Русская линия
Трибуна Андрей Полынский24.11.2004 

Рухнула бабка Вера, попадали мужики
Корреспондент «Трибуны» стал свидетелем совершения обряда одной из самых загадочных сект

Осколки некогда многочисленной в России секты хлыстов все еще существуют в отдаленных уголках Самарского края. В одной из деревень мне удалось лично познакомиться с этими странными людьми. Сами хлысты потом признавались, что я оказался удивительным образом похож на одного из бывших хлыстовских «царей духовных». И потому в виде исключения был допущен к присутствию на обряде радения, на который, кроме самих хлыстов, никто не допускается.
Начало не предвещало ничего необычного в этом доме, что в поселке Зубчаниновка, где собрались пожилые деревенские бабы — доярки и простые мужики-механизаторы. Они слезливо обнимались, радуясь встрече. Говорили о житейских вещах. Потом сели за стол и принялись за трапезу: ели в основном творог, являющийся для хлыстов ритуальной пищей.
Само радение началось к сумеркам с рассказов о хлыстовских чудесах.
— Как-то Александр Михайлович шел среди болот, а за ним деревенские мальчишки, дразнят его: «Богомол, богомол, заставь лягушек замолчать». Александр Михайлович поклонился, зашептал, и лягушки смолкли. «Да это случайно!» — закричали мальчишки. Тогда он опять зашептал. И вдруг лягушки по всему болоту заквакали славословия.
В другой истории также фигурировал один из хлыстовских «духовных царей», который вскипятил воду в банке с помощью «божественной силы».
Когда истории с чудесами закончились, все встали и перешли в другую комнату, с лавками у стен. Расселись в полумраке и запели свои «духовные стихи». Гудели долго и без остановки часов шесть. По мере пения глаза у поющих начали стекленеть — народ, похоже, вошел в транс. Вдруг хлопнула дверь, и… из оконной рамы посыпались осколки стекла. Честно говоря, в этот момент у меня по коже пробежали мурашки от страха. Ощущение, будто в комнату кто-то вошел. А ведь хлысты таким образом вызывали «духа».
Как только пожаловал «дух», один из поющих поднялся с лавки и начал делать движения, похожие на медленный русский народный танец. Следом постепенно «дух приподнял» всех остальных, и вот уже по комнате закружился хоровод, который сами хлысты называют «колесницей». Лица у всех мокрые — слезы полились потоками. А внутри «колесницы» завертелись три «пророка» («пророк» — это ступень перед «духовным»), извергая при этом нечто из своих глоток:
— Галки летали — Бога призывали. Галки-хохлушки — спасенные души. Воробьи-пророки — шли по дороге. Нашли они книгу. А что в той книге? Описано тамо — совершая само. — И дальше шло нечто диковинное. — Драната гандра, капил астра шантра, шанкара фуруна, маи девилуша.
Позже, когда диктофонную запись прослушали знатоки языков, выяснилось, что этот текст — санскритский, который довольно связно перечисляет имена духов, обитающих между небом и землей…
А танцующие между тем задвигались все быстрее, все резче, взмахивая руками, взвизгивая и выкрикивая непонятные «пророчества». Хозяйка дома баба Вера на каталке неожиданно завертелась вокруг своей оси, как турбина.
Я ощущал себя Хомой из гоголевского «Вия». Рядом со мной сидела и выла басом какая-то тетка. «Прямо как волк», — с опаской подумал я и на всякий случай отодвинулся поодаль.
Закончилось все на рассвете на самой высокой ноте. Радевшие впали в глубокий обморок — повалились на пол, как мешки. Словно подкошенная рухнула баба Вера. Попадали мужики. Теперь мне казалось, что я был один в совершенно пустом доме. Угнетенный впечатлением увиденного, я побродил по комнатам, вернулся к столу, попил чаю с хлебом-медом, посмотрел на лежащие вповалку тела с неестественно бледными лицами и… улегся спать на пустующий диван.
Часа через четыре, когда я проснулся, хлысты были уже на ногах. На удивление они были свежие, радостные, все бегали, скороговоркой говорили. На этом и закончилось радение.
Самое загадочное в этой истории, пожалуй, даже не беснование ее участников, а тот самый текст на санскрите. Откуда у малограмотных деревенских мужиков и баб знание древнейшего языка?! Если предположить, что от проариев, то это будет слишком фантастично и романтично.
Есть и другая версия, куда более реальная. В 30-х годах ХIХ века хлыстовщиной увлеклись люди из так называемого петербургского «Духовного союза» — масонской оккультной организации, возглавляемой Елизаветой Татариновой. Это были дворяне из очень знатных родов. В частности, туда входил президент Академии художеств Оленин. Известно, что в доме у Оленина долго жил индусский брахман по имени Нам Джои Алан, который пришел пешком из Индии в Россию. Так что, возможно, мантра, которую пели зубчаниновские хлысты, имеет свои корни именно в лице этого брахмана, которая была очень тесно связана с хлыстами.
Входивший в «Духовный союз» полковник Дубовицкий, переселившийся в свое имение в Елецкий уезд, создал там общину хлыстов из своих крепостных крестьян. А основное переселение хлыстов в XIХ веке в Самарскую губернию шло как раз в основном оттуда — из Орловской и Тамбовской губерний. Любопытно, что похожую мантру описывает в своем романе «На горах» (о секте хлыстов) писатель Мельников-Печерский. Он работал в середине позапрошлого века в Нижегородской губернии, куда тоже шло переселение тех же самых хлыстов из тех же губерний. Он записал индусско-хлыстовскую мантру в своем романе в 70-е годы ХIХ века.
Живущие ныне в самарском поселке Зубчаниновка хлысты, похоже, последние представители этой некогда многочисленной и рассеянной по просторам России секты.

Из истории вопроса

Хлысты (искаженное от «христы», самоназвание — «люди божьи») — религиозная секта. Возникла в России в конце ХVII века среди крестьян нечерноземной полосы. Основателем секты считают костромского крестьянина Даниила Филипповича. Хлысты не признают священников и не почитают святых, отвергают Священное Писание и церковные книги. Посещение православных церквей ими допускается. Основой вероучения хлыстов является представление о возможности прямого общения человека со Святым духом и воплощение духа в конкретных людях, которые становятся для хлыстов «христами» и «богородицами». Главное место в идеологии хлыстовства занимает проповедь аскетизма. Собрания хлыстов проходят в форме радений (молитвы, сопровождаемые плясками), участники которых доходят до религиозного экстаза. В дореволюционной России в начале ХХ века было около 40 тысяч хлыстов. В СССР их число резко сократилось. В советское время в РСФСР (Тамбовская, Куйбышевская и Оренбургская области, Северный Кавказ) и УССР имелись небольшие разрозненные общины хлыстов, ведущие замкнутый образ жизни. Сведений о том, насколько сохранились эти общины сегодня, нет.


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru