Козловского, Коллонтай и др. изъять приказ Германского Императорского Банка за N7433 от 2-го марта 1917 года об отпуске денег т.т. Ленину, Зиновьеву, Каменеву, Троцкому, Суменсон, Козловскому и др., за пропаганду мира в России.
Проверены все книги Хиа-Банка в Стокгольме, заключающие счета т.т. Ленина, Троцкого, Зиновьева и др., открытые по ордеру Германского Императорского Банка за N 2754. Книги эти переданы тов. Мюллеру, командированному из Берлина.
Уполномоченные Народного Комиссара по Иностранным Делам. Е. Поливанов Г. Залкинд»


ГЛАВА 4. ПОД ВЛАСТЬЮ ЕВРЕЙСКИХ БОЛЬШЕВИКОВ

ЖРЕЦЫ У ВЛАСТИ

Сразу после захвата большевиками власти в России установилась диктатура с государственным политическим устройством теократического типа, управляющая обществом, разделенным на две группы с различными культурно-социальными характеристиками. Верховная АБСОЛЮТНАЯ власть принадлежала жреческой касте («внутренней партии»), интерпретирующией «священные тексты» Маркса-Энгельса. Эта каста, рассматривала себя, как чуждая России культурно-этническая группа, «вынужденная» взять власть во враждебной ей стране, дабы использовать ее человеческие, производственные и природные ресурсы в качестве сырья, а саму страну в качестве плацдарма для мировой революции в «прогрессивных» странах Европы и Америки.

Многие исследователи еврейства (Н.А.Бердяев, Х. Арндт, И.Р.Шафаревич, А.М.Агурский, А.С.Панарин, К. МакДональд, О.А.Платонов) указывали на удивительное сходство советской социально-политической системы первых десятилетий с таковой времен эпохи Судей Иудейского царства 1-го тысячелетия до н.э. Несомненно, это сходство было обусловленно не только тем, что евреи составили основу идеологической и управленческой элиты большевистской партии, но и тем, что сама доктрина марксизма основана на «секуляризованном» иудаизме, где «возрожденный Иерусалим был заменен на бесклассовое общество» [26]. К тому же и сама доктрина была чужда православной российской цивилизации и потому ее «внедрение» в российскую почву с неизбежностью требовало «квази-теократического» тоталитарного государства, управляемого кастой «комиссарских фарисеев» [18]. Как писал Н.А.Бердяев: «У евреев идея земного царства была не светской, секулярной, а религиозной, теократической» [41].

Вот как описывал эту ситуацию А.С.Панарин: «Когда большевики захватили власть в России, тотчас же в рамках нового строя образовались две партии, внутренняя и внешняя. «Внешняя» включала так называемые «приводные ремни» (организации «промежуточного» характера, связывающие партию с непартийным населением) и гигантский пропагандистский аппарат, разбавляющий эзотерику большевистского учения общепонятными лозунгами, относящимися к установкам просвещенческой достижительной морали. «Внутренняя» же партия объединяла узкую касту посвященных, принимающих решение за кулисами и вполне сохранивших психологию сектантского подполья, привыкшего не доверять собственной стране, по несчастью населенной «не тем», не пролетарским народом» [18].

«Точку на i» поставила в 1919 году А.В. Тыркова-Вильямс: «Народ, над которым они (евреи — О.П.) захватили власть был им чужд, да они и вели себя как победители в покоренной стране» (цит. по [1]).

Захватив власть с помощью анархистов и левых эсеров, большевики объявили об этом на II Съезде Всероссийского Совета Рабочих и Солдатских Депутатов. На первом же заседании Совета избирается его Президиум ВЦИК в составе Каменева, Свердлова, Володарского, Ленина, Стеклова-Нахамкиса, Прошьяна (четыре еврея, один русский и один армянин). Председателем ВЦИК, то есть, высшим лицом в государстве, избирается еврей Л.Б.Каменев. Через несколько дней Каменев покинул этот пост из-за расхождений с большинством ЦК РКП (б) по вопросу о составе правительства, и новым Председателем ВЦИК избирают еврея Я.М.Свердлова.

Неужели еврейские большевики не отдавали себе отчета в том, что в Православной стране, имевшей на протяжении тысячелетия Православного монарха, избирать еврея на высшую государственную должность — это не только абсолютное игнорирование традиций России и русского народа, но и открытая демонстрация своей антирусской позиции? Дважды выбирая еврея на высший государственный пост России, еврейские большевики показывали, что Россия более не принадлежит русским, а им, евреям; что именно евреи — хозяева в «этой стране».

Думаю, что не менее важной причиной избрания еврея на высший государственный пост России было и то, что этим актом еврейские большевики заверяли поддержавших их еврейское население России и еврейских банкиров Европы и Америки — «донорам» и «спонсорам» революции — что и в дальнейшем они будут вести про-еврейскую политику в России.

И не случайно инициатором убийства Русского Монарха, Помазанника Божия, и всей его семьи был Я.М.Свердлов, «президент» коммунистического еврейского режима, а непосредственным организатором убийства тоже еврей — председатель Уральского Совдепа Шая Голощекин.

Убийством Русского монарха всему миру было недвусмысленно заявлено: на смену православной династии Романовых в России под лозунгами «мировой коммунии» к власти пришло международное еврейство.

КТО ПРАВИЛ, СУДИЛ И КАЗНИЛ В РОССИИ?

Как известно, евреи не только спасли советскую власть в первые месяцы ее существования, образовав костяк ее административного аппарата [1, 24]. Они же и составили правящую элиту в послереволюционном руководстве Советской России. В 20-е и в первой половине 30-х годов, когда основной «миссией» и задачей Советского государства была подготовка «мировой коммунистической революции», евреи занимали ключевые позиции в важнейших сферах управления и жизнедеятельности страны — в партии, в государственном аппарате, в управлении экономикой, в науке и культуре. Свидетельствует Тыркова-Вильямс: «В Советской Республике все комитеты и комиссариаты заполнены евреями. Они часто меняли свои еврейские имена на русские… Но этот маскарад никого не обманывал» (цит. по [1]).

А вот, что пишет эсер С.С.Маслов. Причина всеобщей ненависти в России к евреям — «отождествление советской власти с еврейской». И далее «советская власть, во-первых, отвечает желаниям и интересам евреев, поэтому (они) являются ее горячими сторонниками и приверженцами; во-вторых, власть фактически находится в руках евреев» [42].

Посмотрим на «этнический» расклад в высшем партийном руководстве страны — Политбюро ЦК РКП (б) первых послереволюционных лет. Вот 1919 год: В.И.Ленин, Л.Д.Троцкий, Л.Б.Каменев, Н.Н.Крестинский, И.В.Сталин. 1921 год: В.И.Ленин, Л.Б.Каменев, Л.Д.Троцкий, Г. Е.Зиновьев, И.В.Сталин. Как видим, евреи либо составляли арифметическое большинство в партийном руководстве, а значит и всей страны, либо имели «контрольный» пакет.

Евреи возглавляли ключевые посты в Правительстве, в ЦИКе Совета Рабочих и Крестьянских Депутатов: армией руководил Л.Д. Троцкий, а его замом был Э. Склянский; Председ. ЦИКа — Я.М.Свердлов. Евреи были во главе обоих столиц: Москва — Л.Б.Каменев, Петроград — Г. Е.Зиновьев. Руководили прессой — Ю. Стеклов-Нахамкес, комсомолом — О. Рывкин, Л.Шацкин.

Показательно, что когда большевистский режим принялся за поголовное истребление казачества, в частности, Донского (конец 1918 г. — начало 1919 г.), то организацию этого преступления евреи полностью взяли в свои руки, практически отстранив от него большевиков-«гоев». Организатор расказачивания — Пред. ЦИКа и секретарь Оргбюро ЦК РКП (б) Я.М.Свердлов — обсуждал этот вопрос не с Пред. Донского бюро РКП (б) русским М. Сырцовым, а с рядовым членом Донбюро, евреем А.А.Френкелем. Вот текст письма Френкеля Свердлову:

«Предстоит очень большая и сложная работа по уничтожению, путем целого ряда мероприятий, главным образом, в аграрном вопросе, кулацкого казачества как сословия, составляющего ядро контрреволюции» (цит. по [24])

И в январе 1919 г., Оргбюро ЦК РКП (б) принимает «Циркулярное письмо об отношении к казакам», которое начинается так:

«1. Провести массовый террор против богатых казаков, истребив их поголовно, провести беспощадный массовый террор по отношению ко всем казакам, принимавшим какое-либо прямое или косвенное участие в борьбе с Советской властью…» (цит. по [24]).

Влияние еврейского сообщества на правящую партию и на власть в целом усиливалась и тем весьма важным в условиях квази-теократической диктатуры обстоятельством, что у большинства не-еврейских вождей Советского Союза тех лет жЈны были еврейками. Женой главы ЧК/ГПУ Ф.Э.Дзержинского была еврейка С.С.Мушкат; обе жены главного теоретика партии и члена Политбюро в 1922—1929 гг. Н.И.Бухарина были еврейками — Э.И.Гурвич и М.Ю.Ларина (Лурье). Женами обоих Председателей Совнаркома — А.И.Рыкова и В.М.Молотова были, соответственно, Н.С.Маршак и П.С.Жемчужина (Карповская). Жена наркома Обороны К.Е.Ворошилова — Е.Д.Горбман; члена Политбюро и секретаря ЦК ВКП (б) С.М.Кирова — М.Л.Маркус. У членов Политбюро В.В.Куйбышева и А.А.Андреева женами были, соответственно, Е.С.Коган и Д.М.Хазан. У А.В.Луначарского — Э. Розенель, у Ф.Ф.Раскольникова — Л. Райснер… Из тогдашних коммунистических вождей, пожалуй, только у И.В.Сталина, М.И.Калинина и С.Г.Орджоникидзе не было еврейских жен.

Вряд ли кто будет оспаривать мнение, что важнейшим и «ключевым» органом большевистской власти в те годы была Чрезвычайная Комиссия (ВЧК), а затем ГПУ, НКВД. На протяжении всех первых 20 лет «советской власти», евреи не просто составляли большинство в «органах», они возглавляли практически все городские, республиканские и областные ЧК (ГПУ, ОГПУ, НКВД). Вот далеко не полный список председателей и уполномоченных ЧК крупнейших городов России в 1918—1920 гг. [1, 43, 44]:

Петроград — М.С.Урицкий, Г. И.Бокий (Берг); Москва — С.А.Мессинг, Г. Я.Раппопорт; Нижний Новгород — Я.З.Воробьев (Кац); Киев — М. Блувштейн; Одесса — С.М.Деноткин, М. Вихман, Б. Юзефович; Харьков -И.И.Шварц, Я. Лившиц; Николаев — В.М.Горожанин; Чернигов — Л.И.Рейхман; Херсон — И.Я.Дагин, А.М.Минаев-Цихановский; Закавказское ЧК — С. Могилевский; Крымская ЧК — И.Я.Дагин, И.М.Радзивиловский; Брянск — И. Визнер, Пенза — Е. Бош; Самара — И.М.Леплевский, Я.С.Визель; Ростов — М.А.Дейч; Таганрог — И.М.Островский; Симбирск — Л.М.Бельский (Левин); Саратов — С. Могилевский; Курск — Г. М.Каминский; Смоленск — Н.Е.Этингон; Екатеринбург — М.Д.Берман; Воронеж — Я.Д.Рапопорт; Архангельск — З.Б.Кацнельсон; Омск — С.Г.Южный; Астрахань — Л.М.Бельский (Левин); Томск — М.Д.Берман; Иркутск — Б.А.Бак, С.Л.Гильман; Ашхабад — М.И.Диментман; Самарканд — К.В.Паукер.

А вот состав руководства центрального аппарата ГПУ сразу после Гражданской войны, в 1922 году. Председатель — Ф.Э.Дзержинский, заместитель И.С.Уншлихт, Секретарь — В.Л.Герсон, Секретарь Коллегии — Р.Д.Езерская. Начальники отделов: А.Х.Артузов, В.Д.Ашмарин, А.Я.Беленький, Г. И.Бокий (Берг), К.И.Вейс, З.Б.Кацнельсон, В.Р.Менжинский, Я.Х.Петерс, Т.П.Самсонов, И.З. Сурта, М.А.Трилиссер, В.Д. Фельдман, А.П.Флексер, А.М.Шанин, Н.Е.Этингон, Г. Г.Ягода [45].

Как нетрудно установить из этого списка, из 20 руководителей ГПУ, 12 человек — евреи, русских — 4, поляков — трое, латыш — один.

По мере того, как надежды на скорую мировую революции улетучивались, и поддержка со стороны развитых стран Запада «задерживалась», захватившему власть в России «малому народу» [24] пришлось строить государство в чуждой и ненавистной ему стране. Это требовало «рекрутирования» кадров из туземного населения, преимущественно из рабочей среды, дабы создавать социальную базу режиму, поскольку еврейского населения для этой цели явно не хватало. В результате «процент» евреев в руководстве страны и правящей элите стал постепенно, но неуклонно снижаться. Особенно, в высшем партийном руководстве, где сразу после захвата власти еврейскими большевиками преобладали «зарубежные» евреи, т. е. эмигранты, вернувшиеся весной 1917 года в Россию на пароходах и в пломбированных вагонах. Именно они составили в середине 20-х годов костяк т.н. «левой оппозиции», требовавшей продолжения «мировой революции» — Л.Д.Троцкий, Г. Е.Зиновьев, К.Б.Радек (Собельсон), Г. Я.Сокольников (Бриллиант), Г. Мельничанский, И.И.Иоффе, Л. Закс, А.М. и Г. М. Беленький. И именно их вытеснили из руководства партии лица, не жившие (или мало жившие) заграницей и более ориентированные на «национальное» строительство, как И.В.Сталин, Н.И.Калинин, Л.М.Каганович, А.И.Рыков, С.Г.Орджоникидзе, М.Л.Рухимович, С.М.Киров, В.М.Молотов, Н.А.Угланов, Г. Г.Ягода, А.И.Микоян, Э.И.Рудзутак, Я.А.Яковлев (Эпштейн), К.Я.Бауман, М.М.Хатаевич.

В результате, заметно упал «процент» евреев в партийном руководстве, однако, в карательных органах, особенно в их верхушке по-прежнему доминировали евреи. Вот как выглядело руководство ОГПУ осенью 1929 г., через 2 года после разгрома «левой» оппозиции и изгнания «троцкистов» (фактически, ленинцев) из партии: Председатель ОГПУ — В.Р.Менжинский; заместители — Г. Г.Ягода, С.А.Мессинг, В.Л.Герсон, М.М.Луцкий, А.М.Шанин. Из 6-ти «главных чекистов» страны — четыре еврея, один поляк, и один русский [45].

В том же 1929 году из всего центрального аппарата ОГПУ (120 человек) русских было 45 человек (38%), зато евреев, составляющих от 2 до 3% населения страны, было 62 человека, то есть, более половины работников аппарата ОГПУ. Особенно «впечатляет» состав руководства только что образованного руководства ГУЛАГа: начальник — Л.И.Коган, зам. начальника — М.Д.Берман, помощники начальника — Я.Д.Рапопорт, С.Ф.Белоногов, юристконсульт — А.И.Березин, старший консультант — Н.А.Френкель [45].

Даже по прошествии двух десятков лет после Октябрьской революции, когда прекратились разговоры о мировой революции и начался процесс «декосмополитизации» правящей партии и государства и возврата страны к национальным корням, евреи продолжали доминировать в отделах ЦК и ЦКК ВКП (б), ОГПУ (НКВД), руководстве наркоматов, литературных союзов, редакций газет, президиума АН СССР [1, 24, 44, 45]. И как прежде, евреи руководили карательными органами. Вот данные (1934 год) по составу центрального аппарата ОГПУ при СНК: В.Р.Менжинский, Г. Г.Ягода, Я.С.Агранов, Г. Е.Прокофьев, С.А.Балицкий, П.П.Буланов, М.И.Гай (Штоклянд), Г. А.Молчанов, Л.Г.Миронов (Каган), А.Х.Артузов, К.В.Паукер, В.А.Кишкин, Г. И.Бокий (Берг), Я.М.Генкин, В.Д.Фельдман, Л.И.Берензон, М.П.Фриновский, Г. Е.Прокофьев, М.Д.Берман, А.Г.Лепин, А.Я.Лурье [45]. Из 21 члена Центрального аппарата, евреев — 12 человек, русских — 8, поляк — один.

Эти цифры — не результат злостной «антисемитской» выборки. На протяжении всех 20-ти послереволюционных лет евреи составляли в руководстве ОГПУ/НКВД от 60% до 85%. А ГУЛАГ находился в полном «ведении» евреев. Привожу данные на январь 1937 года: начальник ГУЛАГа — М.Д.Берман, заместители И.И.Плинер, Я.Д.Рапопорт, З.Б.Кацнельсон [45]. Все четверо — евреи.

«Пик» еврейского доминирования в карательных органах пришелся на 1936 г., в момент начала т.н. «Великого Террора» — очищения правящей элиты от «ленинской гвардии», т. е. от ориентирующихся на мировую революции элементов, в подавляющем большинстве еврейского происхождения. И действительно, за краткий период (1936−1939 г. г.) в НКВД были репрессированы все 18 комиссаров государственной безопасности первого и второго рангов, большинство из которых были евреи [43, 44, 45]. Из общего числа (122 человек) высших офицеров НКВД на своей должности осталось всего 21 человек. И уже в январе 1939 года из 30 членов Центрального аппарата НКВД (начальники отделов и отделений) евреев было не более 3−4 человек, то есть, 10−11%. В дальнейшем доля евреев в аппарате НКВД не превышала 17% (1941 год), и имела постоянную тенденцию к снижению, так что в 1953—1954 гг. г. она была 5−7% [45].

НАЦИОНАЛЬНАЯ ПОЛИТИКА БОЛЬШЕВИКОВ

Основной удар карательного аппарата большевистского режима в первые 15 лет правления коммунистов был нанесен по религиозным, культурным и социальным институтам русского народа, как системообразующего народа России. Об уничтожении православного духовенства, разрушении православных храмов, изъятии церковных ценностей, издевательств и глумлений над православными святынями, иконами, праздниками — написаны тысячи страниц.

Все, что напоминало о великом прошлом русского народа, о тысячелетнем русском государстве, о его царях, императорах, героях, полководцах — не допускалось в прессу, а в официальной пропаганде подвергалось полному отрицанию. Слова «патриот», «патриотизм» были не только изъяты из официального словаря, но фактически запрещены к использованию в печати, как атрибуты «старого режима» и даже «белогвардейской пропаганды».

Причины антирусской и антипатриотической установки правящего большевистского режима, очевидно, были связаны не только с его ориентацией на «мировую революцию», но и с этническим составом его верхушки. Как писал исследователь еврейства в России А.И.Дикий: «Пробуждение патриотизма в коренном населении, естественно, рассматривается евреями, как возможность, что будет поставлен вопрос о их роли в жизни страны и о возможности, оставаясь по своему миропониманию и правосознанию чуждыми коренному населению, занимать руководящие посты в политической и культурной жизни государства, в котором они в данное время живут. Все евреи, во всех странах их пребывания, это обстоятельство отлично понимают, а потому и рассматривают всякое проявление народной гордости и патриотизма, как угрозу для себя и своего положения в стране» [46].

Также рьяно, как с русским патриотизмом, большевистская власть в СССР боролась с Православием. Антирелигиозный отдел, руководимый евреем Емельяном Губельманом-Ярославским не только публиковал анти-православные «агитки», но и организовывая разного рода кощунственно-скоморошеские выступления «безбожников».

В то же время «синагоги оставались нетронутыми и их имущество не конфисковывалось. Не известны и факты пародийно-кощунственных выступлений в дни еврейских религиозных праздников» [46]. Более того, антисемитизм официально был объявлен одним из самых опасных «политических инструментов в руках буржуазии» [47] и рассматривался коммунистическими властями, как «средство замаскированной мобилизации против советской власти» [47]. А «тот, кто против поведения советской власти в еврейском вопросе, тот против трудящихся и за капитализм» [47]. Вот как «звучит» заявление Совнаркома от 27 июня 1918 г.: «СНК объявляет антисемитское движение и погромы евреев гибелью дела революции» (цит. по [1]).

То есть, по существу, советская власть отождествила революцию и самое себя с еврейским этносом. За пропаганду антисемитизма предусматривались суровые меры наказания. В то же время, пропаганда антирусских взглядов не только не наказывалась, но даже поощрялась, а само слово русофобия отсутствовало в лексиконе официальной пропаганды.

Глумление же над русскими традициями и русской историей — проводилось властями СССР вплоть до 1932 года, когда И.В.Сталин неожиданно выступил против «очернения» русской истории и культуры в трудах советских литераторов, публицистов и историков.

«НАЦИОНАЛЬНО-ОКРАШЕННАЯ» СОЦИАЛЬНАЯ ПОЛИТИКА БОЛЬШЕВИСТСКОГО РУКОВОДСТВА

Вопреки своим программным документам и официальным заявлениям об одинаковом отношении ко всех «буржуям», независимо от их национальной принадлежности, к еврейской буржуазии у большевистского режима было совсем иное, чем к русской.

— Немедленно после своего прихода к власти большевики национализировали все, без исключения, частные предприятия, от крупнейших до самых мелких. Как известно, подавляющее большинство русских евреев занималось до революции торговлей, ремеслами и промышленностью. Однако, в отличие от своих русских «братьев по классу», евреи в результате ликвидации частного капитала и торговли получили не только «хлеб насущный», но и иной, более высокий социальный статус. Они приняли самое активное участие в создании аппарата новой власти и превратились из мелких маклеров, торговцев и ремесленников — в государственных служащих, партработников, чекистов, военачальников, дипломатов. Ни материально, ни морально они не проиграли, а только выиграли.

Как писал А.И.Дикий, «нет никаких данных и ссылок насчет расстрелов евреев по причине их «буржуазности». Зато известно множество случаев, когда евреи-капиталисты благополучно выбрались в эмиграцию, некоторые с немалыми средствами, как например, (киевские промышленники — О.П.) Добрый, Рубинштейн и другие. А те евреи-буржуи, кто не выехал в эмиграцию, несмотря на все буржуазное прошлое, отлично устроились при советской власти, часто даже на ответственных постах» [46].

— Eвреи из буржуазных слоев и классов «не подвергались никаким ограничениям при поступлении в высшие учебные заведения, как это было с (русскими — О.П.) детьми не только дворян и помещиков, но даже мелкого лавочника — купца или деревенского священника, диакона и даже нищего дьячка — псаломщика» [46]. В то время, когда по причине своего «буржуазного» и «духовного» происхождения все эти категории русской молодежи не допускались в учебные заведения, евреи заполняли университеты и институты СССР. Дикий резюмирует: «представители этнической группы всего в 2% населения России заняли в среднем около 80% всех ключевых постов во всех областях жизни страны. Случай доселе неизвестный в истории» [46].

Это признавали и некоторые эмигрантские еврейские публицисты, свидетели тех событий. Вот, что писал в начале 20-х годов один из авторов известного еврейского сборника «Россия и русское еврейство» И.М.Бикерман: «Русский человек видит, что… теперь еврей — во всех углах и на всех ступенях власти. Русский человек видит его и во главе первопрестольной Москвы, и во главе Невской столицы, и во главе Красной Армии… Неудивительно, что русский человек, сравнивая прошлое с настоящим, утверждается в мысли, что нынешняя власть — еврейская… Что она для евреев существует, что она делает еврейское дело» [48].

Такое «состояние дел» в Советском Союзе вполне устраивал американское и европейское еврейство, в своем большинстве либеральное и даже социалистически настроенное. Тысячи американских евреев-социалистов, мечтавших о мировой революции потянулись на ее «родину» в конце 20-х-начале 30-х годов. Причем, поехали они не столько в Биробиджан, сколько в Москву, Ленинград, Харьков.

РУКОВОДСТВО ВСЕМИРНЫМ КОММУНИСТИЧЕСКИМ ОРГАНОМ ВЛАСТИ

Российская (затем советская) компартия входила во всемирный Коммунистический Интернационал (Коминтерн), который официально заявлял себя, как руководство всемирной коммунистической революции. В первые годы после его образования весной 1919 году руководство Коминтерна более чем на 80% состояло из евреев и, за исключением краткого периода с 1925 по 1929 год, когда председателем Исполкома Коминтерна был русский Н.И.Бухарин, весь период своего существования — с 1919 г. по 1943 г. — возглавлялось евреями (Г.Е.Зиновьев-Апфельбаум, И.А.Пятницкий-Таршис, С.А.Лозовский-Дридзо).

Согласно большевистскому плану, а затем и плану Коминтерна, революция в России мыслилась первым этапом в мировой коммунистической революции, как «слабое звено» в империалистической «цепочке». За захватом власти в Россией должны были последовать аналогичные революции в европейских странах, разоренных 1-й Мировой войной. Однако, лишь в Венгрии и Германии (точнее, в двух ее землях — Баварии и Саксонии) коммунистам удалось весной-летом 1919 года на время захватить власть. И в обоих «революционных» правительствах евреи составляли подавляющее большинство.

В Венгрии в 1919 г. все вожди революции были евреями: Бела Кун (Коган), Тибор Самуэли, Дьорд Лукач, Ене Хамбургер, Ене Ландлер, И. Рабинович, Матиас Ракоши (Рот), Эрни Гере, Отто Корвин-Клейн. Из 33-х народных комиссаров 24 были евреи; девять не-евреев занимали менее влиятельные места (комиссар по делам украинского и немецкого меньшинства и т. д.).

Вот «этнический» расклад венгерского коммунистического правительства летом 1919 года [24]:

— Народный комиссариат по военным делам: из 7 народных комиссаров 6 евреев, из 52 глав секций — 39 евреев.

— Народный комиссариат внутренних дел: оба комиссара и их заместители — евреи.

— Народный комиссариат финансов: все три комиссара и все их заместители евреи.

— Народный комиссариат просвещения: все 5 комиссаров евреи, из 27 глав секций — 21еврей.

— Народный комиссариат земледелия: 1 комиссар еврей (врач) и 2 христиане.

— Совет народного хозяйства: 4 комиссара евреи и 2 христиане (рабочие).

Схожая картина была и в Германии (Баварии) в 1919 году. Подавляющее большинство лидеров революционных партий и возникшего на короткое время революционного правительства были евреями — Курт Ейснер, Эрнст Мюзам, Пауль Леви, Эвген Ниссен (Левине), Густав Ландауер, Томаш Аксельрод, Эрнст Толлер, Оскар Нойрат.

Но вот что замечательно. И в Германии, и в Венгрии евреи уже много десятилетий имели те же права, что и немцы, и венгры. Уже более полутора века евреи были не просто частью австро-венгерского и германского обществ, но и ее элитой — министрами, руководителями важнейших деператаментов, крупнейшими бизнесменами. Держали в своих руках финансы и управляли банками Германии. Приведу цифры, характеризующие экономическое и социальное положение евреев в Германии накануне 1-й мировой войны, взятые из книги И.Р. Шафаревича [24]:

— В 1870-е годы в эпоху создания большого числа акционерных компаний из 25 самых больших кампаний 16 был еврейскими. В отдельных кампаниях среди учредителей от 1/ 3 до ¼ составляли евреи. В 1911 г. среди директоров наиболее крупных компаний евреи составляли 1/8, среди членов наблюдательных советов — 1/3. В населении же страны они составляли менее 1%.

— По данным о доходах, вычисленным на основании взимаемых налогов, доходы евреев примерно в 3−4 раза превосходили доходы христиан.

— Центральный Немецкий банк (Райхсбанк) был частным предприятием, находящимся лишь под наблюдением Министерства финансов. Он был основан в 1873 г. 15-ю лицами, из которых 11 были евреями, а именно: Беренд, Мейер, Блейхредер, Гельпке, Мендельсон, Оппейнгейм, Плаут, Ротшильд, Штерн, Варшавер и Цвихер.

— Из христиан на каждые 10.000 человек населения высшие классы гимназии посещает 61 ученик, а из евреев — 385 (по Пруссии) [24].

Остается добавить, что процент евреев в рабочем классе Германии и Австро-Венгрии был ничтожен.

Так что ни религиозной, ни национальной дискриминации евреи в Австро-Венгрии и Германии не испытывали. Не «подвергались» они и классовому «угнетению», поскольку подавляющее большинство евреев входило в экономическую, финансовую, академическую и даже управленческую элиту этих стран.

Какие же мотивации остаются? Да лишь одна, та же самая, что у их соплеменников-сподвижников в России — мессианское стремление вести народы мира в «Царство Божье», обещанное пророком Исайей, а вслед за ним Мозесом Гессом, Фердинандом Лассалем, Карлом Марксом, Владимиром Ульяновым, Львом Троцким, Григорием Зиновьевым. А чтобы вести — нужна власть, и не «ограниченная» — финансово-экономическая, интеллектуальная, коммуникативная (пресса), а ПОЛНАЯ. Такую, какую имели ветхозаветные иудейские Судьи и Жрецы, но уже в «мировом масштабе». В конкретном «коммунистическом «проекте» — власть, которая обеспечила бы установление глобального еврейского «Царства Жрецов», ведущего остальное («неизбранное») человечество к «Царству света». Вот, что писал накануне революций в России и Германии один из лидеров коммунистического правительства в Германии (1919 г.) Густав Ландауэр в статье, написанной совместно с известным еврейским религиозным философом Мартином Бубером: «Преданность еврейскому делу — есть дело всего человечества» (цит. по [49]).

В том, что мировая коммунистическая революция остановилась на границах Советского Союза «вины» еврейских коммунистов Венгрии и Германии, разумеется, нет. «Коренные» жители этих стран не захотели над собой еврейской власти даже под коммунистическими и «универсалистскими» знаменами.

После разгрома немецкого нацизма к власти в Венгрии, Польше, Румынии пришли коммунисты. Основной их опорой в этих странах были местные евреи, благодарные Советскому Союзу за разгром гитлеровской Германии и за их спасение от физического уничтожения. Соответственно, и руководство компартий в этих странах было в значительной степени еврейским и оставалось таковым вплоть до середины 50-х годов.

Одной из причин восстания в Венгрии в 1956 году было доминирование евреев в верхушке партии и правительства — Матиас Ракоши, Эрне Гере, Золтан Ваш, Ласло Райк, Габор Петер, Йожеф Реваи, Михай Фаркаш. Значительный процент евреев в польском руководстве (особенно, в «органах» — Якуб Берман), было одной из причин волнений 1956 года, завершившихся устранением евреев с высших постов в правительстве Польши и Политбюро ПОРП.

ГЛАВА 5. ОТ МАРКСИЗМА К ЛИБЕРАЛИЗМУ

УСТРАНЕНИЕ «ЕВРЕЙСКОГО ФАКТОРА»

Таким образом, по всем ключевым параметрам, определяющим характер Октябрьской революции, ее с полным основанием следует назвать Еврейской мировой революцией, ее начальным этапом.

Однако, космополитическая природа марксизма дала трещину именно там, где и должна была дать: в игнорировании исторически сложившейся в России русской цивилизации, ее традиций, ее духовных основ. В связи с «задержкой» мировой революции, начиная с середины 30-х годов, интернационалистическая (по существу, космополитическая) идеология и политика Советского Союза стали претерпевать серьезные изменения, связанные с переориентацией цели большевистской власти — от использования страны и народа в качестве плацдарма и сырья для мировой коммунистической революции — к построению национального советского государства, с русским народом, как ядром нации. Для формирования соответствующей адекватной патриотической идеологии, власть была вынуждена обратиться к злейшим врагам марксизма — традициям, национальным героям и полководцам, и даже к православной религии, которую она еще несколько лет назад планомерно уничтожала, справедливо видя в ней основу национальной идентичности русского народа.

Эти изменения в целях правящей партии и в культурной политике государства неизбежно привели к выхолащиванию «интернационального» духа, изменению характера коммунистической партии и постепенному превращению ее в национальную партию. Они сопровождались кардинальной чисткой партии от «космополитического» элемента, что воспринималось многими русскими (в том числе и в эмиграции), как возврат к национальному и патриотическому курсу.

Таким образом, начиная в середины 30-х годов, советский народ стал «воспитываться» на двух различных идеологиях: космополитической «классовой» марксистской идеологии большевистской партии, захватившей власть в стране в 1917 году, и национально-патриотической, опирающейся на российские национальные культурные, исторические и (частично) религиозные традиции.

Процесс «декосмополитизации» советской идеологии и культуры, возвращения к национальным корням и традициям получил огромный импульс в период Великой Отечественной войны и продолжался во второй половине 40-х годов. В ходе этого процесса была поднята кампания, начатая академиком П.Л.Капицой против «низкопоклонства» в науке и технике перед Западом, а затем продолженная работниками культуры и искусства против «космополитизма». (Подробно об этом в [50]).

Тогда же (май 1948 г.) на территории Палестины было провозглашено независимое еврейское государство Израиль, возглавляемое социалистической партией и поддержанное советским руководством. Последнее серьезно рассчитывало на «тесные» отношения с Израилем и очень «обиделось», когда тот «качнулся» в сторону «больших денег», то есть США. Посчитав, что «вина» стратегического промаха лежит на руководстве советских еврейских организаций, которые вели на протяжении многих лет про-советскую пропаганду в еврейских кругах Запада, руководство СССР выбрало лидеров еврейских политических (Еврейский Антифашистский Комитет) и культурных (театр ГОСЕТ и др.) организаций в качестве козлов отпущения, обвинив их в двойной лояльности: СССР и Израилю.

О том, что подозрения в двойной лояльности советских евреев — это не сталинская паранойа, и не выдумки «антисемитов», говорит и тот факт, что 16 октября 1948 года, в Москве, у здании синагоги на улице Архипова, в праздник Рош га-Шана (еврейской Новый Год) собрались десятки тысяч московских евреев встречать министра иностранных дел Израиля Голду Меир, прибывшей с официальным визитом в СССР.

Разгром еврейской культуры сопровождался и сокращением количества евреев в советском руководстве (арест С. Лозовского, Н. Майского, оставка Л. Мехлиса), хотя оставался в Политбюро ЦК ВКП (б) Л.М. Каганович, а Совете Министров — ряд министров-евреев, причем на важнейших стратегических постах (Е.Славский, М. Ванников). И хотя репрессии против ЕАК, его руководства и кремлевских «убийц в белых халатах» были ничтожными по сравнению с репрессиями 20−30-х годов, они дали повод еврейским организациям в США и контролируемой ими либеральной прессе обвинить сталинское руководство в политике антисемитизма

С приходом к власти Н.С.Хрущева в политике СССР появился некоторый «откат» от национальной политики и возврат к идее «мировой революции», хотя и иными, чем прежде методами и путями. Во внешней политике это выражалось в поддержке «коммунистических» и «национально-освободительных» движений. «Интернационалистическая» фразеология также получила «новое дыхание», оставаясь частью официальной идеологии вплоть до распада СССР в начале 90-х годов. Советское послевоенное (сталинское и хрущевско-брежневское) руководство фактически наложило табу на обсуждение роли и места еврейского этноса в различных областях жизни в СССР на различных его этапах — от влияния на русскую литературу и музыку, до руководства в политической, экономической, идеологической (и даже религиозной) сферах. Советская же пропаганда представляло дело так, что будто бы в руководстве Советского Союза, кроме «хорошего» Я.М. Свердлова, «сомнительного» Л.М.Кагановича и «плохого» Л.Д.Троцкого вообще не было евреев. Игнорирование советскими властями «еврейского фактора» было обусловлено, в первую очередь, желанием вычеркнуть из истории решающую роль евреев в организации и проведения Октябрьской революции и в построении большевистского «космополитического» государства, ориентированного на мировую революцию. Тем самым, официальная пропаганда пыталась скрыть свое космополитическое еврейское первородство и придать своей власти изначально «национальный» и «патриотический» характер. С этой целью была даже сфальсифицирована знаменитая фраза В.И.Ульянова-Ленина, произнесенная им 25 октября 1917 года с трибуны II-го съезда Советов: «Всемирная коммунистическая революция, о необходимости которой говорили большевики — свершилась!» Вместо слов «Всемирная коммунистическая…» советский Агитпроп вставил в уста Ульянова-Ленина слово «Социалистическая…».

Той же цели служило и полное «забвение» советской историографией экономического сотрудничества, существовавшего в 20−30 годы между большевистской властью и западной (в основном, американской) еврейской буржуазией и контролируемые евреями банками. О финансировании этими банками не только советских евреев (через Джойнт и другие международные и советские еврейские организации), но и самой советской власти, подробно описано в книге А.И.Солженицына «Двести лет вместе» [1]).

В результате «вычищения» из истории Советского Союза «еврейского влияния» идеология режима лишилась не только своего космополитического «первородства», но и идеологической основы — идеи всемирной коммунистической революции, где России отводилась роль стартовой площадки и «строительного материала». Завершенное в брежневский период «очищение» официального марксизма от его пролетарской основы лишило «социалистический интернационализм» всякого классового характера и фактически свело его к классическому космополитическому либерализму ХVIII — XIX веков. Это отразилось и в тексте Конституции СССР 1977 года, которая в своих «правовых» и «политических» разделах весьма близка к либеральным конституциям буржуазных республик США и Франции, что указывает не только на «генетическое родство» марксизма и либерализма, но и на их общий «дух и букву.

В после-сталинскую эпоху влияние советского (а через него и мирового) еврейства на экономическую, хозяйственную, идеологическую, культурную и научную жизнь страны оставалась весьма внушительной вплоть до самоликвидации коммунистической власти в конце 80-х годов ХХ века. А после «перестройки» его роль даже усилилась, что нашло свое выражение в правлении «семибанкирщины» в середине 90-х годов, в доминировании евреев в средствах массовой информации, в финансовом бизнесе.

Сегодня евреи входят в руководство в тех политических партиях России, которые поддерживают космополитический олигархический капитализм и ориентированы на политику интеграции России в т.н. «международное сообщество». В то же время, еврейское влияние практически полностью отсутствует в российском коммунистическом движении, которое окончательно отошло от ортодоксального космополитического марксизма и перешло на патриотические позиции (Обсуждение этой темы за рамками нашей работы).

ПЕРЕХОД ЗАПАДНОГО ЕВРЕЙСТВА ОТ МАРКСИЗМА К ЛИБЕРАЛИЗМУ

Десятилетиями мировое еврейство и его международные организации «не замечали» ни физического уничтожения православного духовенства, ни геноцида казачества, ни насильственной коллективизации, ни голодомора на Украине и Сев. Кавказе, ни даже громких политических процессов второй половины 30-х годов. Не было, разумеется, и нареканий в адрес «социалистического» советского государства и во время 2-й Мировой войны, когда советская власть спасала от уничтожения сотни тысяч евреев, эвакуировав их с территорий, занятых нацистами. Короче, вплоть до конца 40-х годов ХХ века еврейская общественность Запада ни в критике, ни тем более в обвинениях большевистского режима «замечена» не была.

Однако, после 2-й мировой войны ситуация изменилась. Уже в конце 30-х годов, после успешной реализации «Нового Договора» (New Deal) президента США Ф.Д. Рузвельта, приведшего к резкому повышению уровня жизни в стране, ликвидации нищеты и безработицы, в том числе и среди еврейского населения, марксисты и социалисты США заговорили о «реализации в США основных социалистических требований» (ген. секретарь компартии США Эрл Браудер).

Послевоенный резкий подъем экономики в странах Западной Европы, Северной Америки, Аргентины, Мексики привел к качественному изменению социального статуса еврейских «масс» в этих странах: практически исчез еврейский рабочий класс. А к 60-м годам ХХ века еврейские общины стран Запада стали, пожалуй, самыми состоятельными из религиозно-этнических общин США, Англии, Франции, Мексики, Бразилии, Аргентины и даже Германии. Соответственно, «демократия равенства» коммунистической идеологии стала не только чуждой для «обуржуазившихся» евреев Европы и Северной Америки, но и социально опасной. Результатом стало резкое падение влияния среди евреев коммунистических идей и партий, в том числе и космополитических-троцкистских.

С другой стороны, массовое физическое истребление евреев немецкими национал-социалистами и их приспешниками в странах Европы, вызванное в значительной степени отношением к евреям, как к агентам Коминтерна, стимулировал еврейскую мысль на поиски иного, нежели коммунистического решения «еврейского вопроса» в глобальном масштабе. К этому толкало их и разочарование в «мировом коммунистическом проекте», приведшем не к «всемирному государству», возглавляемым Коминтерном Зиновьева-Пятницкого-Лозовского, а к сталинскому национальному государству, возглавляемому отнюдь не евреями.

Однако, к концу 40-х годов решение искалось не столько для евреев-пролетариев, становившихся реликтовой группой, сколько для евреев-бизнесменов, евреев-финансистов, евреев-профессоров, евреев-журналистов. То есть, для таких социальных групп, где успех и благосостояние каждого достигались не в результате проявления профессиональной/классовой солидарности, а благодаря его собственным ИНДИВИДУАЛЬНЫМ усилиям. Именно для таких социальных слоев более подходит классический индивидуалистический либерализм, как идеология собственника и буржуа.

Перечислим основные причины, повлиявшие на отход мирового еврейства от космополитического марксизма-социализма и его переход к космополитическому либерализму:

— радикальные изменения в социально-экономическом положении рабочего класса в США, в том числе и еврейского, приведшие к фактическому исчезновению еврейской «компоненты» в малообеспеченных и социально ущемленных слоях населения США;

— трагический опыт «решения еврейского вопроса» в странах Европы, оккупированных нацистской Германией, приведший к уничтожению миллионов евреев, поставивший вопрос о необходимости введения международного института по наблюдению за состоянием прав человека во всем мире.

— банкротство «коммунизма» в глазах его европейских и американских интерпретаторов, как социально-экономической и политической философии и как практики глобального революционного процесса.

— превращение СССР из средства для мировой революции в социалистическое тоталитарное государство, угрожающее американской демократии и гегемонии, да к тому еще и «антисемитского».

— принятие значительной частью американской интеллигенции, как левой, так и правой, тезиса об американской исключительности, в частности, тезиса о том, что американская политическая система — образец и пример для всех стран и народов, а США — лидер и гарант свободы и демократии во всем мире;

Таким образом, к середине ХХ века произошел поворот американской и европейской еврейской интеллектуальной элиты и руководства еврейских международных и национальных организаций от одного космополитического проекта (коммунистического), к другому — космополитическому проекту — либеральному.
Ведущими теоретиками космополитического либерализма середины ХХ века как раз и стали еврейские философы Анри Бергсон, Карл Поппер, Ханна Арендт, Эрих Фромм, Макс Хоркхаймер, Теодор В. Адорно, Даниэль Левинсон.

Еще раз подчеркнем, что будучи «детьми» Просвещения, марксовый коммунизм и классический либерализм ХIХ века — являются не только «универсалистскими» идеологиями, но и ГЛОБАЛИСТСКИМИ, космополитическими доктринами. Обе идеологии есть результат «внедрения» в массы доктрин, в соответствии с которыми — либо «у пролетария нет Отечества» (марксизм), либо «права человека — это всеобщие, универсальные и фундаментальные категории» (либерализм). Для людей, разделяющих эти идеологии, Отечеством является не столько страна их предков, где они выросли и воспитались, а… весь Земной шар. А «культурным Отечеством» — в значительной мере дехристианизированная американская цивилизация.

Очевидно, что решающей причиной антисоциалистической ориентации подавляющего большинства российских евреев, как впрочем и евреев европейских и северо-американских стран, стал высокий социальный статус и экономическое положение евреев в этих странах, среди которых рабочих практически не было.

Те социальные и «гражданские» условия, которые обусловили в прошлом симпатии евреев к марксистским и вообще, социалистическим теориям и движениям — исчезли. Во всем мире евреи стали самой богатой и политически мощной и влиятельной этнической группой, оказывающей решающее влияние на политику ведущих стран Запада, в первую очередь, США, где евреи добились ведущих позиций в экономической, финансовой, академической, юридической, в средствах массовой информации и даже в государственных структурах. И сегодня уже не Советский Союз является той страной, на которую «делают ставку» евреи, а Соединенные Штаты Америки.

В последние годы от имени Соединенных Штатов на мировой арене выступают идеологи и вдохновители «перманентной мировой демократической революции» — американские неоконсерваторы еврейского происхождения, еще недавно бывшие теоретиками и активистами марксистских партий и групп, а к началу 70-х годов полностью отринувших марксистскую фразеологию и ставших самыми последовательными и бескомпромиссными сионистами.

«Универсалистскую» же нишу еврейского мессианства нынче заняли американские еврейские «либералы», продолжившие традиции реформистского Иудаизма и проповедующие во имя «защиты прав человека» т.н. «гуманитарные интервенции» и «бархатные» революции. Правда, не столько от имени США и Израиля, сколько от имени некоего «международного сообщества», защищающего «общечеловеческие ценности».

Как показали события последних лет, оба течеиия еврейской «освободительной» теории и практики часто конфликтуют между собой, например, в связи с событиями в Ираке. Однако, они оба решительно отмежевываются от своего неудобного «родственника» — ортодоксального марксизма.

ГЛАВА 6. «УРОКИ ОКТЯБРЯ»

ЧТО ТРЕБУЕТСЯ ДЛЯ УСПЕХА МИРОВОЙ ЕВРЕЙСКОЙ РЕВОЛЮЦИИ?

Как показал опыт Русско-Еврейской революции 1917 года, для успешного осуществления революции в «чужой» стране еврейская община должна обладать рядом характеристик и выполнить ряд необходимых «домашних заготовок». Перечислим эти характеристики:

— Мессианизм, как сильнейшая религиозная мотивация, «расширенная» реформистскими евреями на все человечество путем объявления Иудаизма универсалистской ОБЩЕЧЕЛОВЕЧЕСКОЙ религией и ценностью.

— Ощущение себя избранной расой (именно так писал основоположник идеи революционного мессианства М. Гесс), как необходимого психологического компонента для фанатичного и бескомпромиссного выполнения задачи приведения всего человечества к «светлому концу», к Царству Божьему» на Земле.

— Сохранение этнической «чистоты» еврейского сообщества как необходимого условия преемственности и сохранения галахических традиций избранного народа, которому было Богом «завещано» построение «Царства Божьего».

— Наличие организованной, готовой к самопожертвованию и идеологически мотивированной «глобальной еврейской цивилизации».
А вот какие «домашние заготовки» должны быть сделаны и какие внешние для еврейского сообщества условия должны быть созданы:

— Универсализм и «общечеловечность» освободительного проекта, что подразумевает построение Царства «в мировом масштабе».

— Революционная доктрина и программа революции должны быть представлены «туземному населению» не только как «универсально-всемирные», но и как национальные. То есть такие, которые эксплуатируют близкие и понятные широким массам лозунги и требования (социального и/или правового государства, демократичеких реформ и т. д.).

— Привлечение на сторону своего «универсалистского» учения значительной части атеистической интеллектуальной элиты «туземного» населения.

— Уничтожение (или ослабление) христианства, как основого идеологического и системного противника иудаизма, отрицающего возможность построения Царства Божия на «этом свете».

— Наличие человеческих ресурсов, необходимых для их использования в качестве «материальной силы».

НЕОБХОДИМОЕ, НО НЕДОСТАТОЧНОЕ УСЛОВИЕ

Представляется очевидным, что для успеха «Русской» революции 1917 года, в частности, для захвата в октябре власти большевиками и установление железной и беспощадной диктатуры, участие в ней евреев было «необходимым условием, но не достаточным». Потребовались и другие условия и обстоятельства, приведшие к успеху начального этапа еврейской революции, среди которых мы отметим следующие:

— Дорогу еврейским большевикам и анархистам, захватившим власть в Петрограде в Октябре 1917 года, проложила «прозападная» и космополитическая часть российской правящей элиты и высшего генералитета, заставившая в марте 1917 года отречься от престола Императора Николая II, тем самым сломав хребет русской государственности.

— Увлечение значительной частью русской интеллигенцией либеральными и социалистическими идеями.

— Латышские стрелки и немецкие части, набранные из военнопленных, без которых большевистская власть не продержалась бы и нескольких недель.

— Использование большевиками полулярных в массах лозунгов, как «Земля крестьянам», «Мира народам», «Фабрики рабочим».

— Разброд и несогласованность в рядах антибольшевистских сил.

— Антинациональная политика руководства Белых армий, пригласившего на помощь армии стран Антанты.

— Участие на стороне Красной Армии тысяч русских офицеров, видевших в большевиках единственную силу, способную спасти Россию от распада.

— И, наконец, революция не победила бы, если бы в ней не приняли участие рабочие и крестьяне, одетые в солдатские шинели.

ЧЕМУ УЧИТ ОПЫТ ЕВРЕЙСКОЙ (РУССКОЙ) РЕВОЛЮЦИИ 1917 ГОДА?

К каким же историко-философским выводам приводит нас анализ еврейской «универсалистской» и глобалистской революции, начатой в России под социалистическими лозунгами? Перечислим некоторые из них:

— Попытки заменить национальные ценности некими универсальными ценности (космополитический глобальный коммунизм) оборачиваются цивилизационной катастрофой, возвращением страны к донациональному уровню государственности, основанной на кланово-этнической структуре. Как писал А.С.Панарин «отлучение от национальных идей неумолимо влечет за собой, вопреки глобальной риторике, рождение клановой морали» [18]. И далее:

— «По закону превращения глобального в племенное, как только оказывается разрушенным средний элемент — общенациональное, большевистские максималисты проваливаются в ветхозаветную племенную архаику» [18].

— Группа, захватившая политическую власть в отдельно взятой стране от имени мифического «международного пролетариата», на поверку оказалась этнической группой, крепко связанной племенными — кровными, родственными и финансовыми — узами со своими единоплеменниками, имеющими общины по всей планете.

— В 1917 году «еврейский большевистский авангард решился радикализовать социалистическую идею, переводя ее из сферы стихийного национального самоопределения в русло строгой жреческой ортодоксальности глобалистов Третьего интернационала» [18].

— Внутри самой еврейской глобалистской диаспоры цели и «интересы» различных групп в «Русской» революции были различны. Если евреи-большевики видели в России стартовую площадку для коммунистической мировой революции, то менее революционно настроенные еврейские социалисты рассчитывали лишь на приобщение еврейства к власти, трезво оценивая возможности коммунистических сил за пределами России. Не случайно, большинство бундовцев, меньшевиков и поалей-сионистов примкнуло к большевикам лишь после победы последних в Гражданской войне.

— Для еврейских банкиров самой главной целью и самым важным результатом революции было уничтожение Русской империи, как государства, враждебного еврейскому сообществу. Какая же партия придет к власти в России — кадеты, эсеры или большевики — для еврейских банкиров было несущественно.

— Что же касается «расширения» сферы своей глобальной власти, то международная еврейская финансовая структура имела (и имеет) свои методы, которые она не раз пыталась пустить в ход в ХХ веке. (Обсуждение этой темы выходит за рамки настоящей работы).

— Для всех евреев, независимо от их социального статуса, политических взглядов и страны проживания — важно, чтобы евреи были «при власти». И покуда они там — им обязан помогать весь всемирный еврейский суперэтнос — финансово, экономически, политически, информационно, культурно, морально. Ибо помощь еврею, сохранение и расширение сферы влияния еврейского этноса — основной Еврейский Закон.

— Непосредственным же результатом попытки совершения мировой еврейской коммунистической революции стал приход в Германии к власти нацистов со всеми сопутствующими их правлению событиями, включая еврейский геноцид — Холокост.

ЛИТЕРАТУРА

[1] A.И. Солженицын, «Двести лет вместе», том 2, Русский путь, Москва, 2002.
[2] О.А. Попов, «Хьюман Райтс Вотч как политический инструмент либерально-космополитической элиты США», «Москва», N8, 2004 г. (http://www.moskvam.ru).
[3] Ян Шенкман, «Независимая газета», Exlibris, 29 июля, 2004 г.
[4] MacDonald, K.B., «A People that Shall Dwell Alone: Judaism As a Group Evolutionary Strategy with Diaspora Peoples», Praeger, Westport, CT 1994;
[5] MacDonald, K.B., «Separation and Its Discontents: Toward an Evolutionary Theory of Anti-Semitism», Praeger, Westport, CT 1998.
[6] http://www.globes.co.il/serveen/globes/docview.asp?did=739 696
[7] http://jewishworldreview.com/1203/mason_soros.php3; http://www.jewishworldreview.com/cols/tobin_200311_13.php3
[8] McCullough W.S., «The History and Literature of Palestinian Jews from Cyrus to Herod», Toronto: University of Toronto Press, 1975.
[9] Baron, S.W., «A Social and Religious History of the Jews»: Vol. XV. «The Jewish Publication Society of America», Philadelphia, 1973.
[10] Kobyliansky E. & G.A. Livshits, «Morphological approach to the problem or the biological similarity of Jewish and non-Jewish populations», Annals of Human Biology, 12, 203, 1985.
[11] J. Parkes, «The Conflict of the Church and thе Synagogue: A Study of the Origins of Antisemitism», London, The Soncino Press (1934).
[12] M. Grant, «The Jews and the Roman World», New York, Charles Scribner’s Sons. (1973).
[13] S.J. Shaw, «The Jews of the Ottoman Empire and the Turkish Republic». New York, New York University Press (1991).
[14] Leon Zilberstein et al., «Judaic Sources on the Attitude towards Gentiles» http://www.talkreason.org/articles/gentiles.cfm
[15] Israel Shahak and Norton Mezvinsky, «Jewish Fundamentalism in Israel», Pluto Middle Еastern Studies, 1994.
[16] W. Zombart, «The Jews and Modern Capitalism», Batoche Books, Kitchener, 2001.
[17] С.Н. Булгаков, «Христианство и еврейский вопрос», YMCA-Press, Paris, 1991
[18] A.С. Панарин, «Искушение глобализмом», Русский национальный фонд, Мoсква, 2000
[19] J. Katz, «Jewish Emancipation and Self-Emancipation», Philadelphia, Jewish Publication Society of America, 1986.
[20] M.A. Meyer, «Response to Modernity: A History of the Reform Movement in Judaism, New York, Oxford University Press, 1988.
[21] P.L. Rose, «Revolutionary Antisemitismin Germany from Kant to Wagner», Princeton, NJ, Prinseton University Press, 1990.
[22] R. Patai, «Tents of Jacob: Diaspora Yesterday and Today», Engelwood Cliffs, NJ, Prentice-Hall, 1971
[23] К. Маркс, «К еврейскому вопросу», Deutch-Franzosische Jahrbucher», 1844 г
[24] И.Р. Шафаревич, «Тысячелетняя загадка», Библиополис, С.-Петербург, 2002.
[25] Moses Hess. «Heilige Geschichte der Menschheit von einem Jünger Spinoza’s», Deutch-Franzosische Jahrbucher, 1836.
[26] Гарольд Фиш, «Еврейская революция», Иерусалим, 1991
[27] Моше Гесс, «Рим и Иерусалим», Библиотека Алия, Иерусалим, 1991
[28] «Jewish Chronicle», April 12, 1919.
[29] С.Н. Булгаков, «Апокалиптика и социализм», сборник «Два града». Москва, 1911 г.
[30] Г. М. Катков, «Февральская революция», Русский Путь, Москва, 1997
[31] «The American Hebrew», September 10, 1920.
[32] The U.S. Archives. U.S. Expeditionary Forces Reports and U.S. Consulate Reports to U.S. State Department, June 9, 1919 год.
[33] Testimony of George A. Simons before the Sub-Committee of the Committee on the Judiciary, United States Senate, 65th Congress, 1919.
[34]. «Illustrated Sunday Herald», Feb. 8, 1920.
[35] Antony L. Sutton, «Wall street and bolshevik revolution», Crown Publishing Group; September 1974.
[36] «New York Journal American», February 3, 1949.
[37] А. Арутюнов, «Досье Ленина без ретуши», Москва, «ВЕЧЕ», 1999
[38] А.С. Кац, «Евреи, Христианство, Россия», СПб, Новый Геликон, 1997.
[39] Д.Н. Шуб, «Купец революции», Новый журнал, книга 87, Нью-Йорк, 1967.
[40] И.Я. Фроянов, «Октябрь семнадцатого», ЭКСМО, 2002.
[41] Н.А. Бердяев, «Смысл истории», Берлин, 1923.
[42] С.С. Маслов, «Россия после четырех лет революции». Париж: Русская печать, 1922.
[43] Л.Ю. Кричевский, «Евреи в аппарате ВЧК/ОГПУ в 20-е годы. Евреи и русская революция», Иерусалим, Гешарим, 1999.
[44] Российская Еврейская Энциклопедия, 2-е изд., Москва, 1994.
[45] А.И. Кокурин, Н.В. Петров, «ОГПУ (1929−1934», Свободная мысль, N8, 1998; А.И. Кокурин, Н.В. Петров, «ГУЛАГ: Структура и Кадры», Свободная мысль, N2, 2000 г.
[46] А.И. Дикий, «Евреи в России и в СССР», Нью-Йорк, 1967
[47] Ю.М. Ларин, «Евреи и антисемитизм в СССР», М. Л. ГИЗ, 1929
[48] И.М. Бикерман, «Россия и русское еврейство», Сборник первый, издательство «Основа», Берлин, 1924.
[49] G. L Mosse, «Germans and Jews», New York, Howard Fertig, 1970.
[50] В.В. Кожинов, «Россия Век ХХ: 1901 — 1939», Москва, Алгоритм, 2001.

  Ваше мнение  
 
Автор: *
Email: *
Сообщение: *
Антиспам: *   
  * — Поля обязательны для заполнения.  Разрешенные теги: [b], [i], [u], [q], [url], [email]. (Пример)
  Сообщения публикуются только после проверки и могут быть изменены или удалены.
( Недопустима хула на Церковь, брань и грубость, а также реплики, не имеющие отношения к обсуждаемой теме )
Обсуждение публикации  


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru