Русская линия
Собор-Санкт-Петербург, общественный портал Вячеслав Столяров28.10.2004 

Концлагерь в Соловецком монастыре: возвращение памяти
XII Международные Рождественские Чтения. Храм Христа Спасителя. Пленарное заседание 27 января 2004 г.

Не давайте святыни псам и не бросайте жемчуга вашего перед свиньями, чтобы они не попрали его ногами своими и, обратившись, не растерзали вас. (Матф.7:6)

Соловки

Определяя духовное значение великого подвига новомучеников Российских, невозможно не коснуться многострадальной судьбы Соловецких островов, на которых сложили Христа ради свои головы тысячи наших соотечественников. Как известно, на протяжении столетий Соловки служили вещим зеркалом России. Поскольку и ныне соловецкое зерцало еще не утратило способности отражать и во многом предсказывать ход нашей истории, попытаемся мы заглянуть в него, чтобы ответить на некоторые вопросы, которые постоянно воспроизводятся при обсуждении прошлого и будущего нашего Отечества:

  • В чем духовный смысл испытаний, понесенных народом России в XX веке?
  • Какое наследие оставили нам новомученики и исповедники Российские?
  • Как сочетается духовное наследие России XX века с традиционной духовной культурой русской жизни и вызовами века сего?
  • В какое время мы, люди православные, живем сейчас?
***

Как вы знаете, советский концлагерь на островах посреди Белого моря возник не на пустом месте, он был организован в Спасо-Преображенском Соловецком монастыре. В октябре 2003-го года исполнилось 80 лет со дня основания Соловецкого лагеря особого назначения (СЛОН).

Но задолго до этого, 575 лет назад водрузили православный крест на далеком северном архипелаге и соорудили здесь свои келлии первые пустынножители, преподобные Савватий и Герман Соловецкие чудотворцы. На протяжении столетий, промыслом Божиим, в результате соборного сотворчества монастырской братии и трудников-христиан, при поддержке доброхотов и государства острова Соловецкие постепенно преображались в особое духовное пространство русской Православной культуры. По уставу обители, основная цель монаха — спасение души, молитвенный подвиг и труд во славу Господа. Этому способствовало и расположение монастыря «во отоце окиана-моря», семь месяцев в году оторванного от материка, и суровые климатические условия, и отсутствие здесь «мирских поселений». Более пятидесяти подвижников Соловецких уже в XVI — XVIII веках были прославлены как общероссийские и местночтимые святые.

Десятки тысяч паломников со всех уголков нашего Отечества, претерпевая трудности нелегкого пути, ежегодно устремлялись сюда. Православные люди почитали за счастье быть упокоенными в этой святой земле. Соловецкий монастырь являлся зримым примером того, что может создать человек, когда он руководствуется духовными устремлениями и покровительством Божиим. Так возникла Соловецкая православная святыня.

Соловецкая обитель для России значила неизмеримо больше, чем просто монастырь на далекой северной окраине. Соловки стали одним из центров национальной самоидентификации, обеспечивающим возможность существования, воспроизводства и развития русского народа и государства в целом.

События 1917 года прервали ход русской истории, советская власть объявила войну Православию и традиционному устройству жизни. Великая Соловецкая святыня, опора русской народности и государственности была приговорена к профанации, ритуальному поруганию. Вскрывались раки с мощами святых, вывозились в столицу намоленые иконы, драгоценные реликвии. Храмы и келлии обители спешно переоборудовались под камеры для узников.

Со всех уголков потянулись на Север эшелоны с заключенными — «врагами народа, контрреволюционерами, иностранными шпионами и вредителями». В одном из таких эшелонов 70 лет назад конвоировали из Москвы на Соловки моего дядю, Столярова Корнилия Тимофеевича.

***

Родился Корнилий Столяров в 1892 году. Дед его, Матфей, был сельским священником, отец Тимофей имел крепкое крестьянское хозяйство. Несколько месяцев спустя в дворянской семье родился Михаил Тухачевский. На этом свете они, вероятно, не встречались, как не встретились — хочется надеяться — и на свете том. Но сопоставление судеб Корнилия Тимофеевича и Михаила Николаевича дает повод для размышлений.

С началом Первой мировой войны молодые люди были мобилизованы в царскую армию. По окончании офицерских курсов Корнилию Тимофеевичу Столярову было присвоено звание прапорщика, он отбыл на фронт. Чуть раньше звание подпоручика получил Михаил Николаевич Тухачевский. Полгода провел он на передовой, проявил незаурядное мужество, награждался орденами, но в 1915 году был захвачен немцами. Два с половиной года Тухачевский находился в плену, покуда в октябре 1917 года не совершил удачный побег.

После октябрьского переворота мой дядя вернулся на Урал, в родную деревню. Началась Гражданская война. Корнилий Столяров, не изменяя присяге, стал офицером Белой армии Колчака, Верховного правителя России. Михаил Тухачевский перешел на сторону советской власти, сделал стремительную карьеру, стал командиром Красной армии и в 1918 году вступил в партию большевиков.

С апреля по ноябрь 1919 года Тухачевский командовал 5-й армией, которая участвовала в операциях на территории Урала и Сибири. По другую сторону фронта воевал мой дядя, который в 1919 году попал в плен. Позже его отправили в Иркутск, где Корнилий Тимофеевич Столяров прожил несколько лет.

Тем временем Тухачевскому под руководством наркома Льва Давыдовича Троцкого было доверено усмирять мятежный Крондшадт, где сотни пленных матросов были расстреляны без суда и следствия. Весной 1921 года Михаил Николаевич успешно подавил Антоновщину — массовое восстание тамбовских крестьян, разработал систему репрессий заложников из семей «кулаков-бандитов» и впервые в мировой истории применил отравляющие газы против мирного населения.

Советская власть оценила организаторские способности Тухачевского, военный талант и беспощадность к врагам советской власти. Боевым опытом Михаил Николаевич делился со слушателями Военной академии Рабоче-Крестьянской Красной Армии, начальником которой был назначен после окончания Гражданской войны.

К этому времени Корнилий Тимофеевич Столяров перебрался в Москву и тоже читал лекции — преподавал физику в Ветеринарном институте. В 1933 году, как повествует семейное предание, дядю Корнилия вызвали к представителю ГПУ и попросили сообщать информацию о неблагонадежных студентах. Он ответил, что честь русского офицера ему дороже, за что был арестован как участник контрреволюционной организации и отправлен на Соловки. Срок Корнилию Тимофеевичу дали относительно небольшой — пять лет лагерей.

Михаил Николаевич Тухачевский поднимался вверх по служебной лестнице, получал ордена, звание маршала Советского Союза, стал первым заместителем наркома обороны. Падение его было внезапным. 26 мая 1937 года маршал Тухачевский был арестован, обвинен в организации заговора против Сталина и расстрелян.

В апреле 1937 года Корнилий Тимофеевич сообщил с Соловков дочери Ирине, что срок его истекает, и что он надеется «быть в Москве не позднее августа». Но в августе Нарком внутренних дел Ежов распорядился в двухмесячный срок «произвести «репрессирование наиболее активных контрреволюционных элементов» На Соловки пришла разнарядка — ликвидировать 1200 человек. Задание было выполнено на 152% - расстреляли 1825 человек. В их числе оказался и Корнилий Тимофеевич. Приговор был приведен в исполнение в Ленинграде 8 декабря 1937 года.

3 июля 1957 года Корнилий Тимофеевич Столяров был реабилитирован посмертно за «недоказанностью предъявленного ему обвинения». В том же году был реабилитирован и Михаил Николаевич Тухачевский.

В ноябре 1937 года был доставлен из Соловков в Ленинград выдающийся ученый, философ и богослов, не снявший с себя сана священник Павел Флоренский. Его расстреляли в один день с моим дядей. Несколько ранее в Москве был расстрелян видный советский деятель, член коллегий ВЧК-ГПУ-НКВД Глеб Иванович Бокий, один из основателей Соловецкого лагеря. Каждый заключенный хорошо знал его имя, поскольку корабль «Глеб Бокий», названный в честь почетного чекиста, словно лодка Харона переправлял узников на острова смерти. В итоге, как вы уже догадались, были реабилитированы и жертва — священник Павел Флоренский, и палач — Глеб Бокий.

Такая противоестественная реабилитация 50-х — 60-х годов, скрывающая истину и покрывающая зло, сегодня порождает массу недоразумений в оценке отечественной истории.

***

Казалось бы, положение должно меняться в период декларируемого расставания с коммунистическим режимом и демократизации общества. Однако в 1992 году Верховный суд реабилитировал одного из основателей советского государства, известного организаторf красного террора Льва Давыдовича Троцкого, а в 2001 году не был реабилитирован Верховный правитель России Александр Васильевич Колчак — по причине белого террора в Сибири…

Но если Колчак репрессирован законно, а Троцкий законно оправдан, значит, государственная власть ныне фактически признает правомочность Октябрьского переворота и разгона большевиками Учредительного собрания в 1918 году, следствием чего явился Брестский мир с частичным развалом царской России, экспроприация имущества церкви и буржуазии, истребление крестьянства, торжество сталинской диктатуры…

И действительно, сейчас мы наблюдаем «либеральное отражение» советского периода: тайный Беловежский переворот, незаконный развал СССР вопреки проведенному референдуму, расстрел Верховного Совета в 1993 году, «ваучерная» приватизация общенародного достояния, вменение обществу «тоталитарной» либерал-демократии. Чувствует русский народ, что законы в государстве вроде бы и есть, а правды в них нет. Не потому ли православные сегодня предпочитают быть подальше от чужой политики и чуждых законов?

Как же определяться православному человеку в такой ситуации, на что ориентироваться? Не обратиться ли нам, по православному обычаю, к святоотеческой традиции?

***

На заре Земли Русской, 950 лет назад сочинил святитель Иларион, митрополит Киевский, слово «О Законе и Благодати».

Дерзну напомнить некоторые строки этого дивного пророческого послания, по которому воздвигалась Земля Русская:

«О Законе, Через Моисея данном, и о Благодати и Истине, явленной через Христа повесть сия; и о том, чего достиг Закон, а чего — Благодать… Так, иудеи тенью и Законом оправдывались, но не спасались, христиане же Истиною и Благодатью не оправдываются, а спасаются. Ибо у иудеев — оправдание, у христиан же — спасение. И поскольку оправдание — в этом мире, а спасение — в Будущем Веке, иудеи земному радуются, христиане же — сущему на небесах…

Все страны Благой Бог наш помиловал и нас не презрел, восхотел — и спас нас, и в разумение Истины привел. Ибо когда опустела и высохла земля наша, когда идольский зной иссушил ее, внезапно потек источник евангельский, напояя всю землю нашу…

Тогда начал мрак идольский от нас отходить и заря благоверия явилась. Тогда тьма бесослужения сгинула и слово евангельское землю нашу осияло. Капища разрушались, а церкви поставлялись, идолы сокрушались, а иконы святых являлись, бесы бежали — Крест города освящал…»

На фундаменте христианской веры воздвигалось и крепло наше Отечество, народ православный взял на себя великий обет, называя страну свою Святой Русью.

***

Но в 1917 году грянула революция. Святая Русь превратилась в Советский Союз, Третий Рим обернулся Римом языческим.

Не случайно красный командарм Тухачевский утверждал: «Задача России сейчас должна заключаться в том, чтобы ликвидировать всё: отжившее искусство, устаревшие идеи, всю эту старую культуру… Революционная Россия, проповедница борьбы классов, распространяет свои пределы далеко за пограничные линии, очерченные договорами… С красным знаменем, а не с крестом мы войдем в Византию!»

Не случайно чекист Бокий интересовался оккультными науками и собирался организовать экспедицию в Лхасу, к тибетскому Далай-Ламе, чтобы открыть секреты Шамбалы и овладеть миром.

Не случайно Ленин в марте 1922 года издал секретное распоряжение: «Именно теперь… когда в голодных местностях едят людей, и на дорогах валяются сотни, если не тысячи трупов, мы можем… провести изъятие церковных ценностей… Чем большее число представителей реакционного духовенства и реакционной буржуазии удастся нам по этому поводу расстрелять, тем лучше… Надо именно теперь проучить эту публику так, чтобы на несколько десятков лет ни о каком сопротивлении они не смели и думать».

В России повторилась ветхозаветная история многострадального Иова: «И сказал Господь сатане: вот, он в руке твоей, только душу его сбереги» (Иов 2.6). Начались мытарства православного народа, попавшего в руки безбожников. Потери русских, украинцев и белорусов исчислялись десятками миллионов. Голод, эпидемии, пытки, расстрелы… Был ли на свете другой народ, которому выпали подобные страдания в XX веке?

Да, был. Господь одарил и евреев великими испытаниями и муками. Но вскоре богоизбранный народ, следуя Закону Моисееву и используя плеть Холокоста, смог добиться мзды за свои страдания: покаяний от многих наций и государств, материальных компенсаций, военных и политических преференций — «ибо у иудеев — оправдание, у христиан же — спасение».

Где же искать воздаяния в этом мире нам, русским? Может быть, всенародно покаяться? Но перед кем каяться и в чем? Ведь прежде, чем каяться, наши язычники должны уверовать. А православные и так каются перед принятием Святых Даров. Сомнительна и неканоническая процедура «всенародного покаяния», к которой периодически призывают русских людей. Такие призывы заставляют «многогрешный народ» пригибать голову, теряя последние жизненные силы, взращивают чувство некоей «исторической вины» и неполноценности.

***

Вот обращается к братьям-христианам святитель Николай Сербский: «Такова уж судьба… нашего рода, что самые великие из людей жертвуют своими жизнями, чтобы малые и худшие могли жить. Принося в жертву своих лучших сынов, люди спасают себя. Все наилучшее, что род людской мог взрастить, он должен был принести в жертву ради искупления большинства». И будто вторит ему из тьмы веков святитель Иларион: «Ибо когда опустела и высохла земля наша, когда идольский зной иссушил ее, внезапно потек источник евангельский, напояя всю землю нашу…»

И звучит ныне Первосвятительское слово Святейшего Патриарха Алексия II: «Мы все больше и больше осознаём, что в недавнем прошлом были не только массовая гибель невинных людей, не только богоборчество и богоотступничество, но и высочайший, светлый, побеждающий смерть мученический подвиг, по своему величию сопоставимый только с мученичеством первых христиан. Новомученики свидетельствуют и сегодня — свидетельствуют перед всем современным обществом. Именно благодаря им не была убита душа народа, и ныне Русская Православная Церковь воссоздается их святой кровью».

Может быть, не виниться нам сейчас следует, а расправить плечи, восславляя отцов и братьев наших, которые вынесли на своих плечах тягчайшие испытания и не сломались? Ведь в годы репрессий добровольную смерть за Христа приняли свыше пятисот тысяч православного священства и монашества. Сотни подвижников уже прославлены в чине новомучеников и исповедников Российских, а тысячи еще ждут своего часа, ждут нашего внимания и молитвы.

Святостью новомучеников возрастает земля Русская. Может быть, именно для возрождения Святой Руси и были даны Господом православному народу столь тяжкие испытания? Лишь народ, прошедший сквозь горнило земных мытарств, может твердо ответить на вызов века сего: «Наг я вышел из чрева матери моей, наг и возвращусь. Господь дал, Господь и взял; да будет имя Господне благословенно!» (Иов 1.21). Жизнь и смерть новомучеников и исповедников непреложно свидетельствуют: богатство, свобода или антропоцентризм никак не могут являться для нас, православных, высшими ценностями. И не понять этого благополучному «избранному миллиарду», народам, не имеющим такого исторического опыта. Только осознаем ли мы, каким духовным сокровищем владеем?

***

Как же передать детям и внукам то святоотеческое знание, которое получили мы из первых рук, а отцы наши выстрадали всей своей жизнью? Есть путь паломничества, посещение святынь, связанных с жизнью новомучеников и исповедников Российских.

Каждый, кто хоть раз побывал на Соловках, непременно меняется. Кажется, первоначальники обители, соловецкие угодники и новомученики ведут здесь неспешный разговор, поддерживают, успокаивают, помогают… Эти места Богом предназначены для труда и молитвы, для отдыха душевного и духовной работы. Но за красотой природы таится здесь огромное прикровенное кладбище. Более сорока святых уже вошли в Собор новомученников и исповедников Соловецких. Легко ли прикасаться к святыне, антиминсу земли Русской?

Кому как! Лукавый князь мира сего подбирается к Соловкам, стараясь исказить их иноческий, инакий, иной лик. Поистине, сталкиваются здесь закон и благодать, жажда наживы и стремление к истине, блудные забавы и духовные поиски… Поток туристов на Соловки неконтролируемо возрастает, количество их уже угрожает природе, но власть имущих это не беспокоит. Открываются валютные гостиницы с соответствующим «обслуживающим персоналом» и набором утех. Обсуждаются планы воссоздания Соловецкой тюрьмы, на нарах которой планируется размещать и кормить баландой за большие деньги извращенных любителей концлагерной истории… По новому закону, принятому недавно в Архангельске, все Соловецкие острова можно взять в аренду за 60 тысяч долларов в год. Святыню готовят к окончательной распродаже.

Вот впечатление паломников-петербуржцев, посетивших Соловки в 2003 году (под письмом — более тысячи подписей!):

«Покой, умиротворение, благость, которыми одарили нас Соловки, ни с чем не сравнимы. На этой земле, пропитанной потом и кровью наших предков, как нигде в другом месте, мы ощутили себя русскими православными людьми, частью прошлого, настоящего и будущего великой России.

Мы прибыли на Соловки по приглашению наместника монастыря архимандрита Иосифа. Встретили нас радушно и помогли всеми возможными, хотя и весьма небольшими силами. Скромность общежития для паломников, простой стол без кулинарных изысков только усиливали впечатление от этих святых мест.

Но каким вызывающим диссонансом оказалось предложение «услуг» музеем-заповедником! За вход на территорию монастыря с нас взяли плату, в пять раз большую, чем при посещении Эрмитажа! Складывается нелепая ситуация: музей, почти целиком занявший территорию обители, откровенно паразитирует на имени «Соловецкий монастырь».

Недавно построена на острове новая гостиница «Соловки-отель» на сто мест, минимальная стоимость одного места — 112 долларов. Кому же по карману будет ночь там? Паломнику из России, приехавшему поклониться святым местам? Вряд ли.

Слезы выступили на глазах, когда мы увидели на берегу моря вырубленный участок для строительства дачи архангельского губернатора. Местным жителям удалось отстоять это заповедное место от дальнейших разрушений. Теперь фешенебельная резиденция для губернатора и его гостей строится прямо на берегу Святого озера, в прямой видимости монастыря.

Но где же люди, которые по должности должны беречь национальное достояние от разграбления? Вряд ли директор Соловецкого музея будет останавливать вырубки в самых красивых местах архипелага, если назначен представителем губернатора Архангельской области на Соловках (подобной должности мы больше нигде не встречали).

Были мы на Секирной горе, где размещался в советское время штрафной изолятор. Помянули в церкви всех православных, пострадавших на этой святой земле. Обратили внимание, что реставрируется бывшая баня у подножия горы. Именно здесь в годы лихолетья расстреливали заключенных. Оказалось, музей планирует тут организацию туристического приюта. И это — на территории монастырского скита, который уже начинает возрождаться. К чему туристам развлекаться на кладбище? Приехали, посмотрели и уехали — а монахи пусть молятся и охраняют это святое место, залитое кровью…

Многое показалось нам странным на сегодняшних Соловецких островах. Особенно поразил нас рассказ местных жителей о том, как в стенах монастыря прямо в Страстную Пятницу музей устроил просмотр фильмов Чарли Чаплина. Вспоминали соловчане и порнографические фильмы, которые демонстрировались несколько лет назад на семинаре, организованном фондом Сороса: «Так они нас к мировой культуре приобщают».

Мы услышали, что план развития Соловецкого музея разрабатывался при участии фонда Сороса, который и сейчас финансирует на Соловках разнообразные программы. Каковы истинные цели сего фонда — судить не беремся. Но не повторяется ли в нашем Отечестве история освоения Америки, когда коренное население будет смотреть на благополучных переселенцев сквозь решетки резервации? Не станут ли наши дети неблагодарными Иванами, родства не помнящими, если лишаться наших святых мест? Мы вовсе не требуем закрытия музея. Один вопрос: какой музей здесь нужен? Вряд ли в интересах государства содержать на государственные деньги предприятие, ставящее главной целью одно лишь получение прибыли — даже ценой разрушения духовного мира Соловков.

Мы считаем, что имеющий пятисотлетнюю историю Соловецкий монастырь, по меньшей мере, должен обрести на Соловецких островах законное право голоса, чтобы многочисленные проекты, реализующиеся на Соловках, не оскорбляли бы православных людей и не позорили бы государственную власть, от имени которой действует музей-заповедник…

Будущее России, которое невозможно измерять деньгами и продавать как товар, пока еще не попало целиком в руки «операторов туристических потоков». Будущее России зависит и от того, как поведет себя церковный народ, от нашей с вами решимости возвысить свое слово в защиту родных святынь…

Мы просим донести нашу тревогу до всех, от кого зависит судьба Соловков — и к министру культуры Михаилу Швыдкому, и к губернатору Архангельской области Анатолию Ефремову, и к другим руководителям…»

Письмо это далеко не единственное. Год назад в решении XI Рождественских отмечалось: «Участники Чтений обращают особое внимание на недопустимость попрания православных святынь на Соловецких островах. Обители, созданной пятивековым трудом православных подвижников, хранящей память о святых новомучениках XX столетия, грозит превращение в объект интенсивной коммерческой деятельности. Нельзя кощунственно строить увеселительные заведения на святом месте. Неблагоговейное отношение к народной святыне преступно». Это решение было направлено Президенту России Владимиру Владимировичу Путину. За год положение на архипелаге только ухудшилось.

Все, что делается на Соловках сейчас, прекрасно вписывается «в рамки существующего законодательства», но я, как человек православный, ощущаю, что закон и благодать вступают на этой благословенной земле в явное противоречие. Шустрые «законники» распродают и попирают христианскую благодать, обретенную духовными подвигами пращуров и кровью отцов.

Способна ли ныне православная общественность отстоять святыню Соловецкую, а значит, и свои права от поругания? Если да, то возрождение России идет сейчас по пути Истины, обозначенному святителем Илларионом. Если нет, то придется нам набираться мужества и достойно, по примеру новомучеников и исповедников Российских, молиться и смотреть вперед, в голодную хищную пасть государственного закона, с которым православному человеку невозможно иметь дела…

И мелькают в вещем зеркале Соловков отблески языческого Рима, в котором строится новый мировой порядок и новый концлагерь для народа христианского… Отче наш! Не введи нас во искушение, но избави нас от лукавого…

В.П. Столяров, вице-президент Фонда полярных исследований

Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru