Русская линия
Вера-ЭскомПротоиерей Геннадий Беловолов11.10.2004 

Детская Голгофа

После событий в Беслане было много откликов, обращений к народу, проповедей православных иереев, в которых осмысливалось произошедшее с духовной точки зрения. Жителям северной столицы запомнилось выступление на «Православном радио Санкт-Петербурга» иерея Геннадия Беловолова, настоятеля Леушинского подворья. С ним встретилась наш собственный корреспондент, чтобы побеседовать на эту тему. Оказалось, тема Кавказа батюшке близка, поскольку род его происходит с Кавказа, отец священника часто бывал в Осетии, в том числе и в Беслане. Тем большим несчастьем была трагическая весть оттуда…

«Из уст младенцев воздам Тебе хвалу…»

Когда ищешь аналогии того, что произошло в Беслане, в истории, то на память приходят, конечно же, наши Царственные мученики, Царские дети, но еще в большей степени — мученики-младенцы, в Вифлееме от Ирода избиенные. Это сравнение позволяет понять именно духовный смысл произошедшего в наши дни страшного злодеяния. Дети погибли от рук людей, прикрывавшихся именем Аллаха. Так же, как и Ирод, и фарисеи, и книжники пролили кровь во имя Божие.

Мученики-младенцы Вифлеемские отдали жизнь свою за Христа, так же и мученики бесланские умерли за Христа. Среди детей, плененных в бесланской школе, был 13-летний Саша Погребов. Террорист увидел у него крестик на шее. Один из бандитов ткнул мальчика стволом в грудь, вминая крестик в худое тело, потом потребовал: «Молись, неверный!» И услышал молитву — из груди мальчика раздались слова дивного гимна: «Христос Воскресе!» Сказать эти слова в глаза бандиту, который может тут же спустить курок, изливая злобу свою, — это, конечно, исповедничество. Это то, о чем Господь сказал: «Из уст младенец и ссыщих воздам Тебе хвалу». И, как известно, Саша первый выпрыгнул в окно, а за ним и другие ребята. Как будто сила Господа их освободила от страха, они, как голуби, выпорхнули из клетки. Хотя, конечно, жертвы огромны, но, тем не менее, это и победа — победа воскресения Христова.

То, что рассказал Саша Погребов, свидетельствует о вмешательстве силы Божией. Ведь никто не знал тогда, что делать: штурмовать школу или сдаться этим бандитам, непонятны были их требования. И вдруг — пронзительный возглас: «Христос Воскресе!» на детской Голгофе, который стал свидетельством православия. И кто же победил? Ваххабиты, мусульмане, которые опозорили свой народ, или же этот отрок? Конечно, в этом году, празднуя 100-летие со дня рождения Царевича Алексея, мы говорили о том, что в России есть какая-то особая детская святость, идущая от Артемия Веркольского до убиенного Цесаревича. Но, когда мы говорили об этом, мы не думали, что она продолжится.

В наши дни совершилась детская Голгофа на Кавказе. И как Господь Своей Голгофой спас человечество, так, верим, этой детской Голгофой таинственно, неисповедимыми путями промысла Божия спасается Россия. Можно сказать, что мы получили новых мучеников, которые вполне могут быть прославлены — невинные существа, убиенные от агарян.

Когда я приехал домой, к нам на Леушинское подворье пришла Татьяна Баскакова с рабой Божией Галиной, мы стали делиться своими переживаниями по поводу произошедшего и вдруг поняли, что их нужно выразить в песне. И она родилась в нашем диалоге, мы ее записали. Это было явление песни. И Татьяна Баскакова тут же ее запела, на другой день она звучала под гитару. А потом я вспомнил, что на Кавказе, когда хотят увековечить подвиг какого-то героя, то самой высокой наградой ему обычно являются не памятники, кубки, хвалебные речи, а — песня. Прославить героя в Осетии — это сочинить о нем песню. И самое страшное наказание — сочинить песню, обличающую труса, лжеца, бандита. В нашей песне мы соединили и то, и другое — это песня, в которой передается боль матерей, боль Кавказа. Песня так и называется — «Детская Голгофа». В то время, когда мы записывали нашу песню-гимн, песню-плач, Господь нам послал особый знак: к нам на Леушино пришел гость из Иерусалима и принес нам драгоценный дар — частицы мощей Вифлеемских младенцев-мучеников и частицу Животворящего Креста Господня.

Мы хотим одну частицу мощей оставить на Леушино, а вторую вместе с «Детской Голгофой» послать в Осетию, в Беслан. А из Осетии в эти дни мы получили тоже бесценный дар — копию Моздокской иконы Божией Матери. Передали нам ее монахи Бесланского Свято-Успенского монастыря. Перед этой иконой мы молились в 9-й день памяти бесланских страдальцев, будем и впредь читать перед ней акафисты.

Икона Моздокской Божией Матери

Осетия — верная часть Святой России и святого Кавказа. Ее верность православию была засвидетельствована явлением иконы Моздокской Божией Матери. Эта икона была принесена в Осетию в XII веке грузинской царицей Тамарой. Хотя мы ее и называем грузинской царицей, тем не менее, она была осетинкой, родилась в Осетии. И оттуда попала в Грузию. Царица Тамара на свою родину благословила написать икону Иверской Божией Матери — хранительницы Афона, в напоминание о том, что Кавказ — это первый земной удел Царицы Небесной.

Икона была принесена в Куртатинское ущелье, еще в языческие времена почитавшееся священным у аланов, и помещена в часовне, которая чудом сохранилась до наших дней. Этой часовне уже 800 лет. Здесь следует напомнить, что аланы приняли православие раньше, чем Русь. И теперь на территории России именно в Осетии сохранились самые древние храмы — храмы IX—X вв.еков. Здесь хранится как бы осколок Византии, вошедший в состав России. Моздокская икона прославилась на весь Кавказ. В XVIII веке она была перенесена в Моздок — в то время осваивалась равнинная часть Осетии. Божия Матерь Сама выбрала этот город — когда икону везли на арбе, запряженной быками, именно в Моздоке они остановились и не хотели сдвигаться с места. Нечто подобное чуду Владимирской Божией Матери. Икону навсегда оставили в Моздоке, в честь нее был воздвигнут дивный Успенский храм. Празднование иконы совершается в преполовение Пасхи.

Святыни Беслана

Куртатинское ущелье, где первоначально находилась икона, получившая позднее именование Моздокской, находится неподалеку от Беслана. Сам Беслан — городок в 30 км от Владикавказа — место особого почитания Моздокской Божией Матери. Каждый год из Моздока во Владикавказ совершался крестный ход с почитаемой на Кавказе иконой, и обязательно делалась остановка в Беслане. В память этого был построен храм, а в недавнее время был основан монастырь. В 2000 году именно в Беслане был учрежден первый православный монастырь на Кавказе — Свято-Успенский Аланский мужской монастырь. Отсюда совершаются крестные ходы к древнейшей часовне, где первоначально хранилась Моздокская икона Божией Матери. Моздокская Богоматерь всегда хранила Кавказ. Она защитила православную Осетию от войск Шамиля в XIX веке. В Бесланском монастыре есть чтимая икона Успения Божией Матери, написанная на камне. Она вся украшена пожертвованиями: кольцами, цепочками, сережками. Эта икона одна из наиболее чтимых икон на Кавказе, и город Беслан благодаря этому знают многие.

Сам город был основан в 1847 году и назван так по имени своего основателя. Беслан — очень распространенное имя в Осетии. Название Беслана войдет в трагическую историю человечества: здесь в начале XXI века произошло столкновение Креста и полумесяца. Бандиты напали на город, в котором стоит первый на Кавказе монастырь, сразу же после престольного праздника — Успения Божией Матери. Случайно ли это?

Алания — земля православная

Трагедия, названная самым страшным террористическим актом за всю историю человечества, требует духовного осмысления. Нам необходимо ответить на вопросы: почему ее попустил Господь? почему это произошло именно в Осетии? что мы должны увидеть, чему научиться из произошедшего?

Прежде расскажу об Осетии. Для меня лично эта земля особенно близка. Я родом с Кавказа, бывал в Осетии, в Беслане.

Осетия — это древняя Алания. Сами осетины называют себя аланами, или иронами, а Осетия — название грузинского происхождения. Осетины — древний кавказский народ, который еще в VIII—IX вв.еках принял православие. Аланская епархия входила в состав Византийского Патриархата, причем по списку византийских епархий она шла сразу же после Русской. Осетины остались вплоть до нашего времени единственным горским народом, сохранившим православную веру среди мусульманского окружения. Этот народ стал исповедником православия на Кавказе, народом-крестоносцем, народом-страдальцем. Его судьба, его историческая роль во многом схожа с судьбой сербского народа. Как сербы являются свидетелями православия посреди Европы, в самом центре католического мира, так осетины свидетельствуют о православии на Кавказе. Благодаря этому народу Кавказ оставался и остается уделом Божией Матери. Мы помним, что первым уделом Божией Матери была Иверия, ныне Иверия — это часть Грузии, а тогда это был весь Кавказ. Может быть, этим можно объяснить столь трагические судьбы Кавказа, столь мощную мусульманскую экспансию. Это борьба против Матери Божией, против Ее покрова. Сохранение православия осетинами — это подвиг целого народа.

Осетины — удивительно благородный народ, преданный России. Еще в XVIII веке они обратились к императрице Елизавете Петровне принять Осетию в состав России. Россия защищала Осетию от набегов турков, татар. Нынешний год юбилейный — исполняется 230 лет со времени вхождения Осетии в состав России. Ни один осетин не ставил вопроса о правомочности исторического выбора своего народа, никогда Осетия не ставила вопроса о выходе из состава России. В отличие, к сожалению, от многих других народов, даже православных. Осетия всегда была форпостом России на Кавказе. И нам бы следовало 230-летнюю годовщину громче отметить и прижать этот народ к груди поближе. Немного есть народов, которые сохранили братскую любовь к России — были верны ей и в старину, и в XX веке, и в Великую Отечественную войну. Осетия не пропустила немцев, стала камнем преткновения их экспансии на Кавказе, когда некоторые народы переметнулись на службу фашистам — те же чеченцы, балхарцы, карачаи, за что потом они понесли наказание: были высланы со своих земель.

Каждый за все перед всеми виноват

Эта трагедия нас всех заставила содрогнуться. Она исторгла из сердца, из уст Президента России удивительно глубокие слова. Может быть, впервые за эту перестроечную смуту мы услышали призыв к спасению нации, услышали, что идет война на уничтожение России.

В нашей песне «Детская Голгофа» мы говорим: «Простите нас». Действительно, хочется повторять эти слова невинным отрокам, отроковицам, младенцам, которых на земле уже нет. Они, безусловно, умерли за нас.

Мы же виноваты в том, что не помолились за них как следует, не сознавали в те дни, когда они были в пленении, всего масштаба трагедии — всей высоты их Голгофы. Не было объявлено о всенародной молитве, о посте. Ведь они постились три дня. И мы должны с покаянием сказать, что мы не были с ними вместе. Эта трагедия нас обличила. Она нас застала как Страшный Суд — врасплох. Можно сказать, что наша вина в том, что мы их не вымолили. Но меня пронзило и не покидает чувство, что мы приобрели святых мучеников. Нужно требовать, чтобы были опубликованы их имена. Они для нас драгоценны, каждое имя. Мы не можем сейчас установить имена Вифлеемских мучеников, но мы можем оставить в памяти народной имена бесланских мучеников. Молиться им и о них.

Записала Л. Самарина

N 474, cентябрь 2004 г.


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru