Русская линия
Российская Федерация сегодня Юрий Веремеев18.10.2004 

Чечня
1920 -1943 годы

Как ни одно политическое действие нельзя рассматривать в отрыве от окружающей политической и экономической обстановки, так и нельзя его рассматривать вне исторических рамок. Чтобы понять смысл и суть действий того или иного государства, государственного, политического деятеля, чтобы иметь возможность правильно оценить происходящие события, необходимо хотя бы вкратце проследить все предшествующие события, имеющие отношение к данному историческому факту. Это во-первых. А во-вторых, нельзя оценивать события, происходившие в прошлом (пусть и не далеком), исходя из современных критериев, современной морали, современных законодательных актов. Иначе вся история всего человечества будет представать перед нами как сплошная цепь кровавых преступлений всех и вся.

А именно эти постулаты стараются оставлять за рамками своих рассказов, статей те, перед кем стоит пропагандистская задача возвеличить или, наоборот, развенчать то или иное историческое действие.

Автор, в частности, имеет в виду события февраля 1944 года на Северном Кавказе, а именно депортацию чеченцев и ряда других этнических групп. События тех дней преподносятся в полном отрыве от политической обстановки того времени, от истории межэтнического конфликта. В подобном освещении депортация чеченцев предстает как следствие злой воли либо одного человека — И. Сталина, либо как совершенно бессмысленное, ничем не оправданное преступление политических экстремистов — большевиков.

Цель подобных статей состоит в возбуждении антироссийских настроений, стремлении представить историю России периода 1917−1991 годов в отрицательном плане и доказать, что Россия была и остается «империей зла», что этому государству нет места на планете, а русских, как нацию, следует тихо и незаметно извести.

Между тем конфликт России и ряда народностей Кавказа имеет очень давнюю историю. Причины конфликта уходят своими корнями в глубокую древность, и эта многовековая вражда являлась и является обычной борьбой стран и народов за свое место под солнцем. Из таких конфликтов, войн и состоит вся история человечества. Так что события зимы 44-го года на Кавказе — лишь одна из многих страниц мировой истории.

Предыстория

История русско-чеченского противостояния восходит к концу XVII-началу XVIII века, когда Россия вела многочисленные длительные и упорные войны с Турцией, Персией, крымским ханом. Эти страны постоянно тревожили и нападали на русские земли, черпая в них новых рабов, продовольствие, другие материальные средства.

Кавказский хребет являлся естественным барьером между Россией и Турцией, Персией. Естественно, что обладание районом Кавказа давало той или иной стороне явное и значительное преимущество.

Для Персии и Турции обладание Кавказом обеспечивало возможность овладевать плодородными землями юга России, открывало кратчайший путь к ее столицам, давало возможность оказывать на Россию политическое и военное давление. Для России же владение Кавказом обеспечивало защиту южных границ, исключение опасности новой потери Азовского и Черного морей, Крыма, включение в сельхозоборот и товарооборот богатых южных земель (Новороссия), которые хотя и принадлежали России, но использоваться не могли.

Народности Кавказа в зависимости от своей этнической и религиозной принадлежности склонялись частично к России, частично к Персии и Турции. Однако экспансионистская политика Персии и Турции, сопровождавшаяся частичным или полным геноцидом кавказских народов, с одной стороны, и веротерпимость России, ее невмешательство во внутреннюю жизнь народов — с другой, все больше подталкивали кавказские государства сначала к союзу с Россией, а затем и к вхождению в состав Российской империи (Грузия, Армения, Осетия).

Эти процессы беспокоили соседей России и вынуждали их активизировать действия по овладению Кавказом, опираясь на народности, исповедовавшие ислам (дагестанцы, чеченцы, черкесы и т. д.).

С начала XVIII века и Россия активизировала свои действия по овладению Кавказом, что не могло не сказаться и на антироссийских действиях горских народов. Одним из документально зафиксированных фактов нападения на российские войска является нападение чеченцев в 1732 году на русский батальон, совершавший переход из Дагестана на Ставрополье, и его полное уничтожение.

1785−1791 годы характеризуются активными действиями отрядов чеченцев под руководством вождя одного из местных тейпов Ушурмы против русских землепашцев, осваивавших районы теперешнего Ставрополья. Вся территория опустела.

По окончании войн с Наполеоном русский царь, обеспокоенный резко усилившимся воздействием Ирана и Турции на Кавказ и размахом горского бандитизма на юге России (постоянные разбои, грабежи, массовые угоны скота, работорговля, нападения на воинские гарнизоны), в 1817 году начинает серию кавказских войн, продлившихся вплоть до 1864 года.

Наибольший размах эти войны приобретают с 1834 года, когда во главе мятежных горцев становится имам Шамиль.

Всего с 1801 по 1864 год Россия в кавказских войнах потеряла убитыми 801 офицера и 24 143 солдата, ранеными 3154 офицера и 61 971 солдата. В плен попали 91 офицер и 5915 солдат. Войсковая группировка русской армии на Кавказе в некоторые периоды достигала 200 тыс. человек.

С пленением Шамиля, уничтожением ряда мятежных имамов, а также с переходом при фельдмаршале Паскевиче к тактике «выжженной земли», когда мятежные аулы полностью разрушались, а население поголовно уничтожалось или выселялось, организованное сопротивление горцев удалось подавить.

Однако вплоть до революции и начала Гражданской войны в Чечне продолжали существовать многочисленные мелкие банды и отдельные бандиты (абреки). Относительное спокойствие царскому правительству удавалось поддерживать за счет фактического невмешательства во внутреннюю жизнь горцев, подкупа родоплеменной знати, бесплатной выдачи муки, тканей, кожи, одежды бедным горцам, назначения должностными лицами местных авторитетных старейшин, вождей тейпов и племен. Гарнизоны русской армии, казачьи станицы располагались в основном по реке Терек, отделяя тем самым Чечню от остальной России.

В период революции и Гражданской войны Чечня была предоставлена сама себе. Известно, что вследствие голода население сократилось почти на треть, остальная часть выживала за счет набегов на казачьи станицы севернее Терека, Ставропольский край, Грузию. Попытки привлечь горцев к участию в Гражданской войне на стороне красных или белых оканчивались безрезультатно. Чеченцы и дагестанцы ненавидели и тех и других.

По мере свертывания Гражданской войны новая власть пыталась утвердиться и в горах Кавказа. Однако с образованием Горской АССР в составе РСФСР начинает отчетливо проявляться борьба горской родоплеменной знати за сохранение своей власти и привилегий. Эта борьба сразу же принимает формы вооруженной борьбы под лозунгами национальной независимости, защиты ислама и автономии.

Ни с красными, ни с белыми

В сентябре 1920 года Нажмутдин Гоцинский и внук имама Шамиля Саид-Бей поднимают мятеж в горных районах Чечни и северной части Дагестана. Немногочисленные отряды Красной Армии очень быстро уничтожаются, а местное население из числа русских поголовно вырезается. К ноябрю 1920-го силы Саид-Бея уже насчитывают 2800 пеших боевиков и 600 кавалеристов при двадцати пулеметах и четырех орудиях. В это же время отмечается появление в отрядах мятежников инструкторов турок и англичан.

Советское командование на подавление мятежа направляет полк 14-й стрелковой дивизии РККА и Образцовый Революционной Дисциплины полк. Всего около 8 тыс. пехоты, 1 тыс. кавалерии при 40 пулеметах и 18 орудиях. Наступавшие сразу по нескольким направлениям части 14-й дивизии РККА сразу же были блокированы, остановлены и понесли тяжелые потери. За один бой у аула Моксох в течение часа было убито 98 бойцов, а у аула Хаджал-Махи красноармейцы потеряли 324 человека убитыми и ранеными.

Образцовый Революционной. Дисциплины полк 9 декабря выступил из Ведено и с недельными боями пробился в Ботлих. Батальон этого полка 20 декабря 1920 года у Ората-Коло был полностью уничтожен. 24 декабря чеченцы окружили главные силы полка в Ботлихе. В ходе переговоров было достигнуто соглашение, что полк беспрепятственно уйдет в Ведено, оставив в Ботлихе оружие. Но как только безоружная колонна выступила из Ботлиха, она подверглась нападению и полностью была вырезана кинжалами и шашками (более 700 человек). Мятежникам достались 645 винтовок и 9 пулеметов. Всего в течение декабря части РККА в Чечене потеряли убитыми 1372 человека.

Разгром частей Красной Армии вдохновил чеченцев. К началу 1921 года силы горцев насчитывали уже 7200 пеших боевиков, 2490 конных при 40 пулеметах и 12 орудиях. Частота набегов на районы Ставрополья, Грузии резко возросла. Мятежники жгли казачьи станицы севернее Терека, вырезая местное население, угоняя скот и вывозя хлеб.

Оценив масштаб катастрофы, угрожающей республике, советское командование создает Терско-Дагестанскую Группу войск в составе 14-й, 32-й, 33-й стрелковых дивизий, 18-й кавалерийской дивизии, отдельной московской бригады курсантов, двух бронеотрядов и разведывательного авиаотряда. Всего 20 тыс. пехоты, 3400 кавалерии при 67 орудиях, 8 бронеавтомобилях и 6 самолетах.

В начале января 1921 года части 32-й дивизии атаковали чеченцев и овладели аулом Хаджал-Махи, уничтожив около 100 боевиков и 140 взяв в плен. Потери дивизии составили 24 человека убитыми и 71 — ранеными. Однако как только части дивизии втянулись в горы, как тут же в скоротечном бою потеряли сразу около 290 человек.

Попытка 32-й дивизии возобновить 22 января наступление провалилась из-за сложнейших погодных условий. За один день было потеряно убитыми 12 человек, 10 человек замерзшими, 49 ранеными и более 150 человек обмороженными.

19 февраля в ходе преследования отходящего отряда мятежников батальон дивизии, остановившийся на ночлег в ауле Ругуджа, был вырезан местными жителями дагестанцами (около 125 человек).

Всего за январь-февраль 1921 года 32-я дивизия потеряла 1387 человек (650 убитых, 10 замерзших, 468 раненых, 259 обмороженных).

Более успешными были действия 14-й дивизии. Последовательно занимая аулы и вытесняя из них мятежников с одновременной депортацией остальных жителей, дивизия к концу марта 1921 года полностью овладела всеми крепостями и большинством больших аулов. Отряды Саид-Бея понесли тяжелые потери (в большей степени за счет дезертирства, возникшего вследствие неуспешных действий против Красной Армии). Под командованием главарей осталось не более 1000 человек при 4 пулеметах. Они ушли в труднодоступные горы.

Последние очаги сопротивления за счет применения крайне жестких мер (взятие заложников, казни старейшин, разрушение аулов, уничтожение путей сообщения) к октябрю 1921 года удалось погасить.

Всего Красная Армия в боях 1920−1921 годов потеряла убитыми около 3500 человек, ранеными — около 1500. Руководитель мятежа Саид-Бей возвратился в Турцию, значительно улучшив свое финансовое положение (позднее уехал в Англию). Нажмутдин Гоцинский в течение нескольких лет скрывался в горах, занимаясь с группой абреков похищениями скота. Он будет арестован только в сентябре 1925 года.

Даешь шариатскую республику

Неумелая политика советского правительства, основанная на оторванных от жизни идеях национального самоопределения в сочетании с реальными мероприятиями нивелирования национальных особенностей, а также неспособность новой власти обеспечить горцев средствами к существованию в сочетании с жесткими мерами по пресечению горского разбоя (грабежи, угоны скота, увод рабов) привели к недовольству населения Чечни и горных районов Дагестана.

Уже в 1923 году шейх Али-Митаев провозглашает джихад против неверных за создание независимой шариатской республики. В короткое время под свои знамена он собирает более 12 тыс. мюридов. Стремительными темпами по всей Чечне и Ингушетии идет уничтожение органов советской власти, а оставшиеся властные структуры становятся структурами Али-Митаева. Своевременная и умная политика Али-Митаева, заполнившего органы милиции и ГПУ своими людьми, привела к тому, что отделы милиции и ГПУ в Чечне явились центрами сбора мюридов, источниками оружия и боеприпасов, обученных кадров. Русские сотрудники этих органов в нужные моменты быстро уничтожались или дискредитировались, обвиняясь в связях с бандитами.

Однако мятеж осуществляется довольно скрытными методами и только к весне 1924 года проявляется открыто в виде бойкотирования выборов, сопровождавшихся погромами избирательных участков. Органы ГПУ страны силами своей дивизии проводят ряд операций по подавлению открытых выступлений чеченцев и ингушей, в ходе которых удается изъять 2900 винтовок (частично английского изготовления), 384 револьвера, большое количество боеприпасов, 22 полевых телефона, 3 коммутатора и около 15 км телефонного кабеля английского же производства.

Однако вместо умиротворения эта акция повлекла открытое вооруженное выступление, и в августе 1925 года в Чечню направляется под командованием командующего Северо-Кавказским военным округом И. Уборевича войсковая группировка общей численностью 4480 пехоты, 2017 кавалерии при 137 станковых и 102 ручных пулеметах, 14 горных и 10 легких орудий. Кроме того, к участию в операции были привлечены бронепоезд, 16 самолетов, 341 человек из состава Кавказской Краснознаменной Армии (горских национальностей) и 307 человек из состава ГПУ.

Операция по разоружению местного населения продолжалась с 22 августа по 13 сентября 1925 года. Было изъято 25 299 винтовок, 4319 револьверов, 1 пулемет, 730 556 винтовочных патронов, 10 678 револьверных патронов, радиотелеграфный аппарат, несколько телефонных аппаратов, выявлено и уничтожено около 120 км проложенных телефонных линий. Арестовано 309 оказавших вооруженное сопротивление мюридов. Из них 11 руководителей, включая Н. Гоцинского.

Из числа задержанных расстреляно по суду 105 человек, остальные отпущены под клятву на Коране.

Войсковая группировка потеряла убитыми 5 человек, ранеными 8. Из мирных жителей убито (обеими сторонами) 6 человек и ранено 30.

Успех операции и утрата большей части оружия мюридами обеспечили относительное спокойствие в Чечне, Дагестане и Ингушетии вплоть до 1929 года. Однако все это время родоплеменная знать при поддержке из Турции вела антисоветскую пропаганду, накапливала оружие, обучала боевиков в Турции и Англии. Не менее 20 чеченцев и дагестанцев прошли обучение в офицерских школах Англии и Франции.

В 1929 году, воспользовавшись грубыми ошибками советской власти, пытавшейся провести хлебозаготовки в равнинных частях Дагестана и Ингушетии, главы ряда чеченских и ингушских тейпов открыто призвали к срыву хлебозаготовок, разгромили ряд ссыпных пунктов, вывезли из них собранное зерно и выставили ультиматум центральным властям, требуя убрать из Горской АССР вооруженные отряды хлебозаготовителей, отменить продналог, заменить выборные органы советской власти старейшинами чеченских тейпов.

Приказом командующего Северо-Кавказским военным округом оперативная группа войск и подразделения ОГПУ в период 8−28 декабря 1929 года провели войсковую операцию, в ходе которой были уничтожены вооруженные банды в Гойты, Шали, Самби, Беной, Цонторой и ряде других. При этом было убито 26 мюридов, 296 арестовано. Войсковая группировка потеряла 11 убитыми, 7 умершими от ран, ранеными 29 человек.

Однако руководители вооруженного сопротивления горцев учли свои ошибки 1925 года. Красноармейцам удалось изъять лишь 25 винтовок, и то в основном у убитых. Все главари чеченских и ингушских группировок сумели скрыться и, более того, сохранить свою структуру управления и влияния на местное население.

Поэтому в марте 1930 года Северо-Кавказский краевой комитет ВКП (б) решил провести чекистско-войсковую операцию по пресечению горского политического бандитизма. Распоряжением Народного комиссариата по военным и морским делам создается войсковая добровольческая группировка в составе 4 пехотных, 3 кавалерийских, 2 партизанских отрядов из числа представителей народностей Кавказа ильно, страдавших от разбоев и грабежей, террора со стороны чеченцев и ингушей. Эти отряды были усилены двумя кадровыми стрелковыми батальонами РККА и авиазвеном (3 самолета), саперной ротой и ротой связи. Всего группировка насчитывала 3700 человек, 19 орудий и 28 пулеметов.

Хорошее знание местности и горных условий, стремление лояльных к советской власти осетин, грузин, армян и пр. избавиться от горского террора предопределили успех операции, которая длилась с 14 марта по 12 апреля. Было убито 19 бандитов, арестовано 122 активных участника бандитских налетов на мирные селения сопредельных республик, включая 9 старших руководителей мятежа. Было изъято 1500 единиц огнестрельного оружия (из них 127 английских винтовок Ли-Энфильд с оптическими прицелами изготовления 1926−1928 гг.), 280 единиц холодного оружия. Рядовых членов банд после клятвы на Коране и разоружения отпускали по домам. Войсковая группировка потеряла убитыми 14 человек и ранеными — 29.

Однако негибкая, грубая политика советского правительства по коллективизации сельского хозяйства Чечни, Ингушетии, что в силу местных условий крайне затруднительно, если вообще возможно, привела к крайнему озлоблению населения. В начале 1932 года вспыхнуло масштабное восстание, в котором приняли участие не только чеченцы, ингуши и дагестанцы горных районов, но и значительная часть русского населения надтеречных казачьих станиц.

Вся маскировка была отброшена. В аулах громили кооперативы, аулсоветы, уничтожали советские деньги. Бандформирования численностью по 500−800 человек атаковали и осадили большинство военных гарнизонов. Бои отличались небывалой ожесточенностью, религиозным фанатизмом, участием в атаках безоружных женщин и детей. Следует отметить высокую организованность и управляемость мятежом.

Однако органы НКВД и войсковые части оказались в полной готовности к отражению вооруженных выступлений. Несмотря на огромные потери, повстанцам не удалось разгромить ни один гарнизон, а сотрудники райотделов НКВД своевременно с семьями успевали укрыться в гарнизонах. Войска оперативно в период 15−20 марта 1932 года сумели разделить и изолировать бандитские группировки, блокировать в труднодоступных горных районах, которые из мест надежного укрытия превратились в ловушки для мюридов, и последовательно уничтожить их. Мятежники потеряли убитыми 333 человека, 150 ранеными. Красная Армия и органы НКВД потеряли 27 убитыми и 30 ранеными.

Последовавшие затем аресты руководителей мятежа, участников прошлых вооруженных выступлений, суровые судебные приговоры, депортация целых аулов за пределы Северного Кавказа, усталость населения от многолетней войны, разочарование горцев в возможности вооруженным путем устранить советскую власть привели к резкому снижению активности вооруженного противостояния.

Однако весьма активные и кровавые, хотя и локальные (в пределах одного-трех районов) мятежи продолжались вплоть до 1936 года, а в горных районах — до 1938 года. Отдельные банды численностью до 100 человек продолжали тревожить Чечню до самого начала Великой Отечественной войны.

Всего с 1920 по 1941 год только на территории Чечни и Ингушетии произошло 12 крупных вооруженных восстаний (с участием от 500 до 5 тыс. боевиков) и более 50 менее значительных. Воинские части РККА и НКВД с 1920 по 1939 год потеряли убитыми 3564 и ранеными 1589 человек.

Со своим уставом в чужой мир

К началу Великой Отечественной войны отношения центра и местного населения в Чечено-Ингушской АССР были серьезно осложнены рядом неразрешенных противоречий, прежде всего идеологического характера.

Партийное руководство СССР в полном соответствии с теорией и практикой социалистического строительства проводило у вайнахов (чеченцев и ингушей) коллективизацию на селе, искореняло систему шариатского судопроизводства, создавая взамен ее сеть советских судов; вместо существовавших на средства мусульманского духовенства школ при мечетях, которые могли посещать только мальчики, создавали советские школы с совместным обучением мальчиков и девочек, стремясь ликвидировать всеобщую неграмотность.

Параллельно создавались организации пионеров, комсомольские ячейки, а пополнение рядов ВКП (б) за счет вайнахского населения приветствовалось особо.

В то же время основная масса вайнахского населения, стоявшего на родоплеменном уровне общественного развития, ориентировалась на традиционные социально-экономические ценности и приоритеты в сочетании с мусульманской религией, в общем-то довольно чуждой вайнахам, но усиленно пропагандируемой местной родоплеменной знатью, опирающейся на исламские круги Турции, Персии и финансируемой определенными кругами Англии.

Очевидно, что социалистическое строительство шло опережающими темпами по сравнению с темпами идеологической работы, в результате чего был допущен ряд тактических ошибок.

Так, в соответствии с установками ЦК ВКП (б) на активизацию антирелигиозной борьбы, но без учета местной обстановки, было резко сокращено количество мечетей. Местное самоуправление «кубовых» (квартальных) советов старейшин в чеченских аулах было ликвидировано в пользу сельсоветов.

Особенно крупные ошибки были допущены по линии народного образования. Так, вайнахская письменность с традиционной арабской «вязи» была переведена директивным порядком сначала на латинский шрифт, а в 1938 году на советский шрифт. Однако такая поспешная и во многом неоправданная деятельность Наркомата образования вызывала в ряде местностей протесты.

Попытки подавить антисоветские выступления части вайнахского населения, оказавшегося под влиянием тейповой верхушки, органами НКВД проводились не в полной мере, вяло и положительного результата не принесли.

В то же время сохранившая в большинстве аулов свою значимость для местного населения родоплеменная знать, чувствуя, что ее власти приходит конец, резко активизировала методы вооруженной борьбы против советской власти. Одновременно серьезное значение приобрел саботаж советских преобразований со стороны немалой части партийных и советских работников из числа лиц вайнахских национальностей.

Об этом свидетельствуют доклады местных органов НКВД в Москву.

В частности, в одном из таких докладов, от 2 ноября 1941 года, подчеркивается, что фактически к началу Великой Отечественной войны колхозный строй в Чечено-Ингушетии так и не был установлен. Причиной подобного положения явилось то, что шейхи мюридских братств через своих мюридов и других священнослужителей проникли на все участки колхозного строительства и фактически торпедировали его. Все члены подобных «колхозов» были связаны между собой круговой порукой и клятвой на Коране, учетная документация в таких хозяйствах являлась бутафорией. Таким образом, местный типичный колхоз вместо опоры советской власти превратился в ее противоположность.

Следует отметить, что таким же образом тейповые и религиозные связи использовались для проникновения на все другие участки советской и партийной работы.

И все же главным способом антисоветской борьбы значительной части вайнахов стала вооруженная подпольная борьба. Чеченцы умело и активно использовали удобства горного рельефа местности республики, где вооруженное сопротивление традиционно трудно ликвидировать силами регулярных воинских частей.

При этом руководители антисоветского вайнахского подполья отлично сознавали наличие языковой проблемы у местных руководителей русской национальности. К овладению местными наречиями основная масса партийных и госслужащих не стремилась.

Напротив, чеченцы и ингуши в сугубо прагматических целях старались обучить своих детей русскому языку. В результате при вооруженной подпольной борьбе знание русского языка серьезно помогало антисоветски настроенным местным жителям, а непонимание русскими государственными служащими и партийными руководителями вайнахской речи осложняло проведение линии партии и правительства в жизнь.

Особое значение имела лояльность масс вайнахов к абреческому (бандитскому) движению.

Вооружение бандитов вполне отвечало потребностям их борьбы. Большинство использовавшегося ими оружия было приобретено в годы Гражданской войны на Северном Кавказе; значительная часть поставлялась из Турции, Персии на средства Англии. Поэтому по вооружению бандиты не уступали частям Красной Армии, а в некоторых случаях даже превосходили ее. Так, при разгроме одной из банд среди трофеев были обнаружены три 3-дюймовые горные пушки системы Виккерс производства Англии 1920 года.

Ситуация была усугублена существенными ошибками армейского командования, не сумевшего правильно распределить по территории Чечено-Ингушетии воинские гарнизоны. Красная Армия в этих местностях не смогла опираться на местное, хорошо знающее местность и обстановку население.

В результате тактика частей Красной Армии по подавлению бандпроявлений сводилась к тому, что при необходимости из Ведено и Шатоя выдвигались отряды различной силы для ликвидации той или иной банды в близлежащие местности в случае попыток захвата бандгруппами какого-либо аула.

Действия таких летучих отрядов РККА, подкрепленные артиллерийским огнем, заставляли бандитов отходить далеко в горы, но ситуация коренным образом не менялась, так как армейские группы после очередного похода возвращались в крепости, а бандиты затем вновь активизировались.

Органы же госбезопасности стремились действовать более изобретательно. В целях сокращения социальной базы вооруженного подполья и отрыва от враждебной деятельности как можно большего числа людей в этот период активно использовалось освобождение от уголовной ответственности участников бандитского движения (так называемая легализация) при условии их явки с повинной. Причем в интересах закрепления позитивных тенденций в этой работе от уголовной ответственности освобождались не только рядовые участники, но и главари, а также лица, совершившие серьезные преступления.

Это было вызвано специфическими условиями Чечено-Ингушетии, когда главари нередко являлись религиозными и родовыми авторитетами.

Когда началась война

Несмотря на все вышеуказанные действия властных структур, на территории ЧИ АССР только с 1 января по 22 июня 1941 года было зарегистрировано 31 бандповстанческое проявление, а уже с 22 июня по 3 сентября 1941 года, то есть за два с небольшим месяца, — уже 40 аналогичных фактов.

С началом войны действия врагов советской власти заметно активизировались, причем они носили не только вооруженный характер. С нападением фашистской Германии на Советский Союз многие враждебно настроенные лица связывали планы создания самостоятельного государства. Часть национальных руководящих кадров республики в сложившихся условиях встала на путь прямого предательства.

Мощной подпольной организацией, разоблаченной органами госбезопасности в период Великой Отечественной войны, была Национал-социалистическая партия кавказских братьев (НСПКБ). Возглавлял националистические силы, на основе которых и была создана данная структура, Хасан Исраилов, член ВКП (б), окончивший Коммунистический университет трудящихся Востока (КУТВ) в Москве, до перехода на нелегальное положение работавший адвокатом в Шатойском районе.

Зарождение НСПКБ относится к середине 1941 года, когда Исраилов перешел на нелегальное положение и начал сколачивать повстанческие элементы для вооруженной борьбы с советской властью. Он разработал программу и устав организации, положив в их основу цель — свержение советской власти и установление фашистского режима на Кавказе. Как было установлено, из Германии через Турцию и из Поволжья с территории Немецкой автономной республики в ЧИ АССР германским абвером было заброшено в период с марта по июнь 1941 года около 10 агентов-инструкторов, с помощью которых НСПКБ готовила крупное вооруженное выступление осенью 1941 года.

Однако постоянно наносимые НКВД оперативные удары, отсутствие должной дисциплины, единого плана действий и четкой связи между повстанческими ячейками не позволили им организоваться, и все попытки вылились в разрозненные выступления отдельных групп.

После разгрома этих выступлений осенью 1941 года Исраилов продолжал проводить активную работу по расширению деятельности организации, вербуя в ее ряды дезертиров, участников мелких действующих банд, бандитов-одиночек и другие враждебные социализму элементы. В отдельные моменты число активных участников организации доходило до 1000 человек.

НСПКБ была построена по принципу вооруженных отрядов, действия которых распространялись на определенный район или несколько населенных пунктов. Основным звеном организации были «аулкомы», или «тройки», проводившие антигосударственную и повстанческую работу на местах.

К ноябрю 1941 года относится возникновение Чечено-Горской национал-социалистической подпольной организации (ЧГНСПО), что связано с предательством и переходом на нелегальное положение Шерипова, члена ВКП (б), работавшего председателем Леспромсовета ЧИ АССР, состоявшего в агентурном аппарате органов госбезопасности.

На нелегальное положение он перешел летом 1941 года, объяснив своим приверженцам эти действия так: «…мой брат Асламбек в 1917 году предвидел свержение царя, поэтому стал бороться на стороне большевиков, я тоже знаю, что советской власти пришел конец, поэтому хочу идти навстречу Германии». Шерипов написал программу, отражавшую идеологию, цели и задачи руководимой им организации.

Перейдя на нелегальное положение, Шерипов объединил вокруг себя бандглаварей, дезертиров, бежавших уголовников, скрывавшихся на территории Шатойского, Чеберлоевкого и части Итум-Калинского районов, а также установил связи с авторитетными религиозными деятелями и тейповыми лидерами, склоняя с их помощью население на вооруженное выступление против государственной власти.

Основная база Шерипова находилась в Шатойском районе, где у него были большие родственные связи. В наиболее благоприятный период численность ЧГНСПО достигала 1500 человек.

Очень эффективной оказалась деятельность враждебных сил, в том числе ЧГНСПО и НСПКБ, направленная на срыв мобилизации.

Во время первой мобилизации чеченцев и ингушей в РККА в 1941 году планировалось сформировать из их состава кавалерийскую дивизию, однако при ее комплектовании удалось призвать лишь 50 процентов (4247 человек) от имевшегося призывного контингента. Остальные уклонились от призыва.

С 17 по 25 марта 1942 года проводилась вторая мобилизация. В ходе ее проведения призыву подлежало 14 577 человек. Призвать же удалось только 4395 человек. Общая численность дезертиров и уклонившихся от призыва составила к этому времени уже 13 500 человек.

В связи с этим в апреле 1942 года приказом НКО СССР призыв чеченцев и ингушей в армию был отменен (призыв на военную службу представителей этих национальностей в довоенное время был начат только в 1939 году).

В 1943 году по ходатайству партийных и общественных организаций ЧИ АССР Наркомат обороны разрешил призвать в действующую армию 3000 добровольцев из числа партийно-советского и комсомольского актива. Однако и из числа добровольцев значительная часть дезертировала. Число дезертиров из этого призыва вскоре достигло 1870 человек.

Например, депутат Верховного Совета ЧИ АССР по Надтеречному району Дадаев Дада сбежал с пути следования и склонил к дезертирству еще 22 человека.

Большинство дезертиров и уклонившихся от призыва пополнили действовавшие банды. Усиление действий бандгрупп привело к активизации действий органов НКГБ и НКВД, войск Красной Армии на территории Чечено-Ингушетии. Были усилены гарнизоны, находившиеся в республике; сотрудники НКВД и НКГБ стали активнее привлекать авторитетных религиозных деятелей (шейхов), лояльных к советской власти, к процессу легализации сепаратистов и уничтожения непримиримых главарей банд.

Так, Х. Исраилов был уничтожен (правда, только 14 декабря 1944 г.) бывшими подчиненными. Еще раньше, 7 ноября 1942 года, агентами НКВД был ликвидирован Шерипов, который являлся дальним родственником этого бандитского главаря.

Возрастала и интенсивность чекистско-войсковых операций против бандитов. Если за предвоенные годы в Чечне было убито и арестовано 1535 бандитов и изъято более 14 000 единиц огнестрельного оружия, то с 22 июня 1941 года по 23 февраля 1944 года (начало депортации вайнахов в Казахстан) было убито 3078 участников бандформирований, арестовано 1715 человек, изъято более 18 000 единиц огнестрельного оружия.

Переселение вайнахов в малозаселенные районы Казахской ССР не решило целиком проблему, но принесло и неожиданные результаты.

Во-первых, наличие пахотных земель и обширных пастбищ позволило спецпереселенцам наладить собственное сельскохозяйственное производство и обеспечивать себя продовольствием, что было практически невозможно сделать на территории ЧИ АССР из-за крайне малых площадей, пригодных для сельскохозяйственного производства.

Во-вторых, появилась возможность ту часть продовольствия, которая ранее отправлялась для обеспечения населения ЧИ АССР, использовать для нужд армии и населения освобожденной от оккупации страны.

В-третьих, полностью была подорвана база антисоветской деятельности и существования бандформирований.

Проблема взаимоотношений горцев и России хоть и жесткими методами, но была решена, дав Кавказу мир и спокойствие на долгие годы, а горцам возможность стать по-настоящему полноправными гражданами страны, возможность жить, трудиться, растить детей, не попадая в заложники чьих-то националистических, сепаратистских идей, а то и просто своекорыстных интересов.

Юрий Веремеев, военный историк

N 18 2004 г.


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru