Русская линия
Новый Регион — Крым Андрей Дорофеев17.12.2004 

Крым уже давно живет по «косовскому сценарию»
Мнение эксперта

Угроза «выдавливания» нетатарского населения из Крыма и параллельного усиления сепаратизма в поведении крымскотатарской политической элиты с годами не рассеивается, а наоборот возрастает. Украина стремительно приближается к осуществлению «косовского сценария». Причем, общие черты албанского и крымскотатарского сепаратизма отчетливо видны уже сейчас. Такие мысли высказываются в статье политолога Сергея Климака, текст которой пришел в редакцию «Нового Региона».

Анализ причин этнической войны в Косово и потенциала этноконфессиональной конфликтности в Крыму позволяет говорить о наличии ряда общих для двух регионов факторов исторического, социального, этнического и религиозного характера, — убежден Климак.

К наиболее значимым из них необходимо отнести следующие:

1. В Косово, как ранее в Боснии и Герцеговине, четко обозначено противостояние православного и мусульманского населения. В Крыму, в значительной степени благодаря подавляющему этническому большинству славян, в настоящее время обстановка относительно спокойная. Тем не менее, негативные тенденции, связанные с неуклонным изменением демографической ситуации в пользу мусульманского меньшинства, нарастают.

2. В обоих регионах это противостояние идеологически, морально и финансово подпитывается из-за рубежа. В частности, как косовские албанцы, так и крымские татары получают значительную поддержку как от международных исламских центров и организаций, так и некоторых государств, например, Турции.

3. Как и албанцы в Косово, татары в Крыму в качестве фактора этнической мобилизации активно используют ислам. В существующих условиях идеологами сепаратизма он используется как средство, разделяющее на своих и чужих, мусульман и немусульман, что объективно препятствует процессу интеграции крымских татар в украинское общество

4. И в Косово и в Крыму мусульманское население пытается доказать свою автохтонность, и на этой основе — право на обладание землей, особый национально-правовой статус и связанные с ним привилегии, вплоть до образования собственного государства.

Так, в Албании полагают, что Косово является территорией с автохтонным иллиро-албанским населением, которое не только постоянно проживало там в разные исторические периоды, но и составляло большинство жителей. Крымские татары также заявляют о себе как о потомках народов, живших на территории полуострова с античных времен, и вкладывают в понятие «коренной народ Крыма» признаки, характеризующие титульный, т. е. государствообразующий этнос.

5. На взаимоотношения славян и мусульман в обоих регионах серьезное влияние оказывают взаимные исторические претензии. В особенности это касается событий 2-й мировой войны. По данным американских спецслужб, с апреля 1941 до августа 1942 года албанцы убили около 10 тыс. сербов, а число изгнанных сербов за весь период оккупации составило около 100 тыс. человек.

В Крыму наиболее острые противоречия между славянами и крымскими татарами также увязываются с сотрудничеством последних с оккупационными властями и последовавшей за этим депортацией.

На сегодняшний день албанцы Косово как никогда близки к получению национальной независимости. При внимательном рассмотрении форм внутренней самоорганизации крымских татар со времени их возвращения в Крым, оценке долговременной стратегии и тактики действий наиболее радикальных сил крымскотатарского национального движения (КТНД), прослеживаются явные аналогии с сепаратистским движением албанцев в Косово на протяжении последних десятилетий.

В связи с этим необходимо проанализировать формы борьбы албанцев с целью выявления возможных предпосылок повторения косовского сценария в Крыму. Эта задача тем более актуальна, что руководство КТНД внимательно изучает опыт сепаратистских и национально-освободительных движений во всем мире, в т. ч. на Кавказе, Балканах, в Африке, Южной Азии. Об этом свидетельствуют материалы и периодические издания, приходящие на адрес Меджлиса из различных регионов мира.

Сепаратистская деятельность радикально настроенной части албанцев в Автономном крае Косово началась сразу после войны и не прекращалась ни на один день. Главной целью являлось объединение с Албанией. При изменении средств и тактики цель оставалась неизменной. При этом она не зависела от статуса края в республике, от количества вкладываемых в его развитие денег и уровня конфликтогенности межнациональных отношений.

Уже в 1956 г. служба безопасности СФРЮ вскрыла в крае несколько диверсионных групп, которые были заброшены из Албании в Косово для создания нелегальных националистических организаций. В конце 50-х начале 60-х гг. в Косово действовала организация Революционное движение за объединение албанцев. В ее составе было около 300 человек.

В программе движения было записано: «Наша борьба будет долгой и мы к ней должны подготовиться». А Устав движения начинался со слов: «Основная и конечная цель движения освобождение шиптарских краев, аннексированных Югославией, и объединение с матерью Албанией». Чтобы достичь поставленных целей, предполагалось употребить все средства и политические, и пропагандистские, и вооруженную борьбу, и общенародное восстание.

Сведения о наличии в КТНД подпольных военизированных организаций окончательного подтверждения не получили. Однако ряд фактов, в т. ч. оперативная переброска мужчин из одного региона в другой во время судакских событий 1995 года, организованная охрана во время акций протеста могут свидетельствовать о скрытых механизмах, позволяющих осуществлять мобилизационные мероприятия.

Сепаратистское движение албанцев можно разделить на этапы: пропаганда этнического национализма в пятидесятые годы, демонстрации и провокации в шестидесятые, вооруженная борьба в семидесятые, восстание в начале восьмидесятых, война за независимость в конце девяностых.

Подпольные организации внутри страны поддерживали албанские организации по всему миру. В крымскотатарском национальном движении с самого начала процесса возвращения в Крым пропаганда национализма идет параллельно с демонстрациями и провокациями, выражающимися в организации массовых беспорядков, самозахватах, блокировании транспортных коммуникаций и т. п. Активная финансовая, материальная и моральная поддержка КТНД осуществляется со стороны крымскотатарской диаспоры, прежде всего турецкой.

Конец 60-х гг. в Косово был ознаменован массовыми выступлениями и демонстрациями националистически настроенной албанской молодежи. Этим демонстрациям предшествовали так называемые конституционные дискуссии в СФРЮ. Албанцы, участвовавшие в них, настаивали на требованиях, которые с того времени уже постоянно повторялись: самоопределение, Косово — республика.

По инициативе Меджлиса уже на протяжении ряда лет с различной степенью интенсивности идет дискуссия относительно предоставления крымским татарам на территории Автономной Республики Крым национальной автономии. Более того, радикально настроенные лидеры КТНД заявляют о своем стремлении к созданию собственного независимого государства. В настоящее время данная дискуссия неподконтрольна украинским властям. Вынесенная на широкое международное обсуждение, она наносит вред имиджу Украины.

При этом методы, используемые идеологами Меджлиса и его зарубежными союзниками включают в себя дезинформацию, подтасовку фактов и фальсификацию, т. е. признаки, присущие информационным и пропагандистским войнам.

В 70-е годы обстановка в крае продолжала оставаться напряженной, хотя Конституция 1974 г. значительно расширила права автономии в федерации, а многие албанцы считают этот период наиболее благоприятным для развития края. Одной из форм борьбы албанцев стало мощное студенческое движение, которое занималось в основном пропагандой, распространением запрещенной литературы, написанием листовок.

На сегодняшний день рано говорить о наличии в Крыму движения студентов крымских татар, имеющего антигосударственную направленность. Тем не менее, отдельные, аналогичные косовским, сепаратистские и националистические проявления в этой среде уже имеют место. Так, в крымских вузах со значительным числом студентов-крымских татар неоднократно отмечались случаи распространения листовок, плакатов и литературы националистического и пантюркистского содержания. На партах и стенах периодически появляются надписи антиславянского содержания. Крымскотатарские студенты являются активными участниками ежегодных мероприятий 18 мая, а также всех крупных манифестаций и митингов протеста, организуемых Меджлисом. В этих случаях они в своем большинстве прекращают занятия и организованным порядком прибывают к месту акции протеста.

Поиск причин обострения ситуации привел многих исследователей к необходимости обратить внимание на систему образования в крае, которая была тесно связана с албанской школьной системой. По их мнению, это способствовало албанизации Косова и росту националистических настроений, особенно среди молодежи.

Сюда приезжали сотни учителей и профессоров из Тираны, а косовские, в свою очередь, проходили стажировку в Албании. Занятия велись по албанским учебникам, государственные программы игнорировались. Университет готовил албанологов в таком количестве, которое не требовалось стране. Албанизация Косово становилась естественным процессом. Служба государственной безопасности СФРЮ неоднократно акцентировала внимание властей на том, что в средних школах, гимназиях, средних специальных заведениях молодежи легально преподают албанский этнический национализм.

На территории АРК наблюдаются аналогичные процессы. Под контролем турецких религиозно-политических обществ Накшбандия и Нурджулар находятся практически все школы-медресе в АРК. Из числа крымскотатарских учащихся подбираются самые способные ученики, которые затем направляются для дальнейшего обучения в Турцию. Идет процесс создания целой сети как школ-медресе, так и светских учебных заведений, деятельность которых финансируется и контролируется из Турции. При этом преподавательский состав в них состоит преимущественно из турецких граждан, которые воспитывают учащихся в духе пантюркизма, почитания Турецкой Республики и турецкого образа жизни.

Важной составляющей данного процесса является ежегодная отправка крымскотатарской молодежи на учебу и стажировку в турецкие учебные заведения по различным специальностям: экономика, история, правоведение, менеджмент, медицина, строительство и др. Помимо получения образования учащиеся подвергаются мощной идеологической обработке в духе национализма и пантюркизма. Таким образом, целенаправленно формируется слой националистически мыслящей крымскотатарской интеллигенции, который в будущем должен занять места в управлении, хозяйстве, образовании, различных сферах общественной жизни Крыма.

На молодежный аспект албанского сепаратизма еще в 1974 году обратил внимание будущий посол США в Югославии Л.Иглбергер. На одной из неформальных встреч с югославскими политиками и журналистами он отметил: «Посмотрите, что вы как государство делаете в Приштине и в Косово вообще. Вы открыли для албанцев один из самых больших университетов в Югославии, дали им Академию Наук и в тех высоких институтах готовите каких-то политологов, социологов, философов, чем сами себе создаете великую армию будущих недовольных, которые завтра выйдут на улицы и потребуют свое государство и свою республику!»

В Крыму из года в год увеличивается число студентов из числа крымских татар. При этом наибольшей популярностью среди них пользуются общественные и гуманитарные дисциплины. На сегодняшний день можно также говорить о наличии крымскотатарского вуза, доступ в который лицам славянской национальности формально открыт, но фактически чрезвычайно затруднен. Речь идет о Крымском государственном индустриально-педагогическом институте, готовящем национальную крымскотатарскую техническую интеллигенцию. В стенах данного института регулярно проходят научные конференции, презентации, встречи, имеющие националистический характер.

Согласно последним данным министерства образования АРК число школьников-крымских татар уже сегодня составляет 14% от всех учащихся. По прогнозам специалистов через 5 лет оно достигнет 18−20%. Таким образом, можно прогнозировать дальнейшее усиление такого фактора, как крымскотатарское студенчество.

Обществоведы и политики по-разному объясняли причины протеста и националистических выступлений в крае в 80-е гг. Албанские авторы связывали конфликтную ситуацию в крае с дискриминацией албанцев в экономической, общественной и национальной областях, с тем, что они ощущали себя гражданами второго сорта. Именно эти обвинения в адрес крымских и украинских властей крымскими татарами выдвигаются в первую очередь.

В Сербии большинство обществоведов причины албанских выступлений видели в сепаратистской идеологии сербских албанцев, в национализме, а позже в исламском экстремизме. Эти же причины в качестве первоочередных выдвигаются и не заангажированными Меджлисом или различными международными организациями, украинскими и российскими учеными и журналистами, пишущими о сепаратистской направленности КТНД.

Одной из форм сепаратистской деятельности албанцев явилось создание ими этнически закрытого социума, демонстративно противопоставившего себя центральной власти. Так, на территории края функционировали собственные учреждения образования, здравоохранения, действовали органы внутреннего самоуправления.

В настоящее время на территории АРК также существует хорошо организованная структура, параллельная государственным органам власти. Она представляет собой жесткую властную вертикаль, спускающаяся от центрального Меджлиса к меджлисам местным и региональным, провозглашающим себя как органы местного самоуправления.

Кроме того, существует разветвленная и хорошо организованная сеть крымскотатарских обществ и организаций (офицеров, художников, юристов, работников образования и т. д.), построенных по национальному признаку.

По оценке экспертов, созданная структура представляет собой не только своеобразную альтернативу органам государственной власти и управления в АРК, но и является прообразом национальных крымскотатарских органов исполнительной и законодательной власти, министерств и ведомств. Значительная их часть в настоящее время находится в стадии становления, существованию некоторых даются благовидные предлоги. Тем не менее, они стремятся контролировать все сферы социально-политической жизни крымских татар, по возможности изолировать мусульманское население и сохранить над ним полный контроль под предлогом предотвращения ассимиляции коренного народа.

Дальнейшее создание таких объединений и функционирование уже существующих находит финансовую поддержку в рамках программ ряда зарубежных фондов и неправительственных организаций.

Немаловажным является следующий аспект. Информация о событиях в Косово в полном объеме долго была недоступна общественности. Согласно социологическим данным, 23% словенцев, 20% жителей Боснии и Герцеговины, 17% хорватов и македонцев вообще не знали, с какими проблемами сталкиваются народы, населяющие Косово. Согласно данным социологических исследований, жители Украины из других регионов также практически не располагают реальной информацией относительно процессов, происходящих в Крыму.

Большинство исследователей в качестве одной из причин межэтнической напряженности в Косово называют социальные и экономические проблемы, среди которых выделялись безработица, низкий уровень жизни населения.

На развитие Автономного края Косово в течение всего послевоенного периода выделялись значительные средства. За период с 1965 по 1985 гг. темпы экономического роста в крае были самыми высокими в стране. Но в пересчете на душу населения экономические показатели Косово значительно уступали другим регионам. Одним из факторов, влиявших на такие различия в показателях, был опережающий естественный прирост населения. По его темпам население Косово занимало первое место и в Югославии, и в Европе. Все, что общество вкладывало в развитие Косово, поглощалось приростом населения. Албанцы выражали недовольство, полагая, что они недополучают средства, предназначенные для развития края, и потому отстают в экономическом и общественном развитии.

Меджлис также постоянно выдвигает к центральным и крымским властям претензии экономического характера, взваливая на них всю вину за бедственное положение крымских татар. Его лидеры осознают, что столь краткосрочное и лавинообразное переселение четверти миллиона человек явилось бы серьезным бременем и для более экономически благополучного государства чем Украина. Тем не менее, именно руководство Меджлиса инициировало и продолжает инициировать возвращение татар в Крым из мест депортации, не заботясь о том, существует ли для этого необходимая экономическая и хозяйственная база. Зная, что нищие массы легче подтолкнуть к экстремистским действиям и акциям неповиновения, оно исходило и продолжает исходить из принципа чем хуже, тем лучше.

В марте 1981 года в Косово вспыхнуло восстание. Митинги приобрели явно антигосударственный характер все чаще звучали требования об объединении с Албанией, с флагштоков сбрасывались югославские флаги, албанцы насильственно занимали чужую землю. Следствием этого стал массовый отъезд сербских семей из Косово. Постоянный процесс выселения из автономного края жителей сербской и черногорской национальностей стал важнейшим индикатором кризиса.

Одним из показателей неблагоприятной демографической ситуации, сложившейся в Крыму, является постоянный отток славян за пределы полуострова. Бывший депутат Верховного Совета АРК Э. Меметов еще в 1993 году заявил: «Мы планируем наши действия в расчете на многие десятилетия, даже столетия. Первейшая задача запугать оккупантов (русских и украинцев), создать такую обстановку в Крыму, чтобы они сами бежали отсюда, как из Таджикистана. Климат психологической нестабильности, понятно?»

В связи с этим необходимо учитывать, что главным фактором, способствовавшим достижению албанцами своей цели и на который в настоящее время делают ставку крымскотатарские националисты, является этнодемографическое доминирование. Численного преобладания албанцы достигли на протяжении нескольких десятков лет. Оно явилось следствием не только более высокой, нежели у сербов, рождаемости, но и попустительством югославских властей, практически не препятствовавших миграционным потокам из Албании в Косово. Этнические националисты Меджлиса главным условием создания на территории крымского полуострова национального государства считает максимальную татаризацию и мусульманизацию Крыма. Для достижения этой цели предусматриваются следующие меры:

— окончательное переселение крымских татар из мест депортации;

— привлечение в Крым разных татар (не только крымских) от Байкала до Казани;

— переселение в Крым под видом крымских татар любых иных тюрок (азербайджанцев, узбеков и др.);

— возможная репатриация турецких, болгарских, румынских татар;

— импорт мусульман иных национальностей (чеченцев, дагестанцев и др.);

— максимальное увеличение рождаемости среди крымских татар.

Параллельно увеличению численности тюрко-мусульманского элемента, в Крыму развивается устойчивая тенденция к сокращению численности русского и вообще славянского населения не только за счет отрицательного естественного прироста, но и миграции преимущественно в Россию.

Рассматривая возвращение из депортации и обустройство в Крыму крымских татар, нельзя не обратить внимание на их стремление к компактному проживанию. В будущем это может привести к ситуации, аналогичной той, которая сложилась в Косово. Край фактически представлял собой албано-сербскую чересполосицу, когда два крупнейших этноса жили рядом, но не смешивались. Албанские села соседствовали с сербскими, города имели мусульманские и христианские районы. В результате югославские силы госбезопасности были не в состоянии в полной мере контролировать процессы, проходящие в албанской среде.

По мнению экспертов, крымские татары, осознавая бесперспективность получения национальной автономии на всей территории Крыма, в качестве промежуточного шага могут попытаться создать районы с преобладающим татаро-мусульманским населением. В качестве наиболее вероятных специалистами называются Бахчисарайский и Белогорский районы. В случае решения данной задачи, при обострении обстановки эти районы легко можно будет вывести из правового поля Украины с последующим введением в них международных сил, как это произошло в Косово.

Наряду со сходными тенденциями и процессами, наблюдающимися в Косово и Крыму, необходимо отметить существенное различие. Косовские албанцы стремятся не к образованию собственного государства, а к объединению со своей исторической родиной Албанией. Сепаратистски настроенные круги КТНД, заявляющие о своем стремлении к построению национального крымскотатарского государства, не имеют такой исторической родины, на чью помощь можно рассчитывать. Тем не менее, в силу причин исторического характера, в связи с антиславянской и происламской геополитической ориентацией крымских татар, сегодня именно Турция является для них той опорой, какой Албания является для косовских албанцев.

Исходя из изложенного, с целью недопущения дальнейшего развития в Крыму межэтнической и межконфессиональной напряженности, недопущения повторения событий, которые имели место в Косово и некоторых горячих точках СНГ, представляется необходимой разработка специальной программы на государственном уровне. К ее разработке должны быть привлечены ученые и специалисты в области этнографии, истории, социологии, конфликтологии, демографии, национальных отношений и др. Только проведение комплексных исследований позволит не только делать максимально глубокий анализ текущей ситуации, давать научно-обоснованный прогноз возможного развития событий, но и вырабатывать конкретные рекомендации, включающие в себя меры превентивной политики.

15.12.2004 г.


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru