Русская линия
Русское Воскресение Наталья Петрова29.10.2004 

Урок памяти святых праведных
Материалы для учителей истории и классных руководителей в помощь при подготовке к уроку памяти праведного воина Феодора Ушакова

Материалы и методические рекомендации имеют своей целью помочь учителю в подготовке к проведению урока. В материалах содержится фрагмент из Послания Патриарха московского и всея Руси Алексия II, в котором обращается особое внимание на то, что Церковь почитает немало воинов, чья святость признана, но впервые среди имен угодников Божиих появляется имя великого флотоводца.

Краткий пересказ Жития святого праведного воина Феодора Ушакова не только представит основные вехи земного пути знаменитого адмирала, но и раскроет подвиг его подвижнической жизни и служения Отечеству, которые являют сегодня замечательный образец для подрастающего поколения.

В материалах помещен также эпизод из исторического романа Валерия Ганичева «Адмирал Ушаков. Флотовождь», что поможет учителям наполнить их рассказ яркими и образными деталями.

«Два великих подвижника из XVIII века, двое русских святых» — так называется статья главного редактора «Роман-журнала XXI век», представленная в материалах. Она рассказывает о дяде флотоводца — Феодоре Санаксарском — великом воине в духовной брани, оказавшем благотворное влияние на будущего адмирала, и о самом флотоводце. Оба святых из рода Ушаковых — монах и моряк — немало потрудились для процветания Санаксарской обители, где ныне в соборном храме Рождества Богородицы находятся их мощи.

Представленные материалы могут быть использованы как учителем в своем рассказе, так и учениками при подготовке докладов или сочинений, посвященных памяти праведного воина Феодора Ушакова.


Из Послания Патриарха Московского и всея Руси Алексия II


Феодор Феодорович Ушаков, прославленный воинскими доблестями и непобежденный ни в одном сражении адмирал великого Российского флота, ныне ублажается Святой Церковью Христовой как муж праведный и благоверный, как один из примеров для подражания верующим, как угодник Божий.

Мы знаем немало воинов, святость которых признана Церковью и имена которых горячо почитаемы благочестивым верующим народом. Таковы, например, святые благоверные князья Александр Невский, Димитрий Донской. Однако впервые за долгое время Церковь прославляет в лике благоверных воинов подвижника, жившего в сравнительно недавнем прошлом. И впервые среди имен угодников Божиих появляется имя великого флотоводца.

Феодор Ушаков был выдающимся государственным деятелем. Вся его жизнь была отдана России. Он преданно служил благу своего народа, державному достоинству своей Родины. Вместе с тем он всегда оставался человеком глубокой веры во Христа Спасителя, строго приверженным православным нравственным началам, человеком великого милосердия и жертвенности, верным сыном Святой Церкви.

Именно это гармоничное сочетание личной праведности и ревностного общественного служения и стало главным побуждением к прославлению Феодора Ушакова Церковью Христовой.

Из Жития святого праведного Феодора Ушакова
Святой праведный Феодор Ушаков родился 13 февраля 1745 года в сельце Бурнаково Романовского уезда Ярославской провинции и происходил из небогатого, но древнего дворянского рода. Вся жизнь российского флотоводца прошла под благотворным влиянием его родного дяди, преподобного Феодора Санаксарского — великого воина в духовной брани. Преподобный Феодор родился и вырос в том же сельце Бурнаково, отсюда ушел в юности служить в лейб-гвардии Преображенский полк, но затем, стремясь душою к иному служению, бежал из столицы в пустынные двинские леса, чтобы одному Богу работать, укрепляясь в подвиге поста и молитвы. Вскоре он был сыскан и доставлен к императрице Елизавете Петровне, которая, вняв Промыслу Божию о молодом подвижнике, благоволила оставить его в монастыре. Это исключительное для дворянского семейства Ушаковых событие было постоянным предметом бесед среди родственников и служило им назидательным примером.

Родители будущего адмирала были людьми набожными и посчитали главным условием воспитания детей развитие религиозных чувств и строгой нравственности. В отрочестве Феодор, как отмечают биографы, был смелым и бесстрашным не по летам. Так, он со старостою деревни отваживался ходить на медведя. В юности сформировались такие черты его характера, как скромность и уступчивость в обычных условиях, и преображение в минуты опасности, способность без страха смотреть ей прямо в лицо.

По достижении шестнадцати лет Феодор поступил в Морской кадетский корпус. Там он, отличаясь хорошей учебой и доброй нравственностью, прилежно постигал преподаваемые науки, проявляя особую склонность к арифметике, навигации и истории. Через пять лет, кончив Морской корпус и получив чин мичмана, Феодор Ушаков был приведен к присяге: «Аз, Феодор Ушаков, обещаюся и клянуся Всемогущим Богом пред Святым Его Евангелием в том, что хощу и должен ЕЯ ИМПЕРАТОРСКОМУ ВЕЛИЧЕСТВУ ЕКАТЕРИНЕ АЛЕКСЕЕВНЕ САМОДЕРЖИЦЕ и ЕЯ ИМПЕРАТОРСКОГО ВЕЛИЧЕСТВА любезнейшему Сыну Государю Цезаревичу и Великому Князю Павлу Петровичу, законному всероссийскаго престола Наследнику, верно и нелицемерно служить и во всем повиноваться, не щадя живота своего до последней капли крови… В чем да поможет мне Господь Бог всемогущий!»

Всей своей последующей жизнью Феодор Ушаков подтвердил слова произнесенной им клятвы, и ни в чем не изменил данной им присяге. После выпуска из морского корпуса молодого мичмана отправили на флот Балтийского моря. Первые годы службы прошли под руководством опытных моряков. Благодаря своему усердию, пытливости ума, ревностному отношению к делу и высоким душевным качествам, молодой мичман Феодор Ушаков успешно прошел первую школу морской практики и был переведен в Азовскую флотилию.

В XVIII в. важнейшей задачей для России стало возвращение побережья Черного моря. Начали строиться корабли на юге, прибывали офицеры и моряки, которым предстояло служить на тех кораблях. В 1783 г. прибывает в Херсон и капитан второго ранга Феодор Ушаков. В это время в Херсоне из-за начавшейся эпидемии чумы объявляют карантин и прекращают все строительные работы. В результате энергичных действий Феодора Ушакова в его команде чума исчезла на четыре месяца раньше, чем в других. Он никого не посылал в госпиталь, переполненный больными, а изолировал заболевших в отдельные палатки, переводил на карантин общавшихся с заболевшими, и тем спас от смерти многих. Здесь проявилась не только его способность решать труднейшие задачи, но и великая любовь к ближним, милующая и сострадательная. За умелые действия и старания Феодор Ушаков был награжден своим первым орденом — святого Владимира IV степени.

В 1787 г. Турция объявила войну России. Вскоре произошла первая генеральная баталия. Турецкий флот насчитывал семнадцать линейных кораблей и восемь фрегатов, а в русской эскадре, авангардом которой командовал капитан бригадирского ранга Феодор Ушаков, было всего два линейных корабля и десять фрегатов.

Июля у острова Фидониси бой стал неизбежен. Турецкий флот всей мощью своей линии стал спускаться на русские корабли. Авангардный отряд Ушакова, «употребив старание и искусство», прибавил парусов и решительным маневром лишил возможности командующего турецким флотом охватить русские корабли и взять их на абордаж. Вместе с тем Ушаков отрезал от основных сил два передовых турецких корабля. Те бросились спасаться бегством «с великой поспешностью». Победа была за русской эскадрой.

Впервые в открытом бою малочисленный русский флот одержал победу над превосходящими силами противника. Это была, прежде всего, духовная победа, в которое христианское самоотвержение исполнило силой воинское искусство. Вера в вечную жизнь, несомненное упование на помощь Божию и, следовательно, неустрашимость перед неприятелем, — вот что было решающим во флотоводческом таланте Феодора Ушакова.

По своему смирению и отсутствию тщеславия Феодор Ушаков в донесении не себе приписал успех, но отдал должное мужеству и стремлению к победе своих подчиненных: «Все, находящиеся в команде вверенного мне корабля «Святого Павла господа обер-офицеры и нижних чиной служители каждый по своему званию определенные от меня им должности исполняли с таким отменным старанием и храбрым духом, что за необходимый долг почитаю отнесть им всякую за то достойную похвалу…»

Феодор Ушаков получил чин контр-адмирала и был назначен командующим Черноморским флотом. А в боевой инструкции князя Потемкина Феодору Ушакову говорилось: «Требуйте от всякого, чтоб дрались мужественно или, лучше скажу, по-черноморски; чтоб были внимательны к исполнению повелений. Бог с вами! Возлагайте твердую на Него надежду. Ополчась Верою, конечно победим. Молю Создателя и поручаю вас ходатайству Господа нашего Иисуса Христа!»

С таковым напутствием служил православный воин Феодор Ушаков, умножая славу любезного Отечества. Вновь одержал флот Ушакова блистательную победу недалеко от Керченского пролива в июле 1790 г., в августе того же года у острова Тендра в Черном море, в 1791 г. у мыса Калиакрия. В 1791 г. российское государство подписало мир с Турцией и «твердою ногою встало на завоеванных им берегах Черного моря». Контр-адмирал Феодор Ушаков был пожалован орденом святого Александра Невского.

В мирное время адмирал руководил починкой кораблей, строил казармы и госпитали для матросов, благоустраивал дороги. Особой заботой была окружена севастопольская церковь Святителя Николая — покровителя плавающих и путешествующих: ее перестроили, значительно расширив. Случалось, что казенные средства задерживались, и тогда Ушаков, не останавливая работ, выдавал деньги из собственных, «утверждая, что в собственных деньгах должно быть щедрым, а в казенных скупым».

В 1793 г. он был императрицей Екатериной II приглашен в Петербург, где ему за заслуги перед Отечеством поднесли в дар золотой складень-крест с мощами святых угодников.

В царствование Павла I Ушаков командует в Средиземном море объединенной эскадрой, воюющей с флотом республиканской Франции. В этой кампании вице-адмирал Феодор Ушаков показал себя не только как великий полководец, но и как мудрый государственный деятель, милосердный христианин, и благодетель освобожденных им народов.

Первой задачей эскадры было взятие Ионических островов, расположенных вдоль юго-западного побережья Греции, главный из которых — остров Корфу был прекрасно укреплен и считался неприступным. Коренные жители Ионических островов — православные греки. На острове Корфу находилась (пребывает там и доныне) великая христианская святыня — мощи святителя Спиридона Тримифутского. Феодор Ушаков поступил премудро: он, прежде всего, обратился с письменным воззванием к жителям островов, призывая их содействовать в «низвержении несносного ига» безбожников-французов. Ответом была повсеместная вооруженная помощь населения, воодушевленного прибытием русской эскадры. Десант освободил остров Цериго, затем Занте и остров Кефалония. Очевидец вспоминал: «… жители везде поднимали русские флаги и способствовали десантным войскам отыскивать французов, скрывавшихся в горах и ущельях; а когда остров был взят, местный архиерей и духовенство с крестами, все дворянство и жители, при колокольном звоне и пальбе из пушек и ружей, встретили начальника русского отряда и командиров судов, когда они съехали на берег». Когда сдался остров Занте, командующий флотом Феодор Ушаков вместе с капитанами и офицерами эскадры съехал на берег для слушания благодарственного молебна в церкви св. чудотворца Дионисия, а после богослужения прикладывались к мощам святого.

Местное население открывало двери русским — и захлопывало их перед турками. Феодору Феодоровичу приходилось непросто, и он проявил много рассудительности, терпения, политического такта, чтобы соблюсти союзные договоренности и удержать турок от присущих им безобразий — главным образом от необузданного варварства и жестокости по отношению к пленным. Когда Феодор Ушаков принял первых пленных французов, турецкий адмирал просил его о позволении употребить против них военную хитрость. «Какую?» — спросил Ушаков. Адмирал отвечал: «По обещанию вашему, французы надеяться отправиться в Отечество и лежат теперь спокойно в нашем лагере. Позвольте мне подойти к ним ночью тихо и всех вырезать». Сострадательное сердце Феодора Ушакова, конечно же, отвергло сию ужасающую жестокость, — чему турецкий адмирал крайне дивился.

10 ноября 1798 г. Феодор Ушаков в донесении писал: «Благодарение Всевышнему Богу, мы соединенными эскадрами, кроме Корфу, все прочие острова от рук зловредных французов освободили». Собрав все силы при Корфу, главнокомандующий начал осуществлять блокаду острова и подготовку к штурму этой мощнейшей в Европе крепости.

Благоприятный ветер подул 18 февраля, и в 7 часов утра начался штурм. Первоначально удар был обрушен на остров Видо, с моря прикрывавший главную крепость. «Остров усеян был нашими ядрами, сильною канонадою все почти батареи его истреблены и обращены в прах». В то же время на флагманском корабле «Святой Павел» был поднят сигнал к высадке десанта, заблаговременно посаженного на гребные суда. Турки, входившие в состав десанта, озлобленные упорным сопротивлением французов, принялись резать головы всем пленным, попавшимся в их руки. Происходили жестокие сцены: «Наши офицеры и матросы кинулись вслед за турками, и так как мусульманам за каждую голову выдавалось по червонцу, то наши, видя все свои убеждения не действительными, начали собственными деньгами выкупать пленных». Впоследствии очевидец писал: «Русские и здесь доказали, что истинная храбрость сопряжена всегда с человеколюбием, что победа венчается великодушием, а не жестокостью, и что звание воина и христианина должны быть неразлучны».

К 2 часам пополудни остров Видо был взят. На следующий день 19 февраля 1799 г., пала и крепость Корфу. Это был день великого торжества адмирала Феодора Ушакова, торжества его военного таланта и твердой воли, поддержанных храбростью и искусством его подчиненных, их доверием к своему победоносному предводителю и его уверенностью в их непоколебимом мужестве. Это был день торжества русского православного духа и преданности своему Отечеству.

Узнав о победе при Корфу, А. Суворов воскликнул: «Ура! Русскому флоту! Я теперь говорю сам себе: зачем не был я при Корфу хотя мичманом?»

27 марта, в первый день Святой Пасхи, адмирал назначил большое торжество, пригласивши духовенство сделать вынос мощей Угодника Божия Спиридона Тримифутского. «Народ собрался со всех деревень и с ближних островов. При выносе из церкви святых мощей расставлены были по обеим сторонам пути, по которому шла процессия, русские войска; гробницу поддерживали сам адмирал, его офицеры и первые чиновные архонты острова; святые мощи обнесены были вокруг крепостных строений, и в это время отовсюду производилась ружейная и пушечная пальба… Всюду народ ликовал».

Император Павел I за победу при Корфу произвел Феодора Ушакова в адмиралы. Это была последняя награда, полученная им от своих государей.

Воздав благодарение Богу, Феодор Феодорович продолжил выполнение возложенных на него задач. Требовалось образовать на освобожденных островах новую государственность, и адмирал Ушаков, как полномочный представитель России, не поступясь своими христианскими убеждениями, сумел создать на Ионических островах такую форму правления, которая обеспечила бы «мир, тишину и спокойствие». «Люди всех сословий и наций, — обращался он к жителям островов, — чтите властное предназначение человечности. Да прекратятся раздоры, да умолкнет дух вендетты, да воцарится мир, добрый порядок и общее согласие!..» Так образовалась Республика Семи Соединенных Островов — первое греческое национальное государство нового времени.

В то же время попущением Божиим, пришлось Феодору Феодоровичу претерпеть великие нравственные страдания. Некоторые турецкие военачальники обвинили его перед русским посланником в Константинополе в том, что адмирал неправильно распределяет между союзными эскадрами призовые, полученные за победу, к тому же присваивая их себе. Честный и нестяжательный Феодор Феодорович должен был объясняться. Со скорбию писал он посланнику: «Я не интересовался нигде ни одной полушкою и не имею надобности; Всемилостивейший Государь мой Император и Его Султанское Величество снабдили меня достаточно на малые мои издержки. Я не живу роскошно, потому и не имею ни в чем нужды, и еще уделяю бедным, и для привлечения разных людей, которые помогают нам усердием своим в военных делах».

Было и другое: лучшие качества Феодора Ушакова как воина-христианина, например, его милосердие к пленным, входили в конфликт с интересами государственной власти. Тот же посланник в Константинополе препровождал секретное распоряжение адмиралу, в котором разъяснялось, «что намерение Высочайшего Двора есть стараться чем можно более раздражить взаимно Порту и Францию; следовательно, соблюдая с вашей стороны в рассуждении французов правила войны, вообще принятые, не должно понуждать турков к наблюдению их. Пущай они что хотят делают с французами… а вам обременяться пленными не следует и невозможно».

Положение самой русской эскадры в Средиземном море было тяжелым: продовольствие, поставляемое турками, не отличалось хорошим качеством, к тому же поставлялось не всегда вовремя. А Феодор Ушаков придавал здоровью экипажа большое значение и учил своих офицеров: «Запомните непреложное правило, что командир над кораблем почитается защитителем других и отцом всего экипажа». Несомненно, только твердая вера, верность царю и Отечеству и любовь к «батюшке Феодору Феодоровичу» помогли русским морякам выдержать столько испытаний.

После освобождения от французов Бари и Неаполя, моряки и десантники вошли в 30 сентября 1799 г. в Рим. Здесь Феодор Ушаков получил приказ императора Павла I о возвращении на родину, в Севастополь.

Жители Республики Семи Соединенных Островов прощались с адмиралом Феодором Ушаковым и его моряками не скрывая слез, благодаря их и благословляя. Сенат острова Корфу назвал адмирала «освободителем и отцом своим». На золотом, осыпанном алмазами мече, поднесенном ему, была надпись: «Остров Корфу — адмиралу Ушакову». На золотой медали от жителей острова Итаки — «Феодору Ушакову, российских морских сил главному начальнику, мужественному освободителю Итаки».

Адмирал, слишком хорошо узнавший превратности высшей политической жизни, покидал Ионические острова с чувством тревоги за их дальнейшую судьбу. Продолжая нести службу в России, уже в царствование императора Александра I, Ушаков переживет и скорбные дни, когда Ионические острова будут переданы «зловредным французам"…

В 1806 г. Феодор Ушаков подал императору прошение об отставке: «Душевные чувства и скорбь моя, истощившие крепость сил и здоровья, Богу известны — да будет воля Его святая. Все случившееся со мною приемлю с глубочайшим благоговением…» Эти слова, венчающие ратный подвиг, славное и многотрудное служение родному Отечеству, свидетельствуют, что непобедимый адмирал исполнен был смирения и покорности воле Божией, и благодарения Богу за все, — это были чувства истинно христианские.

Отойдя от служебных дел, для жительства избрал Феодор Ушаков тихую деревню Алексеевку, в Темниковском уезде, вблизи Санаксарского Рождество-Богородичного монастыря. Там, в годы его ратных подвигов, молился о нем его родной дядя — преподобный Феодор. Несомненно, что молитвенное их общение не прерывалось никогда. Потому и устремилась сюда, к святой обители, душа адмирала. Монах и моряк — оба они были воинами Христовыми, оба делали одно дело: ревностно служили Господу на том поприще, на которое он их призвал.

Сохранилось свидетельство тогдашнего настоятеля монастыря иеромонаха Нафанаила о завершающем периоде земной жизни Феодора Феодоровича: «Адмирал Ушаков, и знаменитый благотворитель Санаксарской обители, по прибытии своем из Санкт- Петербурга, вел жизнь уединенную в собственном своем доме в деревне Алексеевке, расстоянием от монастыря через лес версты три, который по воскресным и праздничным дням приезжал для богомолья в монастырь к службам Божиим во всякое время. В Великий пост живал в монастыре, в келии, для своего пощения и приготовления к Святым Тайнам по целой седмице и всякую продолжительную службу с братией в церкви выстаивал неопустительно и слушал благоговейно; по временам жертвовал от усердия своего обители значительные благотворения; так же бедным и нищим творил всегдашние милостивые подаяния и вспоможения».

Во время Отечественной войны 1812 г. на свои средства он устроил госпиталь для раненых, 2 000 рублей было им внесено на формирование 1-го Тамбовского пехотного полка. Он помогал всем обращающимся к нему, разоренным войной и бедствующим. «Не отчаивайтесь! — говорил он. Сии грозные бури обратятся к славе России. Вера, любовь к Отечеству и приверженность к Престолу восторжествуют. Мне немного остается жить; не страшусь смерти, желаю только увидеть новую славу любезного Отечества!»

2 октября 1817 г. окончил свою земную жизнь и был погребен в монастыре подле своего дяди, преподобного старца, Феодор Феодорович Ушаков.

Когда наступили времена гонений на Русскую Православную Церковь, Санаксарский монастырь, где упокоился Феодор Феодорович, был закрыт. Часовня, выстроенная над его могилой, была до основания разрушена, честные его останки в 1930-е годы осквернены безбожниками.

В годы Великой Отечественной войны 1941 — 1945 гг. воинская слава Феодора Ушакова была вспомянута, его имя, наряду с именами святых благоверных князей Александра Невского и Дмитрия Донского, и великого русского полководца Александра Суворова, вдохновляло к подвигу защитников Родины. Были учреждены орден и медаль адмирала Ушакова, которые стали высшими наградами для воинов-моряков.

Отныне могила Феодора Ушакова и, как следствие, весь Санаксарский монастырь находились под присмотром государственной власти, и это предотвратило разрушение чтимой праведником обители.

В 1991 г. Санаксарский монастырь был возвращен Русской Православной Церкви. Почитание святого праведника год от году возрастало. На его могиле служились панихиды, многочисленные паломники — духовенство, монашествующие, миряне, среди которых было много моряков, — приходили поклониться Феодору Ушакову.

Синодальная комиссия по канонизации святых Русской Православной Церкви, изучив его подвижнические труды в служении Отечеству, благочестивую жизнь, праведность, милосердие и самоотверженный подвиг благотворительности, не нашла препятствий к канонизации. В декабре 2000 г. Святейший патриарх Московский и всея Руси Алексий II благословил прославлять адмирала Российского флота Феодора Ушакова в лике праведных местночтимых святых Саранской епархии. Российский флот, боголюбивое Российское воинство обрели небесного предстателя и ходатая перед Престолом Божиим о многострадальном Отечестве нашем.

Святые мощи праведного воина Феодора Ушакова находятся в соборном храме Рождества Богородицы.

Память святому праведному воину Феодору Ушакову празднуется в день его прославления — 23 июля /5 августа, а также в день его блаженной кончины — 2/15 октября.


Валерий Ганичев. «Адмирал Ушаков. Флотовождь «


/Глава из романа/

Штурм. 18 февраля 1799 года

Наступила тревожная ночь 18 февраля. Как написано было в шканечном журнале корабля «Святой Павел», в час ночи — «ветер тихий, временно с нахождением шквалов», в пять утра — «ветер тихий, небо облачно, изредка блестящие звезды». «Их расположение благоприятно для вас», — мог бы сказать Ушакову посланник Томара, любивший гадать. Но не звезды надеялся Ушаков, не зыбкое их мерцание порождало уверенность адмирала. Он уверен был в русских моряках, в опытности своих командиров, в их боевом умении, в четком и продуманном до мелочей плане военных действий.

В шесть утра взошло солнце. Как обычно, его приветствовал пушечный выстрел, в 6 часов 15 минут затрепетали флаги и гюйс. На всей эскадре прошло заметное шевеление. В 6.30 сигнал повторился. Один за другим поднимали якоря русские и турецкие корабли. Сигнал и два пушечных выстрела вызвали канонаду с южной и северной батареи.

Да, так начался победоносный штурм Корфу, так началась одна из самых знаменитых баталий Российского флота. Вначале вперед выдвинулись фрегаты: «Казанская Богородица», «Святой Николай» и «Григорий Великая Армении» в сопровождении турецких кораблей. 130 сигналов с адмиральского корабля были лаконичны и четки, их значение было расписано заранее.

…атаковать первую батарею острова Видо…

…сбить пушки и отогнать людей от пушек…

…атаковать вторую батарею… сбить пушки… отогнать людей от пушек…

…поднять всей эскадре марс-реи…

…идти всем своим сим…

…атаковать третью батарею…

…встать на якоря и бить по батареям

Видо кипел, как в котле. Русские корабли выстроились полукружьем, развернулись пушечными бортами к берегу и опоясались вспышками. Ядра огненными стрелами проносились в ту и другую сторону — снесло земляное укрытие у второй батареи… перевернуло пушку на третьей… картечью скосило стрелков на вершине холма.

… Содрогнулся «Святой Николай», полетели щепки от грот-марса-рея…раскололась лодка с десантными орудиями…пошли на дно пушки, банники, пыжевики, пороховые картузы…отстегивая портупеи, сбрасывая подсумки, вырывались из водяного плена солдаты десанта.

Бой разгорался, но вот что-то в нем изменилось. Ушаков. Почувствовал, что вторая и третья батареи стреляют вразнобой и реже. Отдал сигнал:

— Эскадре вести десант между второй и третьей батареями… Через несколько минут отдал второй:

— Эскадре вести десант между третьей и четвертой батареями…

Гребные суда заскользили к бухточкам и выступам острова. Флейтисты заиграли подбадривающую мелодию, под которую солдаты выскакивали прямо в воду, слегка приостанавливались, стреляли по верховым скалам, затем карабкались вверх. Одни бросали на рвы и канавы лестницы, другие подносили доски, образовывая легкие мосты, третьи расчищали завалы из колючих кустов, деревьев и камней припасенными заранее баграми. Все было продумано многоопытным генералом для штурма… Заминка, короткая атака — и французы выбиты со второй батареи. На третьей батарее поднят турецкий флаг. Затрепетал еще один флаг адмирала. Вчера в приказе Ушаков написал: «Вместо знамен иметь с собой флаги; флагов с собой иметь надлежит до десяти. Все батареи, которые овладены будут, поднимать на них флаги, оные означать будут нашу победу…» Флаги вздымались то здесь, то там.

Победа приближалась…<…> Ядра колотили стены крепости, и те покряхтывали от мощных и частых ударов, боясь рассыпаться. На Сальвадор — предмостное укрепление французов — надвинулись, пошли, побежали албанцы, турки, русские пехотинцы. Гигантский взрыв вспучился пузырем перед стенами, забросил комья земли внутрь бастиона. Лестницы вырастали деревянным частоколом у стены. Французские солдаты бежали по вырытым ходам в крепость. Форт пал. Войска союзников готовились к новому прыжку.

А у Видо все кончалось.

-…всей эскадре умножить десант сколь наивозможно…

-…послать пушки к десанту между четвертой и пятой батареями… Шлюпки, десантные корабли, фелюги, опорожняясь и застывая в ожидании, лепились к берегу.

Французы были загнаны на середину острова и там, вырываясь от турок, бежали к русскому флагу. И было от чего. За голову француза турецкие командиры выдавали несколько золотых монет. Немало для горца из бедного селения, да и для регулярного солдата вполне прилично.

Все деньги раздали им русские офицеры, да и солдаты выскребли карманы дочиста, спасая от усечения голов бывших врагов. Генерал Пиврон, что командовал сдавшимся гарнизоном, озирался на кровавое пиршество войны. Его самого только что вытащили из бочки, куда он спрятался от турецких ятаганов…

<…> К вечеру стало тише. С кораблей на «Святой Павел» прибыли с донесениями посыльные, получили новые задания от Ушакова. С зарей предстояла атака…

Но она не состоялась. В восемь утра в заливе перед Видо показалась шлюпка под Андреевским флагом и флагом французского командующего. Адъютант вручил письмо Ушакову, подписанное Дюбуа и Шабо <…>

20 февраля на корабле «Святой Павел» вице-адмирал Ушаков, капитан Кадыр-бей, главный комиссар исполнительной Директории Французской Республики Дюбуа, дивизионный генерал Шабо подписали статьи о сдаче крепости.

Над крепостной башней были подняты русский и турецкий флаги, а Ушаков отправился в церковь совершить Благодарственный молебен.


В. Ганичев. Два великих подвижника из XVIII века, двое русских святых.

К церковному прославлению адмирала Ф.Ф.Ушакова // Роман-журнал XXI век. 2001, N 6.

Величественно и благородно встает из века XVIII Федор Ушаков. Адмирал, флотоводец, стратег, политик, доброделатель и милосердец. Ныне, когда везде только и повторяется: «Политика — грязное дело», кажется, невозможно соединить столь разнородные и противоречивые качества в одном человеке. А Ушаков соединил. Соединил и спаял их. Слил в сердце своем, в душе своей. А отсюда, наверное, и блестящие победы под Тендрой, у Фиодониси, у Калиакрии… А затем при Корфу. Он создал тогда, в конце XVIII века, новую тактику парусного флота, разрушил канон, установленный адмиралами «владычицы морей», покорителями Нового Света — испанцами и честолюбивыми голландцами, флибустьерами французами. Мелкопоместный дворянин с берегов Волги, воспитанник Морского кадетского корпуса и русской школы мореходцев не оробел перед самыми высокими авторитетами и расковал морское искусство. Сделал он это, опираясь на русского моряка, трудолюбца, исполнителя и христианина. Итак, на Черном море он стал адмиралом, флотоводцем, стратегом. А в 1798 1800 годах — Средиземное море. Он вместе с турецкой эскадрой освобождает от французов Ионические острова. И становится отцом-основателем первого свободного греческого государства после разгрома Константинополя (Республика Семи островов). Многие не помнят, да и не знают этого. А ведь он со своей эскадрой освободил острова, разрешил там греческий язык, способствовал созданию самой демократической в Европе конституции. Он сохранил мир между сословиями, оградил острова от бунта низов и чванливого деспотизма аристократов. Республика Семи островов, пожалуй, в то время была самым справедливым государством. А между тем сам Федор Федорович — верный слуга Отечеству и императору, монархист и православный. Но, значит, все это не делает человека ограниченным консерватором, тупым реакционером, примитивным исполнителем воли царствующих особ, как пытались нередко представить в наше время тех, кто был «слуга царю, отец солдатам». А Ушаков был самый заботливый отец солдату и моряку. Не раз из-под его пера выходят приказы, подобные этому: «Рекомендую всем господам командующим корабли, фрегаты и прочие суда в палубах, где должно для жилья поместить служителей, привесть в совершеннейшую чистоту, воздух даже в интертрюмах кораблей очистить, а затем здоровых служителей перевести на суда… Больных служителей, которые не могут помещаться в госпитале, содержать при командах… в казармах, в которых соблюдать всевозможную чистоту и рачительный за ними присмотр и попечение…»

Моряки его обожали и боготворили. И без них он бы новой тактики не создал. Моряк был для него Человек, Соотечественник, Соратник. Он был для брат во Христе. Он это подтвердил, уйдя в отставку и поселившись у Санаксарского монастыря на Тамбовщине. Там загорелась его новая звезда милосердца и благотворителя, Божьего служителя.

Как он стал таким верующим и милосердным?

Всегда меня занимал вопрос: как рождается Добро, порождается добродетель? То ли следствие это врожденного чувства у человека, то ли приходит оно с родительским словом, то ли передается, как эстафета от соприкосновения с духвно наполненным, благородным поводырем. Наверное, все это вместе или в отдельности. Так вот, у Федора Ушакова, по-видимому, было это от сияния его сдяди Ивана, бывшего преображенца, а затем принявшего в монашестве имя Федор.

Прослыл он честнейшим и чистейшим монахом, к которому толпами шли верующие. Сначала в Саровскую пустынь, затем в Санаксарскую обитель. Санаксарская обитель стала наращивать кельи, распахивать пашню, принимать богомольцев. И слава о душевном, добром, духовно просветленном священнике пошла по рязанской, тамбовской, сибирской, воронежской земле. Однако не любили праведное слово, обличение и многие власти предержащие. Стал неудобен для воеводы (градоначальника) г. Темникова отец Федор, по его наущению решением Синода был отправлен на Соловки. В Санаксар был прислан посыльный, чтобы описать его имущество и в сундуках отправить на Север. Но имущества всего оказалось: войлок коровьей шерсти на холстине, небольшая подушка, овчинная шуба, мантия и ряса. С этим его и отправили в Соловки. Девять лет молился в северном монастыре, но затем было доложено императрице, и он возвратился в Санаксар, где тихо скончался 19 февраля 1791 г., на 73-м году.

Преподобный старец Федор был похоронен в Санаксарском монастыре у воздвигнутого им храма с северной стороны, недалеко был погребен и его племянник. Так и покоились они там — два великих человека своего времени, два великих истинно верующих, два святых Русской Православной Церкви, подвижники XVIII века.

Преподобный Феодор Санаксарский.
Наставления духовным чадам

Храни незлобие и всех люби нелицемерно.

Хранися сребролюбия и всякого лихоимства, гордости и гнева, и злопамятства, скупости и немилосердия.

Службу, заповеданную ти, совершай без роптания.

Когда кто тебя спросит о чем-нибудь сделать по прошению его, послужи ему и буди милостив и человеколюбив.

Болящего посещай и сколько можно послужи ему усердно.

Храни чистоту душевную и телесную, и думай и держи [в памяти] так, что Бог всегда при тебе есть, хотя Его не видишь; худое и вредное не только делать и говорить берегись, но и думать — понеже Бог и помышление видит.

Когда тебе какая беда будет или безчестие, или болезнь, или зло, все грехам своим приписывай и Бога благодари.

К похвале и брани буди как мертвый, то есть мертвого кто бранит или хвалит, он не чувствует, так и ты тщись поступать.

Что доброе сделаешь, то Богу причитай, а не себе.

Часто поминай последняя твоя, то есть смерть, Суд Христов, ад, Царствие Небесное.


Н. Петрова. В Москве в этот день сияло солнце!
// Из статьи в газете «Российский писатель». Ноябрь 2003, N 21(72).

<…>Отчего одни дела спорятся, а другие — не клеятся? Как ни упираешься лбом, а все стучишься в закрытую дверь и, наконец, обессилив и опустив руки, отступаешь. А позже увидишь ясно и отчетливо: да ведь это дорога была в никуда, и порадуешься так вовремя захлопнувшейся перед самым носом двери.

Зато другие дела образуются как бы сами собой, и все «вдруг» получается. Не хватало раньше времени — а теперь после работы успеваешь с сыном сходить ко всенощной и еще почему-то остаются силы и время для домашнего хозяйства.

А как можно объяснить устройство 15 октября празднования памяти святого праведного воина Феодора Ушакова в Южном Бутово? Не в портовом городе, и не в Санаксарской монастырской обители, в которой покоятся мощи преподобного, а в «спальном» районе на окраине Москвы, где именем Федора Ушакова назван бульвар.

Десятки людей пришли в тот день к памятнику святому воину, установленному на бульваре, и приняли участие в праздновании. По признанию о. Сергея Тришкина, настоятеля строящегося храма Иконы Владимирской Божьей Матери, по милости Божией и стараниями которого праздник и был организован, ни с чьей стороны не последовало отказа и ни в чем не было препятствий. Рядом с памятником проходит ветка строящегося наземного метро. Строители торопятся, срок сдачи — в декабре. Но за несколько дней до 15 октября по распоряжению местных властей расчистили площадку, покрасили бордюры, высадили газон.

Приглашенный оркестр ВМФ им. Римского -Корсакова за пять дней до празднования отказался от коммерческого концерта, чтобы приехать в Южное Бутово.

Приглашенные высокие, а потому, без сомнения, всегда занятые гости, среди которых зам. начальника главного штаба ВМФ вице-адмирал Бурцев Олег Вениаминович и председатель Союза писателей России Ганичев Валерий Николаевич, нашли время приехать и выступить на празднике. О. В. Бурцев подарил образованному в районе отделению Духовно-патриотического центра им. Ф. Ушакова прошедший с нашими кораблями через Индийский океан Андреевский флаг, а В.Н. Ганичев- свои книги об адмирале Ушакове в недавно открывшуюся библиотеку.

Перед образом Св. праведного (икона из воинского храма в Рублево) духовенство отслужило молебен. «Державе Российской архистратиг непобедимый явился еси, агарянскую злобу ни во что же вменив и разорив: ни славы мирския, ниже богатства взыскуя, но Богу и ближнему послужил еси. Моли, святи Феодоре, воинству нашему даровати на враги одоление, Отечеству во благочестии непоколебиму пребыти и сыновом Российским спастися» (Тропарь, гл. 1) — разносилось в отдаленном от морей и портов, но не оставленным Его вниманием Бутове молебное пение посланному нам с тяжелую годину новоявленному святому. Что может быть полезнее для собравшегося в тот день воинства и детей — кадетов, учеников школ, членов клуба «Ушаковец»?

Не раз педагоги и родители задумывались в наши дни о примерах нравственности в воспитании детей. — А вот он этот пример, перед нами, нужно только суметь увидеть его. Пример служения Отечеству, презрения к материальным благам, попечения о вверенным ему жизнях и пример заботы об общественном благе. «Благодаря Богу», — любил повторять преподобный Феодор Ушаков. И ведь время, в которое протекали его земные дни, было ничуть не проще нашего: пять императоров сменилось на российском престоле, два из которых -не по своей воле. Наполеон, этот «ниспровергатель тронов», завоевывал Европу и Африку. России предстояло пройти тяжкое испытание 1812 года…

А состарившийся к тому времени, но неунывающий адмирал и тогда напутствовал молодых воинов: «Не отчаивайтесь! Нынешние грозные бури к славе России обратятся ! Веру только берегите и укрепляйте, Отечество любите и служите ему ревностно, перед врагами не смущайтесь, а сокрушайте их… с нами Бог!»

Слова его — напоминание нам, потомкам: каждому нужно верить и трудиться на своем поприще.

Все, присутствовавшие в тот день 15 октября на празднике, не могли не ощущать радостного и приподнятого настроения. Порывистый ветер, треплющий поднятый на флагштоке Андреевский стяг, напоминал о морских ост- и зюйдвестах. И день — солнечный и ясный — оказался последним погожим перед наступившим осенним ненастьем…

Праведный воин Феодоре, моли Бога о нас!

P. S. «Военное искусство России во второй половине 18 в. превзошло само себя. Достаточно вспомнить сражения с Турцией — одним из самых многочисленных народов и большой по численности армией. Ушаков, проводивший главные морские сражения, однажды разгромил турок с невероятным счетом: 1000 убитых неприятелей против трех убитых и 9 раненых русских солдат. Нужно заменить, что в то время солдата уважали, — спасибо Ушакову» (Из сочинения Романа Трефилова, ученика 9-го класса).


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru