Русская линия
Русская мысль24.12.2004 

Пути православия на Западе
Крепить и развивать церковное единство

9 декабря Епархиальное управление Архиепископии православных церквей русской традиции в Западной Европе (Вселенский Патриархат) распространило Заявление Совета Архиепископии, в котором дан глубокий и всесторонний анализ ряда вопросов современного положения православной Церкви в Западной Европе. Среди них — каноническое устройство Церкви, верность русской традиции, вопросы приема новых иммигрантов, катехизация, воцерковление молодежи и взрослых и др.

В этом документе ясно говорится, что Архиепископия никогда не отказывалась от диалога с Московской Патриархией по всем вопросам, касающимся будущего православия в странах Западной Европы. Этот диалог, по мнению Совета Архиепископии, должен быть основан на православном учении о Церкви и проходить согласованно со всеми другими епархиями (греческой, русской, антиохийской, румынской, сербской), находящимися на одной и той же территории. Во Франции, например, все они объединены в рамках Собрания православных епископов Франции.

Полагая, что местная православная церковь в странах Западной Европы уже фактически существует, Совет Архиепископии предлагает решить вопрос о ее каноническом статусе путем соборного обсуждения перспектив устроения православия главами всех поместных православных Церквей. Такой подход созвучен постановлениям межправославной предсоборной комиссии (Шамбези, 1993 г.) и так называемому «письму двадцати» (см. «РМ» N28/4513 от 15 июля 2004 г.).

«Русская мысль», всегда внимательная к вопросам Церкви и общества, предлагает читателям ознакомиться с полным текстом этого Заявления Совета Архиепископии и считает его крайне важным для понимания различных подходов к вопросу обустройства православия в Западной Европе.

Заявление Епархиального Совета Архиепископии

Епархиальный совет Архиепископии в своем нынешнем составе начал работу более шести месяцев назад. Это время позволило Совету понять трудности, с которыми сталкивается Архиепископия, и определить стоящие перед ней задачи.

В течение этого периода жизнь нашей Архиепископии была сильно потревожена посланием от 1 апреля 2003 года, подписанным Патриархом Московским Алексием II, в котором поставлен вопрос о том, каким путем можно достичь создания единой местной Церкви в наших странах, и указано, что к этому следует идти путем объединения созданных в русской эмиграции церковных образований и их присоединения к Московскому Патриархату. Возникают и разные другие вопросы.

В итоге всего этого периода и, принимая во внимание мнения, высказанные на недавнем Пастырском собраним Архиепископии, созванном Архиепископом Гавриилом 1 ноября в Париже в Свято-Сергиевском богословском институте, члены Епархиального совета Архиепископии считают необходимым поделиться важнейшими размышлениями, которые возникли в процессе дискуссии, и определить задачи, встающие теперь перед всеми нами.

Мы хотим оставаться верными:

Видению Церкви, Тела Христова, как места, где каждый человек, во грехе пребывающий, возрождается к Жизни Церкви, не обусловленной никакими институтами этого мира — ни политическими, ни национальными, ни историческими, но той Церкви, которая есть «новая жизнь во Христе, движимая Духом Святым».
Русской православной традиции, которой свойственна любовь к истовой богослужебной жизни, а также универсалистский и миссионерский дух, позволяющий ей отличать главное от второстепенного. Это дает Церкви возможность быть созвучной реалиям постоянно меняющегося мира. Наша Архиепископия — это одно из немногих церковных образований, которое живет по традиции, следующей постановлениям Московского Собора 1917−1918 гг. Это касается как богослужебной практики, так и канонической и административной организации нашей епархии. Эту традицию мы восприняли от наших отцов и вероучителей, в первую очередь от основателя нашего церковного удела, митрополита Евлогия, и мы глубоко к ней привязаны.
Учению о сущности Церкви, так, как оно было сформулировано богословской школой Свято-Сергиевского института, церковным видением о. Сергия Булгакова и экклесиологией о. Николая Афанасьева, продолженными и актуализированными о. Александром Шмеманом: полнота Церкви проявляется в Божественной Евхаристии, всюду, где она совершается — «за жизнь мира»; единство Церкви — и, неразрывно, единство и само существование каждого из нас — исполняется и сохраняется приобщением Телу и Крови Христовым.
Миссионерскому призванию русской эмиграции, о котором говорили самые выдающиеся ее представители, в том числе митрополит Владимир, который уже в 1949 г. призывал «думать […] об укоренении Православия на Западе. […] Господь призывает нас, в каждой стране […] воздвигать Церковь Истины в истинной вере». Также и многие другие призывали русских, изгнанных со своей родины, осознать свое призвание: блюсти и развивать жизнь Церкви, служить тому, чтобы она излучала Истину, прививать ее ростки во всех тех землях, где они нашли себе убежище.
Эта верность предполагает и открытость к реалиям того мира, в котором мы живем.
Ситуация, в которой мы находимся, ставит перед нашей Церковью следующие задачи:

Архиепископия больше не считает себя принадлежащей к «диаспоре». В тех странах, где Господь призвал нас жить, свидетельствовать о Евангелии и созидать Святую Церковь, наша епархия больше уже не чужеродное тело. Будучи канонической епархией, она находит свое единство вокруг Трапезы Господней, где является полнота Церкви в совершении Святой Евхаристии, приносимой епископом в сослужении священников и всего народа Божьего. По существу, Архиепископия уже сама по себе является местной Церковью, как является таковой любая епархия в любом месте. Архиепископия представляет собой устойчивую церковную реальность, проявляющуюся не только во Франции, но и в разных других странах Западной Европы. Вместе с епархиями других Патриархатов, с которыми она состоит в евхаристическом общении, она составляет начатки единой местной Церкви в тех странах, где она находится.
Первостепенно важно содействовать единству всех православных общин на одной и той же территории — этого непременно требует наша вера и проповедь Евангелия Христова. Мы рады отметить, что Его Святейшество Патриарх Московский Алексий II осознает всю серьезность проблемы канонической организации православия в странах Западной Европы. Мы надеемся, что предстоятели других Церквей также почувствуют себя озабоченными этой проблемой, и очень хотели бы, чтобы все они проявили попечение не только о своих собственных чадах в Западной Европе, но и обо всем православном народе, живущем в наших странах. Поэтому мы со всею ответственностью обращаемся к предстоятелям автокефальных Церквей и, особенно, к первому среди них по чести, Его Святейшеству Патриарху Вселенскому Варфоломею I, прося, чтобы был возобновлен всеправославный предсоборный процесс, в рамках которого эта проблема должна быть разрешена, с учетом мнения православных епископов, живущих на Западе, и вверенного им народа Божьего.
Архиепископия намеревается беречь и крепить всегда хранимые в сердцах верующих особые связи любви, уважения и сотрудничества со Святой Церковью Российской. Мы всегда по мере сил помогали ей и продолжаем делать это, в частности с помощью организаций, основанных и руководимых членами Архиепископии (об этом свидетельствуют такие организации, как «Помощь верующим в СССР», ныне «ACER-Russie», издательство «YMCA-Press», радио «Голос Православия», епархиальный Комитет гуманитарной помощи приходам в России и недавно организованная помощь детям Беслана). Мы внимательно следим за процессом, который имеет целью восстановление евхаристического общения между Московским Патриархатом и Русской Зарубежной Церковью. Однако, в отличие от Зарубежной Церкви, положение Архиепископии является совершенно иным, как в каноническом плане — поскольку мы находимся в юрисдикции Вселенского Патриархата, что обеспечивает нам общение со всеми поместными православными Церквами, в том числе и с Русской Церковью, — так и в плане чисто житейском, ибо в странах, где есть приходы Архиепископии, между нами и другими епархиями, находящимися на той же территории, существует и крепнет сотрудничество и согласованность.
В 1995 году, благодаря усилиям Святейшего Патриарха Алексия II и Высокопреосвященного Архиепископа Сергия, были установлены постоянные официальные контакты на самом высоком уровне между Архиепископией и Русской Православной Церковью, что всеми приветствуется. Можно было надеяться, что установленные за последние годы связи с Московской Патриархией приведут к братскому диалогу, в полном взаимном доверии, с целью разрешения общих пастырских проблем, возникающих в наших странах. Однако за последнее время этот диалог осложнился, на наш взгляд, из-за неадекватного понимания ситуации руководством Московской Патриархии, что, видимо, и привело к патриаршему посланию от 1 апреля 2003 года, составленному в период, когда кафедра Архиепископа была вдовствующей.
В настоящее время можно считать доказанным, что некоторые лица из окружения ныне покойного Архиепископа Сергия, по своей собственной инициативе, не вступая в сношение по этому поводу ни с одной из руководящих инстанций Архиепископии, вели переговоры, приведшие к разработке проекта устава «автономной митрополии» Западной Европы в юрисдикции Московского Патриархата, в которой растворилась бы Архиепископия. После внезапной кончины Владыки Сергия избрание Архиепископа Гавриила — значительным большинством голосов — было неправильно воспринято как изменение курса Архиепископии. Со своей стороны, Высокопреосвященный Архиепископ Гавриил пытался вступить в диалог с Московской Патриархией. Он написал письмо Его Святейшеству Патриарху Алексию II, лично встречался с представителями Патриархии, но делу не было дано хода. Хотя через десять дней после своего избрания Высокопреосвященный Архиепископ Гавриил письменно заверил Святейшего Патриарха Московского в том, что он готов начать диалог о будущем Архиепископии и о ее связях с Московским Патриархатом, основываясь на принципах православной экклесиологии и в общении со всеми другими православными епископами, чьи кафедры находятся на той же территории (1).
Храня верность русской традиции и следуя православной экклесиологии, которая основывается на территориальном принципе Церкви, выявляемой в определенном месте, Архиепископия призывает к созданию на территории наших стран единой местной Церкви. Еще в 1949 г. члены Общего собрания Архиепископии сознавали это. Будучи эмигрантами, они питали надежду на то, что «наступит, по милости Божией, день, когда все мы сможем вернуться в освобожденную Россию и слиться там с нашей Родной Церковью» (2), так как для них, как, собственно, и для нас, Русская Церковь это, естественно, Церковь, находящаяся в России (ср. 1 Кор 1:2, и др.). Но, в то же время, они были озабочены созданием местной Церкви здесь, на Западе, для тех, кто навсегда останется в приютивших их странах. О том же вновь писали в 1966 году наши отцы и учители в вере, отвергая всякую возможность возврата в Московский Патриархат: «К тому же, — и это самое существенное — если бы даже в России положение Церкви было нормальным, позиция Архиепископии этим не была бы изменена. […] Действительно, со временем Архиепископия стала местной и многонациональной Церковью, которая, впрочем, изначально находилась и находится вне территориальных и канонических границ каких-либо автокефальных Церквей, включая и Московскую Патриархию» (3).
Для нас, как и для наших предшественников, сосуществование разных юрисдикций на одной и той же территории никак не может быть оправдано, так как это решительно противоречит территориальной экклесиологии (исходя, в частности, и из 34-го Апостольского правила). Также не может быть оправдано и требование, предъявляемое разными автокефальными Церквами, о прямой подчиненности им, по национальному признаку, всех, кто рассеяны по странам Западной Европы или в любой иной части света. Такая прямая подчиненность может лишь способствовать наслоению юрисдикций и укреплять его. Нынешняя ситуация — это только этап, порожденный нашей историей, и она со временем должна быть преодолена при содействии всех епархий других Патриархатов, находящихся в наших странах. Эти экклесиологические предпосылки делают неприемлемыми предложения, выдвигаемые Московской Патриархией. В самом деле, создание единой местной Церкви в наших странах должно осуществляться при тщательном соблюдении канонов и, естественно, в соответствии с территориальным принципом устроения Церкви. А, конечно же, юрисдикция Московского Патриархата не распространяется на нашу территорию. То же относится и к другим поместным Церквам.
Поэтому мы благодарны Господу Богу за то, что у нас, во Франции, уже сейчас существует орган сотрудничества и диалога — Собрание православных епископов Франции (AEOF), учрежденное согласно решениям предсоборных межправославных совещаний в Шамбези в 1991 и 1993 гг. Мы рады были узнать, что делегация AEOF, членом которой является и Его Высокопреосвященство Архиепископ Гавриил, собирается посетить предстоятелей православных поместных Церквей, чтобы ознакомить их с жизнью и насущными проблемами православной Церкви во Франции и обсудить с ними перспективы дальнейшего устроения у нас православия, исходя из территориального принципа единой местной православной Церкви.
Одной из самых неотложных задач нашей Архиепископии должно стать приобщение к вере тех, кто приехал искать прибежища в наших странах. Непрерывная традиция нашей Церкви, как в России, так и в эмиграции, следуя примеру наших недавно канонизованных святых, матери Марии (Скобцовой) и с нею прославленных, призывает нас также к служению самым обездоленным. В этом наша общая ответственность, и к этому нас призывал Высокопреосвященный Архиепископ Гавриил на Общих собраниях Архиепископии 1 мая 2003 г. и 1 мая 2004 г. Достаточно ли мы трудимся в этой области? Сегодня необходимо — и это очевидно — увеличить наши усилия, согласуя их с тем, что делается и в других епархиях, и оказывать ту социальную, материальную и духовную помощь, в которой нуждаются многие новые иммигранты. В приходах также существует большая потребность как в катехизации новоприезжих, воцерковлению которых необходимо содействовать, так и в духовном воспитании нашей молодежи и взрослых. Мы призываем всех членов Архиепископии найти место своего служения как в уже существующих начинаниях, так и в тех, которые только лишь возникают и о которых им будет сообщено в ближайшее время.
Мы также призываем клириков и мирян блюсти драгоценный дар единства. Обмен мнениями важен и правомерен. Однако полемика в Церкви имеет свой предел. В случае разногласий следует, по слову апостола, во всем «стараться сохранять единство духа в союзе мира» (Еф 4:3). У Архиепископии здесь, на Западе, важная церковная миссия. Это и должно руководить нашим поведением, укреплять наше единство вокруг правящего архиерея. Мы должны углублять наше понимание сущности Церкви и, исполняя нашу миссию, искать церковного единства. С этой целью мы намереваемся организовать епархиальный съезд в начале 2005 года, так же как и встречи по благочиниям, посвященные обсуждению путей созидания Церкви Христовой, в которой мы призваны быть «живыми камнями», каждый в соответствии с тем даром, который им от Господа получен. Будущее в руках Божиих, но, как уже утверждал Епархиальный совет в октябре 2003 г., мы должны продолжать наше совместное служение Единому нашему Господу и Владыке, основываясь только на самом смысле и сущности Церкви, с полным смирением, в полном согласии, приобщаясь Его неизреченной благодати.

Париж, 9 декабря 2004 г.

(1) Текст этого письма можно получить в епархиальном управлении.

(2) Епархиальный вестник. Париж, 1949, N 21, с. 21.

(3) Декларация, подписанная протоиереями Алексеем Князевым, Александром Семеновым-Тянь-Шанским, Александром Ребиндером, Стефаном Книжниковым, Игорем Верником, Борисом Бобринским, Петром Струве и Петром Чеснаковым, а также Константином Андрониковым, Кириллом Ельчаниновым, Павлом Евдокимовым, Борисом Физом, Николаем Куломзиным, Иваном Морозовым, Андреем Шмеманом и Владимиром Васильевым (русский текст в «Русской мысли», N 2479, 18.06.1966, с. 3).

Совет Архиепископии, возглавляемый Гавриилом, Архиепископом Команским, экзархом Вселенского Патриарха, состоит из следующих избранных 1 мая 2004 года членов:

От духовенства — прот. Иоанн Гейт, прот. Ренэ Доренло, проф. архим. Иов (Гетша), прот. Николай Ребиндер, прот. Иоанн Роберти, прот. Евгений Чапьюк.

От мирян — проф. Антон Нивьер, проф. Михаил Соллогуб, Петр Соллогуб, проф. Никита Струве, Иван Перэ, Татьяна Шомшева.

N 46, 16−22 декабря 2004 г.

Опубликовано на сайте СФИ


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru