Русская линия
Труд Виталий Головачев21.12.2004 

Диагноз: «алкогольный психоз»
Двое из ста россиян страдают психическими и поведенческими расстройствами, связанными с употреблением спиртного

Каждые 6 минут в российские наркологические стационары доставляют по одному жителю страны с впервые установленным диагнозом «алкогольный психоз». Среди них есть и подростки, и даже дети 12 — 14 лет.

В прошлом году медики зарегистрировали 446 800 «новичков» с этим тяжким недугом и с синдромом хронического алкоголизма, а также злоупотребляющих зельем пока без таких тяжелейших последствий. Они пополнили армию российских алкашей со стажем. Невеселая новость в том, что численность пополнения оказалась в два с лишним раза больше, чем в 2000-м (возможно, тогда слишком приблизительно считали?). А всего на диспансерном и профилактическом учете в России состоит более 2,6 миллиона. Иными словами, из 54 среднестатистических россиян один страдает той или иной формой психических и поведенческих расстройств, связанных с употреблением спиртного. Причем среди мужского населения картина еще более удручающая: на медицинском учете в этой группе каждый 30-й. Слабаками, как видим, оказались многие представители сильного пола. Они быстро катятся по наклонной плоскости, спиваются. Эти и другие шокирующие факты приведены в подготовленной недавно аналитической записке Федеральной службы государственной статистики.

«Рост психозов, — говорится в документе, — свидетельствует о том, что заболевания у граждан, страдающих хроническим алкоголизмом, протекают более тяжело. В 2003-м по сравнению с 1995-м количество таких расстройств увеличилось на 13 процентов. Растет в последние годы и общая первичная заболеваемость жителей страны алкоголизмом… В группе с напряженной алкогольной ситуацией — ряд регионов Сибирского и Дальневосточного федеральных округов. Относительно благополучно выглядит лишь Южный округ».

На карте, составленной статистиками, черными и темными цветами обозначены регионы, где сильно пьют (Магаданская, Сахалинская, Новгородская области, Чукотка и некоторые другие). В более светлые тона окрашены территории, на которых аналогичные показатели в 1,5 — 2,5 раза ниже, чем в среднем по стране (Дагестан, Омская, Ростовская области, Ставропольский край, Санкт-Петербург, Кабардино-Балкария, Бурятия).

Почему в одних регионах пьют существенно больше, чем в других? Может, играют роль климатические условия или уровень жизни? Попытки выявить такие закономерности оказались безуспешными. Среди «холодных» территорий есть и регионы, так сказать, относительно благополучные (имея в виду распространение алкоголизма) и очень тяжелые. Столь же запутанная, пестрая картина получается, если рассматривать ситуацию через призму уровня бедности. Скажем, в Ставропольском крае численность малообеспеченных — 34 процента, а алкоголиков, взятых под наблюдение наркологами, в семь раз меньше (в расчете на 100 тысяч человек), чем в Магаданской области, где уровень бедности всего18 процентов. «Простых ответов здесь нет, — объяснили мне специалисты Национального центра наркологии Минздрава. — Надо рассматривать в комплексе множество факторов, в том числе и уверенность (или неуверенность) жителей в завтрашнем дне, и местные традиции, и занятость, и стрессы, и даже генетическую предрасположенность…»

В России издавна существовало пристрастие части жителей к зелью. По известному наблюдению Некрасова, русский мужик «до смерти работает, до полусмерти пьет». Даже в советские времена, несмотря на постоянно объявляемый директивный «бой пьянству», искоренить зло не удавалось. В 1975-м, например, на учете в медучреждениях с диагнозом «алкоголизм и алкогольные психозы» состояли 1,14 миллиона человек; в 1980-м почти вдвое больше — 2,02 миллиона; в 1985-м еще больше — 2,81 миллиона. В то же время никогда за минувшие десятилетия не попадало в наркологические стационары за 12 месяцев столько граждан с первичным алкогольным диагнозом, сколько в прошлом году, — 446 800. При этом надо иметь в виду, что сегодня существует сеть частных фирм и врачей-наркологов, и точные сведения о числе больных, которым эти службы оказали помощь, отсутствуют. Так что реальная картина еще драматичнее.

Непродуманные экономические реформы, начатые второпях ельцинскими назначенцами в начале 90-х, привели к падению уровня жизни, массовой нищете, стрессам, апатии и разочарованию миллионов граждан. Если в 1990-м в стране покончили жизнь самоубийством 39 тысяч человек, то в 1995-м — 61 тысяча, или в полтора раза больше. В прошлом году число самоубийств составило 51,6 тысячи. Известно: сильные стрессы, социальные невзгоды способствуют распространению пьянства — так с помощью водки и вина многие пытаются уйти (хотя бы на время) от жизненных невзгод. Особенно тревожит специалистов рост детского, подросткового и женского алкоголизма. На учете в специализированных медучреждениях состоит сегодня около 10 тысяч детей в возрасте до 14 лет, страдающих алкоголизмом, и почти 70 тысяч подростков 15−17 лет. Попадают к врачам даже семилетние алкоголики.

Отдельный разговор — о пьющих женщинах. На конец прошлого года в России насчитывалось 473 тысячи больных и «злоупотребляющих» женщин, находящихся под наблюдением наркологических диспансеров. В среднем каждая двухсотая «хранительница очага» в нашей стране страдает пагубным пристрастием к спиртному. «Выявление таких женщин представляет большие трудности, так как они значительно дольше скрывают свое состояние, — говорится в аналитической записке Росстата. — И в результате гораздо позже они обращаются за медицинской помощью».

В целом среди больных алкоголизмом больше всего граждан в возрасте 40−59 лет (1,33 миллиона человек). На втором месте — молодежь 20−39 лет (860 тысяч человек). Самой распространенной формой заболевания является хронический алкоголизм второй стадии (то есть средней тяжести).

Знакомый французский журналист как-то спросил меня, почему во Франции пьют больше, чем в России, а масштабы алкоголизма там меньше? Действительно, по официальным данным, в России продажа горячительных напитков на душу населения составила в прошлом году 9,1 литра абсолютного алкоголя, а во Франции — 10,5 (2000 год). Но фокус в том, что розничная продажа в нашей стране не учитывает огромного теневого рынка, а также широкомасштабного изготовления вина и самогона в домашних условиях. С учетом этого, как показали исследования специалистов, среднедушевое потребление алкоголя составляет у нас уже не 9, а 18 литров (в пересчете на чистый спирт). Это значит, что Россия прочно занимает в мире «горькое» первое место.

Заметим, что во многих западных странах жители отдают предпочтение сухому красному или белому вину (скажем, во время обеда и ужина), а у нас налегают в основном на водку и ликероводочные изделия. На эти крепкие напитки приходится в России 216 миллионов декалитров, а на виноградные и плодовые вина — только 72 миллиона декалитров (2003 г.).

Потребление алкогольных напитков на душу населения
(литров абсолютного алкоголя; 2000 г.)
Португалия 10,8 литра
Франция 10,5
Германия 10,5
Венгрия 10
Чехия 9,9
Испания 9,5
Австрия 9,4
Великобритания 8,4
Россия 8,1 (с учетом всех источников — 18)
Италия 7,5
Финляндия 7,1
США 6,7
Япония 6,5
Швеция 4,9

— Помимо непосредственной угрозы для здоровья пьющих, алкоголизация населения способствует еще и широкому распространению туберкулеза, ВИЧ-инфекции, многих других опасных болезней, передающихся половым путем, потому что в состоянии опьянения люди слабо контролируют свое поведение, — предупреждает руководитель отделения эпидемиологии Национального центра наркологии Минздрава РФ, доктор медицинских наук, профессор Евгения КОШКИНА. — Вопрос чрезвычайно важный. Но у нас до сих пор нет четкой государственной антиалкогольной политики, не принята концепция, а также крайне необходимые законы, подзаконные акты. Соответствующие документы, в том числе проект концепции, аналитические записки, содержащие конкретные предложения, многократно отправляли и в правительство, и в Государственную Думу, словом, во все инстанции. В прошлом году, например, подготовили очень серьезные материалы к планировавшемуся заседанию Госсовета. Но все эти предложения где-то тонут, вязнут в бесконечных обсуждениях, и на выходе почти ничего не остается. Создается впечатление, что какая-то неведомая сила тормозит антиалкогольный процесс. Может быть, так успешно действует мощное водочное и пивное лобби?

Особый упор, продолжает Евгения Анатольевна, должен быть сделан на воспитании, которое необходимо начинать с 2−3-летнего возраста. И в детских садах, и в школах должны внедряться умно построенные профилактические программы, которые будут формировать соответствующее отношение к злоупотреблению алкоголем. Молодежи должны быть широко доступны и спортивные залы, клубы по интересам, театры, кино. Но если за билет на спектакль надо уплатить 700 рублей (как сегодня), то для подавляющего большинства ребят путь в храм искусства практически закрыт. Проект концепции определяет также, где и как продавать спиртное, каким образом лечить больных алкоголизмом, как быть с рекламой и многое, многое другое. Но трудно сказать, когда документ будет принят…

Почему же так затянулось формирование столь необходимой стране антиалкогольной политики? Какая судьба ждет страну, если не удастся переломить тревожную тенденцию? С этими вопросами я обратился к руководителю Федеральной службы по надзору в сфере защиты прав потребителей и благополучию человека, академику РАМН, профессору Геннадию ОНИЩЕНКО.

— Лоббисты — лишь видимая часть айсберга, — убежден Геннадий Григорьевич. — За ними стоит, образно говоря, водочная и пивная мафия. Она контролирует огромные денежные потоки и жестко торпедирует принятие документов по антиалкогольной политике. Это серьезная и опасная для страны сила. Чем масштабнее идет спаивание граждан, тем большую прибыль получают те, кто этим занимается. Еще в 90-е годы они «продавили» нужные им законы и сегодня действуют вполне легально. Аппетиты их растут. Мы видим, как спивается село, огромные потери несет город… Если государству не удастся переломить эту губительную тенденцию, то нас ждет печальное будущее: деградация нации. Пока успехов здесь немного. Принятые недавно Государственной Думой и явно запоздалые законы об ограничении рекламы пива и о запрещении продажи пива детям, а также в лечебных, образовательных учреждениях — лишь скромный шажок на пути, предполагающем проведение комплексной государственной алкогольной политики. А ее нет. Без преувеличения, сегодня речь идет о судьбе страны.

Руководителю Федеральной службы, который давно уже ведет борьбу с алкогольной мафией, и многим другим специалистам ясно: если государство, используя все свои возможности, институты, властные структуры, не возьмется за решение этой сверхактуальной задачи сегодня, то завтра уже может быть поздно…


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru