Русская линия
Московский комсомолец Михаил Мень18.10.2004 

История с религией
Михаил Мень: «Терроризм использует религиозный фанатизм для подготовки кадров»

Накануне учебного года представитель Московского патриархата высказал недоумение по поводу преподавания в столичных школах истории мировых религий вместо основ православной культуры. О позиции мэрии, а также о том, как после серии сентябрьских терактов будут строиться в столице межнациональные и межконфессиональные отношения, «МК» рассказывает заместитель мэра Москвы Михаил Мень, ответственный в правительстве города за связи с религиозными организациями и национальную политику.

— На одном из заседаний правительства Москвы рассматривался вопрос о подготовке педагогических кадров для городской системы образования. Юрий Лужков однозначно высказался за то, что в школах Москвы должен быть введен курс истории религий. Преподавание должно осуществляться по факультативному принципу. На эту позицию мэра опираемся в своей работе и я, и руководитель Департамента образования Любовь Кезина. В этом году началась апробация курса в нескольких московских школах. В перспективе такой предмет должен быть введен в школьную программу.
Православие неофициально является основной и самой большой конфессией в России. Мы должны учиться уважать людей и мнения, которые кажутся нам не похожими на нас или непривычными. Мы должны быть более терпимыми, или, как теперь говорят, толерантными. А это во многом зависит от уровня образования подрастающего поколения.

— Мэр и правительство Москвы немало сделали для Русской православной церкви. Один только храм Христа Спасителя чего стоит. И вы немало внимания уделяете православным храмам и монастырям. Работая в Московской области, помогли вывести музей из Троице-Сергиевой лавры и были отмечены патриаршей наградой…

— Так уж сложилось, что моя работа всегда соприкасалась с деятельностью, прежде всего хозяйственной, религиозных организаций. И, не скрою, помощь Русской православной церкви всегда считал не столько профессиональной обязанностью, сколько гражданским и нравственным долгом. Мы работаем со всеми конфессиями. Правительство города с благодарностью относится к той работе, которую проводят религиозные организации в сфере благотворительности. Основной вклад мы ощущаем со стороны православной церкви. Кстати, этот подход неизбежен и при составлении программ по истории религий. История православия, которое являлось краеугольным камнем российской истории и культуры, обязана занять главное место в таком курсе. И мне кажутся беспочвенными опасения, что хорошее знание, например, истории буддизма может помешать любви, уважению и знанию собственной истории.

— Тем не менее, несмотря на доброжелательное отношение столичных властей к Русской православной церкви, некоторые ее представители критикуют государственную концепцию религиозного образования в школах. С чем, на ваш взгляд, это связано?

— Каждый из нас имеет право на свое мнение, и к этому надо относиться с уважением. История знает две формы существования многонационального государства: империя и федерация. Империя построена на принципе доминирования так называемой титульной нации и ее культуры над национальными меньшинствами. Таким государством была Российская империя. Многие сегодня относятся к дореволюционной России как к эталону межнациональных и межрелигиозных отношений. И в этом есть доля истины. Национальные окраины жили во многом по своим законам, традициям и вере. Но в имперской России представителей неправославных национальных меньшинств не допускали к службе в регулярной армии. Полиция окраин России формировалась не из местного населения. Процесс принятия государственных решений, в том числе затрагивающих интересы нацменьшинств, осуществлялся без участия представителей этих народов. Представьте, что сегодня в Дагестане, Бурятии или Татарстане представителям коренной национальности будет запрещено служить в милиции, а в парламенте страны не будет депутатов от национальных республик?
Напротив, федеративный принцип — это принцип равенства всех народов, живущих на территории страны. Он гарантирует всем право на сохранение традиций народной жизни, веры, культуры. И федеративное государство обязано строить свою религиозную, культурную, образовательную политику, строго соблюдая этот принцип. Поэтому в государственной школе должны быть предметы, в равной степени приемлемые для представителей всех народов и религиозных направлений. Но при этом федеративное государство должно максимально обеспечить возможности развития национальных, культурных и духовных традиций. Поэтому в негосударственном, общественном секторе государство, наоборот, должно поощрять создание учебных заведений, которые будут центрами сохранения и развития национальных и религиозных традиций. В Москве действует около 20 православных гимназий, школы изучения еврейской культуры и другие негосударственные учебные заведения, изучающие национальные культуры и традиции народов России.
Такой баланс государственной политики и общественной инициативы особенно важен сегодня, когда вся страна переживает последствия трагедии в Беслане. Если внимательно прочитать заявления и выступления Президента России, сделанные после теракта в Беслане, то главное условие победы над терроризмом, одной из основных целей которого является разжигание национальной и религиозной ненависти, — единство страны. В Москве мы обязаны поддержать усилия президента по сохранению целостности государства. Столица служит примером для других регионов страны.

— Диакон Андрей Кураев, заявил, что терроризм имеет мусульманские корни. Вы с ним согласны?

— Признаюсь, после прочтения его статьи остался тяжелый осадок. Не время сейчас противопоставлять мусульман христианам, а Россию — западному миру. Хотя согласен с ним — мусульманские религиозные деятели должны чаще публично заявлять свою позицию.
Терроризм не имеет мусульманских корней, так же как католических (баски) или протестантских (Северная Ирландия). Он использует религиозный фанатизм для подготовки кадров. Масштаб терроризма, ассоциирующегося с радикальным исламом, несопоставим с масштабом, скажем, ИРА или ЭТА. Но во всех случаях терроризм остается всего лишь инструментом для достижения политических целей. Организаторы этого теракта не могут считаться верующими, к какой бы конфессии они себя ни относили. Методы, которыми руководствуются террористы, очень опасны, поскольку провоцируют религиозные и межэтнические войны. А они являются самыми жестокими и кровавыми.

— Еще в 1990 году ваш отец, покойный протоиерей Александр Мень, организовал публичную дискуссию с муллой, которая вызвала огромный интерес. Стоит ли к подобному диалогу прибегнуть сегодня?

— Мне кажется, что цель той дискуссии не столько стремление сопоставить отношение той или иной религии к основополагающим проблемам, сколько стремление удовлетворить вспыхнувший в то время интерес людей к религиозному знанию.
Межнациональный, межрелигиозный, межкультурный диалог становится основным условием существования земной цивилизации в целом. И та поистине всенародная солидарность и поддержка жителей Беслана — тоже элемент такого диалога. Времена публичных диспутов прошли. Каждый должен найти свой язык. Для священника это язык проповеди или богословского спора. Для меня — те возможности, которые я имею как должностное лицо органа власти.
Правительство Москвы обеспокоено нарастанием антимусульманских настроений. И наша задача — противопоставить им серьезную работу в сфере национальной политики. Мы планируем провести в Московском доме национальностей ряд «круглых столов», конференций, бесед, нацеленных на межнациональный и межконфессиональный диалог. Москва — город многих традиционных религиозных конфессий. Для них Россия такой же родной дом, как и для нас, православных, и если мы хотим сохранить Россию для наших детей, то мы не имеем права демонстрировать свое превосходство перед ними только «по праву первородства». Это моя твердая позиция не только как управленца, но и в первую очередь как практикующего православного христианина.

— Несмотря на столь толерантную позицию, вы в свое время достаточно резко выступали против строительства мечети в подмосковном Сергиевом Посаде…

— Я и сейчас придерживаюсь того же мнения. Сергиев Посад — город, где расположена Троице-Сергиева лавра — древняя православная святыня. Это, по образному выражению священника Павла Флоренского, «сердце России» — место, дорогое каждому православному христианину. И строительство там мечети изначально было некорректной идеей, которая могла привести к росту межнациональной и межконфессиональной напряженности.

— Мы заговорили о Сергиевом Посаде, вашей родине. Как вы относитесь к непростой политической ситуации в этом городе? Предстоит переизбрать главу района и депутата областной Думы? Некоторые политические силы, спекулируя на вашей популярности, пытаются использовать ваше имя в предвыборной борьбе…

— Я уже заявлял и еще раз хочу заявить, что никакого участия в общественно-политической жизни Сергиево-Посадского района я сегодня не принимаю. А местным властям хочу посоветовать решать назревшие политические вопросы собственными силами, не перекладывая ответственности на тех, кто давно уже не имеет отношения к общественно-политическим проблемам региона.

Беседовал Сергей Бычков.


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru