Русская линия
Труд Ксения Дубичева22.11.2004 

Павлику Морозову — от Сороса
Поселок Герасимовка (родина пионера-героя) получил грант от миллиардера

В былые времена поселок Герасимовка числился среди зажиточных в Свердловской области. Причем во многом благодаря знаменитому земляку, пионеру-герою Павлику Морозову. С угасанием его славы и поселок пришел в упадок, и музей изрядно обветшал. Реанимировать память принципиального пионера помог Запад: на восстановление герасимовского музея не кто иной, как Сорос, выделил грант — 7 тысяч долларов.

Если кто из нынешних читателей подзабыл эту историю, напоминаем: пионер Морозов уличил отца, который был председателем сельсовета, в продаже раскулаченным чистых бланков с печатями, а деда и родного дядю обвинил в воровстве государственного зерна. За это кулаки жестоко расправились с «доносчиком». Трупы Павлика и его восьмилетнего брата Феди были обнаружены в лесу 3 сентября 1932 года. По приговору показательного суда, состоявшегося тогда в районном клубе, расстреляли деда, бабушку, дядю, двоюродного брата и уже отбывающего срок отца Павлика. В 1999 году Верховный суд постановил: приговор пересмотру по политическим основаниям не подлежит, так как убийство пионера носит уголовный характер.

В советское время Павлик был не просто легендой, а, как сейчас говорят, раскрученным брендом: в Герасимовке его именем назвали колхоз, музей, улицу и пионерскую дружину. Туристы и интуристы приезжали на родину героя по широкой асфальтовой дороге, проложенной, как здесь утверждают, по распоряжению тогдашнего секретаря обкома КПСС Бориса Ельцина. А с развалом советской власти не только перестали финансировать музей, но и законсервировали здание школы, где учился Павлик Морозов. Поэтому долларам Сороса в Герасимовке обрадовались, как манне небесной. «Эти деньги выделили, потому что иностранцам интересно знать про Павлика, — рассуждают жители Герасимовки. — Может, опять к нам туристы начнут ездить? Глядишь, и в колхозе дела наладятся». Сейчас от хозяйства осталась только вывеска с разбитым стеклом. Технику, тракторы, сеялки и доильные аппараты раздали по домам — не на что содержать. Благодаря гранту в музее планируют уже через полгода восстановить экспозицию.

В 70-е годы местный режиссер-самоучка Василий Альчиков снял о Павлике фильм: не просто кинокартину, а кино-икону. За съемками пристально следили и в КГБ, и в обкоме партии. Сценарий пришлось переписывать раз 15. Исполнителя главной роли выбрали из сотен претендентов. «Я всех забраковал, — вспоминает Василий Альчиков. — Последним вошел Дима Мартьянов и вот тут меня озарило: это — он. Даже походка у него была, как у Павлика Морозова. И знаете, он блестяще справился со своей ролью!» Еще труднее было отыскать самодеятельного актера на роль деда-кулака. Никто не соглашался убивать пионера-героя. А тут на волю вышел уголовник, который отсидел десять лет за убийство. Он как раз не мог устроиться на работу — и Альчиков предложил ему роль злодея. Тот так правдоподобно сыграл роль, что после выхода фильма за ним несколько лет детвора гонялась с камнями и палками: мстила за Павку.

Для сельчан Павлик и сейчас герой. Конечно, не потому, что донес на отца. По местной версии, он тем самым вступился за семью. «Уся эта беда, — объясняет старый Дмитрий Прокопенко, одноклассник Морозова, случилась из-за того, что отец их бросил, ушел к молодой полюбовнице. А они одни остались, в нищете. Если бы папаша их не предал, то не случилось бы убийства Павлика и его брата». В общем, разговор уже не идет о классовой борьбе. Герасимовцам за Павку обидно: столько лет он был символом героизма, а сейчас его обзывают стукачом. Директор музея Нина Купрацевич так оправдывает поступок мальчика: «Я думаю, его обманули. Мол, расскажешь про папу — и он вернется домой. Павлик все и выложил"…

В лесу под Герасимовкой, на месте, где нашли тела Павлика и его брата, стоит памятник. Местные школьники приносят сюда сокровенные записки. «Видите, тут такие ниши… Если в них засунуть бумажку с написанным желанием — то оно сбудется».

У Павки есть с десяток последователей. Пионером-героем номер два стал Коля Мяготин, погибший через семь недель после убийства Морозова. Его имя носит одна из главных улиц Кургана, где установлен памятник босому мальчугану с непропорционально большими ступнями и сжатыми кулачками. Троих, обвиненных в убийстве Мяготина по той же статье — «Терроризм против государства», расстреляли, девятерых отправили в лагеря. В 1996 году Верховный суд России признал, что это дело сфабриковано: Коля никогда не был пионером, погиб при краже подсолнухов с колхозного поля, а осужденные реабилитированы — посмертно. Видимо, поэтому отношение курганцев к Коле не такое, как в Герасимовке — к Павлику: например, с наступлением холодов хулиганы водружают на голову памятника шапку-ушанку…

16.11.2004 г.


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru