Русская линия
Новые Известия Михаил Поздняев09.11.2004 

Персона Грата
Далай-ламе разрешили приехать в Россию

13 ноября в полдень в Элисту прибудет Агван Лобсан Тенцзин Гятцо, более известный как Его Святейшество Далай-лама XIV. Об этом сообщил президент Калмыкии Кирсан Илюмжинов. С середины 90-х духовный лидер буддистов, лауреат Нобелевской премии мира не мог посетить Россию даже транзитом. Теперь, похоже, он опять становится у нас «персоной грата», пусть и в пределах одной отдельно взятой маленькой республики.

Далай-лама, наверное, самый знаменитый беженец ХХ века. И эту свою судьбу перетащил на горбу в третье тысячелетие. Родился он в крестьянской семье. Еще в младенчестве был признан перевоплощением 13-го Далай-ламы. После вторжения Китая в Тибет в 1949 году взял в свои руки всю полноту власти. С тех пор он постоянно обращался в ООН по вопросу о китайской оккупации Тибета. В 1954-м, в 18-летнем возрасте, отправился в Пекин для переговоров с маоистским руководством, тщетно пытаясь остановить геноцид своих подданных. После подавления народного восстания в Лхасе в 1959 году эмигрировал в Индию, где, вместе со своим правительством в изгнании, постоянно проживает в Дхармасале (штат Химачал-Прадеш).

Так написано в официальной биографии Далай-ламы.

Формулировка «постоянно проживает» — мягко говоря, неточна. Далай-лама непрерывно колесит и летает по всему свету. Семь раз он посещал нашу страну. И даже удостоился от Горбачева ордена «Дружбы народов», в придачу к своей Нобелевке 1989 года.

Уговаривать его куда-нибудь приехать долго не нужно, он откликается по первому зову. Причем не обязательно своих единоверцев, но всех желающих разобраться в себе и в жизни. «Доброта, чистота помыслов и проникновение в суть вещей» — так называется одна из его книг. Для многих встреча с Далай-ламой, даже если это встреча на лекции, где его слушает еще несколько сот людей, становится переломным моментом. Как, например, для Ричарда Гира. Ну чего ему, Гиру, скажите, не хватало? А после встречи с Далай-ламой Ричарда нашего точно подменили. Все свои гонорары тратит не на приобретение недвижимости, а на помощь сирым и убогим.

Уговаривать Далай-ламу куда-то прийти, приехать или прилететь, повторим, долго не нужно. Другое дело — не все на это готовы. Потому что Далай-лама «сильным мира сего» смертельно опасен. Взять его знаменитый «План мира» — послание членам Конгресса США. Там решение «тибетской проблемы» предстает как долгосрочный процесс очищения земли от ядерного оружия и химических отходов, создания на Тибете биосферного парка и полигона духовной практики и превращения этого «потерянного рая» в прибежище для ратующих за укрепление мира и защиту всех форм жизни, но подвергаемых за это гонениям политиков.

План остается прекраснодушной мечтой. Конгрессмены, может, и рады ее воплотить, но китайцам план Далай-ламы не улыбается. Поскольку речь идет об их территории. Какое значение китайцы придают территориальным спорам, уж кому-кому, а нам известно.

Заявление Кирсана Илюмжинова о визите в Калмыкию Его Святейшества, сделанное за неделю до намеченной даты, многих повергло в оторопь. Тотчас после выступления президента Калмыкии на церемонии открытия Дней тибетской культуры в Элисте о положительном решении российского МИД со ссылкой на пресс-службу г-на Илюмжинова сообщило агентство РБК. Но спустя пару часов пресс-секретарь президента Калмыкии Буянча Галзанов сказал в интервью РИА «Новости», что в руководстве республики пока не располагают официальной информацией о разрешении МИД РФ выдать Далай-ламе въездную визу. Г-н Галзанов подчеркнул, что на всех официальных встречах с представителями МИД Кирсан Илюмжинов передавал просьбу буддистской общины республики оказать содействие в выдаче визы Далай-ламе, однако по поводу конкретного решения на этот счет «надо ждать официальной информации из Москвы». Представитель российского МИД Михаил Троянский заявил в свою очередь Интерфаксу, что вопрос о визите Далай-ламы «рассматривается».

В общем, за три выходных дня пресса не получила ни подтверждения, ни опровержения слов г-на Илюмжинова. Молчит и Далай-лама. Тем не менее сомнений в обоснованности заявления Кирсана Илюмжинова нет. Ведь решение о частичном снятии с Далай-ламы статуса «персоны нон грата» наверняка принималось на более высоком уровне. И не вдруг.

В декабре 2002 года Кирсан Илюмжинов входил в состав делегации, сопровождавшей Владимира Путина в КНР. И по возвращении в Элисту сказал буквально следующее: «На переговорах он (президент Путин. — „НИ“) неоднократно подчеркивал, что в состав Российской Федерации входят три буддийские республики: Калмыкия, Бурятия, Тува. Жители этих республик постоянно обращаются к нему с просьбой о содействии в осуществлении пастырского визита Далай-ламы в нашу страну. Президент, как гарант Конституции, в которой записана свобода вероисповедания, должен оказывать это содействие. Я благодарен Владимиру Владимировичу за то, что в Пекине на всех переговорах он ставил этот вопрос… Я почувствовал, что президент нас поддерживает».

МИД РФ не разделял оптимизма г-на Илюмжинова, больше ориентируясь на то, что бывший китайский лидер Цзян Цзэминь во время одной из встреч предложил президенту Владимиру Путину «выбирать между дружбой миллиарда китайцев и нескольких миллионов российских буддистов». Посол России в Китае Игорь Рогачев так оценил еще в апреле шансы Далай-ламы на посещение нашей страны: «С одной стороны, мы должны учитывать настроение российских буддистов, а с другой — мы категорически против, чтобы Далай-лама занимался политической деятельностью. В любом случае в Москву ему путь заказан».

Однако в политике погода меняется столь же внезапно, как и на улице. Нынешней осенью завершилась смена политического руководства Китая. В российском МИД — также новый глава. Да и Владимир Путин образца 2004 года выглядел в Пекине иначе, чем в декабре 2002-го. В своем интервью китайским журналистам он заявил: «Мы преодолели все имевшиеся в прошлом трения и разногласия. У нас сегодня нет никаких проблем, которые мы не могли бы открыто и в абсолютно доброжелательном ключе обсуждать друг с другом и находить приемлемые для обеих сторон решения». В подписанном президентом РФ и председателем КНР плане действий по реализации положений Договора о добрососедстве, дружбе и сотрудничестве была выражена решимость сторон «содействовать налаживанию диалога и сотрудничества между ведущими религиозными конфессиями России и Китая». Через несколько дней после визита президента в Поднебесную в Элисте Владимир Катренко, председатель комиссии Государственной думы РФ по проблемам Северного Кавказа, заявил о том, что возглавляемая им комиссия будет содействовать визиту Далай-ламы XIV в Россию. Депутаты уже обратились в МИД РФ «для того, чтобы исправить положение, которое складывается по вине отдельно взятых бюрократов… Если мы себя осмеливаемся называть цивилизованными людьми, — прибавил г-н Катренко, — то мы не можем препятствовать его (Далай-ламы. — „НИ“) приезду».

Справедливости ради, стремительному решению проблемы поспособствовал и сам Далай-лама. В недавнем интервью журналу Time он сказал, что «Тибет как часть Китая сможет получить больше преимуществ, чем если бы он стал независимым». Да и в личном письме Владимиру Путину пообещал, что в ходе визита в Элисту воздержится от политических высказываний. Освятит буддийский храм, помолится с друзьями степей калмыками — и помчится дальше, туда, где его ждут…

В голливудском фильме «Семь лет в Тибете» маленький Далай-лама выглядит не более чем заложником в руках политиканов. Сегодня, всемирно почитаемый, удостоенный высочайших премий, титулов и орденов, он ненамного свободнее.

Говорят, он ни разу в жизни не повязывал галстука. Говорят, его хобби — разбирать и вновь собирать механические часы. Говорят еще, будто каждая встреча с ним становится переломным моментом в судьбах людей, где бы они ни жили.

Хочется верить, что последнее утверждение — такая же непреложная истина, как и два первых. А иначе — стоила бы вся эта политическая игра свеч?


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru