Русская линия
Росбалт Александр Коган12.10.2004 

Не убий. Не укради. Не будь политкорректен…

Убить некоторое количество людей так, чтобы это увидело или об этом узнало максимальное количество других людей — такова формула современного террора. Она же делает СМИ, в силу самой их природы, невольными соучастниками и одновременно заложниками террористов. Что поделать, таков уж первородный грех масс-медиа…
Просвещенным миром, в качестве гигиенического средства для уменьшения неприятных последствий этого греха, была избрана так называемая политкорректность: она чиста, бела и с крылышками. Давайте посмотрим, как это средство работает — на примере страшных событий в Беслане.

Известный американский журналист и аналитик Даниэль Пайпс, назначенный Джорджем Бушем в совет директоров Американского Института Мира, будучи шокированным двойными стандартами прессы в отражении бесланской трагедии, сделал подборку «синонимов», с помощью которых различные «объективные» западные СМИ обходили это столь неполиткорректное слово — «террористы».

«BBC»: Attackers — «атаковавшие» (статья под говорящим названием — «Штурм школы привел к новым трупам»), а также Radicals — «радикалы"…
CNN блистал нейтральностью: „30 hostage-takers“ („30 людей, взявших заложников“).
The New York Times: „heavily armed captors“ („тяжело вооруженные захватчики“) или просто и мило — Fighters („бойцы“).
"Франс-Пресс»: «Commandos"… Да-да, коммандос…
The New York Post: Guerrillas — «партизаны» (редакционная статья «Бесланская дикость»).
NPR — Национальное радио: Gunmen — «стрелки» или «вооруженные люди».
The Associated Press: Militants — типа «вооруженных» или даже «милиционеров».
The Daily Telegraph: Separatists — «сепаратисты».
Le Monde и Le Figaro использовали общий термин: «люди, захватившие школу».
Reuters использовало параллельно два привычных словосочетания «Chechen separatists» («чеченские сепаратисты» — с «плохой» коннотацией) и «Chechen rebels» («чеченские повстанцы» — с «хорошей»).

И это НЕ избирательная амнезия, выбившая из памяти авторов материалов и редакторов «нехорошее» слово на букву «т». По словам того же директора Всемирной службы BBC Найджела Чепмена, «Устав не позволяет!».
Да-да, именно Устав! Свод правил для продюсеров BBC, отмечает Чепмен, это «одна из самых всеобъемлющих книг по журналистской этике. В ней записано, что «непредвзятость лежит в основе всей деятельности BBC. Все программы и службы BBC должны быть открытыми для мнений, справедливыми и демонстрирующими уважение к истине"…

Кстати, в Уставе этом никакого запрета на использование слова «террорист» в отношении захватчиков школы в Беслане или любой другой группы людей — не существует. Однако журналисты корпорации стараются… обходиться без этого слова.
«Это одно из требований нашего журналистского устава, справочника по этике и стандартам нашего вещания, — подчеркивает Чепмен. — Мы придерживаемся устава всегда и в любых программах. Причина этого в том, что это слово сейчас очень широко используется. Возьмите, к примеру, Ближний Восток, где для многих израильтян ХАМАС — это террористическая организация, в то время как для палестинцев это группировка, использующая крайнюю степень насилия для законных политических целей. В Правилах для продюсеров BBC (статья 18/2) говорится о тонкостях использования слова «террорист». В правилах не запрещается использование этого слова, но содержится совет использовать его с большой осторожностью».

Вторит своему коллеге и один из ведущих редакторов новостей на Reuters Стивен Джукс: «Террорист для одних — человек, для других — борец за свободу…». Кстати, впервые он сказал эту фразу после терактов 11 сентября 2001 года, запретив использовать в отношении захвативших гражданские самолеты и убивших несколько тысяч человек этот термин на букву «т». Ну что ж, вполне политкорректно и…объективно?
Но только, ей богу, не ладно что-то с этой политкорректностью. Её белые, ангельской чистоты, крылья почему-то плохо хранят свежесть белья. Особенно в — критические дни.

Ну кто, например, заставлял журналистов агентства Reuters самовольно переписать политическую программу палестинского ХАМАСа — ответвления старейшей и известнейшей исламистской группировки «Ассоциация Мусульманские Братья»? По мнению многих авторов Reuters, «ХАМАС возглавляет палестинское восстание против Израиля, борясь за государство в секторе Газы и на Западном берегу Иордана» (цитата из описания «причин» одного из взрывов смертниц в израильском автобусе).

Но на самом деле, как ни странно, ХАМАС абсолютно не стремится к созданию независимого палестинского государства. Открыто декларированная цель организации — уничтожение государства Израиль и продолжение «джихада» для создания «Халифата» — «от Кордовы до Синцзяна», как заявлял ныне покойный лидер этой группировки Абд эль-Азиз Рантиси.
Судя по современной карте мира, река Иордан не протекает по лежащему между пока еще существующей Испанией и Китаем Уралу… Но признай Reuters этот факт — и ХАМАС не будет выглядеть «освободительным движением».

Может, на журналистов власти давят? По судам затаскать грозят? Увы, у той же вашингтонской администрации нет и малейшей возможности повлиять, например, на «Устав» CNN. Весьма «объективно» освещавшей ситуацию в Ираке. Как признал недавно один из руководителей телеканала Ясон Джордан, долгое время в CNN опасались использовать термин «террорист» и даже упоминать факты весьма кровавых деяний «Багдадского Мясника» и финансирования его режимом различных экстремистских группировок за рубежом.

Во времена правления Саддама они боялись, что он просто вышвырнет представительство CNN из Багдада. После падения Хусейна они уже опасаются испортить отношения с любыми потенциальными багдадскими лидерами.
Причем, ситуация такова, что если шиитов Мухтады Ас-Садра, несмотря на иранскую поддержку, технически еще можно считать «повстанцами», то зарубежные «моджахеды», ответственные за большинство взрывов в Ираке, в которых сотнями гибнет мирное население, скорее подпадают под неполиткорректное «т"-определение. Вот и приходится всех подряд звать «ребелами», «милитантами» и «инсургентами"…

Тут уж впору прийти к крамольной мысли, что дабы заставить этих ребят говорить правду, только правду и ничего кроме правды, имеет смысл использовать методики тех, кого они боятся, а значит и уважают?
Может быть, необходим мониторинг крупных информагентств, представительства которых будут закрываться или, как минимум, бойкотироваться правительственными указами после того, как их журналисты позволят себе домыслить, почему смертница взрывает автобус с детьми? Вместо того, чтобы, согласно определению, информировать людей о случившемся…

Совсем недавно разгорелся скандал между представителями того же Reuters и канадского издательства «Кан-Вест». Агентство потребовало… не заменять термин «палестинские борцы за свободу» в заметках, взятых у Reuters, на слово «террористы».
Так, газеты издательства опубликовали рейтеровскую заметку о «Батальонах мучеников Аль-Аксы» — организации, вовлеченной в восстание против израильской оккупации, длящееся 4 года», в следующей редакции: «Батальоны мучеников Аль-Аксы» — террористическая группировка, вот уже 4 года участвующая в кампании насилия против Израиля». (Группировка эта, ответственная за множество терактов с применением смертников, давно внесена в «чёрные списки» США и Евросоюза).

В ответ руководство агентства пригрозило полностью запретить «Кан-Вест» пользоваться материалами Reuters. Выпускающий директор агентства Дэвид Шлезингер пояснил в интервью CBS, что «если некоторые лица на Ближнем Востоке узнают, что мы называем их террористами, это может привести к ужасным последствиям». Шлезингер пояснил, что боевики могут отомстить репортерам и… перестанут контактировать с агентством!
А как тут быть объективным, как сохранять «editorial integrity», если террористы не будут иметь возможность самолично объяснять, что именно побудило их взорвать автобус или захватить школу?

По мнению директора издательской группы «Кан-Вест» Скотта Андерсона, такая позиция свидетельствует о «нарушении элементарных основ журналистской этики». Давно уже наблюдавший за рейтеровской «политкорректностью» Андерсон отметил: «Терроризм — это технический термин, характеризующий конкретные действия: попытку достижения политических целей, совершая акты насилия против гражданского населения. Те, кто взрывают себя в автобусах — террористы. Те, кто захватывают детей в заложники и расстреливают их в спину — террористы. Всякий, кто надевает на себя пояс с взрывчаткой, чтобы взорвать других людей — по определению террорист. Игры с терминами, предпринимаемые Reuters, являются намеренной дезинформацией и дискредитируют агентство как источник информации».

Так замыкается круг. Пытаясь в изначально лукавой ситуации, за деньги или по глупости, заменить правду «правдоимитатором», журналисты и руководители СМИ вдвойне, уже по доброй воле, становятся сообщниками тех, кого они «политкорректно» отказываются называть террористами. Даря им самое важное — легитимацию. Именно то, что позволяет террористам добиться политических результатов.
Пахнущие дезодорантом, поблёскивающие очками, умные, цивилизованные, политкорректные белые люди сами делают то, что немытая и дикая террористическая урка изначально и хотела…

4 октября 2004 г.

Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru