Русская линия
Общественный Комитет «За нравственное возрождение Отечества» Роман Вершилло19.10.2004 

Услышать верный тон

Пропаганда с помощью СМИ является, конечно, вездесущей как пыль и грязь. Всесильное телевидение, да еще радио, газеты, рекламные щиты… По улице нельзя ступить, не поскользнувшись на этом. И даже категорическое решение: не смотреть и вовсе не иметь дома телевизор, — не обеспечивает успеха. Кусок рекламы вонзается вам в затылок, вылетев из проезжающего авто. Волны информации настигают вас, где бы вы ни находились.

Все мы — граждане информационного общества. Это и есть подлинно мировое государство, из которого некуда бежать и где некому кинуть в лицо опротивевший паспорт. Однако, вопреки обыденному ощущению, СМИ всесильны, не только потому что вездесущи.

Дело в том, что информация — не просто поток знаков, а своего рода камертон, издающий отдельные звуки и тоны, на которые настраивают себя громадные массы людей. Сравнительно с мировым оркестром и хором, камертон — незаметнейшая вещь, но именно она рождает все чудовищности и диссонансы.

Отсюда ясно, что бдительными должны быть и те, кто давно выкинул телевизор, а слушает только радио «Радонеж» и читает газету «Православная Москва». Ведь власть над умами обеспечивается не громом оркестра, а едва слышимым звуком камертона. Информация нас организует в нужном для пропагандистов направлении, даже если мы по видимости отстранены от действия пропаганды.

Во всеобщем хаосе слышен и другой тон, издаваемый совершенно иным камертоном. Я имею в виду Христианство. Оно также действенно не тем, что распространено повсеместно, а тем, что правильно настраивает, преображает душу и ум человека. Сегодня ложь вездесуща, но бессильна, а истина, во-первых, всесильна, и потому вездесуща.

Так быть должно. Но не обманываюсь ли я, говоря, что Христианский тон все еще слышен во всеобщем хаосе?

Сравнивая два камертона, мы обнаружим, прежде всего, явное различие в их «настроении». Весть, которую несут тотальные СМИ, это голый приказ: «встань!», «одевайся!», «спи!». Опершись на то, что у человека общее с животным, СМИ отдают свои приказы: «ползай!», «жри!» Чтобы их услышать и привести выполнение, не нужно сознательное перерождение, а всего лишь молчаливое согласие на полусознательную дегенерацию.

В результате возникает мучительный беспорядок, но человек взамен обретает чувство принадлежности к глобальному оркестру. Исполняют же похабщину в театрах и в балете, считая при этом себя элитой и «людьми искусства». Такое чувство солидарности даже более примитивно, чем это имеет место в животном мире. Это уже солидарность вещей, неодушевленных предметов.

Христианская весть совсем иная, и обращена к самому сердцу человека. Нельзя стать христианином незаметно, между делом. И вдобавок ко всему, того, кто служит небесной гармонии — учению Христа, изгоняют из глобального оркестра.

Сам Господь говорит о не принявших небесное учение: «Слыша, не слышат, и, видя, не видят». А мировой информационный Содом вывернут наизнанку: здесь именно «не слыша, слышат, и, не видя, видят». По словам поэта: «Без душ, без сердца! Толпа скелетов!»

И сила христианской проповеди другая, нежели у современного Содома. И было бы безумием измерять действенность христианской вести с помощью тех же критериев, что рекламную кампанию Procter & Gamble.

Следовательно, важен тон, а не только сфера распространения церковной проповеди. Даже приобретя свой телеканал, радиостанции и сеть всероссийских газет, Церковь все равно встанет перед тем же вопросом: быть услышанной.

Встроившись в мировой информационный «пул», она утратит и тон и голос.

Сохранив христианский тон, она будет слышна, даже если информационные возможности ее будут ограничены церковной кафедрой.


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru