Русская линия
РадонежПротодиакон Андрей Кураев21.12.2004 

Будет ли Украина сырьевым придатком Польши?

Меня удивляет то, до какой же степени легко люди забывают свою историю. Ведь совершенно очевидно, что трио поляков сейчас давит в сторону Ющенко: это Кароль Войтыла, более известный как Иоанн Павел II, Лех Валенса и президент Польши Квасневский. Вот они дружно — и лично, и через своих легатов и нунциев — поддерживают Ющенко. Понятно, что это их креатура, их кандидат. И при этом почему-то те люди на Западной Украине (так называемые «западенцы»), люди, для которых содержательно значима идея национальной независимости, — именно они голосуют за него! Вот это совершенно непонятно!

Надо сказать, что мне довелось в преддверии второго тура («первого» второго тура) президентских выборов на Украине поездить по этой стране. Две недели я был в самых разных регионах: от Западной Украины до Крыма… Оказывается, очень важная статья украинского экспорта в Европу: это учащиеся для католических семинарий, а позднее — приходов. У меня было несколько встреч в католических семинариях Украины. Дело в том, что я и раньше замечал, что и в Западной Белоруссии, и в Западной Украине избыточное число католических семинарий — ну, не нужно столько священников католических и униатских в этих регионах и даже в этих странах. И вот сейчас я понял, зачем это нужно. Один из латинских епископов Украины в приватной беседе выразился так: «Понимаете, если мы не получим Украину, то наша Церковь к концу XXI века станет Церковью черных».

В начале 90-х годов наша Православная Церковь высказывала, мягко говоря, непонимание, почему вдруг католичество так невероятно активизировало прозелитическую миссионерскую деятельность на территории бывшего Советского Союза. Но все эти годы, честно говоря, мне казалось, что, может быть, это всего лишь рефлекторное движение старого хищника: куда-то появилась возможность свою лапу положить, он и кладет сразу, просто по привычке, не со зла. Есть возможность кого-то скушать, раз он сам в пасть лезет — ну, хорошо, я последним усилием попробую тебя прожевать и переварить! Но оказалось все-таки, что это совсем не так: Россия, Украина, Белоруссия — это не просто один из векторов деятельности всемирной католической церкви. Действительно, они без этого не выживут, потому что католическая церковь потеряла свою родную Европу! Этот кризис призваний у них — т. е. очень мало молодых людей соглашаются быть священниками — начался довольно давно. Почему он начался? Оказывается, в Польше очень легко по внешнему виду дома выяснить, живет ли в нем православный батюшка или же католический ксендз. По внешнему виду очень легко это определяется так: у батюшки пеленки висят перед домом, у ксендза — за домом. Так вот, эта практика навязчивого обязательного целибата (безбрачия) была одной из причин того, почему молодые люди отказываются идти в семинарии. Более того, те, кто приходят туда искренне верующими, кто такой склад имеет, они после этого не попадают на приходы. Потому что у них срабатывает, в общем, нормальная логика: если я уже отказался от радостей семейной жизни ради моей веры, то я пойду до конца: пойду в монастырь. А вот именно приходы оказались таким «рваным одеялом». Я помню, когда я еще был семинаристом (это 80-е годы были) приехал один из наших преподавателей, Андрей Борисович Зубов, вполне либеральный человек, из редкой в ту пору поездки по Западной Европе. И мы использовали это как повод сорвать обычную лекцию и начали забрасывать профессора вопросами. И он говорит: «Знаете, ребята, для меня самым серьезным впечатлением была поездка по Нормандии. Это религиозный регион, один из самых религиозных регионов Франции. И меня поразило: деревушка, а посреди нее — огромный готический прекрасный собор… Но подъезжаешь ближе: заколоченные окна, выбитые, перекосившиеся двери, все заброшено, сквозняки… И вот однажды такое село мы проезжали, помню, воскресным утром. Я попросил водителя автобуса остановиться и дать нам возможность сходить на воскресную службу, посмотреть, сколько там людей, как служба проходит… И когда мы зашли в этот собор, то были потрясены тем, что мессы не было. Просто престарелые прихожане собрались, на свой лад как-то читали Псалтырь, какие-то литании, молитвы пели… А службы не было! И я спросил у одного престарелого прихожанина: «Скажите, а почему же у вас службы нет?» — «А у нас священника нет!» — «А почему у вас нет священника? Такой храм прекрасный, а священника нет!» И тогда этот старичок тяжко вздохнул и говорит: «Да понимаете, нашему епископу не до нас. Он за права негров в Африке борется!» Это очень точная формулировка, конечно.

Так вот, эту нехватку священников Ватикан пробовал заткнуть мигрантами — из Филиппин, прежде всего, из Латинской Америки и т. д.

И, конечно, это было очень умилительно и очень политкорректно: когда на обложках глянцевых журналов появлялась фотография, на которой немец целует руку у темнокожего пастыря. Это было очень политкорректно, но все равно политическая, расовая, культурная граница — оставались. Поляки очень быстро всем надоели, когда в 90-е годы пробовали поляками заткнуть эту дыру, как-то они всем довольно быстро приелись в Западной Европе. И вот тут-то Ватикан понял, что есть давно знакомый ему и вожделенный им стратегический ресурс человеческих душ в Восточной Европе. Есть то, что Достоевский называл «русские мальчики». Это не этноним, это именно склад души. «Русские мальчики — это юноши, которые отказывают себе в праве на жизнь, если не имеют оправдания своей жизни. Это мальчики, которым нужен повод к жизни. И пока он не нашел такой ценности, ради которой он может умереть, то он и не видит смысла в этой своей жизни. И вот такие мальчики, одержимые идеей служения, жертвенности, они шли в бомбисты, революционеры, социалисты, эсеры, сектанты… но и в наши монастыри они тоже шли… И такие души очень нужны Ватикану.

В Хмельницкой область Украины есть католическая семинария латинского обряда, причем она является главной для всей Украины. Она сама является филиалом папского университета, но зато католические семинарии в Киеве или во Львове являются филиалами вот этой семинарии. Оказалось так, что день моего визита в семинарию совпал с тем, что там дни такой «реколлекции» проходили: собрали министрантов (мальчиков-алтарников) со всей области. Мальчишки лет по 13, их привезли, дня три они живут в семинарии, с ними там очень ласково, как бы незаметно подталкивают: ребята, это ваш путь, идите сюда… И так вот они собирают хлопчиков из сел, из глубинки, с глуши, а потом придают им европейский лоск, дают европейские языки, посылают учиться куда-нибудь в Европу, а затем на приход их пошлют — не в Донецк, и не в Киев, и не в Россию, а куда-нибудь в Испанию, Италию, Францию или Германию. Это одна из форм утечки мозгов, во-первых, а во-вторых — одна из форм вымирания Украины. Так вот, если католическая церковь не получит этот антропологический стратегический ресурс, то она действительно превратится в церковь третьего мира, т. е. потеряет Европу, а, значит, со временем, и весь остальной мир. Они это прекрасно понимают, они умеют просчитывать вперед. Поэтому в частных беседах они готовы даже извиняться: «Простите, что мы обижаем, нарушаем какие-то договоренности, но поймите, что речь идет о нашей жизни и смерти, поэтому при всей экуменической любви к русскому Православию, мы не можем действовать иначе, чем как мы действуем. Конечно же, у Ватикана есть и свои расчеты в политике, хотя преподаватели в этой семинарии мне нагло врали, что католическая церковь никогда и нигде не вмешивается в политику, но, тем не менее, не прошло и нескольких дней, как мы по телевизору увидели униатских священников на митинге в Киеве в поддержку Ющенко.

В ходе моей поездки по Украине мои аудитории были, в основном, студенческие. И в этом смысле я в шоке: как легко, оказывается, студентов превратить в быдло, в толпу, которую потом на что-то натравить. Это очень печально было видеть. Кроме того, когда мы говорим об этом неожиданном успехе Ющенко, его пропаганды — надо честно сказать, в этом изрядная вина российских политических элит. Простите, чего вы еще хотели от страны, послом в которой десять лет является известно кто? Как всегда: он хотел, как лучше, а получилось у него, как всегда! И, кстати говоря, назначение Черномырдина послом в Киев сейчас показывает все: почему все это оборачивается катастрофой для российской политики? Потому что сам факт назначения Черномырдина в Киев после поста премьер-министра означал, что в российских верхах до сих пор не считают Украину регионом серьезной политики.

До сих пор и наше массовое сознание, очевидно, и сознание политологов наших, считает, что Украина — это наши «братушки», это же часть России, это какое-то семейное недоразумение… Поэтому, конечно, при любых конфликтах мы уступаем, все отдаем: хотите — Крым, хотите — Черноморскую косу, чего хотите… Хотите — Ющенко себе берите и т. д. А украинцы, особенно их «западенская» элита, очень настойчивы. Поэтому раз за разом они вырывают у России то, что им нужно. И не хотят ничем поступаться.

Теперь — о церковной ситуации. Традицией Церкви в России последние десять-пятнадцать лет является по возможности уклоняться от обозначения своих политических симпатий и антипатий на выборах. Даже когда идут выборы губернаторов, когда все кандидаты льнут к архиерею, у нас владыки обычно предпочитают уезжать куда-нибудь в паломничество, на отдых, на лечение, но не оставаться в самые горячие дни в своем регионе. Митрополит Киевский поступил совершенно иначе. После первого тура, когда победителем был уже объявлен Ющенко, именно после этого митрополит Владимир сказал о том, что его благословение дано только одному кандидату, и этот кандидат Янукович. Это поступок, а не какое-то проявление сервилизма и т. д. Простите, власть к этому времени уже была, особенно в Киеве — не в Донецке же (это же не донецкий митрополит сказал, а киевский митрополит!) у сторонников Ющенко и прозападной группы. Что дальше может происходить? Если не будет вот такого всплеска сопротивления на востоке Украины, и если Ющенко все-таки сделает сам себя президентом (хотя напомню маленькую деталь: когда Ющенко принимал самозваную присягу в Раде на Библии, то на Библию он положил левую руку — очевидно, что он глубоко церковный человек!) Так вот, если все-таки Ющенко становится президентом Украины, знаете, в этом тоже может быть добрая перспектива православной миссии на Украине. Я здесь вижу логику следующую. Если побеждает Янукович, в этом случае у изрядной части украинского населения (у тех же студентов и т. д.) останется ощущение, что у них украли сладкий кусочек, и в этом виновата Москва и Православная Церковь. И тогда возможна массовая миграция и всплеск симпатий к католикам, раскольникам, сектантам и т. д. А если Ющенко приходит к власти? Это будет означать, что Украина оказывается сейчас в перманентном кризисе. По многим причинам. Одна из них — если, по крайней мере, в Москве сидят более или менее разумные люди, то это означает, что мы начинаем строить с Украиной отношения как с обычным зарубежным государством, что, в частности, сказывается на политике Газпрома. В частности, повышаются нормальные цены на газ, и на этом — конец экономического чуда правительства Януковича. Ведь дешевый газ давал преимущества в необычайном развитии экономики Украины в последние три года. Теперь это кончится, и значит, экономика приходит в печальное состояние. Дальше. Политическая реформа, принятая сегодня, означает, что Украина превращается в парламентскую республику. Это худшее, что может произойти на Украине. Дело в том, что, согласно украинской поговорке, «где два хохла, там три гетьмана…» Мы это видим сегодня в буквальном смысле: три президента плюс к этому два премьер-министра, насколько я понимаю, сейчас. А если парламенту будет передана вся полнота власти, то это означает, что Украина пойдет путем Польши, Речи Посполитой образца где-то начала XVIII века. Все эти дворянские междусобойчики, мелкие гражданские войны, интриги и т. д., власть короля ни во что не ставится, и в итоге Польша просто стала территорией, которая взывала к своим соседям: разделите меня и властвуйте мною! Вот, я думаю, такая же ситуация развития грозит Украине в случае парламентской модели. Так вот, тогда все эти кризисы начнут усугубляться, и когда несомненно станет понятно, кто пришел к власти и что на самом деле — это воссоздание Речи Посполитой в границах от моря и до моря, и что Украина становится просто сырьевым придатком даже не просто к Европе (это было бы еще почетно — быть колонией Германии, но быть колонией Польши — просто обидно!) И вот, я думаю, когда трезвомыслящие украинцы это осознают, годика через два-три, эйфория этих митингов «оранжевых» пройдет, вот тогда они поймут этот парадокс: что именно Русская Православная Церковь была защитницей независимости Украины тогда — осенью 2004 года!

20.12.2004 г.


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru