Русская линия
Клуб национальных предпринимателей, информационный портал Юрий Крупнов10.11.2004 

Миропорядок по-российски или административные истерики?

Несколько дней назад в московском офисе «Росбалта» прошел Круглый стол «Проекты для России — утопия и реальность постиндустриального общества». В развитие этой темы мы публикуем статью одного из участников состоявшейся дискуссии.


Последние полгода Россия стремительно взрослеет.


Это происходит благодаря суровому учителю — жизни. Теракты конца августа и беспредельный ужас Беслана в очередной раз встряхнули россиян. От трагедии к трагедии, от провала к провалу всё большее их число вдруг понимает, в какой бесконечный тупик мы сами себя загнали, и какие безысходные времена нас ожидают, даже если цена на нефть будет расти до ста и более долларов…
Ревизия перестроечного и постперестроечного задора теперь вовсю идёт и в политическом классе РФ. Власть в жуткой растерянности, что проявляется, прежде всего, в обострении реформаторского зуда. Очевидно, что сидящим «за зубцами» политтехнологам в ситуации полураспада захотелось переустроить всё и вся — и сразу!
Административная реформа, монетизация льгот, смена федеративного устройства и модели межбюджетных отношений, назначение губернаторов, реформирование науки и образования (этот список можно продолжить) — всё это отражает уже не административный восторг, а форменную административную истерику. Вот уже добрались и до праздников…
А что ещё остаётся делать «бедной» элите?
Если верхушка позднего СССР подло, но расчётливо, опираясь на шкурничество значительной части «советского народа», взяла курс на «сдачу» и распродажу Союза «мировому сообществу», то нынешняя верхушка вдруг с ужасом поняла: к «сдаче» теперь привыкли, и за очередные «подвиги» в этом деле она, верхушка, ничего особо стоящего уже не получит. Поскольку транснациональный капитал в достаточной степени внедрился во все поры российской экономики и ему больше не нужен посредник в лице ЗАО «Россия». Интересны только баррели, гектары и тонны, а средства принуждения к загрузке и отправке российских ресурсов по назначению — найдутся.
А те немногие в этой верхушке, у кого болит душа при виде того интернационального мародёрства, которое и составляет суть созданной в России экономической системы, растеряны ещё больше. Они и не хотели бы быть председателями «ликвидкомов», им ненавистно пускать страну в утиль, но машина сложившейся системы под угрозой беспощадного выдавливания из верхних слоёв власти толкает задумывающихся на обязательное участие в «делишках».
Они и готовы были бы восстанавливать и строить страну, но не знают как — и, разглядывая рядом сидящих, в ужасе понимают — не с кем. Но главное — у них нет проекта.
Проект — это то Дело, которое предлагает стране власть и которое поддерживает большинство населения. Только проект задаёт осмысленность существования страны и реальность политики. Только проект определяет легитимность власти. Более того, проект — это всегда и то, что задаёт мировое первенство страны. Поэтому любой нефиктивный национальный проект является одновременно мировым и представляет человечеству, всем его общностям и ветвям, свою версию мирового порядка.
Наконец, подлинно политический проект должен задавать принципиально новую организацию всех систем деятельности, структурное усложнение промышленности, науки, образования, мощный технологический рост или даже скачок. Без проекта невозможно выйти из тупика и повести страну новым курсом, невозможно поставить и реализовывать единые цели и задачи развития страны.
Следует отдавать себе отчёт, что проект — это всегда религиозное дело, поскольку он является самопожертвованием и беспредельным служением, и только так делается история. Необходимо также подчеркнуть, что проектов не бывает много, даже несколько. Коридор исторических возможностей всегда крайне узкий и больше похож на игольное ушко, чем на бескрайнюю тундру. Проект, если это действительно проект, всегда один. И если он — ложный, а его реализация — холостой выстрел, то страна оказывается на грани гибели.
Так, древние греки однажды пренебрегли дисциплиной — и никогда уже не сумели восстановить Афины VI—V вв. до н.э., а немцы потеряли себя, как минимум, на полвека — после внедрения и последующего краха нацистского проекта.


Что за проект может быть сегодня у России?


Стать мировой державой, то есть государственностью, которая работает на решение мировых проблем в целях мирового развития. Именно в этом состоит призвание России в начале наступившего века, поскольку кроме России мировыми делами сегодня заниматься попросту некому.
США и другие ведущие страны мира, по сути, не являются мировыми державами и не имеют в ближайшее столетие возможности ими стать, поскольку ориентированы исключительно на национальную или блоковую власть, на имперскость, а не на державный порядок. Глобальные империалисты, как они сами себя называют (global power, global empire), напяливая тоги Древнего Рима, сегодня делят Земной шар, оприходуют, разделывают и утилизируют различные его части точно так же, как наша туземная элита в массе своей мародёрствует в РФ. Нынешние экономические лидеры не отвечают за мировое развитие человечества, им неинтересны мировые проблемы, они преследуют исключительно свои интересы.
При этом решать мировые проблемы — вовсе не означает пренебрегать собственной страной во имя надуманных благ глобального человейника (термин Александра Зиновьева). Прямо наоборот, мировые проблемы по определению являются всеобщими и сквозными, и пронизывают все страны и народы в одинаковой мере. Поэтому их достоверное решение возможно только через демонстрируемое преобразование и развитие в пределах своей страны.
Так, и в России, и повсюду в мире идут интенсивные поиски выхода из градостроительного тупика и новых принципов организации экологически сообразной альтернативной урбанизации (много и успешно этим занимается, в частности, ООНовская организация Habitat). И здесь мы имеем уникальную возможность попытаться произвести цивилизационный сдвиг через проводимую в масштабе РФ усадебную урбанизацию. Это станет одним из вариантов решения мировой проблемы и, одновременно, решит жилищный вопрос самой России.
Далее, перед человечеством стоит энергетическая проблема, поскольку уже сейчас углеводородное топливо становится дефицитным, а через 10−15 лет его закономерный недостаток будет ограничивать любую попытку развития. И здесь Россия имеет все возможности взяться за решение этой проблемы и стать в течение 20−30 лет первой энергетической державой мира.
Крайне важно также вступить в соревнование за право создавать новый центр мирового развития в Северо-Восточной Азии, куда, как указывают все ведущие эксперты, перемещается острие интересов человечества. Россия не только может образовать новый центр страны в своём Приамурье, но и в целях собственного выживания вынуждена будет делать это. Деваться некуда, и придётся переносить туда столицу, и привлекать самых выдающихся профессионалов страны и мира, лучшую молодёжь — иначе мы не удержим единство Федерации и окажемся на периферии мирового развития.
Проект «Мировая держава», таким образом, оказывается инструментом продолжения существования страны — и такого существования, которое было бы достойно тысячелетней истории России. Вместе с тем, этот проект означает предложение миру справедливого и построенного на цивилизационном развитии порядка.


Каким образом в существующих условиях можно реализовать проект России как мировой державы?


Только через организацию легального параллельного государства, т. е. создание административно-технологической машины, которая будет отвечать за восстановление и развитие страны. В этом параллельном государстве не должно быть много чиновников, но все они должны работать на проект и беспрекословно служить государственности.
Да, будут говорить, что это опричнина. Ну, и что? Мало ли что говорили вчера или говорят сегодня? Речь идёт о существовании страны — и без отстраивания рядом с изъеденной коррупцией старой госмашиной нового государства спасти страну невозможно.
Нынешнее государство представляют три властные группы, которые так или иначе влияют на президента РФ и участвуют в принятии критически важных для страны решений. Эти группы не в состоянии заниматься развитием страны, поскольку хотят одного — стабильности, то есть, чтобы всё осталось, как есть. Тем временем деградация страны продолжается, а хвалённый экономический рост носит откровенно болезненный, «опухолевый» характер.
Владимиру Путину нужна четвертая группа, которая бы в существующих условиях не поддалась на соблазн участия в очередном переделе собственности и сосредоточилась бы на проблеме восстановления и развития страны. Именно для этой четвертой группы и нужно свое место — параллельное государство.
…Уже второе десятилетие мы переживаем период разложения государственности. Но у нас ещё остаётся какое-то время, чтобы собраться, нащупать стену, прижаться спиной, упереться — и не допустить полного исчезновения своей страны. Завтра нас могут лишить даже этой надежды, и нам останется кусать локти и снимать для Голливуда фильмы с названиями типа «Россия, которую мы потеряли», «Враг у ворот» или «СССР как вершина российской цивилизации"…
События последних месяцев слишком отчетливо напоминают последние годы и месяцы существования СССР.
В своём обращении к народу России 4 сентября 2004 года президент Владимир Путин сумел точно и искренно сказать о том, в какой ситуации мы все оказались: «Сегодня мы живем в условиях, сложившихся после распада огромного великого государства… Но, несмотря на все трудности, нам удалось сохранить ядро этого гиганта — Советского Союза. И мы назвали новую страну Российской Федерацией».
Смысл этих слов понятен любому нормальному человеку: если мы не будем предпринимать нестандартных усилий и мер, то можем в один день запросто потерять вслед за СССР ещё и РФ, ядро той самой России, Большой России, которой под иным именем был Советский Союз.
Чтобы этого не случилось, стране не нужны административные истерики. Нужен проект — наша версия мирового порядка.

8 ноября 2004 г.


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru