Русская линия
Литературная газета Игорь Серков14.12.2004 

Вызов брошен

Смешно, но буквально за несколько дней до выборов на Украине один телеведущий признался: «Можно делать сколь угодно интересную передачу о предвыборной борьбе на Украине, но рейтинг её будет низким — эта тема большинству неинтересна». Сегодня, когда на всех каналах одна Украина, в такое верится с трудом, но ведь было, было!

Увы, за большинством нынешних посильных соображений о том, что происходит на Украине и что происходящее значит для России, чувствуется глобальное незнание сегодняшних украинских реалий — политических, культурных, идеологических. Для простых российских граждан, удручённых жизненными трудностями, это ещё извинительно. А вот наши политики, политтехнологи, эксперты и журналисты, радостно уверяющие, что «Россия проиграла битву за Украину», «навсегда её потеряла», «нечего было туда соваться» и т. д., лишь в очередной раз демонстрируют убогость и крайнюю предвзятость своих аналитических упражнений.
Ибо если сегодняшняя ситуация — поражение, что тогда можно было бы считать победой? Безусловный выигрыш Януковича? Но в условиях современной Украины, после правления Кучмы, такая победа ни при каких условиях не могла быть ни сокрушительной, ни неоспоримой. Она, пожалуй, могла случиться в принципе, если бы наши политтехнологи, подвизавшиеся у Януковича, не вели себя столь некомпетентно во время избирательной кампании. Но и тогда бы последовали мощные акции протеста оранжевых, потому как они заранее планировались и готовились под надзором и с помощью Запада. То есть сегодняшняя ситуация была неизбежной. И Янукович, победив, стал бы выполнять политические требования оппозиции, дабы успокоить бунтующую часть Украины. Собственно, он и начал это делать сразу после известий о своей победе во втором туре. Никто не проиграл, говорил он, готов выполнять все требования оппозиционеров, работать с ними, приглашать их в правительство, отдать им пост премьера…
Надо же понимать: шанса привести к власти действительно пророссийского и одновременно приемлемого для всей Украины политика у России на этих выборах не было. Потому что таких политиков сегодня на Украине попросту нет. Потому как Россия все годы после ухода Украины не удосужилась этим вопросом хоть как-то озаботиться.
Что же оставалось? Спокойно смотреть, как одерживает сокрушительную победу умеренный националист Ющенко, за спиной которого националисты уже совершенно неумеренные, патологически не любящие Россию? Наблюдать, как с его воцарением Украина торопливо встраивается в хор озлобленных прибалтийско-польских недругов России, требующих от неё бесконечных покаяний, контрибуций, возмещения «убытков» и даже отказа от празднования 60-летия Победы над фашистами? Но для этого надо окончательно потерять всякую политическую волю к отстаиванию своих национальных интересов. Надо потерять совесть, остатки гордости, чтобы равнодушно наблюдать, как подавляют и выжигают в южно-восточных регионах стремление сохранить русскую культуру и русский язык среди тех, для кого они по-прежнему родные.
Так какой же исход выборов был и реален, и благоприятен в такой ситуации для России? Если знать политический расклад, исторические подоплёки, настроения и психологию людей, то ответ очевиден. Самым важным стратегическим успехом было бы политическое оформление на Украине серьёзной силы, которая настроена на сотрудничество и близость с Россией. Само существование которой не позволит властям и прозападной элите легко превратить Украину в западный форпост, постоянно выматывающий жилы из России, сдерживающий её укрепление.
И эта сила появилась. И не считаться с ней уже никто не сможет. Победит Янукович, ему не удастся, подобно Кучме, хладнокровно повернуться спиной к гражданам Юго-Востока. Победит Ющенко, ему тоже придётся учитывать их настроение и нежелание превращаться в открытого врага России. Недаром Ющенко уже заговорил на Майдане по-русски и пообещал не закрывать русские школы, чем во времена его собственного премьерства с издевательским усердием занимались его нынешние сподвижники.
В общем, если не биться в антипутинской истерике, можно говорить, что
реально Россия всё-таки добилась того, чего реально можно было добиться на Украине сегодня. Президенты меняются, а дружественная и близкая нам сила останется. Если мы сами не отвернёмся от неё. Если задумаемся о том, как не потерять её поддержку.

О провале и поражении России на украинских выборах сейчас много говорят в Европе и США. Причём надо слышать, как говорят. «Агония русского медведя», «гибель русской империи», «пал последний оплот России», «России уже не подняться…»
Запад тоже на днях открыл для себя Украину, от поползновений которой в «цивилизованный мир» просто отпихивался все последние годы. Но открыл на свой манер — как инструмент ограничения, ослабления, обрезания и подчинения России. Причём обычно сдержанные джентльмены закатывают по сему поводу такие представления, что хоть психотерапевта вызывай.
Вот что рассказал на днях знакомый — российский учёный, который уже много лет благополучно преподаёт в Германии.
«Здесь вдруг воскресла какая-то паталогическая антироссийская истерия. События на Украине освещают так, что хоть на стенку лезь от безысходности. Удивительно, как охотно здесь оживляют при первой возможности самые дикие образы России. Как готовы поддержать всякого, кто скажет: „Я — за Запад и против России“. Ощущение, что вся пресса просто рехнулась. Это не реалистическая политика и не защита германских национальных интересов, а просто набор самых дурных стереотипов из старых времён.
Приходится признать, что на Западе нет или очень мало интеллигентных людей в нашем смысле — с критичным мышлением, стремлением к самостоятельному анализу событий. Здесь всё больше так называемые интеллектуалы. Меня давно мучает вопрос: почему западные интеллектуалы так радостно и охотно позволяют манипулировать собой? Так было во время войны в Югославии, в Чечне, сейчас опять. Откуда эта иррациональная ненависть к России? Эта готовность в первую очередь обвинить во всём русских?
Здешние интеллектуалы выросли с верой в полную свободу и мудрость своих СМИ и позволяют себя заводить, как заводят игрушки. Их заводят и пускают в нужную сторону. И они идут с великой охотой. Мне тут пара прежних знакомых вдруг перестали руку подавать. Почему? В знак протеста против российской позиции по Украине!.. Во как! Причём я знаю, что, когда истерика по Украине заглохнет, опять они будут здороваться, как ни в чём не бывало…»
Так что тем нашим доморощенным аналитикам, которые твердят, что Россия проиграла ещё и потому, что поссорилась из-за Украины с Западом, можно только объяснить, что ублажать «рехнувшихся» субъектов, мучимых иррациональными и ирреальными страхами, — занятие неблагодарное и неполезное. Пройдёт приступ — придут сотрудничать, особенно если выгоду почувствуют.

Итак, благоприятные для России стороны в событиях на Украине есть. Вот только заслуга нашей политики и идеологии в их возникновении невелика. Предки нас выручили — созданные их трудами, подвигами история и культура, сбережённые ими святыни и предания. Но и их великие усилия не помогут, если мы сами не очнёмся. Нам нужны не только общие песни о прошлом, а новые идейные ценности, которые мы можем предложить братскому народу, не отвернувшемуся от нас несмотря ни на что. Но есть ли у нас они сегодня?
На Украине люди пошли под знамёна оранжевой революции не только потому, что «на Майдане деньги платят». Сводить всё к деньгам — глупость, самообман. Они идут под оранжевые знамёна, потому что там рождаются новые образы и смыслы жизни, не совместимые с отвратительным обликом старой власти. Потому что там их встречают привлекательные и соблазнительные идеалы, уже давно разработанные и отшлифованные на Западе, — идеалы свободы, демократии, уважения к человеческой личности. И сегодня они верят, что эти идеалы достижимы и осуществимы…
А какие идеалы способна предложить сегодняшняя Россия, где даже попытки задуматься о национальной идее были освистаны, оплёваны, объявлены занятием для умственно отсталых и душевнобольных? Дабы не быть зачисленным в число оных, приведём мнение журнала с названием, которое ограждает его от подозрений в мракобесии и великорусском шовинизме, — «The Globalist», USA.
«Приверженность всеобщему равенству — одна из главных черт русского характера. Российские крестьяне, овладевшие грамотой лишь в ХХ веке, своим умом дошли до идеи о том, что все люди равны. Коммунизм распространялся по миру как учение о всеобщем равенстве, хотя результаты его практического воплощения были разочаровывающими и даже трагическими. Привлекательность русской революции — как и Французской — заключалась в том, что она исповедала принцип равенства всех людей. Новый демократический строй в России — если он сумеет утвердиться — непременно сохранит некоторые основополагающие традиционные характеристики.
Либеральная российская экономика никогда не превратится в капитализм англосаксонского образца, основанный на голом индивидуализме. Она сохранит общинные черты. Аналогичным образом политическая система страны вряд ли будет действовать в рамках англо-американской модели, связанной с наличием двух основных партий, поочерёдно приходящих к власти.
Универсалистский подход России в международных отношениях побудит её — даже на уровне рефлексов и интуиции — занимать особую позицию… В отличие от некоторых американцев, россияне не считают, что существует некая граница, отделяющая „настоящих“ людей от всех остальных — индейцев, чёрных или арабов. И сами они не истребляли собственных „индейцев“.
Именно подхода с позиций всеобщего равенства, которому привержена Россия, очень не хватает в нынешней международной политике. Именно распадом СССР — а вместе с ним и исчезновением эгалитарного фактора в международных отношениях — отчасти и объясняется разгул „дифференциалистских“ тенденций в политике США и других стран.
Если Россия сумеет избежать ловушек анархии и авторитаризма, она сможет стать главной силой, обеспечивающей равновесие в мире, — мощной, многонациональной страной, выразителем принципа равенства в отношениях между народами. Этого подхода ей будет легче придерживаться ещё и потому, что Россия — в отличие от Соединённых Штатов — не нуждается в асимметричном „выкачивании“ из всего мира ресурсов — сырья, готовой продукции, капиталов и нефти».
Так что у России есть чем ответить на брошенный ей сегодня высокомерный вызов. События на Украине естественно возвращают нас к мыслям о собственном пути. Вот только думать надо серьёзно, а не на уровне политических коммивояжёров, у которых одна цель в любой ситуации — всучить свой залежалый товар.
Один из китайских лидеров как-то сказал, что он не может оценить значение Французской революции, потому что прошло слишком мало времени. Нас же сегодня завалили недобросовестными оценками украинской смуты, хотя она ещё очень далека от завершения. И никто сегодня не знает, как далеко она зайдёт — ни оранжевые, ни синие, ни на Западе, ни в России…

1−7 декабря 2004 г.


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru