Русская линия
Южно-Сахалинск сегодняМитрополит Архангельский и Холмогорский Даниил (Доровских)26.11.2004 

Епископ Даниил: Нашему народу нужен нравственный стержень

Епископ Южно-Сахалинский и Курильский Даниил (Доровских)Всплывший на поверхность политической жизни вопрос о возможной передаче Японии островов Малой Курильской гряды для сахалинцев настолько животрепещущий, что к его обсуждению подключаются и партии, и депутаты, и общественность. Православная церковь в стороне остаться не может. Уже хотя бы потому, что глава сахалинской православной епархии носит звание — епископ Южно-Сахалинский и Курильский. Наша беседа с владыкой ДАНИИЛОМ вышла за рамки принадлежности южных Курил и лежала не столько в плоскости географической, сколько нравственной.

— Две недели назад в Хабаровске я встречался с губернатором края. И конечно, мы говорили об островах Тарабаров и Большом Уссурийском, то есть о российских территориях, которые президент Путин передал Китаю. На Большом Уссурийском острове несколько лет назад была построена часовня — методом народной стройки. Но примечательно даже не это, а неадекватная реакция Москвы. Как только началось строительство церкви, китайцы всколыхнулись и отправили ноту протеста в Москву. И оттуда губернатору стали поступать звонки: что вы там делаете, почему беспокоите китайцев? Хотя какое, спрашивается, дело Поднебесной, что мы строим на своей территории?

— Может быть, уже тогда у Москвы были собственные планы (или неозвученные для общества договоренности) относительно этих островов?

— Нам это не дано знать… Но как бы то ни было, именно эта часовня оказалась на границе демаркационной полосы, послужила своеобразной разделительной точкой между территориями российской и отданной Китаю. И это глубоко символично. Здесь церковные усилия и светские усилия принесли плоды.

— А если бы не было часовни, возможно, господин президент отдал бы Китаю весь остров?

— Опять же — кто знает. Но в любом случае, решения нашего президента достойны, мягко говоря, удивления. Уже после передачи амурских островов появились опасения, что, возможно, по тому же сценарию будет развиваться ситуация с южными Курилами. Что и подтвердило последовавшее заявление главы российского МИДа Сергея Лаврова.

— Мне кажется, это заявление можно расценивать как реакцию президента на ту протестную волну, которую подняли некоторые дальневосточные региональные политики и общественность. Это выглядит примерно так: вы возмущаетесь, что я отдал амурские острова без предварительного извещения? Так я вас извещаю: в отношении Курил схема та же. Это вместо того, чтобы действовать согласно Конституции, то есть через референдум.

— Да, президент не вправе единолично подписывать такие соглашения. Никто не имеет права отдавать земли, не имея на то разрешения народа, тем более народа, живущего на этой земле. Нужен референдум. В противном случае это решение антинародное, антидемократическое. Мы же живем в демо-кратической стране…

— По крайней мере, президент постоянно подчеркивает, что Россия даже с усилением вертикали власти не отходит от демократических принципов.

— А действия? Разные правители стояли у руля России до горбачевских времен. Их поступки, их решения можно оценивать по-разному. Но никто из них не сдавал российские земли, а только приумножал. Сейчас идет обратный процесс. Это уже сдача наших рубежей. Ситуация тревожная. Поэтому народ наш должен объединить усилия, чтобы всеми возможными законными способами противостоять разбазариванию российских земель. Тех земель, которые политы российской кровью.

— Вот именно — кровью. На состоявшемся в прошлую субботу митинге протеста ваш же священник, отец Виктор, озвучил страшные цифры людских потерь в боях за освобождение южных Курил от японских милитаристов…

— Да, и здесь важен моральный, нравственный аспект. Приближается 60-летие Великой Победы. А 3 сентября следующего года — 60-летие окончания Второй мировой войны. Принадлежность южных Курил России — это следствие Второй мировой войны. И в августе 1945 года Япония согласилась на условия капитуляции — безоговорочно. То есть россияне заработали эти земли своей кровью. И здесь моральный аспект уходит в глубь истории. Нам, верующим, людям, которые уже отошли от атеизма, понятен этот аспект по-настоящему. Православная Россия во все века, за исключением последних 70 с лишним лет навязанного ей атеизма, смотрела более широко на понятие «дань памяти»: те люди, которые ушли с нашей земли, — перешли в иной мир, но не перестали существовать как личности, они сейчас видят, что мы делаем здесь, на земле. И перед ними, усопшими (усопшими, говорим мы, а не умершими), мы несем моральную ответственность. Они отдали за эту землю жизни, они полили ее кровью и потом… И вдруг кто-то единолично распоряжается этими землями…

— Только ли президента это решение? У вас, владыка, не возникала такая мысль?

— Говорят, царя играет окружение, так вот это окружение может сыграть что угодно. Мало того, сейчас большинство правительств, государственных деятелей пляшут под диктовку из-за рубежа. И нас пытаются продавить. Сценарий расписан давно и понятно кем. С Россией Запад ведет необъявленную войну — фильмы, наркотики, псевдогерой Рембо и т. д. Но они нас обманывают, представляя картину американской жизни совсем не так, как это выглядит в реальности. Поверьте, я бывал в Америке. Американцы очень законопослушные граждане, а в фильмах такая крутизна. И центры религиозные у них все находятся на своей территории, где учат граждан быть патриотами. С Россией у них другой вариант: привнося (точнее — навязывая через всевозможные секты) нам ценности Запада, нас учат не быть патриотами. Ведь никто из сектантов не выступил ни за территориальную целостность России, ни против войны в Ираке. Они и не могут этого сделать, поскольку финансируются из-за рубежа, оттуда, где очень хотят ослабить Россию.

— То есть вы не исключаете в решении территориального вопроса влияния западных религий?

— Именно. И не только религий. Вообще, любое государство в отношении России ищет слабину. И если ее видят, то начинают давить с удвоенной силой.

— Пожалуй, именно так получается и нынче. Не успел господин Лавров заикнуться о возможной передаче Малой Курильской гряды (часть которой наши политики упорно называют Хабомаи, идя на поводу японских реваншистов), как тут же последовала реакция премьер-министра Японии: нам этого мало — отдавайте все южные Курилы, только тогда можете рассчитывать на Мирный договор.

— Думаю, на такое президент не решится, тем более что совместная советско-японская Декларация 1956 года, на которую ссылается глава российского МИДа, касается только островов Малой Курильской гряды.

— Кстати, на упомянутом уже митинге можно было услышать очень резкие определения в адрес Путина.

— Еще великий Достоевский, переложив на светский язык высказывания наших писателей — святых отцов, говорил, что сердце человеческое — это арена борьбы добра и зла. Один раз побеждает зло, другой раз добро. Потому церковь, Евангелие и учат: осуждать надо не человека, а его поступки. Нет людей плохих или хороших, есть плохие или хорошие поступки. И это истина, которая существует две тысячи лет, сколько существует христианство.

— Недавно по ТВ показывали события в Карачаево-Черкесии, где люди нашли в себе силы на противозаконный, но вынужденный, отчаянный шаг — захватить кабинет президента и потребовать его отставки. Мне вдруг пришла мысль: а смогли бы мы, русские люди, вот так? И готовы ли к гражданскому неповиновению, о котором заявили участники все того же митинга? И в какой форме? Ведь большая часть народа молча «проглатывает» все, что преподносит нам федеральная власть.

— Обратите внимание на одну простую вещь, которая говорит о многом. С какими лозунгами шли наши предки, когда происходили какие-то судьбоносные для страны события?

— За царя, за Отечество…

— За веру, царя и Отечество! Никакой царь не поменял местами три этих основополагающих понятия. Вера всегда стояла на первом месте. Это и был тот внутренний стержень, на котором держался присущий россиянам патриотизм. А без этого стержня — бесхребетность, аморфное состояние общества — то, собственно, что мы сейчас и наблюдаем. В результате из народа сделали толпу.

— Выход?

— Взращивать в народе самоуважение, которое может прийти только через знание основ своей культуры, то есть основ православия. В России 80 процентов населения не буддийское, не мусульманское, это население с православными корнями.

В сентябре я летал в Хорватию, где освящалось новое судно, которому присвоили имя нашего покойного губернатора Игоря Фархутдинова. Устроили нам и экскурсию по стране. И самое примечательное, что я увидел, — в школах Хорватии уже десять лет, то есть с поры, как она стала самостоятельным государством, преподают историю католицизма — той религии, которой придерживается большинство населения страны. Речь не о принуждении к вере, а о знании своей культуры, истории своей страны.

Спрашиваю: что это вам дало? И мне ответили: самое главное достижение — преступность снизилась, и особенно среди молодежи. И это в Хорватии, которая еще десять лет назад воевала. В Хорватии, где люди вкусили вкус крови, достигли, пожалуй, высшей степени озлобления, а целое поколение малолеток выросло с оружием в руках. И еще — в стране стало значительно меньше бракоразводных процессов. То есть нравственная обстановка стала здоровее.

А у русской культуры, русской истории — корни православные. Но все обращения православной церкви ввести в школах преподавание основ русской культуры тщетны.

Почему нам сейчас могут преподнести моральный аспект нашей истории как кому вздумается? В том числе и события, связанные с южными Курилами. И мы этому поверим. Потому что народ в большинстве своем не знает эту историю с точки зрения православия.

— То есть вы, владыка, хотите сказать, что для разных народов существует разная историческая правда? Для японцев — одна, для россиян — другая?

— Не совсем так. Все зависит от толкователей. В этом мы убеждаемся на примере религий. Возьмем ислам, он всегда преподносился как религия исключительно мирная и человеколюбивая. Но появились его новые толкователи — ваххабиты — и мы имеем воинствующую ветвь мусульманства… Православие же — каноническая религия. И этим оно сильно, поскольку не допускает в своих храмах иных толкований Евангелия, кроме традиционных, то есть тех, которые появились во времена Иисуса Христа. Не случайно ведь и такая цивилизованная страна, как Англия, до сих пор не может разрешить кризис, возникший тогда, когда от католицизма отделились протестанты, то есть те самые новые толкователи.

Кстати, у английской королевы тоже не случайно есть верховный титул — хранительница веры.

Еще раз повторю: нравственный стержень любого народа — вера. Завоевать территорию — не значит покорить народ. А вот разложить его душу — это и есть покорить народ. Двести с лишним лет Русь была под татаро-монгольским игом. И что? Благодаря религиозному мышлению она смогла сбросить это иго.

Недавно я вернулся с Курил, где на Итурупе мы освящали новый храм, который возведен на деньги рыбацких фирм — не местных, но дальневосточных. Спонсируя это строительство, их руководители выразили свое отношение к территориальной проблеме. Между тем в Москве одни довольно известные люди меня с недоумением вопрошали: зачем строите эту церковь, ведь вопрос с островами практически решен? А другие уважаемые люди говорили: владыко, мы хотим верить, что эти острова нужны России. Но мы слышим только один голос — за передачу островов. Почему мы не слышим здесь, в Москве, другие аргументы — в их защиту? Где СМИ, где телевидение?

— Москвичи прекрасно знают, что два центральных канала ТВ — каналы официальные и, по большому счету, делают то, что угодно власти. А остальные занимаются развлекаловкой, которая приносит огромные деньги. Москве нет дела до глубинки. Она не хочет нас слышать, если только речь не идет об очередном лакомом финансовом куске, как, например, сахалинский шельф.

— Телевидение не замечает и мнения церкви. Впрочем, церковь — институт не государственный. А вот высший государственный орган — Госдума — два года назад на парламентских слушаниях принимала решение: исходя из совокупности юридических, демографических, геополитических и других обстоятельств, а также из интересов государственной безопасности, признать часть 2 статьи 9 советско-японской Декларации 1956 года утратившей силу. И эти документы были положены президенту на стол. И у него не было возражений. Тогда. А сейчас?

В этой ситуации нужно отдать должное сахалинским парламентариям, которые последовательно и настойчиво отстаивают целостность российских границ, фактически делая то, что должны делать президент и Госдума. А еще я бы отдал должное хабаровскому губернатору Виктору Ишаеву — он не подписал президентское соглашение о передаче Китаю амурских островов. И это достойный поступок. Нужно иметь немалое гражданское мужество, чтобы решиться на такой шаг. Особенно сейчас. Да, Ишаев не мог ситуации изменить, но он выразил свое отношение к происходящему.

— А вот интересно, владыка, демаркационная линия на Курилах так же, как и на Большом Уссурийском, может пройти там, где установлена новая церковь?

— Мы не должны никому отдавать наши острова и допустить, чтобы там появилась какая-нибудь демаркационная линия…

Беседовала Татьяна ФОМИНА. Фото из архива епархии, Газета «Южно-Сахалинск сегодня».

25 ноября 2004 г.


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru