Русская линия
United Press International Пол Гобл24.11.2004 

Исламский радикализм и криминал на постсоветском пространстве

Российские власти и СМИ долгое время утверждали, что все радикальные мусульмане — преступники. А теперь они заявляют, что некоторые из подпольных исламистских организаций и нерелигиозные криминальные группировки создают альянсы, чтобы сообща добиваться поставленных целей, каждые своих.

В интервью, опубликованном 12 ноября в газете «Известия», Мустафа Батдыев, президент Республики Карачаево-Черкессия, высказал мнение, что социально-политический кризис у него в регионе является отражением экономических проблем, межнациональных трений и слияния религиозного экстремизма с криминальными структурами.

Батдыев отметил, что в мутной воде межнациональных конфликтов, особенно во время предвыборных кампаний, криминальные элементы пытаются вести свою собственную игру для достижения собственных целей. В погоне за властью представители криминального мира разыгрывают вместе с мусульманскими экстремистами «межнациональную карту», используя все возможности для дестабилизации и без того напряженной ситуации.

На вопрос корреспондента газеты о том, есть ли реальные признаки объединения последователей ваххабизма и представителей организованной преступности, лидер Карачаево-Черкессии заявил, что тому существует множество доказательств. Он объяснил данное явление тем, что обе стороны находятся «в оппозиции» государству и хорошо понимают, что выжить они смогут, только если будут сотрудничать друг с другом.

«В ответ на наши жесткие меры по борьбе с терроризмом экстремисты и террористы развязали террористическую войну против наших граждан, призвав себе на помощь криминальные структуры», — сказал Батдыев. Он добавил, что среди жертв этой необъявленной войны — как представители общественности, так и члены политической и экономической элиты республики.

То, что эта новая тематика касается не только Карачаево-Черкессии, подтверждают две статьи об Ульяновске, появившиеся на прошлой неделе в московской прессе. До сих пор Ульяновск был известен как город, где родился основатель советского государства Владимир Ульянов (Ленин), но отнюдь не как место, где процветает ваххабизм или какое-нибудь другое радикальное исламское течение.

В статье «Джихад на родине Ленина», опубликованной в «Известиях» 16 ноября, журналистка Наталья Полат рассказала, что городские власти впервые узнали о существовании подпольной мусульманской группы, когда начали расследование дела об убийстве местного криминального авторитета. Газета «Газета» в тот же день сообщила о том, что убийство было совершено по заказу мусульманской группировки, с которой этот «пахан» одно время сотрудничал, но потом решил порвать отношения.

Согласно этим двум материалам, группа была организована 33-летним ваххабитом Абдулхалибом Абдулкаримовым и совершала террористические акты с целью разжигания межнациональной розни и дестабилизации общества.

Для достижения своих целей группа приглашала к сотрудничеству людей из криминального мира, которые охотно участвовали в ее преступной деятельности, но идеологической подоплекой интересовались мало. Некоторые из них в конце концов приняли ислам, но явно не все. Как пишет «Газета», член одной из сотрудничавших с исламистами криминальных групп служил в местном управлении дорожной безопасности.

По информации администрации Ульяновска, сотрудничество с криминальными элементами открывало местным ваххабитам доступ к оружию и деньгам, а также давало им и их духовным братьям в других регионах России возможность вести террористическую деятельность.

Но ульяновские ваххабиты и криминальные структуры не во всем друг с другом соглашались, поэтому между ними часто возникали конфликты. В результате одного из таких конфликтов и было совершено убийство, наведшее милицию на след исламской группировки.

То, что эти статьи появились в двух видных московских газетах, дает основание полагать, что тема приобретает особую актуальность.

Лояльные государству мусульманские лидеры, а также представители правозащитных организаций недавно выступили с критикой российских властей за то, что те назвали «преступными» ваххабизм и другие формы исламского экстремизма.

Теперь, когда установлена неблаговидная связь между несколькими исламистскими группами и криминальными структурами, власти надеются еще больше дискредитировать исламских радикалов в глазах мусульманского населения и таким образом уменьшить вероятность того, что эти группы поддержат люди, исповедующие традиционный ислам.

Это хитрая стратегия, но она может иметь эффект «бумеранга», если еще больше отдалит радикалов от умеренного ислама и таким образом создаст более благоприятные условия для событий, подобных тем, что произошли недавно в Карачаево-Черкессии.

Перевод ИноСМИ.Ru


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru