Русская линия
Общественный Комитет «За нравственное возрождение Отечества»Протоиерей Владимир Переслегин26.10.2004 

Чем Православная Церковь может вооружить народ в условиях его геноцида?
Выступление, которое должно было прозвучать 19.10.2004 на Форуме «Духовно-нравственные основы демографического развития России»

Рукотворная депопуляция — это геноцид.

Признаки этого тяжкого преступления, наказание за которое — смертная казнь или пожизненное заключение — предусмотренное статьей 357 действующего УК РФ, усматриваются рядовыми гражданами России, в том числе — священнослужителями в ряде решений и действий гражданской власти последнего времени.

Оценка совокупности этих признаков как состава преступления, возбуждение соответствующих уголовных дел и следственные действия в отношении лиц, подозреваемых в совершении геноцида — задача Прокуратуры и следственных органов.

Мы же можем говорить лишь об общеизвестных фактах.

Факт первый. Мораторий на смертную казнь в условиях массовой гибели невинных граждан от рук садистов и изощренных убийц — садизм. Садистский смысл этого моратория особенно заметен в демонстративном отказе власти от проведения референдума на эту тему, так как, заявляет президент, объясняя отказ, хорошо известно, что 85 процентов населения — за смертную казнь. (В США за убийство одного — смертельная инъекция, в Англии за развратные действия с детьми развратник получает два пожизненных срока, в РФ же осужденный педофил выходит на свободу через полгода, убийца и насильник — по «условно-досрочному освобождению» — через четыре.) Президент, не стесняясь, идет против народа в вопросе об убийстве народа. И никакие призывы общественности не помогают.

Факт второй. 16 декабря 2003 года вступил в силу новый свод законов страны, регулирующих важнейшую для нравственных устоев общества сферу уголовной ответственности граждан. Соответствующий Законопроект N 304 898 «О внесении изменений и дополнений в Уголовный кодекс РФ» был внесен Президентом России.

Новый УК разрешает изготовление, хранение и переработку наркотиков до 10 разовых доз потребления.

Одновременно Правительством принято решение о выводе российских пограничников с афгано-таджикской границы. Всем абсолютно ясно, что с уходом Московского погранотряда с реки Пяндж героин хлынет в Россию сотнями тонн, наркотизируя и убивая еще оставшуюся молодежь. И, тем не менее, власть принимает это убийственное решение, ссылаясь на волю «таджикского руководства». Если это безволие — то непростительное, если безразличие — преступное. Корреляция же данного решения с упомянутой инновацией Кодекса вызывает у непредвзятого человека впечатление криминала, название которого выше.

Еще о геноцидных законах вновь принятого Уголовного Кодекса.

Проституция в Российской Федерации разрешена. Наказывается только ее таинственная «организация» и не менее таинственное «вовлечение» в занятия ею. Но не сама торговля живыми телами дочерей Русского народа, остающаяся безнаказанной и открытой, хоть уличная в самом центре столицы, хоть через «мобильные знакомства», разрекламированные в каждом вагоне метро.

Весьма беззубая статья 241 не охватывает реальных составов «организации занятия проституцией другими лицами», даже не пытаясь отреагировать на легальную рекламу услуг разврата: «еду» и «все» в «Центр — плюс» и МК.

Забота о детях в Российской Федерации ограничена словом «заведомо». Эта норма, стоящая на страже интересов растлителей и насильников, а также — изготовителей детской порнографии, методично вписана во все статьи «президентского» УК, касающиеся детей.

Преступник в РФ имеет приоритет перед ребенком. Право растлителя и убийцы на недопущение в отношении него объективного вменения гораздо важнее в глазах Закона права ребенка на защиту его от объективного надругательства и убийства. Поэтому УК защищает не всех детей, а только тех, о которых суд сможет доказать, что преступник знал их точный возраст.

Из специальной главы 20 УК «Преступления против семьи и несовершеннолетних» изъяты два состава преступлений. Это вовлечение в занятие проституцией несовершеннолетнего и торговля несовершеннолетними (статьи 151 и 152). Эти составы в урезанном виде перенесены в общие составы преступлений, утрачивая специфические квалифицирующие признаки, характерные именно для преступлений в отношении детей. По оценкам специалистов НИИ Генпрокуратуры, подобные «рокировки» позволяют незаметно провести декриминализацию общественно опасных посягательств на несовершеннолетних и прямо противоречат международным стандартам в частности Рекомендации N1583 осенней 2002 г. сессии Парламентской Ассамблеи Совета Европы, посвященной проблеме предупреждения рецидивных преступлений против детей (Страсбург), согласно которым признано целесообразным в особенных частях уголовных кодексов специально выделять преступления, потерпевшими от которых были дети, с целью дифференциации уголовной ответственности и получения точных данных о распространенности преступлений против детей.

Это означает, что официально, де-юре, декриминализирована торговля детьми при отсутствии или недоказанности цели их экономической или сексуальной эксплуатации, либо изъятия у них органов или тканей. Фактически это означает невозможность привлечения к уголовной ответственности значительного числа преступников — субъектов данного преступления. Специалисты понимают, что наличие перечисленных выше целей у лица, сбывающего ребенка (продавца), а тем более у посредников и пособников, доказать практически невозможно.

К тому же, если упраздненная президентским проектом статья 152 УК РФ предусматривала суровые меры уголовной ответственности за все сделки в отношении несовершеннолетних, совершаемые в любых формах и в любых целях, то поглотившая ее новая норма ст. 127−1 под названием «Торговля людьми» не охватывает передачи детей под видом подарка, погашения долга, мены, в целях усыновления, в том числе связанных с поставкой детей на экспорт.

С помощью отмененной статьи 152 правоохранительные органы могли бороться с преступными группами, заключающими на территории РФ сделки по продаже за границей еще не рожденных детей, находящихся в утробах так называемых «женщин-инкубаторов». Предметом этих сделок выступают живые дети, появляющиеся на свет для того, чтобы немедленно погибнуть под ножом трансплантаторов их органов и тканей. Новая статья 127−1 вывела из-под уголовной ответственности это тяжкое преступление.

Порнография в Российской Федерации разрешена. Статья 242 нового УК карает исключительно «незаконное» распространение порно, открывая зеленый свет законному распространению развратных материалов. Не говоря о том, что в Законе отсутствует определение порнографии. Поэтому развратные фото «конкурса на лучшую женскую грудь», буквально опускающие каждого, оплачивающего услуги связи в «Евросети» — это законно, невзирая на бесстыдство.

Факт третий. «Планирование семьи», нацистская программа сокращения народонаселения, автором которой является друг Геббельса Маргарет Зангер, запущенная в России в годы реформ, действует в настоящее время непосредственно через высшую государственную власть. Главный идеолог и проводник «Планирования семьи» в России — Екатерина Лахова — возглавляет с 2003 года Государственной Думе Комитет по делам семьи и молодежи. Программа включает обязательное овладевание детьми приемами «безопасного секса» — обучение детей разврату.

Когда подобные вещи вносятся Президентом, защищаются Законодателем и проводятся в жизнь «вертикалью власти» невзирая ни на какие заключения и экспертизы, то это — политика растления нации. Растление же нации — самый быстрый и надежный способ сокращения ее численности. Напрашивается вывод, что это — политика геноцида.

Если этот вывод справедлив, то Церковь вынуждена совершать служение в среде народа, истребляемого своей собственной властью.

Так ли это?

Вот еще факты, одни лишь факты.

В РФ ежегодно пропадает без вести 30 000 подростков.

В РФ выпускаются на свободу педофилы, растлившие по 60 и больше малышей. Пример: председатель Бокситогорского районного детского фонда Ленинградской области, получавший от Тихвинского детского дома «Весна» мальчиков «на воспитание». Развратник на свободе, и зарабатывает производством порнофильмов.

В РФ лица, создавшие камеры пыток для детей, остаются без наказания. Пример: директор 44-й коррекционной школы-интерната для детей-сирот г. Новосибирска.

Церковь отвечает не только за свою сознательную паству, но также и за тот еще не просвещенный народ, в котором светит ее свет. Он, этот народ, предназначен к спасению. Но спасется или нет — во многом зависит от места Церкви в сознании этого, данного Церкви народа. Если светильник под спудом, его свет не виден, народ гибнет, даже если под спудом светло. Задача Святой Церкви — дать народу видеть свет, в светлости которого нельзя сомневаться, даже если он вызывает ненависть. Ведь это тот Свет, в Котором нет тьмы.

Помощь Церкви убиваемым — быть светом миру и солью земли. Это не значит напутствовать и отпевать все новые и новые партии обреченных на уничтожение в печах геноцида, пользуясь предоставленной администрацией «восточных территорий» временной неприкосновенностью. Это значит вывести обреченных на печи из концлагеря.

Быть светом — значит являть бескомпромиссную оценку творящемуся в свете Истины. Не быть тростью, ветром колеблемой и этим явить присутствие Бога в истории. Призвать истребляемый Божий народ покинуть безропотно занятые им места в вагонах Гейдриха, следующих в Майданек.

Идет холокост русских. Быть светом миру — иметь любовь, которая побеждает страх. Убедить трусливых не бояться слабой охраны в состоянии только те пастыри, которые сами победили страх. Приснопамятный пример подобного бесстрашия — Святитель Гермоген Московский, спасший народ в весьма сходной исторической ситуации.

Задумаемся, что значит быть солью земли? Соль защищает от гниения. В этом ее сила. Солью предохраняют доброкачественное от порчи.

Сгнившее не солят.

Исходя из образа соли, столь часто употребляемого Спасителем мира Иисусом Христом в Евангелии, вся Церковь и каждый верный, имеющий соль в себе, призваны хранить еще не сгнившее от тления. То есть защищать от истребления и пропаганды греха прежде всего — невинных детей. И уже потом всех остальных. Заканчивая наркоманами, убийцами и другими жертвами порока, теми, кто уже был испорчен. Заканчивая, а не начиная! Ибо «несть добро отъяти хлеба чадом и поврещи псом» — говорит Христос.

Разбойник помилован и вошел в Рай первым. Но услышал Господа последним из всех, к кому Он обращался на земле.

Это Божественный порядок, и христиане обязаны его соблюдать. Реабилитировать наркозависимых и не препятствовать в то же время политике наркотизации населения — быть фарисеями, пренебрегшими судом, милостью и верой, и хвалящимися исполнением закона. Новозаветные фарисеи научились хвалиться делами милости к одному падшему и пренебрегать милостью к тысячам обреченных на падение, хотя это вполне в их силах. Стрелять в правильную цель, но сознательно избегать попадания в десятку, аккуратно дырявя «молоко».

Священник Андрей Лазарев из г. Кимры — пример эффективной стрельбы. Он обличил судей, «стоящих в очереди» на дела наркодельцов. И тем нанес удар системе наркотизации тысяч подростков.

А вот пример фарисейства: журнал «Наркомат», издающийся Госкомнарконадзором. Чего стоит это воспевание героизма наркополиции при отлове партий наркотиков в таджикских помидорах, если ни слова о причинах преступления: о дуплете отвода русских войск с границы и изменения УК! Камуфляж той же наркотизации! Отвод глаз.

Чего стоит борьба со СПИДом, если нет борьбы с проституцией, с «безопасным сексом», сражения за нравственную чистоту молодежи. Это не борьба, а пропаганда СПИДа.

Чего стоит строительство приютов для десятков или даже сотен бомжей, если этим создается видимость социального равновесия, мира Церкви с теми волками, кто создал в стране условия потери крова миллионами одиноких, слабых и неприспособленных, кто озвучивал и осуществлял фашистский принцип «каждому свое» и: «балласт должен уйти»!

Чего стоит «окормление заключенных» — переписка с убийцами, исповедь растлителей, если их жертвы остались неотмщенными, а преступления — безнаказанными! Это игра в милосердие. И она приводит к отчаянию.

Никто не осуждает медиков за главный принцип медицины катастроф: спасать тех, кого еще можно спасать. Агонизирующих, к сожалению, не спасают — иначе жертв будет на порядок больше. Это в медицине. Церковь, еще раз подчеркнем, — спасает всех. Благодати хватит. Но сознательно отвернувшись от раненого большинства оказывать спецпомощь одному лишь агонизирующему меньшинству может только наемник.

Сопротивление народоубийству — это прежде всего обуздание убийц. Без этого все остальные дела помощи несчастным не более чем фарисейство. В этом — главная помощь Церкви. В этом — сегодняшние «суд и милость и вера», «большее в Законе». «Сие надлежало делать, и того не оставлять». Необходимое, но второе, возводимое на место главного, приводит, как и тогда, к предательству Христа и к оправданию Его убийства.


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru